Эрато Нуар №1

Q7-машина времени Елизарова

Q7-машина времени Елизарова
Работа №154

Q7 – машина времени Елизарова.

Предисловие

В две тысячи шестидесятом году для изучение космического пространства и небесных тел на Луне было завершено строительство международной исследовательской космической станции – МКС-Луна1. Ее потребность заключалась в необходимости проведения экспериментальных опытов и разработок в области космологии исключительно в открытом космосе, так как многие из них проводить на Земле было опасно. На группы ученных от четырех до шести человек была возложена ответственность изучения определенных космических тел.

Одной из таких научных групп была поставлена задача изучения черных дыр. Для изучения этих досель малоиследованных небесных тел, среди жесткого конкурса научных специалистов был выбран я – Елизаров Александр – астрофизик-математик. И завтра я отправляюсь на МКС-Луна1…

1

Полет до МКС-Луна1, занявший по времени восемнадцать часов, проходил на грузопассажирском космическом корабле Орион. После состыковки корабля со станцией, всему вновь прибывшему экипажу, был отдан приказ, о прохождении стандартной процедуры медицинского осмотра…

… Я сидел на стуле, когда доктор Ламберт – мужчина среднего возраста с небольшой залысиной и очками в тонкой металлической оправе на носу, чуть поддавшись в перед расстегнул манжету механического тонометра, после небольшой паузы он заключил:

- Что ж, Александр, ваши жизненные показатели в норме, температура и давление не превышают допустимых пределов. Только пульс великоват, но думаю это связанно с тем что, уровень кислорода на МКС немного выше нежели на Орионе, поэтому у вас кружится голова. На космических кораблях его типа обычно урезают концентрацию кислорода, ведь чем меньше груза непосредственно для поддержания жизнеобеспечения экипажа, тем больше можно поместить в грузовой отсек, – он выдержал небольшую паузу и продолжил. – Как говорится, экономия должна быть экономной.

Я слегка улыбнувшись встал со стула, взял с его спинки форменную рубашку1 и одевая ее, спросил:

- Доктор Ламберт, мне вот что интересно: на “дворе” две тысячи шестьдесят третий год, так почему же вы используете старый механический тонометр и ртутный градусник?

- У всех новичков один и тот же вопрос, - с усмешкой сказал он. – Потому что я ценитель старого, не по душе мне все эти современные модификации. И этот космос… зачем человеку его изучать, необъятное черное пространство… Как ты сказал? Две тысячи шестьдесят третий год, а человечество так мало знает о своей родине – Земле. Почему бы нам не изучать свой дом, вместо Вселенной?

- Я убежден, что в космосе заключено будущее человечества! Именно по этой причине его нужно изучать! – возмущенно парировал я.

В тот момент, когда я был настроен аргументировать свое мнение, открылась дверь отсека и в кабинет врача вошел молодой, высокий, рыжеволосый, худощавый мужчина, лицо которого было усыпано веснушками.

- О, Гюнтер, тебя полковник Вуд послал? – встав из-за стола и протягивая руку незнакомцу сказал доктор.

- Да он хочет познакомиться с нашим новым руководителем научной группы Q7, – отвечая на рукопожатие ответил Гюнтер. – Как ваше самочувствие? – уже обращаясь ко мне спросил он.

- Хорошо, я в полном порядке… - протянув ему руку ответил я.

Пожав друг другу руки, мужчина продолжил:

- Я майор Динер – помощник главнокомандующего МКС-Луна1 полковника Вуда Харви. Если вы тут уже закончили, то я провожу вас в его кабинет.

- Он в полном порядке можешь его забирать, – с улыбкой на губах ответил Ламберт.

Гюнтер, жестом руки показал, что он пропускает меня вперед. Уже у дверей меня окликнул доктор:

- Саша, будущее человечества заключено в каждом из нас.

2

Напротив, меня стоял широкоплечий, статный, темноволосый мужчина. Он был примерно моего возраста и держал в руках папку с моим досье. Его зубы настолько сильно были сжаты, что на скулах проступили желваки.

«Он злится? – подумал я. – Но почему?»

- Представьтесь! – скомандовал Вуд, продолжая изучать досье.

- Елизаров Александр – астрофизик-математик. Родился двенадцатого мая две тысячи двадцать восьмого года в Санкт-Петербурге. Мой отец – космолог, а мама – преподаватель высшей математики и теоретической механики…

- Довольно! – рявкнул полковник, захлопнув папку и устремив на меня холодный взгляд серых глаз. – Я попросил представится, а не рассказать автобиографию! Видимо это проблема всех ученых – изливать поток ненужной информации.

От неприкрытой неприязни я опешил, но ничего не сказал, лишь продолжил слушать полковника, пытаясь понять: эта антипатия направлена непосредственно на меня или же на научных работников в целом?

- Чтобы не тратить ни мое не ваше время, я пройдусь по главным пунктам протокола. Вы прибыли на МКС-Луна1 для изучения черных дыр, руководителем научной группы Q7. В вашем подчинении находятся: Жак Вебер – по специальности химик, Вито Конте – по специальности инженер-механик, Ханна Льюис – ваш ассистент. Их личные дела находятся в вашей каюте, с которыми вы можете ознакомиться позднее. К слову о каюте, так как вы относитесь к руководящему составу экипажа вам положена отдельная каюта с душевой кабиной и туалетом. И так, возвращаясь к основным пунктам, на любое проводимое вашей группой исследование, любую экспериментальную разработку вы должны получить мое разрешение, и в конце каждой недели вы обязаны предоставлять отчеты о ходе научной деятельности. На все необходимые материалы, инструменты и оборудование требуется составить заявку и утвердить мной. Со всеми остальными пунктами протокола вас ознакомит Гюнтер. Если возникнут еще какие-либо вопросы, тоже обращайтесь к майору. И в заключении все-таки скажу, не высовывайся и мы сработаемся, – наградив меня враждебным взглядом, процедил сквозь зубы Вуд. – Гюнтер, в дальнейшем полагаюсь на тебя, ознакомь Елизарова с протоколом и представь членам его группы, - уже обращаясь к майору, стоящему у двери отсека сказал он.

Теперь уже я стоял, крепко сжимая зубы до боли в челюстях, отвечая полковнику таким же враждебным взглядом.

- Так точно, сер! – отчеканил майор.

- Свободны! – рыкнул Харви, глядя мне в глаза. После чего, обратил свой взгляд на Динера и едва заметно кивнул ему. Я проследил за этим взглядом, и успел заметить, как Гюнрет продублировал этот жест.

«Что это значит? – подумал я. – Что здесь происходит черт подери?!»

3

- Что ж, я показал вашу каюту, ознакомил с протоколом станции, теперь осталось представить вас команде, – размеренно и конструктивно констатировал Гюнтер, как раз под стать военному. – Сейчас они должны находится в лаборатории.

Белые коридоры станции создавали ощущение пребывания в больнице. Только в них обычно толпы народа, а здесь же с точностью, да наоборот, за пару часов моего пребывания встретил трех человек, одна из которых была уборщица, моющая пол. И даже Гюнтер не скрашивал эту тяжелую атмосферу, он всегда шел впереди меня и говорил лишь тогда, когда требовалось проинструктировать. Я в первые встретил человека подобного ему, у него каждое слово на своем месте и в нужное время, словно он был рожден уже военным или же всю свою жизнь жил по некоему уставу…

- Гюнтер, давай перейдем на “ты”? Не против? – спросил я, нарушив тишину в пустом коридоре, и не дождавшись его ответа, продолжил. – Скажи, почему полковник Вуд агрессивно настроен по отношению ко мне?

- О чем ты? Ты просто совсем не знаешь полковника. Его поведение не чуть не отличается от вчерашнего, а его отношение к тебе такое же, как и к другим научным работникам.

«Вуду не по нутру наука?» - обдумывая слова Динера, у меня в голове промелькнула эта мысль.

Я хотел задать майору еще несколько вопросов, но он остановился и указывая на дверь отсека, заговорил первым.

- Вот тут находится лаборатория твоей научной группы. Каждая лаборатория оснащена охранной системой, и чтобы попасть в нее требуется ключ карта, твоя у меня, - Гюнтер засунул руку во внутренний карман кителя, и извлек из него пластиковую карту, которую передал мне.

После чего он воспользовался своей ключ картой, и мы вошли в лабораторию. Помещение оказалось на удивление просторным и светлым. В левом углу за компьютерным столом сидела молодая девушка. В середине комнаты располагались столы, которые были заняты множеством колбочек, пробирок, химических воронок различных форм и размеров. На штативе с закрепленной на нем колбой при помощи горелки подогревалась некая жидкость, мужчина в защитных очках, регулирующий огонь по всей видимости проводил некий опыт. Увидев нас, девушка подскочила с офисного кресла, и обойдя стол направилась в нашу сторону.

- Жак! Жак, позови Вито, к нам майор Динер пришел! – воскликнула девушка, обращаясь к химику.

- И что, они не видели друг друга что ли? Ты вместо того чтобы бегать по лаборатории записывай процесс опыта.

- Знакомьтесь, это ваш ассистент – Ханна Льюис, вон тот химик – Жак Вебер, а инженер-механик по всей видимости в подсобке, – спокойным тоном произнес Гюнтер.

- Так вы не один, - отвлекшись от пробирки, удивленно проговорил химик, глядя на нас.

- Ханна, позови Вито, – попросил майор.

Кивнув, девушка засеменила в другой конец лаборатории в сторону двери, открыв ее, Ханна вошла внутрь подсобного помещения. Через несколько секунд, из нее вышли ассистент и механик.

- А это Вито Конте, - сделав небольшую паузу, улыбнувшись и положив свою руку на мое плечо, Дирен продолжил. – Знакомьтесь, это Ваш руководитель группы, Елизаров Александр Родионович – астрофизик, математик.

Передо мной стояли двое мужчин и одна девушка. Перед тем как идти в лабораторию, я успел просмотреть их личные дела. Ханна Льюис – англичанка, двадцать восемь лет. Она была не высокого роста, хрупкого телосложения, с карими глазами и волнистыми русыми волосами, собранными в хвост. Жак Вебер – француз, тридцать шесть лет, высокий, худощавый, с кучерявыми каштановыми волосами. Вито Конте – итальянец, тридцать восемь лет, плотного телосложения, с черными как смоль волосами.

Жак и Вито переглянулись, второй скривив лицо выругался себе под нос, беглым взглядом Ханна посмотрела на меня и Конте, кажется девушка заметила мое недоумение и неуверенным тоном прервала мужчин.

- Ребята, тише!

«Что все это значит? Почему такая реакция?» – нахмурившись подумал я, глядя на своих подчиненных. – «И почему Гюнтер вдруг стал таким любезным?»

- Что ж, надеюсь, что мы сработаемся, – сделав вид, что ничего не заметил, сказал я.

- Non lo farei2, – глядя на Динера произнес Вито.

- Perche´ no3? – спросил я Конте.

По его взгляду я понял, что удивил его знанием итальянского языка. Но он снова лишь тихо выругался и цокнул, не удостоив меня ответом.

- Итак, Александр, вот этот стол твое рабочее место, - прервав нависшую тяжелую атмосферу, сказал майор, указывая на перпендикулярно расположенный стол. – Как ты и просил, в компьютер загружена вся информация и материалы, над которыми ты работал ранее. Не хочешь проверить? – со слащавой улыбкой продолжал он, увлекая меня к столу.

«Так, так все же мое предложение перейти на “ты” он услышал и видно принял, странно, что так быстро и легко огласился, но что меня беспокоит больше всего так – это с чего вдруг взялись такие кардинальные перемены в его поведении?» - подумал я.

- Да, я обязательно все просмотрю, – почти не задумываясь ответил Динеру.

- Хорошо, - продолжая выставлять на всеобщее обозрение свои идеально ровные и белые зубы, сказал Гюнтер. – Тогда я оставлю вас, у меня еще много дел, сегодня на Орионе доставили множество грузов, за разгрузкой, которых нужно проследить. Увидимся за ужином, ты обязательно должен попробовать здешние овощи, их не отличить от выращенных на Земле.

- На МКС есть оранжерея? – удивился я.

- Конечно, на одних сухпайках никто долго не протянет, а на станции все-таки более дух сот пятидесяти человек, без гидропонного отсека не обойтись, – после этих слов Гюнтер развернулся и пошел к двери.

Но я был твердо намерен задать Динеру вопрос, не дающий мне покоя с момента встречи с Вудом.

- Эй, Динер, - окликнул я майора, и дождавшись, когда тот повернется и мы встретимся взглядами, продолжил. – Что значил тот жест полковника Вуда в его кабинете, тот кивок?

Гюнтер нахмурился, бросил взгляд на ребят, и расправив плечи ответил:

- Этот жест значил, что я должен присматривать за тобой, ввести в курс дела, помог освоится на МКС … ты слишком мнительный Александр!

- Присматривать значит?

«Он правда думает, что я поверю в это нелепое объяснение?!»

- Саша. Называй меня просто Саша, - с деланной улыбкой сказал я. – И вы ребята тоже, не к чему все эти формальности.

- Так как мы все прояснили, я пойду, – добавил Гюнтер.

Когда майор вышел с лаборатории Вито, не сдерживаясь в эмоциях, размахивая руками закричал:

- E'il suo ratto! E devo lavorare con lei4?

- Успокойся Вито, пошли к тебе, - вмешался Жак, уводя Конте в подсобку.

- Вы их извините, - виновато пролепетала Ханна, и торопясь проследовала за коллегами.

Последнее, что я услышал перед тем как девушка закрыла дверь, были ее слова: «Вито, ты с ума сошел, что ты творишь?!»

4

Уже прошла неделя после моего прибытия на МКС. Я с Ханной подготавливаю и структурирую материал по своему научному проекту, ради которого сюда прилетел. Сегодня я должен представить его полковнику Вуду, после чего он должен подписать документы о разрешении начала эксперимента.

«Эксперимент, да? – подумал я, глядя в монитор. – А получится ли?»

Взаимоотношение с Вито и Жаком стали еще напряженнеепосле ужина в день моего прибытия на МКС. Думаю, все дело в том, что я по приглашению Гюнтера сел за стол полковника Вуда и майора, тогда-то Харви и установил сроки на подготовку проекта.

«Но почему у членов моей группы такая реакция? Почему, как только стоит мне к ним подсесть в столовой за стол наступает гробовая тишина?»

Если Жак еще может поговорить со мной, но исключительно по работе и исключительно односложно, то Вито не перестает “метать молнии” в мою сторону. Эти мысли и сложившаяся обстановка в коллективе не давали мне покоя и нервировали меня.

- Ханна, я уверен, что ты в курсе, поэтому просвети и меня. Почему Жак и Вито враждебно настроены ко мне?

Девушка на мгновение впала в ступор и изумлении взглянув на меня не связно произнесла:

- Я … я не знаю.

- Ханна, посмотри на меня, - тяжело вздохнув, попросил я девушку, дождавшись, когда наши взгляды встретятся, продолжил. – Пойми, чтобы воплотить в жизнь этот проект, мне потребуется помощь каждого из вас.

- Да, я понимаю, но … я не могу…

В этот момент в лабораторию вошел Гюнтер и с фальшивой улыбкой на лице направился прямиком ко мне.

- Итак, вы готовы? Полковник ждет у себя через пол часа.

- Да майор, нам осталось загрузить кое-какой материал на накопитель и планшет, – ответила девушка.

- Хорошо, я подожду вас и сопровожу.

Я решил отложить наш с Ханной разговор и сосредоточиться на проекте. Гюнтер подошел вплотную к моему столу и как бы невзначай, глядя на девушку сказал:

- У вас был интересный разговор да? Она напряжена и раскраснелась.

- Нет, ничего такого. Я сказал ей, что недоволен ее работой. Все материалы она должна была подготовить еще час назад.

- У тебя натянутые отношения с командой?

- Мягко выражаясь …

- Это плохо, тебе работать с этими людьми.

- Знаю.

- Александр Родионович, все готово, - прозвучал голос девушки.

- Отлично, тогда идемте, - сказал Гюнтер, направившись к двери отсека.

- Ханна, я ведь не раз уже просил тебя обращаться ко мне по имени.

- Да, но я не могу, субординация … вы мне не поможете?

- Да, конечно.

Подойдя к рабочему столу Ханны, я взял со стола планшет и папку с распечатанными расчетами по проекту. Девушка неожиданно взяла меня за руку и прошептала:

- Дело в Вуде, это все что я могу вам сказать.

5

В этот раз Гюнтер проводил нас в зал совещаний, где уже за столом сидел, и как ни странно терпеливо ждал, когда мы Ханной подготовимся, полковник Вуд. После непродолжительной подготовки я начал презентацию своего научного проекта:

- Итак, исходя из фундаментальных законов физики мы знаем: ни что не способно двигаться сквозь пространство быстрее света. Но что есть пространство? Это не пустота, оно способно растягиваться сжиматься и искривляться, и когда это происходит искривляется и время. Как добиться искривления пространства и времени? Это становится возможным при невероятном притяжении черной дыры, именно на горизонте событий время растягивается до предела, и наблюдатель находящийся под ним, сможет увидеть всю историю Вселенной. Но как последнему пережить гравитационную сингулярность, приливные силы, являющиеся функцией массы черной дыры, разрывают даже материю еще до достижения горизонта событий. По решению Керра вокруг горизонта событий существует область – эргосфера. Внутри которой наблюдатель будет двигаться вокруг черной дыры уже с заданной эргосферой скоростью по направлению ее вращения. Учитывая скорость эргосферы и скорость ядерного двигателя космического корабля, последнему удастся преодолеть горизонт событий, в котором как говорилось ранее, пространство-время искривляется и время замедляется. В этот момент у наблюдателя появляется возможность ввести нужные координаты и отправиться в любое время и место нашей Вселенной. Но для всех этих действий требуется черная дыра, самая близкая, из которых находится на расстоянии почти восьми тысяч световых лет от Земли. Как быть в этой ситуации? Взяв во внимание, что черная дыра может возникнуть из коллапсирующих звезд на поздних стадиях коллапса, мы вспоминаем о звездах Вольфа-Райе. Зная, что эти звезды состоят из углерода, водорода, кислорода, гелия, и азота в разных степенях ионизации, становится возможным создать ее уменьшенную версию. Для этого мне понадобятся знания Жака и Вито. Первый поможет рассчитать нужную концентрацию каждого вещества, чтобы получить нужной массы уменьшенную звезду Вольфа-Райе, которая сколапсирует и даст начало существованию черной дыры. Второй же разработает и сконструирует необходимый резервуар, в который и будут помещены вещества для будущего колопсара. Все что останется узнать, это какой массы будет наблюдатель. Так как за счет испарения все черные дыры теряют массу, иначе говоря, время их “жизни” ограниченно. Поэтому требуется произвести точный расчет, чтобы узнать какой массы должна быть черная дыра, силы притяжения которой хватило бы для поглощения наблюдателя. В тестовый полет отправим запрограммированный космический корабль, если все пройдет гладко, то он вернется в наше время с достоверными доказательствами в виде фото и видео съемки из прошлого. Почему именно из прошлого? Да потому что такие доказательства станут неопровержимыми…

… Внезапно Вуд поднял руку, в этом жесте я понял его желание, полковник хотел, чтобы я замолчал. Его прежде беспристрастное лицо вдруг стало раздраженным. «Почему? Что его разозлило?» Ханна, выводившая до этого видео презентацию на голографическом проекторе, тоже заметила его резкую смену настроения. Этой девушке совершенно не удавалось скрывать свои эмоции, она нервно перевела взгляд с меня на Вуда, затем вновь на меня.

- Отправим? Так вы сказали? – членораздельно произнес полковник.

- Эээ… - невольно вырвалось у меня, когда пытался вспомнить как именно я выразился, кинув взгляд на ассистентку, по ее кивку, я понял, что так оно и было. – Да, полковник, если мы хотим убедиться в безопасности и действенности данной разработки, то в начале требуется отправить запрограммированный беспилотник.

- Мы? – прорычал Вуд.

«Кажется он разозлился еще сильнее, но что не так я сказал?»

- Почему ты здесь?

- Что вы имеете в виду, полковник?

- Как ты здесь оказался?

- Простите, но я вас не понимаю.

- На твое место претендовали тридцать семь ученных со всего мира, так почему именно ты?! – надменно задал вопрос Харви.

- Полагаю, что ответ лежит перед вами, - ответил я, намекая на свой проект, лежавший перед Вудом.

- Ты правда так считаешь? Что ж, то что этот файл послужил для тебя билетом сюда, я спорить с тобой не стану, но кое-что поясню. Это, – взяв в руку планшет с моим проектом, он вывел на голографическую панель некоторые файлы с материалами, и продолжил. – Здесь никакой роли не играет, считай, что этот материал контрольная работа, по результатам которой ты прошел на МКС. Ты тут для изучения уже существующих черных дыр, а не для создания новых и тем более не для создания машины времени. Так что занимайся своей работой, а не мни себя Богом!

- Я ею и занимаюсь. Именно моя работа, привела к этому научному открытию, - парировал я.

Но видя, как Харви стискивает зубы, догадался о его намерениях, и едва сдерживая злость выдавил из себя:

- Вы хотите сказать, что не утвердите мой проект?

- Ты же один из обладателей лучших умов человечества, - разведя руками и оглядев помещение, цинично начал Вуд, - а настолько элементарных вещей понять не можешь?

- Но за этим будущее человечества, разве вы не понимаете этого? Многие века люди мечтали о создании машины времени. Неужели теперь, когда это стало возможным, вы встанете на пути у науки?!

Харви встал и обойдя стол в плотную подошел ко мне.

- Ты что-то путаешь Елизаров! Я не стою на пути у науки, я стою на пути ее развития. – Сделав шаг назад он продолжил. – На МКС мне решать, какие проекты воплощать в жизнь, а к каким мы пока не готовы. Твой проект входит в категорию тех, которые стоит оставить до лучших времен. Предложенные тобой разработки опасны, я не могу рисковать ни экипажам станции, ни людьми на Земле. Ты хоть представляешь какой урон можешь нанести? Если “твоя” звезда Вольфа-Райе взорвется, вся эта ударная волна погубит станцию, и безусловно достанется Земле. Но если представить, что мы все же избежали воздействия ударной волны, нельзя забывать о наличии черной дыры. Что если до того, как она испарится, нанесет непоправимый урон?

- Но я ведь все это предусмотрел. Для того, чтобы избежать подобного поворота событий я указал в проекте, что в зависимости от массы черной дыры, для безопасности, проводить эксперимент потребуется на заранее рассчитанном расстоянии от Земли.

- Я пытался спокойно донести свою позицию, но видимо это бесполезно. Так что говорю в последний раз, я не одобрю проект, а теперь иди займись своей работой, а мне еще нужно написать отчет, о причине принятого мною решения, - заканчивая эту фразу, Харви вернулся за стол.

- Вы совершаете ошибку! – закричал я, сжав кулаки.

- Нет, это ты ее совершаешь, споря и повышая голос! – ударив кулаком по столу, заорал Вуд. – А теперь убирайся и займись делом!

Сжимая зубы до боли в челюстях, я сдерживал нахлынувшие на меня эмоции. Ханна сидевшая справа от меня, заметила мои сжатые кулаки, подойдя ко мне, взяла за руку и сказала:

- Я уже собрала наши материалы идемте.

Приблизившись ко мне, девушка прошептала: «Без глупостей!».

- Ну же! – прикрикнула Ханна, с силой дернув меня за руку, с яростью смотрящего на полковника.

***

Дверь отсека закрылась за астрофизиком и его ассистенткой, а Харви по-прежнему сидел в кресле и кипел от злости.

- Чертов русский! Терпеть их не могу, а этот в добавок ко всему еще и характерный. Как у него складываются отношения с командой? – обращаясь к Гюнтеру спросил Вуд.

- По его же словам, их взаимоотношения оставляют желать лучшего.

- Хорошо! Я не могу допустить чтобы все лавры достались русским! Ты успел проверить материал он нигде не “засветился”?

- Частично научный проект фигурировал на одной из открытых лекций по астрофизике в российском университете в Петербурге, которую читал сам Елизаров.

- Это не проблема. Тогда загрузи файлы и передай их в штаб.

Гюнтер кивнул, и уставившись в одну точку неподвижно стоял несколько секунд.

- Все готово!

***

Я почти вбежал в нашу лабораторию и с размаха пнул по своему столу, ощутив резкую боль в ноге я выругался и ударил по нему кулаком и вскрикнул от боли.

- Чертов сукин сын! … Сволочь! … Ублюдок!

Внезапно лабораторию наполнил звук бьющегося стекла, оглядев помещение, увидел ошеломленного Жака, которого ранее не заметил.

- Пробирку уронил, – с нервной улыбкой произнес химик, в тот момент, когда из коморки выходил Вито, тоже не менее удивленный.

- Что случилось? – спросил Вебер, не заметив, вошедшую в лабораторию Ханну.

- Вы хоть и начальник, но это не значит, что я должна присматривать за вами, я ассистент, а не слуга! – рассерженно, направляясь ко мне сказала девушка.

Но увидев, искаженное болью мое лицо, она сменила тактику.

- Что произошло? – рассматривая меня, положив планшет и папку с расчетами на стол, спросила она, заметив, что я держусь одной рукой за другую, развернулась к Веберу и Конте. – Ваша работа?

- Ты из ума выжила? – возмущенно спросил Вито.

- Все нормально Ханна, ребята ни при чем. Я пойду, покажусь доктору Ламберту.

Прихрамывая я пошел в сторону двери отсека. Последнее, что я услышал за своей спиной был диалог Жака и Ханна.

- Что случилось? Он пронесся как тайфун, никого, не замечая на своем пути и начал питать и бить стол.

- Вуд “забраковал” его проект…

«Черт! Учитывая, что у меня в группе сложились напряженные отношения с ее членами, стоит ожидать, что теперь они окончательно отвернутся от меня. Что я за руководитель если даже не в состоянии постоять за свой научный проект?»

6

Рука, перетянутая эластичным бинтом, по-прежнему побаливала, когда я нехотя шел в лабораторию. «Вот же “ценитель старого”! – с усмешкой глядя на руку подумал я. Вчера мне так и не удалось уснуть, а от осознания, что предстоит встреча с группой, еще и желудок заболел. Переступив порог лаборатории, сразу заметил перемены в поведении ребят, что одновременно озадачило и удивило меня.

- А вот и он! Можешь к нам подойти? – улыбаясь произнес Вебер, выглянув из подсобки Вито.

Ребята сидели за небольшим, круглым, металлическим столиком. Перед каждым из них стояли необычные кружки, по всей видимости сделанные из каких-то склянок Жака, наполнение жёлто-зелёной жидкостью.

- Будите чай, - спросила Ханна.

- Чай, но откуда он? На МКС запрещены электроприборы.

- Да, но у нас не чайник, а кипятильник. Я сам его собрал, а насчет чая Жак договорился, – вмешался в разговор Вито, усаживая меня на стул.

- Простите, мне пришлось им все рассказать, – виновато пролепетала девушка.

- Извините нас, просто мы думали, что вы человек Вуда, - сказал Жак.

- Что? – в недоумении переспросил я.

- Да я думал, что ты его новая, и одна из многих … ratto5. – добавил Вито.

- Крыса? Я? … Так, так, так, постойте, кто-нибудь может мне объяснить, что тут происходит, а то я в конец запутался, - подняв руки вверх, подобно проигравшему, и кинув взгляд на ассистентку продолжил. – Ханна, объясни, что эти двое пытаются мне сказать?

- Они говорят о полковнике Вуде. Вообще-то у него расовая неприязнь к русским, но слова Гюнтера, в нашу с вами первую встречу, прозвучали как намек для нас, будто вы их человек.

У меня невольно вырвался нервный смешок.

- Вы хотите сказать, что Гюнтер плохой парень, а Харви главный злодей на МКС? – с неприкрытой иронией спросил я.

- Именно. Ему нет дела до науки, он здесь лишь для повышения. Его дядюшка очень постарался, пристроив его сюда, – продолжала девушка.

- Дядюшка? – уже без улыбки уточнил я.

- Он племянник сенатора. Он пойдет по головам, ради занимаемой должности, – на удивление вмешался вечно молчаливый Конте.

- Так все дело в занимаемой должности? – с отвращением выдавил я из себя.

- Не совсем. Он крадет научные проекты ученых, и американцы присваивают их себе. А доказать, что это не их разработки невозможно, отправляясь на станцию ни одному ученому в голову не придёт опубликовать свои научные работы. Из-за связей Вуда, все здешние ученые, знающие об этом, стараются выслужиться перед ним и боятся слово поперек сказать. Жак и Вито были в аналогичной ситуации, как и вы вчера. Поэтому…

- Поэтому мы хотим помочь тебе, - перебил девушку Вито, и с неподдельным энтузиазмом, продолжил. – Ханна поверхностно рассказала о твоем проекте. Мы с Жаком в восторге! Вне зависимости от решения Вуда, мы хоти мы хотим помочь тебе воплотить твой проект в жизнь.

- Как вы себе это представляете? Если судить по вашим утверждениям Харви ни за что не допустит этого.

- Ты просто ответь на вопрос, а в остальном положись на нас, – вдруг заявил Жак.

В течении нескольких секунд я молча сидел и смотрел на ребят, в голове крутились бесконечное количество мыслей: «Как они собираются это провернуть?», «где будут брать материалы и оборудование?», «как проведут несанкционированный эксперимент?». Я встретился взглядами с Ханной, эта девушка словно прочитав мои мысли, поняла в чем заключались мои опасения, и не отрывая взгляда она кивнула, словно говоря: «Доверься нам!». В этот момент меня словно молнией ударило: «Черт возьми, я прибыл на МКС, только ради этого, так почему же я сомневаюсь?».

- Хорошо, я отвечу, только сначала задам один вопрос. Вам-то это зачем?

- Судя по рассказу Ханны это просто потрясающий проект, я обязан в нем участвовать! – ответил Жак.

- А я хочу увидеть лицо Вуда, когда мы запустим эксперимент. Хочу отомстить этому засранцу! – добавил Конте.

- А я ваш ассистент, помогать вам – моя работа, – сказала Ханна.

- Что ж, мне нравится этот ответ! – улыбаясь заявил я. – Тогда идемте, я расскажу вам все подробности по проекту.

- Стой, - сказал Вито, взяв меня за предплечье. – Это плохая идея!

- Что? Почему?

- Гюнтер, - ответила Ханна. – Он андроид, неизвестно где и когда он нас прослушивает.

- Андроид? – ошеломленно переспросил я.

- А ты думаешь почему я почти не выхожу из подсобки? Когда я узнал, кем является Динер, я сразу разработал глушители, и установил их в этом помещении, чтобы нас не смогли прослушать. Так что, все касаемо твоего проекта должно обсуждаться здесь! – продолжил Конте уже отпустив мою руку. – Ханна, принеси пожалуйста планшет с проектом, нужно, чтобы Саша ввел нас в курс дела.

«Саша? Он так сказал?» …

… «Кажется взаимоотношения с группой налаживаются!»

7

Прошло уже два месяца, с того момента, как наша команда начала работу по моему проекту. Жак и Вито – самородки, для меня. Без них у меня ничего бы не вышло. Для начала мы задумались о корабле, где его взять? Без него нет смысла начинать проект. Вито на удивление быстро нашел выход из сложившейся ситуации. Научная группа Q13 занималась разработкой космического корабля с ядерным двигателем и гиперускорителем. Вито уже взломал электронный ключ от ангара этой группы и изготовил каждому из нас ключ-карты. «Этот ангар оборудован шлюзом, выходящим в открытый космос, поэтому угнать корабль будет не сложно» – поясняя как-то раз, сказал Конте.

Жак, зная габариты и массу корабля рассчитал концентрацию каждого компонента для создания уменьшенной версии звезды Вольфа-Райе. Сейчас он помогает Вито с разработкой капсулы, для помещения этих компонентов.

По расчетам исходя из массы корабля я с Ханной определил, что нам потребуется черная дыра массой в тысячу тонн, которая испариться за восемьдесят четыре секунды, этого времени должно хватить, на то чтобы корабль добрался до горизонта событий и переместился в прошлое. Так же учитывая взрывные волны, первая из которых возникнет от образования звезды, вторая от перерождения звезды в черную дыру, а третья от испарения с последующим взрывом черной дыры. Каждый раз будет выделятся энергия примерно равная десяти миллионам атомных бомб средней мощности, исходя из всего этого мы рассчитали безопасное расстояние от Земли для проведения эксперимента.

***

Спустя еще три недели, Жак и Вито изготовили капсулы с будущей звездой Вольфа-Райе. Необходимые материалы и оборудование частично подыскивали сами среди списанных вещей на складе, частично предоставили работники других научных групп, все-таки людей, которые недолюбливают Вуда больше, чем тех, кто выслуживается перед ним. К счастью у Вебера и Конте, были хорошие связи на МКС. По непонятным мне причинам Вито сделал двенадцать капсул, единственное, что он мне сказал: «Лучше пусть останутся, чем сорвется эксперимент».

Все что нам оставалось сделать, это достать компьютер и установить программу с автопилотированием…

… «Совсем скоро мой проект воплотится в жизнь!»

8

- Саша! Просыпайся! – закричал Жак, вбежавший в мою комнату. – Эксперимент нужно проводить немедленно!

- Что? Почему? – сонно промямлил я.

- Гюнтер. Он узнал о нем!

- Как? – подскочив с кровати, и натягивая штаны спросил я.

- Я наследил. Можно сказать, я украл кое-что на складе для капсул. Думал у нас будет время до того, как о краже узнают.

Мы выбежали из каюты и направились в сторону ангара группы Q13.

- А где Вито и Ханна?

- Вито уже в ангаре, а Ханна у себя в каюте, мы решили, что для нее будет лучше притвориться и сказать, что она ни о чем не знает.

- Хорошо!

***

- Наконец-то вы здесь – воскликнул Конте, направляясь к компьютеру, установленному в ангаре. – Я сейчас же заблокирую все двери в этом отсеке, чтобы выиграть время, а вы займитесь погрузкой капсул на корабль, только умоляю, осторожно, они чувствительные.

- А как же автопилот? – спросил я.

- Его нет, мы не успели его закончить, - ответил Жак.

- Что? Как? Что же теперь делать?

- Мы будем вместо него, - крикнул Вито с другого конца ангара.

Я опешил. Глядя на ребят, пытался осмыслить полученную информацию.

- Вы серьезно?

- Да… Ты с нами? – задал вопрос Жак.

- Вы хотите сказать, что сделаете это со мной или без меня?

- Да, - пояснил Вито. – Мы потратили не мало сил и времени, провели не один десяток расчетов, поэтому я уверен, что у нас все получился. А ты веришь в себя? Веришь в свой проект?

- Ну уж нет… он не мой, он наш! Идя к этому всю свою сознательную жизнь, я не позволю заполучить вам всю славу, – с ухмылкой заявил я.

***

Мы летели на украденном космическом корабле по просторам Вселенной, удаляясь на безопасное расстояние от Земли. Спустя менее двух часов мы были на месте.

- Как думаете, Вуд отправил кого-нибудь за нами? – обратился к нам Жак.

- Не думаю, он понимает, что мы намерены сделать, так зачем ему рисковать своими людьми и кораблями?

- Согласен с тобой, - высказался Вито. – Ну что выпускаем капсулу?

Я и Жак лишь кивнули, а Конте открыл люк от шахты для сброса мусора, и капсула выплыла в открытый космос.

- Что теперь? – спросил я.

- Секунду, – ответил Конте, пилотирующий корабль.

Когда корабль отлетел на безопасное расстояние от капсулы и выровнялся, Вито зафиксировал на мониторе свою цель.

- Что ты собираешься делать? – не успокаивался я.

- Сейчас увидишь, - ответил он и нажал на кнопку на панели управления.

Вдруг послышался странный гул, а сверху появился белый луч света, который устремился прямиком в капсулу, и в этот же момент она взорвалась, ослепив всех нас, а корабль затрясло и оттолкнуло взрывной волной. После того как шум стих, а ослепляющий свет потускнел, я закричал:

- Вито, что ты творишь?

- Тссс… смотри как она прекрасна! – прошептал итальянец.

Я проследил за его взглядом и не поверил своим глазам, перед нами была звезда Вольфа-Райе.

- О, Боже! – вырвалось у меня.

- Вы тоже это видите, или я уже умер? – добавил Жак.

После этих слов мы переглянулись и нервно рассмеялись.

***

- Саша, мы приближаемся к горизонту событий, будь готов ввести координаты, – прокричал Конте.

- Я готов, только скажи, когда нужно это сделать.

- Ребята, у нас осталось тридцать четыре секунды, после чего нас разорвет на кусочки, - напомнил Вебер.

- Еще чуть-чуть! Совсем немного!

- Двадцать секунд … - продолжал обратный отсчет Жак.

- Вито? – обратился я к механику.

- Нет…

- Девятнадцать, восемнадцать, семнадцать, шестнадцать, пятнадцать…

Вдруг корабль затрясло еще сильнее, а шум усилился я едва слышал сам себя.

- Вито! – закричал я, услышав от Жака цифру десять.

- Сейчас!

Я начал вводить на бортовом компьютере нужные координаты, закончив, поднял руки вверх и Конте включил гиперускоритель, после чего в глаза ударил яркий белый свет.

***

Ощутив похлопывание по щеке, я осознал, что все еще жив. И с трудом открыв глаза, увидел перед собой Жака. В ушах стоял ужасный звон, а голова раскалывалась от боли.

- Где мы? – спросил я.

- Вито сказал, что, судя по координатам мы в России.

- В Санкт-Петербурге, если быть точнее, - добавил механик.

- У нас получилось… – с улыбкой произнес я.

Помотав головой, для того чтобы взбодриться и прийти в себя, я подошел к смотровому люку и взглянул наружу.

- Где мы? – с ужасом произнес я.

- Ах, да. Я подумал, пока ночь, мы можем приземлиться здесь, не волнуйся эта постройка предусмотрена для посадки водушнолетательных аппаратов. – Пояснил Вито.

- Открой шлюз, я хочу выйти наружу!

- Что? Зачем? – удивился Конте. - Я уже сделал фото и видео.

- Открой этот чертов люк! – закричал я.

- Да что с тобой? – по-прежнему удивленный спросил Вито, нажав на панели управления клавишу.

Я выбежал на крышу небоскреба и схватился за голову.

- Этого не может быть…

Ребята вышли за мной и подойдя по мне Жак сказал:

- Саша? Что-то не так?

- А вы не видите?

- О чем ты?

- В пятидесятых годах прошлого века в Петербурге не было небоскребов!

- Что ты сказал? – переспросил химик.

- Разве ты не в будущее нас перебросил? Так как я проверил координаты, мы в Санкт-Петербурге, в городе котором ты родился.

- Нет я уверен, что перекидывал нас в тысячу девятьсот пятьдесят восьмой год… Взлетаем, я хочу посмотреть сверху…

… Набрав высоту я убедился в правильности введенных координат. Но это не объясняло небоскребы в Санкт-Петербурге.

- Сделаем еще один прыжок, - предложил я.

- Разве мы не планировали после первого вернуться на станцию? – спросил Жак.

- Он прав, нужно разобраться в чем дело, готовьтесь к прыжку…

***

… И вновь яркий белый свет, шум в ушах и головная боль. На этот раз я ввел координаты Великобритании. Шестое сентября одна тысяча девять сот девяносто седьмой год, Нортгемптоншир, поместье Элторп. Приземлившись среди деревьев, мы вышли на улицу, и я зашагал вперед.

- Что мы тут ищем? – задал вопрос Жак.

- Доказательства того, что мы находимся в том самом месте согласно введенным координатам. Сегодня тут должны пройти похороны принцессы Дианы, – пояснил я.

Жак и Вито встали как вкопанные, в то время как я продолжал идти вперед…

- Я не понимаю? Почему похороны не состоялись, мы пробыли тут весь день, – пробормотал я себе под нос.

- А ты уверен в дате и месте? – уточнил Вито.

- Безусловно! За всем этим кроется другая причина, и я ее выясню…

- Хорошо, только может вернемся к кораблю, уже стемнело. Сегодня переночуем здесь, мы слишком вымотались, а тут достаточно тихо и безлюдно, нам ведь не нужны лишние свидетели из прошлого?

***

Мы вновь прыгнули сквозь черную дыру. Только в этот раз я ввел координаты орбиты Земли. То, что предстало перед нашим взором, лишило всех троих дара речи. Мы смотрели на нашу планету и не узнавали ее.

- Почему материки такой странной формы? – сказал Вито. – Как далеко в прошлое мы прыгнули?

- Во времени я ограничивался лишь столетием. В последний раз я ввел дату своего рождения.

- Тогда почему перед нами Земля, имеющая расположение материков свойственное ей примерно равное ста пятидесяти миллионов лет назад? – держась за голову спросил Жак.

- Кажется я понял в чем дело… Все же у нас не получилось обойти первую заповедь относительности: «Не должно двигаться быстрее света!» Не преодолев скорость света, мы не сможем перемещаться во времени.

- Тогда где мы черт возьми? – вскрикнул Вито.

- В параллельной Вселенной. Мы путешествуем по скрытым измерения реальности.

- Как же нам вернуться обратно? – задался вопросом Жак.

- Никак, все что нам остается – продолжать прыгать между пространствами, пока нам не повезет попасть в свою.

Лица моих товарищей осунулись, а в их глазах читался страх…

9

- Саша? ... Саша? … Как ты? Пришел в себя? – услышал я назойливы голос Вито.

- Это был одиннадцатый прыжок, с каждым разом они даются мне все сложнее, – ответил я, не открывая глаз.

- Это был последний, - радостно заявил Жак.

- Почему? - уточнил я.

- Потому что вы на станции, вы вернулись, – прозвучал голос Ханны, и я открыл глаза…

… Позже мы узнали, что в нашем времени нас не было лишь несколько часов, тогда как путешествуя по Вселенным прошла неделя.

Благодаря нам человечество еще на один шаг приблизилось к созданию машины времени, все что осталось для этого сделать, преодолеть скорость света. И я уверен наша команда справится с этой задачей!

__________________________________________________________________

1 – рубашка, поставляемая для Вооруженных Сил, Министерства внутренних дел и Комитета государственной безопасности.

2 (итал.) – Я бы не стал.

3 (итал.) – Почему нет?

4 (итал.) – Это его крыса. И мне с ней работать?

5 (итал.) – Крыса.

0
508
Комментарий удален
20:51
того самого Елизарова?
для изучение космического пространства и небесных тел на Луне что за небесные тела на Луне?
международной исследовательской космической станции – МКС-Луна1 МИКС, а не МКС
Ее потребность заключалась в необходимости проведения экспериментальных опытов и разработок в области космологии исключительно в открытом космосе, так как многие из них проводить на Земле было опасно. не ее потребность, а потребность в ней
канцеляризмы
язык бездушный и косный
На группы ученных от четырех до шести человек была возложена ответственность изучения определенных космических тел. коряво
Орион кавычки где?
После состыковки корабля со станцией, всему вновь прибывшему экипажу какая состыковка корабля ос станцией? станция же на луне размещена
очками в тонкой металлической оправе на носу нос тут при чем?
чуть поддавшись в перед в чей перед он поддался?
асстегнул манжету механического тонометра, после небольшой паузы он заключил: заключил тонометр?
Только пульс великоват,?
— Что ж, Александр, ваши жизненные показатели в норме, температура и давление не превышают допустимых пределов. Только пульс великоват, но думаю это связанно с тем что, уровень кислорода на МКС немного выше нежели на Орионе, поэтому у вас кружится голова. На космических кораблях его типа обычно урезают концентрацию кислорода, ведь чем меньше груза непосредственно для поддержания жизнеобеспечения экипажа, тем больше можно поместить в грузовой отсек, – он выдержал небольшую паузу и продолжил. – Как говорится, экономия должна быть экономной. лепилы так не базарят, даже космические
с препинаками жопа
ртутный градусник? при такой низкой гравитации? на изолированной станции? лажа
Напротив, меня а вот зпт зачем?
— Так точно, сер! – отчеканил майор сЕр? от слова сЕрун?
малограмотная нечитаемая корявая бессюжетная вторичная лабуда
не текст, а сплошная ошибка
Загрузка...
Мартин Эйле №1