Валентина Савенко

​Среда

Вера Овчинникова

Однажды в одной большой семье родилась Среда. Она была уже третьим ребенком по счету. От неё ничего особенного не ждали, может потому, что все силы родителей физические и духовные – ушли на первых двух детей. Может потому, что она была некрасивой, может потому, что была здоровой и самостоятельной, и с ней практически не приходилось возиться вечно занятым родителям и родственникам. Короче говоря, росла Среда, как сорная трава у дороги.

С детства Среде хотелось быть во всем Понедельником, то есть первой и лучшей. Но все, как будто сговорились и не давали ей проявить себя или не воспринимали всерьез. В детском саду говорили: «Куда лезешь? Мала еще!» В школе она старалась гораздо больше и училась лучше других, но выше четверки ей не ставили, говоря: «Отличники заслуживают высший балл, а тебе еще нужно подучить тему». И в день выпуска, когда ей, вместо золотой медали, вручили серебряную, Среда поняла, что никогда ей не быть первой и лучшей, как бы она не старалась. Что её место – середина. В институте Среда уже не старалась, сидела на последних рядах и равнодушно слушала курс или смотрела на парня, который ей нравился. Ей нравился самый красивый парень на курсе, а ему нравилась самая красивая девушка, на нашу Среду он даже не смотрел.

И перестала Среда мечтать, и перестала стремиться. Бросила институт после третьего курса и покатилась по наклонной плоскости: стала попивать и беспорядочно встречаться с мужчинами. Она решила для себя: раз не может быть Понедельником, то пусть будет – Воскресеньем! Только бы не быть Средой – серой, незаметной, никому не нужной!

Близкие расстраивались из-за того, что Среда скатывается на дно, но вместо помощи ограничивались объяснением: мол, не додали в детстве ласки и любви, вот такая она и получилась – непутевая.

Среда надумала удавиться, но её спасли. Она, вместо благодарности, накричала на врачей: «Я вас не просила спасать мою беспросветную и ничтожную жизнь»! Ей выписали лекарства и отпустили.

Вчера я встретила Среду на улице (мы вместе учились в школе и институте) и узнала с трудом. Потухший взгляд, засаленные волосы, плохая одежда. Узнав меня, она встрепенулась и побежала мне навстречу с таким радостным видом, как будто увидела свою мечту. По её движению, я поняла, что она хотела даже обнять меня, но удержалась, украдкой посмотрев на свою грязную одежду. Внимательно и жадно она разглядывала меня и выспрашивала, как живу. Когда я спросила у неё, как живет она, то в её взгляд потускнел. Она тихо проговорила: «Дела мои как у Среды, которую никогда, никто, нигде особенно не ждет». Я обняла Среду и прижала к себе. Мне сложно было понять её переживания – я была Понедельником.

0
00:19
557
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Илона Левина