Ольга Силаева №1

Сказка

Сказка
Работа №685

«… Егда же Кур воспоёт,

Тогда все кури, воспоют

В един час

По всей вселенной…»

Русская сказка.

В эту зиму в Крыму выпал снег. Это случилось на исходе февраля, когда обычно ещё держатся холода пропитанные влажной сыростью. Но в этот раз всё случилось иначе. Было тепло настолько, что люди расстегнули свои пальто и куртки и брели, брели по своим делам замедлив шаги. А дети норовили вываляться в снегу и бегали друг за другом бросаясь снежками.

На ветвях деревьев охапки снега не удержавшись соскальзывали вниз и лишь в лапы немногочисленных сосен будто вцепились снежные наносы. Они своим основательным видом давали понять, что улеглись надолго.

Утром выбеленная земля казалось напялила на себя белое покрывало будто стыдясь, что проспала нагишом всю зиму. А природа, разглядев в это смутное время на лицах людей беспокойство, будто не стерпела и выплеснула на возлюбленную землю всё доброе, что имела в своих небесных закромах. Она предвосхитила решение людей Крыма вернуться домой!

Лица людей изменились и являли странную в наше время тихую радостную улыбку. Не было видно озабоченности, беспокойства и торопливости в движениях.

Молоденькая удивительно красивая женщина сидела на парковой лавочке и улыбалась. Волосы ее белые, как снег покойно висели длинными прядями. А вокруг нее резвилась дети. Они прыгали и веселились. Маленькая девочка подошла к ней положила ручонки на ее колени и, хлопая ими весело закричала:

- Ты фея! Ты фея! Ты фея!

Женщина взяла девочку на руки, прижала к себе и почувствовала маленькое нежное тельце, внутри которого едва слышно радостно тикало сердечко.

- Дети, хотите, я вам расскажу старую сказку о доброй фее? - Сказала она.

- Хотим! Хотим! Хотим! - Захлопала в ладоши ребятня.

- Тогда слушайте! - И женщина начала рассказ:

“... Этаистория началась вокурат под Рождество Христово на белой от снега поляне королевского парка.

Смеркалось.

Пит - сын короля, Пет купеческий отпрыск, да Пот младшенький кузнеца резвились в снегу весело и шумно. И нельзя было их облепленных снегом различить.

Баловники!

Старая нянечка, что доглядала за ребенками, уселась на скамеечку аллейную, поерзала на ней, устраиваясь поудобней, да и всхрапнула чуток, самую малость. Оттого и прозевала, не приметила, как рядом опустилась голуба звездочка, блокитна значи-ца.

От раззява!

И вот, навалявшись, дружки - “не разлей вода” повскакали, постояли этак, отряхаясь, проверещали от возбуждения, да и затихли. Отдышаться то надо. А, отдышавшись, завели разговор:

- Когда я стану большим, мне подарят быструю машину, чтобы увидеть весь белый свет! - Сказал принц хвастливо.

- А когда я вырасту, мне подарят красивую яхту, чтобы поплыть в Индию, где много бананов! - Не отстал от него толстый Пет.

Пот не сказал ничего. Но друзья, потому и друзья, что всегда интересуются делами друг друга.

- Пот! Почему ты не расскажешь, что подарят тебе? - спросил Пит.

- Да, Пот! Неужели ты не разузнал ничего о своем подарке? - поддержал принца Пет.

Но в эту самую минутку и объявилась добрая фея вокурат там, где упала звездочка. И хотя у нее были другие важные дела, разговор мальчишек затронул ее доброе сердце, и она решила чуть - чуть вмешаться.

- Тиль! Ля! Ля! - сказала она волшебные слова и взмахнула голубым платочком.

Сразу же все изменилось...

Нет! Нет! Не пужайтесь! Все осталось, как и было, на своих местах и бела поляна, и парк здешних королей, и наступающие сумерки. Только не было уже старой нянечки, и мальчишки превратились в парубков, вьюношей, стало быть. Но они этого не заметили. Пит и Пет, ждали ответа Пота, и глядели на него во все глаза...

Поту не хотелось говорить о своем подарке. Он знал, что принадлежит ему с раннего детства. На этой штукенции не умчишься в дальние страны. Но за то, под свой звонкий и веселый голос, она творит самые расчудесные вещи.

- А вы отгадайте, какой подарок у меня? - сказал Пот, улыбнувшись широко, весело, и добавил. - Без него не будет ни королевства, ни купцов, ни кузнецов.

- Такого не может быть! - возмутился, Пит - Королевство будет всегда, и в нем будут, и купцы, и кузнецы!

- Таких подарков не бывает. - Поддержал принца, Пет. - Без купцов никто ничего не купит и не продаст.

- А вот и нет, - сказал уверенно Пот - Мой подарок - это мой кузнечный молот. Если он не сделает подковы, не чем будет подковать коня. Не подкованный конь, не будет пахать землю, а не вспашешь, не будет урожая. Тогда нечего будет, есть и люд повымрет. Не будет люда, не будет, и королевства, и купцов, и кузнецов!..

- Ты все выдумал! - Закричал, Пит и надул свои толстые губы.

- Ты, бессовестно соврал, потому что завидуешь нам! - подхватил, Пет, поправляя ремень на круглом брюшке.

- Время покажет! - Уже грустно ответил друзьям Пот. Он понял, что сегодня закончилось их веселое детство.

*

Три друга отправились каждый по своей дороге. Пит сел рядом с красавицей - блондинкой в шикарную машину, и она понеслась далеко – далеко, в «Дальние страны». Пет со стройной черноволосой девицей взошел на красивую яхту и она, распустив белые паруса, как большая бабочка понеслась к горизонту.

Пот долго стоял и смотрел им вслед. А голубоглазая Маша, качнув русой косой, повязала ему на шею красную косынку и нежно погладила его крутые загорелые плечи. Когда друзья скрылись вдали, он повернулся и вошел в свою низкую кузницу, взял молот и хотел отковать первую подкову. Но, вдруг, вокруг все озарилось голубым светом, и появилась прекрасная фея в сияющей одежде.

- Пот! Я добрая фея! - Сказала она. - Твои слова пришлись мне по душе и, чтобы ты мог тоже похвастать перед друзьями, я сделаю тебе чудесный подарок!

- Нет! Мне не нужен такой подарок! Это для хвастунов! - ответил Пот

- Хорошо! Пусть будет так! Тогда я сделаю тебя самым красивым, чтобы все любили тебя и восхищались.

- Нет! Я не кукла, чтобы на меня любовались. А красивая внешность и наряды? Вздор! Маша меня любит таким, какой я есть! Так Маша?

- Мне дорог и люб мой Пот! - ответила девушка. Пот отвернулся от феи и взялся за молот. Но та быстро схватила его за руку.

- Погоди Пот! Не торопись! Я подумаю, как поступить! Ведь я должна одарить тебя за добрые мысли! - Фея помолчала минуту и сказала - Я знаю, от чего ты не откажешься!

- Ой, ли!? - Ответил Пот.

- Я подарю тебе “Рабочее счастье”!

- Что это - “Рабочее счастье»? - удивился Пот.

- О! - Воскликнула фея. - Это - когда все, что ты сделаешь, будет прекрасно, прочно и полезно! Это - когда твой труд всегда будет нужен! Это - когда тебя не коснется гордыня, и ты ни в чем не сможешь отказать людям! Это - когда ты живешь только своим трудом и не бахвалишься этим перед другими!

На этот раз Пот промолчал. Ему понравился такой подарок. И Маша нежно дотронулась до его руки и пожала чуть - чуть в знак согласия. Тогда фея подошла к наковальне, взмахнула платочком перед кузнечным молотом и произнесла волшебные слова:

- Тиль! Ля! Ля! - Это на языке добрых фей означает “Да будет так!” - И тут же исчезла. Ведь она торопилась. У нее были другие важные дела.

С тех пор прошло время.

Пот сделал два серпа и пошел к соседу. Тот дал ему хлеба, а другой сосед - молока. И была у Пота с Машей еда. Люди смотрели на Пота и делали так же. Пахарь пахал, потому что у него был плуг, который сделал Пот. Швея шила, потому, что у нее была игла Пота. Пекарь пек вкусные булочки потому, что у него был противень, сделанный Потом. И никто ни в чем не нуждался, и никто никого не обижал. Так и повелось по всей Земле.

А вокурат в это самое время далече, надо думать, за Канарскими местами, а може и в самих Гонолулах, стало быть, у принцевской машины рессора дзенкнула, сломалась напрочь и на один бок окривела бедолага железная...

Да и купец поимел урон. Штурвальное колесо возьми да соскочи со ступицы яхтенной и покатись прямехонько в океян. Там и булькнуло насовсем.

Никто им не помог, потому, как не было у них ничего полезного взамен, кроме золотых побрякушек. От тоски и безделья они заболели, и врач не стал их лечить.

- Никчемные вы! Ни к какой работе не приставленные! - буркнул он и ушел.

- Пойдем к Поту. - Сказал Пит.

- Да! Пойдем! Поди, он не откажет старым приятелям! - согласился Пет.

Они топали долго. Богатая одежда истрепалась в клочья! За проход через чужи владения таможенные рэкетиры берут. Судачат:

- Подорожные, поднялись больно, как тесто на дрожжах, вот и берем с проходящих все подчистую, стало быть! - А у того, кто гуторит зенки, как у щуки на сковороде оловянные, да и навытаращьку.

И девок ихих изъяли. Обох, как разной масти. Не положено, мол, девиц пешим порядком по голому месту за собой таскать. Да и самамим сгодится. А девицы - красавицы и рады упорхнуть, потому, как ни еды, ни питья давно уж во рту не имели.

А когда дотопали, Пот не признал их, так они изодрались.

- Пот, неужели ты не узнаешь нас, своих старых дружбанов? Неужто и ты откажешь нам в помощи? - сказал Пит.

- Да, Пот! Узнавай нас пошибче, да выручай от лиха! - Подхватил Пет.

Пот едва признал принца и купца в худых грязных оборванцах, но сурово сдвинул брови и сказал:

- Если хотите, чтобы помог, становитесь к горну да наковальне, и я покажу, что нужно делать.

А жисть ужо побила, поколотила вдосталь и не пристало им отлынивать, да юлить, делать, стало быть, нечего. Они и послушались Пота, не глухи, поди, еще, и подступили каждый к тому месту, куды затребовал сотоварищ. Без привычки жилы гудять, извиваются, больно тяжко, до смерти! Но, когда они увидели, как из простых кусков железа появились рессора и штурвал, тут уж так обрадовались, и шибко удивились! Ан нет! Не застопорили, не бросили стучать да махать, а продолжали выделывать разные другие штуки, потому, как узнали радость труда.

И не стало ни короля, ни купца, а было три кузнеца, которые работали так дружно и споро, что измазались все да не в белом снегу, как бывало, а в саже да копоти и нипочем было не узнать, кто из них кто. А когда глянули друг на дружку, так весело и зашлись от хохота, аж кузнечная постройка вся затряслась, заколыхалась. Так Пит и Пет, узнали “Рабочее счастье”. А Пот только посмеивался, да радовался дружбанам своим.

*

А из потаенного места все видела и слышала фея. А как история та скинчилась, она улыбнулась чуть - чуть, одними губками, но зубки то блеснули!..

Коль увидишь, запылаш весь будто от жару!

Мало кто успел узреть - то, но те, которы приметили, судачат:

- Будто улыбку ту Леонардо для Джоконды своей приспособил, перенял, стало быть.

От хитрован! Плагиат натуральный учинил!

Дело было сделано. И все же, в самой глыби душевной у феи, как мала рыбка в банке металась, поблескивала ясноглазая мысль:

- А нуждалась ли эта история в ее участии? А не сам ли люд кузнец своего счастья?

И хотя феи относятся к особому, очень древнему сорту разумных существ, ее маленько задела за живое эта мысль. Покоробила. Будто пиранья куснула нежно!

- Не! Други мои! Я еще сгожусь! - Тут она хотела приглушить ту мысль, что ее куснула. Но эта штука, грят, быстрее блискавки, молнии — значит-ца. Если уж по правде, она не рыбка в банке. Ее не выплеснешь и не опорожнишь, коль уж засела.

- Ну что ж! Это люди думают, что история закончилась! Ан нет! Все еще впереди! - Сказала он себе и на этот раз улыбнулась так весело, что не удержалась и захохотала серебряно, задорно и заразительно.

Вокурат в то само время, будто, Новый Год услыхал ейный смех, схватил Потовску кувалду, заговоренную, да саданул со всей мочи по колоколам агромадных часов, что на высоченной башне и загудело, заголосило на все лады, будто звон пасхальный!

А кукушки да кукушата, что в других часовых владениях, как учуяли звон энтот, так и не сробели! Повыскочили! Закуковали! Засвистели! Запищали! Всяк по-своему! У разных по-разному!..”

Сказка закончилась, а дети молчали. Может, кто-то из них не все понял, так как надо. Но разве могут дети долго молчать? И, вдруг, девочка, что сидела на руках феи громко сказала:

- А я знаю кто самый главный в этой сказке!

- Кто же? - Спросила фея, поправляя белоснежные локоны.

- Кузнец Пот! Он самый сильный и умный!

- Да! Да! Кузнец Пот! Кузнец Пот! - Радостно заверещали и запрыгали дети.

Никто из них не знал, что волшебница всегда страстно мечтала стать доброй феей и приносить детям радость и счастье. И только маленькая девочка своим чистым сердечком смогла услышать ее сокровенное желание.

И фея поняла, что у нее все еще впереди стоит только сильно захотеть!!!

-1
461
12:22 (отредактировано)
+3
Это — когда тебя не коснется гордыня, и ты ни в чем не сможешь отказать людям!

Автор, вы понимаете, что никогда не мочь отказать людям — это ужасно? Это вообще-то рабство. То есть, к нему могут прийти и сказать: «делай бесплатно», — и он не сможет отказать. К нему могут прийти, потребовать дом, деньги, убить семью, вообще что угодно — и он не сможет отказать. Вы понимаете, что этот подарок феи больше похож на проклятие?

Никто из них не знал, что волшебница всегда страстно мечтала стать доброй феей и приносить детям радость и счастье. И только маленькая девочка своим чистым сердечком смогла услышать ее сокровенное желание.
И фея поняла, что у нее все еще впереди стоит только сильно захотеть!!!

Во-первых, я не увидела, что «маленькая девочка своим чистым сердечком смогла услышать ее сокровенное желание», вот вообще не увидела этого в истории. Как она это увидела? Где это проявилось?
Во-вторых, мы не понимаем, что именно и как будет делать фея. Возникает ощущение, что последние два абзаца добавлены исключительно чтобы «вписаться в формат».
Склейка Крыма и истории про Пета, Пота и Пита выглядит… странно.
Сама по себе сказка про Пета, Пота и Пита может считаться неплохой сказкой для детей, с моралью. Правда, написана эта сказка довольно тяжёлым для восприятия по крайней мере русскими детьми языком, возможно, конечно, крымским детям это бы зашло больше. Но как эта троица ППП сочетается с Крымом — я лично не понимаю. Оно плохо склеивается.
То есть, смотрите, в мире ППП деньги настолько обесценились, что стали не нужны короли и купцы, вообще, ага. А потом? А потом прошло время — и у нас наш мир и Крым. Как это сочетается? Как этот переход произошёл? Или это не наш мир? Тогда зачем указание на Крым, который чётко цепляет историю к нашему миру и стране?
В итоге история распадается на две, и возникает вопрос: а не сочинила ли фея эту историю для детей? А дальше логика простая: если сочинила — то чем она докажет, что фея? И всё, у нас уже нет фантастики, фантдоп пропадает.

А как история та скинчилась, она улыбнулась чуть — чуть, одними губками, но зубки то блеснули!..

Будто улыбку ту Леонардо для Джоконды своей приспособил, перенял, стало быть.

«Зубки блеснули» и улыбка Джоконды — это две совершенно разные улыбки.

Сказка про Пита, Пета и Пота кажется несколько странной с точки зрения логики. Ладно, я ещё понимаю, жить без королей на натуральном хозяйстве — это напоминает утопию и откат в первобытное общество, но допустим. Тут есть мораль о пользе труда, который нужен людям. Но претензия к купцам в таком мире выглядит бредово. Всё-таки, всегда найдутся вещи, которые умеют делать в одном месте и не умеют в другом. Работа купцов в таком ключе не только нужная, но и полезная.
Мало того, торговля не всегда шла за золото (если вы глянете в историю), ведь валюта везде была разной. Например, когда на восток привезли первых кошек, их меняли на шёлк. Потому «денег не стало — купцы стали не нужны» — это вообще-то бред с точки зрения логики.

P.s. Минус потому, что для меня эта история или очень кривая с точки зрения логики (если мир ППП потом превратился в наш мир), или же не фантастика.
22:20
Вот соглашусь)
А насчет этого:
Правда, написана эта сказка довольно тяжёлым для восприятия по крайней мере русскими детьми языком, возможно, конечно, крымским детям это бы зашло больше.


Я крымский ребенок дочь офицера все не так однозначно студент, и мне такой язык непонятен х) Без стилизации текст бы только выиграл, серьезно.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1