Валентина Савенко №1

Тоннель на 8 Лоуэр-Теддингтон-роуд

Тоннель на 8 Лоуэр-Теддингтон-роуд
Работа №698

Пролог

Над городом, сплошным черным ковром, нависли свинцово-серые тучи, через которые не мог пробиться и малейший луч солнечного света. Где-то вдалеке сверкала молния и гремел гром, словно предупреждая, что скоро начнется ливень. Несмотря на плохую погоду, взрослые были заняты своими делами, будто бы бесцельно шатаясь по улицам с угрюмыми лицами. Но Джею до них сегодня не было дела. Нетерпеливо озираясь по сторонам, он в предвкушении ждал того момента, когда уже придет его друг.

Вчера, 22 сентября, в тоннеле на 8 Лоуэр-Теддингтон-роуд, в районе Темзы, Джей с Лиззи как обычно пришли навестить толстяка Мосси. Этот старик многое успел повидать, и поэтому всегда имел в запасе пару-тройку забавных историй на потеху молодым людям. Несмотря на то, что он жил на улице, он всегда старался выглядеть опрятно, хотя вся его одежда уже давно потеряла былой вид. Некогда белые широкие штаны теперь стали грязно-серыми, со множеством черных пятен, а старенький поношенный тулуп, уже давно выцвел и потерял тот ярко-зеленый цвет, который так любил Мосси. Казалось бы, любая передряга ему нипочем, любой путь — это новое приключение, но ребята замечали, как годы берут свое: в глазах, где некогда струились жизнь и желание узнавать новое, то и дело проскакивали нотки боли и отчаянья. И хоть он не выдавал этого и всегда встречал Джея и Лиззи с улыбкой на лице, ребята понимали, что все те небылицы, рассказанные бездомным, всего лишь сказки, а Мосси — всего лишь обезумевший старик, который доживает остатки своей жизни на улицах этого грязного промокшего города.

Несмотря на всю нелепость и, казалось бы, абсурд ситуации, где двое молодых людей двенадцати лет от роду, дружили с бездомным, ребята любили приходить к нему и каждый раз с упоением слушали истории об огромных городах с дворцами из золота, о жизни в пустыне, о джиннах и ифритах, о магии, что наполняла каждый уголок пустынного царства где-то далеко на востоке.

Днем, 22 сентября, Мосси как обычно рассказывал ребятам об одном из своих похождений, задорно улыбаясь и размахивая руками. Как вдруг старик встрепенулся и лицо его стало серьезным, как у банкиров, которых не так давно видел Джей, разъезжая с отцом по его делам в центральной части города, и выдавил с толикой грусти из себя:

– Этот хренов джинн, чтоб ему провалится, бросил меня тогда и бросает меня до сих пор! Тридцать лет я ждал, что он все-таки вылезет из этой долбаной лампы, тридцать лет! Мы с ним через столько прошли, столько видели. Мы видели, как пал Вавилон, как горели Помпеи, как строили пирамиды, а он… Эх!

– Мосси, а как звали этого, ну как его, джинна? И что он делал? Как вы с ним познакомились? – Спросил Джей.

Однако Мосси будто бы не замечал ребят и со слезами на глазах продолжал:

– Представляешь, я же его подобрал, когда был совсем ребенком. Да, как сейчас помню: мне двенадцать лет, я молодой, озорной и все двери передо мной открыты. Представляете, я тогда забрался в гробницу одного из богачей, что некогда жили в нашем городе, и случайно зацепил какую-то ловушку. Ох и шуму тогда было! Пыль, грохот вокруг, все рушится, гробницу засыпало, а я что. Я целехонький выбрался, еще и золотую лампу прихватил, чтоб осла купить. Ну, отцу в помощь. А вчера значит достал я эту лампу, позвал его в очередной раз, а он в очередной раз не ответил, – произнес Мосси с грустью в голосе, – а потом какой-то урод толкнул меня, еще и грязным бомжом обозвал. Нет, я ему конечно ответил, кинув в него кусок грязи, но в порыве гнева я обронил ее, обронил лампу. А найти так и не смог, завалилась что-ли куда или взял кто? – Мосси закрыл глаза шапкой и отвернулся от ребят.

Джей и Лиззи попытались заговорить со стариком, но тот лишь отмахнулся и принялся перебирать свои вещи.

Всю дорогу домой ребята бурно обсуждали необходимость во что бы то ни стало разыскать пропавшую золотую лампу Мосси. В итоге ребята договорились встретится ровно в полдень, 23 сентября, на их обычном месте, чтобы сначала отправится с расспросами к Мосси, а потом уже прямиком за расследованием дела о пропавшей лампе.

Лизи все не было и Джей начал нервничать. Снова начался дождь, заставляя людей все больше суетиться в попытках хоть как-то укрыться.

– Они прям как муравьи: стоит только полить водички, и начинают бегать. Эх, и почему они такие унылые? Вот мы с Лиззи никогда не станем такими! – Произнес вслух Джей.

– Эй, ну мы же договорились! – Сзади послышался голос Лиззи.

– И давно ты здесь стоишь? Я тебя вообще-то жду, а если лампу… – Лиззи вдруг пнула Джея. – Думай, что говоришь! А если кто услышит? Не забывай, что на кону будущее Мосси! Ты видел, как он расстроен из-за этой лампы?

– Ай, будущее-юдущее! Пинаться то зачем? Да и все равно, я считаю, что лучше продать ее, а выручку поделить пополам. Мосси сам виноват, нечего было лампу терять!

Лиззи еще раз пнула Джея.

– Ай, в этот раз то за что?

– Бесишь! – Лиззи бросила взгляд на Джея. – Пошли уже, нам еще кучу дел переделать надо.

Дорога до Мосси выдалась не приятной. Дождь все не прекращался, кто-то из прохожих прятался под навесами, кто-то пытался укрыться от дождя всем, что попадалось под руку – газетами, сумками, одеждой. Однако для Джея и Лиззи это не было помехой. Неожиданно проезжающий мимо дилижанс обрызгал ребят, мирно идущих по тротуару. Джей уже было хотел выругаться, но Лиззи его остановила, дернув за рукав, благодаря чему удалось избежать возможных проблем. К моменту, когда ребята подходили к тоннелю, они оба были грязные и насквозь мокрые. Завидев друзей, Мосси сразу же подозвал их к костру и предложил чаю. Он всегда предлагал чай. На удивление, у него была посуда, старая, железная, но всегда чистая. Да и угощения он умудрялся доставать без особых проблем. Как только все поудобнее разместились вокруг костра, Мосси начал разговор:

– Ну что, ребят, я вчера немного расчувствовался, как бы размяк, но вы не обращайте внимания на старого дурака. Тем более, что такой всплеск эмоций пошел мне на пользу, – Мосси с довольной ухмылкой отхлебнул из своей кружки. – Ну вы угощайтесь, угощайтесь. Старуха Джей из булочной делает лучшие пирожные в этой части города, а как она целуется. Ох, ребята, – Мосси закрыл глаза, – ну в общем рано вам об этом. Я, будучи омраченным своей недавной потерей, вспоминал передряги, через которые мы с джином прошли, и в уголках своей памяти наткнулся на интересный предмет. Скажите, вы когда-нибудь слышали о посохе великого царя Соломона?

– Эм, неа, да и не за этим мы пришли. Ты лучше расскажи про лампу, где ты ее потерял? – Произнес Джей.

– Да-да, лампа. Так вот, посох великого царя Соломона. Ох, вот это история! Усаживайтесь поудобнее, сейчас я вам все расскажу.

– Но, а как же лампа? – Попыталась возразить Лиззи.

Мосси посмотрел на Лиззи и, почесывая бороду, произнес:

– Лампу я обронил рядом с Кингстонским железнодорожным мостом. Если хотите найти ее, смотрите там, но особо не надейтесь, я там уже все обыскал. Лучше скажите мне, вам интересно послушать про царя Соломона? – Ребята утвердительно кивнули и принялись активно поедать пирожные.

Гробница Царя

Это было очень давно, казалось бы, в прошлой жизни, – начал свой рассказ старик. – Да, я отчетливо помню тот день. Я проснулся от урчания живота. Сладкий запах жареного мяса разносился по округе. Одновременно пытаясь встать и разлепить глаза, я намеревался пойти на столь манящий и сладкий зов. К тому времени, очень сильно похожий на меня паренек, на меня молодого, а не такого, как сейчас, вовсю крутился у костра, то и дело переворачивая на вертеле птицу средних размеров.

– О, ты уже проснулся? Давно пора. И вообще, сколько общаюсь с вами, – мальчик взял паузу и уточнил, – ну, с людьми. Сколько общаюсь, все не могу привыкнуть к тому, что вам надо есть, спать, ну вот это все. Мерзость, да и только!

– И тебе доброе утро, Джолла. Вот скажи мне, сколько общаюсь с тобой, – я взял паузу и уточнил, – ну, с джинном, – довольно улыбнулся я, – сколько общаюсь, все не могу понять, что ты всемогущее существо, а все равно не можешь наколдовать мне нормальной еды, из-за чего каждый раз приходится готовить.

– Мы уже разговаривали об этом. “Наколдовать еды”, как ты выражаешься, это материальная магия. То же, что и наколдовать одежду, или, скажем, призвать дракона. Я не говорю, что не могу этого сделать, просто требуется определенный подход, время и…

– И реагенты… Да-да, Джолла, ты ворчишь, как старый дед! – Джинн всегда ворчал на мои комментарии о его так называемом всемогуществе.

– Сколько раз тебе говорил, не называй меня Джолла! Это не мое имя, да и не имя вообще.

– Ну ты же не хочешь называть свое настоящее имя, значит будешь Джолла. Все просто: джинн из лампы, — Джолла. – Тогда мне казалось это логичным и забавным, а птица, которую он приготовил, безумно вкусной и ароматной.

– Ты хочешь услышать мое имя, но знаешь ли ты, что имя для джинна священно? Если вдруг ты узнаешь его,то помимо пресловутых трех желаний, ты сможешь повелевать мной. Именно поэтому никто из ныне живущих джиннов не назовет тебе своего имени, – джинн гордо поднял голову.

– Бла-бла-бла.. священно.. бла-бла.. имени. О, а есть еще джинны? Вот бы узнать их всех! Расскажи мне о них, – Мосси озвучивал свой диалог с джинном для ребят разными голосами. Он считал, что так получалось гораздо эффектнее и правдоподобнее.

– Есть, и много, – ответил джинн, – но в сотни раз меньше, чем было еще каких-то пару тройку сотен лет назад. Люди коварны, вы не можете понять нас, а то, что вы не можете понять, вы стремитесь подчинить, узурпировать, уничтожить. Когда отношения между джиннами и людьми только зарождались, многие из моих братьев и сестер доверились вам и в итоге многих не стало.

– Но не все же такие? Я думаю и среди вашего брата встречались безумцы.

– Встречались и, поверь мне, не мало. Сложность с именем джинна еще в том, что оно на нашем родном наречии. Всего лишь один человек слышал мое имя. К моему сожалению, произнесение в рамках вашего физического мира отняло у меня столько сил, и приняло такой нехороший оборот, как бы это. Видишь ли, наше наречие не предназначено для физического мира. Каждый звук в нем, будто бы сдвиг гор в вашем мире, подобен самому сильному тайфуну или же извержению вулкана. В прошлый раз, когда я произнес имя, началось сильное землетрясение и многие погибли, – джинн на мгновение замолчал. – Вот такие дела, братец. Так что не выпытывай мое имя, все равно не скажу.

– Хорошо, хорошо. А кто был этим человеком?

– Ты слышал, когда ни будь о царе Соломоне?

– О каком-каком момоне? – Мосси произнес это так, будто бы у него был набит рот. – Тогда у меня и правда был набит рот мясом птицы, – пояснил он.

– Не о Момоне, а о Соломоне, невежда. Это великий Царь, еще более великий человек. Труды, написанные им за годы жизни, не прочитать даже за несколько лет, а мудрость, что он нес, в тех краях помнят до сих пор.

– Так получается, что вы с ним как бы друзья что-ли?

– Не как бы, а друзья. Вернее, были друзьями. Сейчас он, по странной привычке вас, смертных, умер.

– Привычке? … Вы представляете, он считал смерть привычкой, – возмутился Мосси.

– Вторым твоим желанием было увидеть самое необыкновенное, что я сам когда-либо видел в вашем мире. Видел я многое, уж поверь. Но то, что создал Соломон, это что-то, что необходимо увидеть всего лишь раз, чтобы понять насколько великим был этот человек.

– И что же мы ищем? Да и вообще, мы куда-то идем уже второй день подряд. Не подумай, с тобой конечно весело. Мало кто из путников, коих я видел, может подбить камнем птицу, да еще и ту, которую я и разглядеть не успел, но ты мне объясни наш план.

– Так вот я тебе и пытаюсь сформулировать мысль. Во исполнение твоего желания увидеть самое необыкновенное в вашем мире, что видел я сам, мы идем по великому торговому пути, пролегающему из твоего родного Гелиополиса в несомненно прекрасный город Дамаск. С одной лишь сноской, что наш путь будет пролегать через могилу Соломона, которая находится в Иерусалиме. Далее мы отправимся в Вавилон, именно там Соломон оставил то, что мы ищем.

– Зачем нам его могила? С другом решил пообщаться?

– Мертвые просто так не разговаривают.

– Погоди, просто так? То есть ты можешь заставить мертвого заговорить? Ну, в теории?

– В теории, да, но на практике, тут нужен…

– Да-да, подход, время и реагенты, правильно?

– Скорее, твое желание. Третье желание, – джинн посмотрел на меня тогда так, словно ожидал, что я его загадаю. Ага, щас, нашел дурака!

– Ну уж нет, на меня не смотри. Я с трупами разговаривать не собираюсь. Так зачем нам к его могиле то?

– Комната, которую я хочу тебе показать, находится в Дамаске, но чтобы ее открыть, необходимо достать ключ, коим и является посох великого царя. Посох то мы и достанем в гробнице.

– А в Дамаске что? И разве нам обязательно идти все это время пешком? Два дня, уже скоро ноги сотрутся и придется тебе меня нести!

– Ну хочешь, укради лошадь и поедем быстрее. Ну или загадай желание, и я все сделаю за сегодня же и отправлюсь восвояси, а ты живи себе дальше. Кстати говоря, в Дамаске, в одном из соборов, спрятана карта, на которой отмечен нужный нам вход.

– А ты наколдовать, скажем, перемещение туда не можешь? Ну без желания. Ты же пользуешься магией, чтобы разбивать лагерь и зажигать огонь, так перемести нас и все. И зачем карта, ты же эту видел комнату и, я так понимаю, знаешь где она?

– Сколько вопросов! – джинн ударил себя по лбу. – Для такой магии нужна кровь ворона, костная пыль, вулканический пепел и какая-нибудь вещь с того места, куда мы хотим попасть, ну или твое третье желание. Ты прав, комнату я видел, но ее месторасположение было скрыто от меня магией, скрыто очень искусно, так что я не могу вспомнить даже район, где она располагается, не то что улицу или дом.

– Желание-желание. Понял тебя, мог бы и просто сказать: нет, иди пешком. Начинает мне тут, кровь слона, да кожа ворона.

– Кровь ворона и костная пыль.. Ай, тебе объяснять, лучше с камнем пообщаться, у того хоть чувство юмора есть, – джинн встал и начал собирать вещи и палатку.

Торговый путь, о котором говорил джинн, имел название VIA REGIA — Царская дорога. Он был удобен для нас, так как пролегал через все необходимые точки маршрута, и довольно безопасен, поэтому была очень велика вероятность того, что нас подберет какой-нибудь караван, что собственно и произошло на пятый день пути. Мы встретили очень милых людей, которые накормили нас и сопровождали до самого Иерусалима. Ох, ребята, Иерусалим, это не просто город, это центр древнего мира. Красота его сравнима с красотой Вавилона. Прибыв туда, мы долго ходили. Я не особо вдавался тогда в детали, но насколько понял, чтобы открыть гробницу, нужно было в определенное время суток задействовать механизмы, разбросанные по всему городу. Вы только представьте, как там все было устроено: идешь ты себе по узкой улице, деревянные балконы перекрывают небо, разноцветные ткани украшают стены домов, вокруг узоры невообразимой красоты, и тут бац, Джолла нажимает какую-то кнопку, и стена начинает двигаться. После чего все затихает, пыль клубом, у меня отвисает челюсть, а этот прошмындей улыбается и говорит “пойдем дальше, че стоишь”. Нет, ну вы слышали, че стоишь! Эх, Джолла... Ну, я и шел, а куда деваться. К вечеру того же дня мы уже стояли у гробницы. Признаться, честно, после всего, что я видел в городе и слышал о Соломоне, я ожидал, что там будет что-то невообразимое. Джолла тогда склонился к земле, что-то прошептал и попросил меня подождать у входа, а сам зашел внутрь старого здания, ничем не отличающегося от других строений того района. Я ждал по меньшей мере два часа, слоняясь без дела. До меня тогда даже стража докопалась, но я сбежал, и вернулся обратно на место, только в этот раз спрятался и продолжил ждать. И вот по исходу второго часа, Джинн соизволил появится. В руке он держал палку с очень красивым резным узором. Как он мне тогда пояснил, что собственно позже подтвердилось, этот посох имеет остаточную магию, позволяющую открывать и запускать механизмы, созданные Соломоном. Оставалось лишь найти карту в Дамаске и саму комнату в Вавилоне. Забегая вперед скажу вам, что джинн все-таки выполнил мое желание. Это действительно самое удивительное, что я когда-либо видел, а видел я многое, уж поверьте. Не без помощи джинна, само собой, но это, – Мосси замолчал на мгновение, тяжело вздохнул и продолжил, – это то, что я хотел бы увидеть вновь, как и моего старого друга.

Неожиданная встреча


Ребята внимательно слушали Мосси, затаив дыхание. История казалась им невообразимой и жутко интересной. Однако Лиззи все еще беспокоила лампа, она не могла найти себе места, и переживание о том, что лампу может кто-то найти, не давало ей покоя.

– Мосси, история безумно интересная и захватывающая, но скажи, ты был бы не против, если бы мы отошли ненадолго? – Произнесла вдруг Лиззи.

– Эй, куда? Я хочу дослушать, что там с картой! – возразил Джей.

– Туда, куда надо, и не спорь! – Лиззи встала и строго посмотрела на мальчика.

– Ну если вам и впрямь так срочно нужно бежать, я не буду вас задерживать. Будьте осторожны и возвращайтесь поскорее, уж больно хочется дорассказать историю, там много чего интересного. – Мосси по-доброму улыбнулся и поднес кружку, наполненную ароматным свежезаваренным чаем, к губам.

Лиззи тут же схватила Джея и ребята покинули тоннель на 8 Лоуэр-Теддингтон-роуд.

– Так, ты слышал, что сказал Мосси? Он обронил лампу недалеко отсюда. Кингстонский мост, я знаю где это, побежали.

– Погоди, если мы найдем, точнее, когда мы найдем лампу, что будем делать? А если в ней и впрямь живет джинн?

Лиззи посмотрела на Джея, как обычно ее родители смотрят на нее, когда Лиззи говорит что-то по-детски глупое. – Ты серьезно? Джинн? Скажи еще, что Мосси жил пару тысяч лет назад, – Лиззи расхохоталась. – Этому старому пройдохе книжки бы писать. Истории действительно интересные, но это же только истории. Джей, этого не было на самом деле, а теперь не беси меня и пойдем скорее искать лампу.

Джей хотел было ответить, но промолчал, только лишь улыбнулся и пошагал за Лиззи, сложив руки у себя за головой.

К моменту, когда ребята покинули тоннель, дождь стих, но лужи все еще оставались на тротуарах, из-за чего ребятам приходилось то и дело перепрыгивать препятствия, чтобы вновь не промочить обувь. Перед их глазами уже виднелся мост, это было старое место не пользовавшееся, особой славой. Городские жители сваливали под ним ненужный хлам, старые вещи и просто мусор, который не желали хранить дома. Еще несколько минут, и дети уже смотрели вниз на Темзу. Под мостом не было людно, от чего ребята даже удивились, с кем тут мог столкнутся Мосси, когда редкий прохожий шел в нескольких метрах по тротуару. Чуть дальше от тротуара все вымокло и нельзя было ступить, чтобы не замарать обувь, а также куча хлама, оставленного здесь гражданами, не желающими платить за вывоз мусора. Но для ребят это не было преградой, они быстро юркнули под мост и начали внимательно осматривать окрестности, пытаясь не пропустить, что-то важное или блестящее. Несколько часов они обшаривали каждый шкаф, валяющийся здесь, лазали по старой карете, мокрому и грязному дивану, пока не перебрали весь хлам и не уселись рядом с речкой от бессилия.

– Лиз, мы все перебрали, потратили уйму времени, ну нет здесь никакой лампы, да и Мосси вряд ли бы мог тут с кем-то столкнуться. Мне кажется, или он перепутал место или не было у него никакой лампы.

Лиззи сидела рядом, пытаясь оттереть, намоченной заранее тряпкой, пятна засохшей грязи на руках.

– Тут ты прав. Я уже думала об этом, но все же мне хочется ему верить. Он так говорил о лампе, что… – Лиззи вдруг посмотрела в воду и увидела, как недалеко от берега, на торчащей из-под воды проволоке, что-то поблескивало. У нее округлились глаза. Она не могла поверить увиденному.

– Дж..Джей, – позвала она друга.

– Ну чего тебе?

– Смотри! Это вода отблескивает или что-то болтается? – Лиззи показала пальцем куда-то вдаль.

– Куда?

– Да вот же!

– Не неси ерунды, нет там ничего.

Но этот момент был все-таки удачный для ребят, единственный луч солнца, который пробился сквозь свинцовые тучи, упал недалеко от того места куда показывала Лиззи. Джей тоже заметил какой-то необычный блик на воде, а позже разглядел, что это была лампа, которая едва держится на проволоке и может в любой момент соскользнуть. Тогда можно было бы позабыть о ней навсегда, пойди отыщи на дне Темзы что-нибудь в это время года.

Ребята принялись думать, как достать лампу, едва державшуюся в нескольких метрах от берега. Они оба умели хорошо плавать, но вода была очень холодной, а течение слишком быстрым, чтобы без проблем подплыть к ней и забрать. Джей и Лиззи пробовали подцепить лампу длинной веткой, но ничего не выходило, тогда они решили воспользоваться найденной веревкой и, прикрепив крюк к концу веревки, попытались зацепить лампу. После десятков безуспешных попыток эта идея была отвергнута.

– Слушай, Лиз, я понимаю, что это звучит глупо, но что, если мы привяжем меня к веревке, я спущусь в воду выше по течению и постараюсь схватить лампу? А ты меня потом веревкой подтянешь обратно.

– Ты с ума сошел? Это же опасно!

Джей промолчал, и начал обвязывать себя веревкой.

– Стой, дурак, ты так и погибнуть можешь!

– А у тебя есть идея получше? Да и вообще, это должно стоить того, ведь там же джинн! – Джей весело улыбнулся и принялся скидывать одежду, чтобы обеспечить себе лучшую подвижность.

Через несколько минут он уже стоял у спуска в воду. Сердце бешено колотилось, Джей не хотел показывать свой страх, тем более перед девчонкой. Он смело спустился в воду и принялся плыть вперед к находке. Оказавшись на одной линии с лампой, Джей перестал грести и, зажмурив глаза, оттолкнулся ногами от коряги, торчащей из-под воды. Течение сделало свое дело и уже через несколько мгновений мальчик находился недалеко от лампы.

– Достал! – радостно прокричал Джей, и тут же взвыл от боли. Под водой была еще одна коряга, об которую Джей расцарапал ногу.

– Держись, тащу, – Лиззи принялась тянуть Джея из-за всех сил, однако рукав рубашки, которую Джей почему-то отказался снимать, зацепился за проволоку. Он постарался отцепится, но лишь еще больше запутался и обвился веревкой, которая обвилась вокруг его ноги. Испугавшись, Джей начал грести сильнее, но еще сильнее начал идти ко дну. Лиззи попыталась помочь другу и принялась тянуть веревку что есть сил, и в тот момент, когда веревка казалась бы поддалась, и начала спокойно тянутся, Лиззи поскользнулась и течение потащило ее к воде. Девочка отчаянно пыталась зацепиться хоть за что-то, и ей это удалось. Чья-то рука и принялась тянуть ее обратно на берег. Еще каких-то пара мгновений и Лиззи бы упала в воду, но незнакомец поймал ее и помог вытащить Джея.

Этим незнакомцем оказался причудливо одетый мальчик с угольно-черными волосами. Одеяние его состояло лишь из белого передника, под вид юбки, казалось бы, он взял первую попавшуюся ткань и обмотался ей. Обуви у него не было, а кожа была необычно загорелой для близлежащих регионов.

– Кто ты? – Спросила Лиззи.

– И что это за юбка на тебе? – добавил Джей, вылезая из воды.

– Вот тебе и спасибо. Спасаешь их тут, а взамен что? Попрекания моего выбора одежды? И к вашему сведению, это не юбка, как ты ее называешь, а схенти, – мальчик осуждающе посмотрел на ребят.

– Да, извини, спасибо. Но кто ты?

Джей сидел на берегу, и все еще не мог прийти в себя от произошедшего, он крепко сжимал лампу в своих руках, пытаясь успокоить стучащие, от испуга или же от замерзшей воды, зубы.

– Твоему другу надо срочно согреться, а тебе, привести себя в порядок выглядишь как то не важно, ты здорова? К слову меня зовут Джолла? А как вас звать изволите?

– Джолла? Подожди, так ты тот самый джинн? Джинн Джолла?

– Ох, еще никогда меня так быстро не раскрывали, но как вы... – хотел было спросить джинн, но остановился, увидев изумленное лицо Джея.

– Так значит он не врал? – Воскликнул Джей.

– Кто, он?

Джей резко подскочил с места и с радостными криками побежал обнимать мальчика.

– Джолла? Джолла, это правда ты? Мосси нам столько про тебя рассказывал! Как вы гробницу Соломона искали, как из гробницы какого-то богатея удирали, как, как.. – заплакал Джей, сказывался шок, от которого он только-только начинал отходить.

– Таааак, – протянул Джолла, – а сейчас я кажется начинаю понимать. Мосси говорите? И где этот эгоист, думающий только лишь о себе самом? Я ему наподдам, как увижу, я ему покажу, что значит держать джинна в неволе столько лет, не загадывая желания, а потом посылать, восвояси не желая больше видеть. А ну-ка быстро сказали мне кто вы такие и зачем меня вызвали?

– Меня зовут Лиззи, а этот мокрый — это Джей, мы друзья Мосси и искали тут для него кое-какую вещицу. Погоди, вызвали? О чем ты?

– Девочка, ты знаешь кто такие джинны и как они появляются? Вы вообще понимаете, что сейчас происходит?

Троица смотрела друг на друга, и никто до конца не понимал, что же все-таки происходит, пока Джолла не начал рассуждать.

– Говорите вы друзья Мосси? Лиззи и Джей. Так, это уже что-то. А где собственно сам Мосси?

– Он потерял свою лампу, и мы решили помочь найти ее, – ответил Джей, показывая на лампу, которую только что выловил из Темзы.

– Значит лампу он потерял, интересно. Что же вы тогда знаете обо мне?

– Мосси нам рассказывал об удивительных приключениях, которые вы пережили. Говорил, что ты джинн, но я так и не поняла при чем тут эта лампа? – Пробормотала Лиззи.

– Лампа — это мой амулет, который призывает меня в физический мир из моего мира, то есть мира духовного. И Джей умудрился меня призвать, пока барахтался там под водой. Между прочем вовремя, а то еще пара минут таких барахтаний и доставали бы уже тела из речки.

– Это да, – произнес джей потирая шею, – тут тебе спасибо, что уж сказать.

– Да что уж там, это вам спасибо, минус одно желание, в итоге осталось два. Как поделите, по одному каждому или же будет поединок? Поединки я люблю.

– Пое...что? Какой поединок? Мы пойдем к Мосси, отдадим лампу вместе с тобой и направимся домой. Вот, что будет дальше.

– Не вижу в этом смысла. Свои желания Мосси уже загадал, а в итоге и вовсе пожелал меня больше не видеть, упрямый болван! – проворчал Джолла. – А у вас, к тому времени еще два желания осталось, да и кодекс джиннов велит мне исполнит их, иначе какой из меня джинн то? А я между прочем джинн в пятом поколении, – Джолла гордо поднял голову.

– У вас даже свой кодекс есть?

– Да нет конечно, просто так лучше звучит. Да и я все равно не смогу покинуть ваш мир, покуда не исполню волю хозяина, ну или хозяев в вашем случае.

– А почему так получилось, что у нас три желания на двоих? – Удивилась Лиззи.

– О, милочка тут все до безобразия просто. Тогда, когда Джей держал лампу, в его голове была лишь одна мысль — спастись. В этот же самый момент ты хотела того же, поэтому я и исполнил одно желание на двоих, соответственно, последующие два вы должны загадать вместе, ну или хотеть одного и того же, иначе не сработает, ну или если один из вас умрет, то все желания может загадать один, мне без разницы. Даже не спрашивайте почему так. Это волшебство, а не научная формула, уж как повелось.

Пока шел разговор, Джей не вынимал лампу из рук. Он крутил ее и мял, будто бы собираясь с силами что-то сказать, и вот решился: – Скажи, Джолла, Мосси нам рассказывал о самом необыкновенном чуде, что он и ты когда-либо видели — некоей комнате царя Соломона. К сожалению, мы не успели дослушать как вы туда попали, но нам бы очень хотел ее увидеть.

– Ты действительно хочешь потратить одно из наших желаний на это? – Лиззи посмотрела на Джея и задумалась.

– Что? Ты хотела просто отдать лампу Мосси, а я пока доставал ее чуть не копыта не отбросил. Хочешь сказать, что самой не интересно посмотреть?

– Конечно интересно! А, черт с тобой! Джолла, если мы загадаем такое желание, я знаю, что ты нас не перенесешь туда сразу, мы отправимся в путешествие, как и Мосси?

– Можем и в путешествие отправится, если хотите, только комнатой сие чудо природы называть, слегка неверно, и слишком по-простому. Это конечно комната, вы не подумайте, но важна не сама комната, а сущность, которая внутри: врата пророка, как назвал его Соломон. Ну и дам вам небольшую подсказку, загадывать желания можно по-разному. Можно загадать, чтобы просто увидеть, а можно, чтобы увидеть сию минуту, ведь так? – Джин подмигнул ребятам. – В понятиях тоже надо быть аккуратнее, но это только с вредными джиннами, я не такой, – Джолла гордо встал, сложив руки на груди. – Вот, например, один из моих братьев, кажется звали его Крим или Ксим, ай, да не суть. Так вот, один из моих братьев попался в узы к весьма бестолковому хозяину, так тот загадал ему: “хочу столько денег, чтобы никогда в них не нуждаться”, на что джинн дал ему одну монету. Ох как тот парень разозлился и как давай кричать на джинна, и что вы думаете? В итоге в порыве ярости у бедолаги случился приступ, от которого он и помер. Получается джинн выполнил желание, ведь его хозяин больше не нуждался в деньгах. Но я так обычно не делаю, я не такой вредный, хотя все зависит от обстоятельств и от хозяина.

– Значит врата пророка. Так, перенеси нас к ним и отопри дверь в комнату Соломона, это наше желание, – голос Лиззи звучал звонко и уверенно. Джинн посмотрел на ребят, хитро улыбнулся и все трое исчезли в тот же миг.

-

Врата пророка

– А вот если бы я был тем самым джинном, о котором я вам только что рассказывал, то вы бы сейчас оказались запертыми под землей, без возможности двигаться и дышать, – джинн вновь сложил руки на груди и гордо выпрямил спину.

– Но, мы.. – Лиззи попыталась что-либо ответить, ей было тяжело дышать, словно ком застрял в горле.

– Тут очень душно, – произнес Джей. – А где это мы?

– Мы там, где когда-то располагался древний Вавилон, город Эль-Хилла вроде бы. Я не сильно интересовался современной историей, но, когда была свободная минутка изучал ваш мир. До города то еще нам далеко, но мы относительно близко, но я бы не рассчитывал на газировку, если вдруг захочется, хотя вы всегда можете загадать последнее желание.

– Мосси рассказывал, что ты не мог перенести его сразу сюда.

– Мосси неверно загадал желание и по правде говоря, я и не мог, пока не посетил эту комнату с ним, теперь я знаю точное месторасположение.

– Так, – Лиззи наконец отдышалась, – объясни почему мы стоим на пустыре? Где комната Соломона? Что такое Вавилон? И какой у нас план? – Она была не особо довольна происходящим: было душно, подхватываемая ветром пыль забивалась всюду, где только можно, и очень сильно хотелось пить.

– По порядку, раньше тут располагался великий город Вавилон, теперь вот пустырь, как видишь. Вавилон — это Вавилон. Девочка, ты вообще учила историю? Итак, план такой: я уберу сейчас землю, открою комнату с помощью посоха, который я в прошлый раз аккуратно спрятал, и покажу вам врата пророка. Тебе бы водички попить, выглядишь ты, признаться, скверно. – Джинн улыбнулся ребятам и расправил руки. Вдруг земля задрожала и, непонятно откуда взявшийся порывистый ветер, начал поднимать клубы пыли и сдувать их в центр пустыря. Не успев толком испугаться, ребята заметили, как все резко замерло, и джинн начал что-то шептать. Его шепот становился все громче и громче, заполняя комнату незнакомыми звуками. Стены загудели, и резкая тишина зависла вокруг. Лиззи подумала, что никогда не слышала такой пугающей тишины и не испытывала такого страха вместе с чувством одиночества. И вдруг, вся та пыль и грязь что кружила вокруг них, резко взмыла вверх и обрушилась на землю, открывая удивительную картину. То место, где еще пару мгновений назад, был пустырь, стало разрисовано земляными вихрями и посреди всего этого великолепия стоял каменный дом, который, казалось бы, был не из этого века. Каменная кладка все еще сохранила явную работу мастера, очертания дома явно вырисовывались былое величие, даже ткань, что висела на входе, сохранила свой ярко фиолетовый цвет с белым узором, похожим на ромб. От дома исходило непонятное чувство спокойствия и умиротворенности. Джей вдруг перестал переживать о случившимся. Он стоял, держа в руках все ту же лампу, и удивленно смотрел на появившейся из неоткуда дом, на земляные вихри и на джинна. Лишь на какое-то мгновение он увидел в том маленьком, причудливо выглядящим мальчике, могучее существо с темно-синей кожей, покрытой шрамами и татуировками, изображающими разные непонятные знаки. Однако, после того как Джей моргнул, перед ним оказался все тот же мальчик, с угольно-черными волосами, и белым передником, который Джолла назвал схенти.

– Ну что, друзья Мосси, наверное, у вас много вопросов, а у меня немного времени, уж не хочу я в этот раз задерживаться так долго, как в прошлый. Тем более, учитывая тот факт, что этот негодяй продержал меня в неволе без малого два столетия.

– Погоди, ты хочешь сказать, что Мосси больше двухсот лет?

– Ну, плюс-минус, – джинн улыбнулся и покачал рукой. – Я всегда, когда исполняю желания, делаю немножко больше, чем просят люди. Я художник, а не тупой слуга. Именно поэтому Мосси все еще жив, как и вы, собственно. Кстати, как он там? Не расскажете? – Джинн задал последний вопрос как бы невзначай, пытаясь сделать вид, что ему вообще не интересно, и вопрос он задал лишь из вежливости.

– Я хочу, и я думаю, что Джей меня поддержит, чтобы Мосси сам тебе это рассказал.

– Точно, и как я сам не подумал. Мы желаем, чтобы ты перенес сюда Мосси, а позже вернул нас всех обратно, но только после того, как мы увидим этот, как его там, врата пророка.

– Вы знаете, что это больше чем одно желание?

– Разве?

– Определенно, да! - джинн ответил резко, не желая развивать тему.

– И ты его не выполнишь? - Лиззи также резко задала вопрос, своим звонким командным голосом.

– Определенно нет! – джинн вновь ответил резко, но потом посмотрел на ребят и выдохнув произнес – но я хочу скорее избавится от всего этого, да и не бросать же вас посреди этого пустыря. Решено, с помощью врат пророка вы все вернетесь обратно, я научу.

– Отлично! – обрадовались ребята. – Тогда перенеси сюда Мосси, – ребята взялись за руки и произнесли слова вместе.

– Как пожелаете, – джинн склонился перед Лиззи и Джеем, и в тот же миг перед ними появился Мосси с куриной ножкой в одной руке и кружкой чая в другой. Ошеломленный, он шлепнулся на пятую точку, и долго смотрел по сторонам не понимая, что же произошло. – Да ладно тебе, старый хрыч, ты не первый раз это делаешь! Поднимайся давай, ну и разжирел ты! А тулуп, что ты с ним сделал? Я тебе его в Македонии покупал, невежда! Борода? Откуда у тебя борода?

– Что? Что прои… Джолла? Джолла, это правда ты? – Мосси отбросил кружку и куриную ножку в сторону и со слезами на глазах бросился к джину. Он обнял его и еще долго не хотел отпускать и продолжал его сжимать все сильнее и сильнее.

– Ох, еще один, – проворчал Джолла, тщательно скрывая радость. – Ты меня раздавишь, полегче, приятель, – тело джинна вдруг превратилось в дым и просочилось сквозь руки старика.

– Джолла, я так ждал, я так горевал, я так хотел попросить прощения за те слова, за такое долгое путешествие, я… – Запинаясь начал тараторить Мосси.

– Я уже тебя давно простил, да и путешествие вышло далеко не скучным, ведь так? Но то, что оно было долгим, и весьма вымытывающим для меня, это точно.

– Далеко не скучным, дружище, далеко, – Мосси вытирал слезы, а Джолла подошел и сам уже обнял его.

– Старик, ты же понимаешь, что эта последняя наша встреча?

– Понимаю, – грустно вздохнул Мосси и продолжил, – Я еще раз прошу прощения за то, что наговорил тебе тогда гадостей, я не хотел тебя отпускать, а ты все просил вернуться, ты был моей семьей. Ну да не будем о грустном. Где мы? И почему сейчас?

– Вини во всем этих двух, – Джолла показал пальцем на державшихся за руки Лиззи и Джея.

– Лиззи? Джей? А вы что тут делаете? – Мосси бросился обнимать и их.

– Эти юнцы чуть было не утонули, пока доставали мою лампу, которую ты выкинул в реку. Как ты ее мог выкинуть? Потом загадали желание спастись и прибыть к комнате Соломона. Ну а третье желание, как ты понимаешь, было перенести тебя сюда. Вот как-то так выглядело наше скромное и скоротечное путешествие.

Мосси не знал, как отблагодарить детей, которые смогли сделать то, на что он не мог решиться так долго. Ребята, в свою очередь, только сейчас начали понимать опасность и серьезность всего происходящего. Только сейчас они поняли, насколько плохо могло все обернуться и только сейчас они встретились лицом к лицу с тем страхом, от которого начали подкашиваться ноги.

– Ну ладно-ладно, успеете еще наговорится, – прервал размышления джинн, – идемте, я еще не до конца окреп, чтобы долго присутствовать в вашем мире. Пойдемте же и вы увидите самое прекрасное, что привнес в этот мир великий царь Соломон. – После этих слов все четверо шагнули вперед по направлению к двери, из-за которой исходил мягкий успокаивающий свет.

Эпилог

24 сентября, по мокрой брусчатке шагает мужчина, держа в руках свежую утреннюю газету. Аккуратно снимая шляпу, он здоровается с хорошим знакомым, встреченным по пути.

– Что думаете на счет погоды? Не правда ли, прекрасная?

– Погода нынче посредственная, дождь все не прекращается, – мужчина вынимает изо рта трубку и медленно выпускает дым, смакуя каждое мгновение, – и продыху не дает, но нам ли жаловаться? Я слышал, что в Фолкстоне затопило дома, вот где не повезло.

– Кому как, мой друг. Я люблю дождь. Ну, хорошего дня, мне пора на службу.

– Хорошего дня! – Мужчина еще раз снимает шляпу и преклоняет голову.

Еще несколько минут приятной прогулки, которая заканчивается возле паба на Фенчерч стрит. Старая древесина выдавала возраст этого здания, зеленая вывеска которого была потерта от времени, а маленькие окна практически не пропускали свет. Однако, местные жители любили это заведение не за внешний вид. Главной изюминкой его было хорошее свежее пиво и безупречное отношение к клиентам. Тут можно было узнать последние новости, поговорить с посетителями об интересах и просто хорошо провести время.

Мужчина как обычно занял столик в углу, заказал бокал односолодового виски и плотный завтрак. Через некоторое время милая официантка принесла напиток, улыбнулась и скрылась где-то за барной стойкой. Мужчина принялся читать утренние новости в свежекупленной газете, на первой полосе которой, большими буквами было написано: – Из Темзы были выловлены тела двух детей. Личности устанавливаются, если кто-то что-то знает, просьба обратится в отделение полиции.

– Когда кто-то умирает, всегда печально, а когда это дети, особенно. За что им была уготована, такая судьба? – все та же милая официантка посмотрела на мужчину, поставила поднос с завтраком на столик и снова скрылась за барной стойкой, не дожидаясь ответа. 

0
1130
04:07
Кто-нибудь умный расскажите мне, что все-таки за врата пророка? Почему Мосси 200 лет, а живет он спустя 2000? Что-то я в этой истории запуталась.
19:32
Надеюсь, когда автор выйдет из тени, он расскажет, что все-таки задумывалось, потому что сама задумка увлекательна. Но разложить всё по полочкам я не смогла. Мосси — родом из Египта, вроде того самого, Древнего. Но живет в Лондоне типа 19 века, а на самом деле Мосси лет двести, не больше. Комнату ему джинн хотел показать в Вавилоне, там, наверное, опечатка
– Комната, которую я хочу тебе показать, находится в Дамаске

При этом Мосси видел как горели Помпеи, это уже в первом веке н.э., и как строили пирамиды, и падение Вавилона. У меня единственное предположение, что врата пророка — машина времени. И зачем тогда убивать героев? Или это им всё показалось?

Кстати, там:
почему мы стоим на пустыре? Где комната Соломона?

раньше тут располагался великий город Вавилон, теперь вот пустырь, как видишь.
ветер, начал поднимать клубы пыли и сдувать их в центр пустыря. Не успев толком испугаться, ребята заметили, как все резко замерло, и джинн начал что-то шептать. Его шепот становился все громче и громче, заполняя комнату незнакомыми звуками. Стены загудели
То место, где еще пару мгновений назад, был пустырь, стало разрисовано земляными вихрями и посреди всего этого великолепия стоял каменный дом

Так они на пустырь переместились или в комнату?
Загрузка...
Константин Кузнецов №2