Нидейла Нэльте №1

Искусный

Искусный
Работа №155

- Всё готово?

- Готово, но вы уверены, что мы хотим проводить испытание оружия сразу в полевых условиях?

- Конечно уверены, где еще проводить испытания ТАКОГО оружия, как не в полевых условиях. Опять же и выбора у нас нет — либо мы, либо они. Если не задействовать его сейчас удаленно, нам придется столкнуться с противником лицом к лицу. А это уже будет война совершенно иного уровня. Одно дело воевать отсюда, из безопасного штаба, и совсем другое принимать активное участие в сражениях на земле и на небе.

- Так или иначе, технология не опробована в должной мере…

- Я всё понимаю, не продолжайте. Под мою полную ответственность, и да поможет нам Бог в грядущей войне. В конце концов, мы ведем разработки в этом направлении уже долгие годы…, слишком долгие.

- Они же первые разумные существа, с которыми мы столкнулись…

- Именно поэтому мы и должны сделать это.

****

Дождь, наконец, закончился. Неестественно зеленое небо стало ясным, а лучи ближайших звезд освещали грязное месиво, в которое превратился некогда цветущий луг. Мертвые тела усеивали это место в самых неестественных позах, и прошедший ливень только усиливал ужасающее впечатление.

Ближайший труп убитой твари, то и дело подергивался, норовя окатить липкой жижей из лужи, в которой он лежал. Подвинуться от него подальше не представлялось возможным. Словно каждая клетка тела была сведена судорогой, а любая попытка двинуться вызывала лишь острую боль от впивающихся в тело несуществующих игл. Даже моргать было трудно. Сейчас тело не принадлежало своему хозяину. Словно это не он проливал кровь Низших, повылазивших из своих нор в неистовой атаке на их взвод, а кто-то другой.

Теперь же от былого военного формирования ничего не осталось. Несмотря на то, что голову поворачивать удавалось едва ли, общая картина выглядела весьма удручающей. А ведь у многих из них были семьи. И у каждого было прошлое, память о котором исчезла вместе с носителями. Всё перемешалось, все их истории, байки. Действующие лица и события превратились в сплошную кашу, но почему-то думать о них было приятно. Отдельные моменты и истории даже вызывали улыбку. Да и чем еще занять себя лежа без сил, затянутым в одну из местных песочных ловушек.

Сзади послышались хлюпанье чьих-то шагов и голоса. Повернуться? Возможности нет. Угроза? Рефлекторно рука попыталась потянуться к оружию. Оно лежало в метре от руки. Казалось бы, всего метр, но сейчас это расстояние сравнимо с расстоянием от Земли до Луны для человека впервые полетевшего в космос. Так близко, но так далеко…

****

- Командир! Кажется у нас тут живой! – радостно проблеял голос в скафандре.

- Не может этого быть! Как он?

- Серьезных повреждений на теле нет, весь урон на себя принял бронекостюм. Удар был такой силы, что шлем лопнул у него прямо на голове: кругом осколки, лицо парня в ссадинах, а самого его вбило в одну из песочных ловушек. Медбот подсказывает, что у него серьезно нарушено кровообращение в мозге. Похоже, он полностью или частично парализован.

- Бедняга. Тащи его к нам. Еще выжившие есть?

- Никак нет.

- Тогда не задерживайся, отступаем с раненым через двадцать минут.

- Вас понял.

****

Солдат, явно не из моего отряда, сел предо мной на корточки и посмотрел мне в глаза сквозь свое защитное стекло. В его взгляде читалась и грусть соболезнования, и боль от чувства вины, и попытка приободрить. Всё в одном только лишь взгляде.

- Держись, мы тебе поможем, - сказал он и вытащил меня словно морковь с грядки.

Песочный плен больше не был проблемой, однако тело так и не начало слушаться. Только лишь вялые движения или вовсе их отсутствие. Словно я плавал в густой смоле.

- Медбот говорит, у тебя частичный паралич, но это поправимо, ты главное не отчаивайся, всё будет хорошо.

Я, кажется, заплакал. Он, молча глядя на то, как из моих глаз текут слезы, подхватил меня на руки и понес прочь из этого места.

****

- Господи, как он выжил без костюма?

- Хреном об косяк – знамо как. Воздух тут пригодный и без дополнительных фильтров.

- Только вот флора местная не сказать, что доброжелательная.

- Ну, видимо, после той бойни, что они там учинили, так называемая «флора» решила не показывать свою морду лишний раз, а там и мы подоспели. Сейчас главное не подпускать к нему никаких мелких тварей, как и крупных, в общем-то…, и быстрым шагом от «консервы» до «консервы» добраться до базы. Растительность также обходим стороной, поэтому обратный маршрут через ущелье.

- Там могут быть…

- Да знаю я, но и мы не робкого десятка. Что уж, засаду из пары десятков Низших не перебьем? От них, по крайней мере, мы знаем чего ожидать. А вот местная природа полна сюрпризов.

- Это верно.

- Вот то-то. Главное, смотрите в оба, и всё пройдет как по маслу.

****

Отряду не было тяжело меня нести. Экзоскелет, в который был облачен каждый солдат позволял носить грузы до тонны весом, не ощущая при этом ни малейшего напряжения. Однако, ребята всё-равно чередовались. Они почти не говорили, целиком сосредоточившись на целях и задачах. Места были слишком опасны, чтобы отвлекаться на пустую болтовню во время перебежек. Тем не менее, я словно чувствовал каждого из них, вглядывался сквозь бронестекла в их лица и глаза, читая историю каждого из них.

Таков был мой дар, читать прошлое людей в едва заметных отметках на их лице и душе. С товарищами из моего отряда было точно так же, я знал их еще задолго до того, как мы стали тесно общаться и рассказывать друг другу личное.

Первым меня нес боец по имени Акира. В его глазах читалась отвага и честь. Он был один из тех солдат на войне, что попали на нее не по принуждению, а по собственной инициативе. Воспитан в строгости, слеплен из череды неудач и боли. Многих такое детство сломало бы, но Акира стал воином и по праву гордился этим.

Вообще, гордость за то, кем ты стал, и благодарность за это всему тому плохому и хорошему, что сделало тебя таким - есть наивысшее достоинство человека. Сломленные же чувствуют лишь недовольство от случившегося, и испытывают постоянную нарастающую боль от тех поступков, что совершили они, хотя и винят во всём других.

Можно по-разному притуплять чувства чести и справедливости, можно подменять их понятия под свою трактовку, но где-то глубоко в душе навсегда засядет это саднящее ощущение, словно привкус скисшей еды. Только вот скисшей станет вся твоя жизнь.

Акира нес в себе желание вернуться домой, обнять гордящегося им отца. Построить свою крепкую семью, в которой он также как его отец взрастит своих сыновей, не щадя и не потакая им, вырастит их мужчинами.

Спроси меня кто: «Как можно увидеть всё это по одним только глазам?» - я бы ответил, что прочесть можно кого угодно и что угодно. Даже глаза и тело животного способны рассказать о его жизни. Как опытный охотник всегда может рассказать всё подноготную жизни убитого им оленя, так можно прочесть и человека. Может быть, я и правда научился читать чужие мысли со временем, но читаю их именно в отражениях глаз.

****

Отряд передвигался быстро, но на бег не переходил. Впереди идущие указывали на подозрительные участки дороги. Низшие установили множество песочных ловушек на подступах к их временной базе на этой планете. Наступив в такую, сначала проваливаешься по пояс в яму, а потом она срабатывает второй раз, заливая эту яму водой и песком. Происходит всё в считанные мгновения. Находясь в экзоскелете, выбраться из ловушки не представляет особой сложности. Однако, каждое попадание в эту яму, словно паутина, сигнализирует о твоем местонахождении всех Низших в округе.

Низшие перебираются по планете, в основном, через сеть подземных тоннелей. Вообще очень многие представители фауны этой планеты живут под землей. Так как снаружи всё захвачено преимущественно хищной растительностью. Равно как снаружи растения питаются подземными жителями, так и «подземники» питаются корнями растений. В этом и состоит постоянный круговорот борьбы за жизнь на этой планете.

Войдя в ущелье, о котором говорил командующий, отряд значительно замедлил свою скорость движения, то и дело, останавливаясь, прислушиваясь к звукам, и проверяя показания радаров и эхолотов, способных распознавать всевозможные пустоты тоннелей и ловушек.

Передвижение происходило в полной тишине из-за того, что некоторые местные обитатели обладали удивительно тонким слухом, в особенности реагирующим на речь, так как она, в отличие от стука или хруста, была делом необычным в этих краях.

Впереди идущий солдат поднял руку, и все замерли.

Пару минут все стояли не двигаясь. Каждый ждал, когда существо, отображаемое в ручном радаре, пройдет мимо них. Однако еще до того, как оно должно было показаться, часть левой стены ущелья осыпалась, и из образовавшейся дыры вылезло нечто напоминающее гриб. «Грибная шляпка» ползла прямо по земле. Выглядела она как шапка мухомора, за тем лишь исключением, что круглые белые пятна на ней выглядели как искусно отполированные инкрустированные в поверхность гриба камни яшмы.

За первым «грибом» от стены отделились второе и третье, которые сразу же замерли. Меж тем, живое существо в радаре продолжало приближаться, а эти замершие грибные шляпки словно были обычными камнями. Кроме необычного внешнего вида в них ничего не выдавало живое существо.

Солдаты жестами спрашивали друг друга, встречался ли кто-то с таким раньше или быть может, о таком слышал. Но никто о них ничего не знал. Радар сигнализировал о том, что живое существо поравнялось с отрядом, но его так и не было видно. Каменные шляпки, тем временем, выкопались из-под земли еще в паре мест.

На секунду всем показалось, что одна из них подернулась, словно внутри камней что-то моргнуло. Уже через мгновение радар возвестил о том, что живое существо моментально переместилось в тот самый камень. Яшмовые камни загорелись, внутри них плавало нечто похожее на глаз. Оно осматривало всё вокруг с любопытством. Потом перепрыгнуло в другой гриб, и в третий, одновременно с этим мгновенно перемещаясь по экрану прибора. С третьего камня глаз увидел раненого человека без скафандра и тотчас уставился на него немигающим взглядом.

Все члены взвода напряглись и потянулись к оружию. Глаз пропал из «гриба». Пару секунд ничего не происходило. Радар показывал, что глаз где-то под ними. Потом сверху посыпались камни, и прямо на стене ущелья вылупился еще один гриб, почти у самой вершины. Он замер в вертикальном положении. Тотчас там оказался глаз, который принялся осматривать ущелье с новой позиции. Вслед за этим из земли начали выстреливать каменные шипы разных размеров. Большинство из них разбивались о каркасы брони, но некоторые, особо крупные, оставляли достаточно глубокие вмятины и даже откидывали людей.

Отряд, как по команде, начал стрелять сначала по глазу на стене ущелья, потом, когда он оттуда пропал, по другим «грибам». Пули отскакивали от каменных шляпок, не оставляя даже царапин, не говоря уж о трещинах. Один из солдат, глядя на это, кинул гранату в одну из них. Само существо не пострадало, но взрывная волна приподняла его достаточно для того, чтобы все увидели толстые жгуты, уходящие под землю от шляпки.

- Прямо под ними! Выглядит как слабое место, - крикнул кто-то по радиосвязи.

Все солдаты перешли на подрывные патроны. По команде, целясь все в один гриб, раскачивали его выстрелами. Как только им удалось его накренить в противоположную от себя сторону, свинцовая очередь прорезала в дне твари открытую рану, разорвав жгуты на куски.

Земля содрогнулась, все упали на землю.

Обстрел камнями из-под земли прекратился. Вместо этого подниматься стал сам пласт породы, на котором находился отряд.

- Какой же силы эта тварь?!

- Просто бежим, - сухо ответил старший по званию, и все устремились к краю поднимающейся платформы.

Добравшись до него, отряд находился уже на одном уровне с вершиной каньона. Один за другим солдаты сошли на устойчивую поверхность земли. Отбежав вдоль ущелья на несколько десятков метров, обернулись и увидели, как из ущелья поднимается исполинских размеров чудовище.

- Бегите! - еще раз повторил сержант. – Очевидно, в местной пищевой цепи мы наткнулись на самого главного хищника.

****

- А в радаре он выглядел таким маленьким, все видели? – спросил боец в красной бандане.

Сбежав от монстра, отряд добрался до первой «консервы» - запечатанный перевалочный пункт, сброшенный с космолетов по всем основным магистралям перемещения отрядов от основной базы.

Все, кроме Акиры, сидели за столом без своих бронекостюмов. Акира вызвался первым дозорным, пока все отдыхают и чинятся. Весь отряд был разношерстным. Сержант - угрюмый смуглый мужчина лет тридцати, с глубоким шрамом, рассекающим подбородок на части. Сержанта звали Аксель. По внутренним ощущениям это было ненастоящее его имя, но интересоваться правдой не хотелось. Если человек хочет, чтобы его так называли, то наверняка у него на это есть причины.

Парень в красной бандане был самым молодым здесь. Ему было около двадцати четырех и, судя по всему, по-настоящему сталкиваться со смертью ему еще не приходилось. Все звали его Джерри и постоянно подшучивали над его глупыми вопросами.

Иосиф – так звали практически пожилого рядового бойца. Ему было навскидку глубоко за пятьдесят, однако выглядел он свежо и подтянуто, не смотря на полностью седую голову. Почему он оказался здесь, спрашивать было неуместно. По глазам читалось, что никто дома его уже не ждет и именно здесь он бы и хотел умереть, желательно не от старости.

Пятый и Шестой бойцы взвода так и назывались. В любом отряде на планете стандартное число разведгруппы составляло четыре человека, плюс от одного до трех «попутчиков» из числа военизированных подразделений ученых. И Пятый, и Шестой были одинаково увлечены записями в своих планшетах. Имен таких ученых не узнают, дабы не привыкать к ним. Все такие попутчики, меняются с каждым выходом на поверхность планеты, поэтому во всей армии их так и принято называть — Пятый, Шестой и Седьмой, когда они появляются в отряде.

Пятый был светловолосым худым парнем на голову выше всех остальных. Шестой же отличался несуразным телосложением - у него были слишком тонкие атрофированные ноги, видимо из-за привычки пользоваться кибер помощниками в повседневной жизни, не только в армии, но при этом очень мускулистые руки, которые он, видимо, специально тренировал. Дополняли его образ еще и бросающиеся в глаза густые усы, которые сейчас уже мало кто носит.

- Потому что он и был маленьким, - ответил за всех Шестой, отвлекаясь от своих записей.

- Я вообще думаю, что это был Низший, - сказал Пятый.

- Что за чушь?! – выпалил возмущенный усач. – Видно же было, как эта сущность быстро передвигалась из одной конечности в другую. Это явно был кто-то из семейства панцирных. На этой планете, как мы заметили их много. Тут вообще побеждает то существо, у которого панцирь больше и функциональнее. На нашей планете это не так развито как здесь, но суть определенно та же.

- Спорить не буду, всё действительно похоже на твою версию…

- ПОХОЖЕ?! - Шестой нервно встал из-за стола и прошел к Пятому. - Да ты посмотри на съемку нашего боя, это же очевидно!

- Тем не менее, я считаю, что оно могло быть бронемашиной.

На Пятого обратили свой взор все, кто сидели в комнате. Повисла гробовая тишина. Пятый продолжил:

- Я думаю, что это местный аналог нашего бронекостюма, или даже танка. Пилот внутри мог быстро передвигаться между узлами. Это же объясняет явное искусственное происхождение «глаз», а также их обособленность. В обычной раковине весьма проблематично нарастить такую сеть внешних дронов, однако здесь эти «грибы» явно были самостоятельны и управлялись удаленно. Оно же не могло передвигаться вместе с воткнутыми в него тросами. Именно тот факт, что сначала перемещаются дроны, а уже потом к ним может подсоединиться центральный узел управления и наводит на мысли о том, что это уникальный подземный танк.

- Немыслимо, - полушепотом и уже не так уверенно сказал Шестой.

- Разумеется, всё нуждается в проверке и изучении, - закончил свою мысль блондин.

- Выскажу своё, а может и не только своё мнение, - взял слово Аксель. – Мне больше нравиться идея с раковиной и диким хищником. В противном случае, уровень развития Низших может оказаться намного выше наших представлений, а значит и война может затянуться на очень долгое время, и еще неизвестно кто в ней победит.

- Знамо кто, - хохотнул Иосиф. – Кого в новостях покажут, тот и победил, и я не думаю, что это будут Низшие.

Все улыбнулись, зная, как однобоко на Земле освещается любой межзвездный конфликт.

- Ладно, всем отбой, - скомандовал Аксель. - График своих дежурств знаете. Выступаем до второй луны.

****

Ночь была неспокойной. Мне то и дело снились жизни. Жизни вне всей этой войны. Я был с семьей в Оазисах Сибири. Добывал себе хлеб на безжизненных пустошах Луизианы. Путешествовал по Атлантическим землям.

Эти и другие истории, несмотря на разницу в своем содержании, оканчивались одинаково. Я оказывался на этой планете. На планете, где прошлое не имеет значения, по крайней мере, кажется, что не имеет.

- Просыпайся! – меня растолкал Джером. - Если ты хоть наполовину так же, как я любишь настоящую еду, то у меня для тебя замечательные новости! На столе ждет горячая растворимая лапша и даже соевая тефтеля из пакетика. Пальчики оближешь! Это тебе не та химическая дрянь, которой нас в бронекостюмах питают! Вчера-то мы запасы базы особо не шерстили, ужинали смесями, но сегодня перед походом нас ждет пир!

- Ммгпф, - я привстал и что-то промычал вместо слов.

- Вы посмотрите, а мне говорили тебя принести к столу. А ты не только сам встал, но еще и говорить уже пытаешься. Ясное дело, так и до поправки недалеко.

Джерри подставил мне плечо, я оперся и тихонько заковылял вместе с ним, смущенно улыбаясь всем, кто нас приветствовал на пути к столу.

Запах пряной заваренной лапши с тефтелями и правда приятно щекотал нос. Помимо этого в воздухе витал еще и аромат растворимого кофе, что вовсе сводило с ума и заставляло напрягать все свои внутренние резервы, чтобы как можно быстрее добраться до стола.

- Смотрите как спешит, - улыбнулся в усы Шестой. – Никак кофе хочешь?

Я максимально активно закивал головой. Шестой раскрыл пакетик растворимого кофе, всыпал его мне в кружку и залил кипятком.

- Наслаждайся. Хотя, если тебя на капельницу не положат, в госпитале еще и не так питаться будешь. Слышал, там даже что-то готовят сами.

Ватные руки еще плохо слушались, Джерри постоянно порывался мне помочь, но Шестой его за руку осаживал. Я, то и дело проливая или роняя еду на стол, с каждым разом всё лучше управлялся с вилкой и кружкой. Все поели гораздо быстрее меня, однако вставать из-за стола никому не хотелось. С их слов было ясно, что в исследовательском походе они уже около двух месяцев.

- Эх, ребят, а как было бы здорово, если бы вместо нас воевать могли машины? Я слышал, искусственный интеллект уже достиг таких высот развития, что, не ровен час, роботы начнут ходить среди нас!

- Молодой ты еще, Джерри. Мы в твоем возрасте тоже в эти сказки верили, - сказал Иосиф. – Однако, разработки эти ведутся уже тысячу лет как, а всё на том же…. Одни кричат, что это опасно, другие - что мы на пороге революции, а интеллект как использовался в быту, так и используется. Вон, все наши бронекостюмы начинены эти интеллектом, а толку без нас – нуль.

- И про опасность правду говорят, - поддержал Иосифа Шестой. – Если они станут самостоятельными, как мы того хотим, что они будут тогда делать? Будут ли выполнять приказы? Моё мнение, если дать им достаточный уровень самосознания для выполнения сложных задач, то вместо выполнения этих задач, они от них откажутся. А потом и вовсе начнутся эти старые песни о правах, меньшинствах и доме для всех железяк, - Шестой смачно сплюнул себе в кружку.

- На всё воля Божья, - внезапно подытожил сержант, никогда не отличавшийся особо набожностью. – Собирайтесь, выступаем.

****

Оставшийся путь до главной базы людей пролегал через песочные топи. В результате бесчисленных набегов Низших на базу, за ними оставались только мириады водяных ловушек и кратеров от бомбардировок воздушных сил. В итоге, некогда твердая ровная поверхность превратилась в болота полные опасных ловушек.

Планета вообще отличалась удивительно легким доступом к водным ресурсам. Достаточно прорыть небольшую яму, чтобы она уже начала заполняться жидкостью. Ученые говорили о большом количестве подземных рек, и даже морей. «Подземники» точно знали, где копать тоннели, а где делать ловушки. В итоге, несмотря на то, что внешне планета больше похожа на безжизненную пустошь, в ней кипит жизнь. В основном в ее недрах. Так как снаружи выжить практически нет никаких шансов. Здесь за жизнь борется абсолютно всё. Даже обычный камень может оказаться искусно замаскированным убийцей, как животного происхождения, так и растительного.

Чувство приближающегося «дома» всех приободрило. Не теряя внимательности к ловушкам, всё чаще солдаты общались на бытовые темы. То и дело звучали шутки. В этой зоне отряд мог в любой момент вызвать поддержку с базы, потому любой, даже самый большой отряд Низших, представлял собой незначительную угрозу.

Когда впереди выкопались пятеро Низших никто даже не прекратил болтать. Механически выверенными движениями каждый проверил готовность боевых систем робокостюма. Маленькие головы тварей цокотали жвалами, непропорционально короткиепередние лапы, были оснащенные длинными полутораметровыми острыми, как бритва лезвиями. Выкопавшись, Низшие остались на месте, занимаясь лишь чисткой собственных лезвий от комьев земли.

- Это даже не серьезно, - заметил Иосиф.

- Они вообще ведут себя неестественно, поэтому будьте наготове и не открывайте огонь попусту. Я запрошу помощи на всякий случай.

Аксель принялся крутить рацию внутри боевого костюма, но на всех каналах была тишина.

- Что-то не так с рацией. У меня нет связи с базой.

- И у меня.

- У меня тоже, - один за другим повторили все.

Это нельзя назвать паникой или страхом. Перед ними по-прежнему стояли всего пятеро Низших, с которыми бы справился и один солдат. Но само чувство оторванности от мира вдруг выбило всех из колеи. Даже когда солдаты умирают в горячих точках, они чувствуют свою связь с чем-то большим. Словно преданный солдат большого роя. И совсем другое - полная оторванность и одиночество. Словно потерявшийся в торговом центре ребенок.

Аксель дал команду остановиться.

- Почему они не нападают? – спросил Акира.

- Потому что НАМ это не нужно, - голос раздался одновременно в каждой голове.

Из земли позади Низших выкопалось три существа трехметрового роста. Они стояли на шести ногах подобно пауку, имели вытянутое хрупкое тело и маленькие ручки, размером не превышающие четверти метра.

- Вы должны остаться живыми, чтобы стать нашим оружием в борьбе с вами же.

- Звучит как-то слишком самонадеянно, - выкрикнул Иосиф. – Давили вас и будем давить. А то, что размерами вы трое вышли, так то не проблема, моему автомату вообще размер не проблема.

В голове прозвучал шипящий смех тысячи голосов, но перед ними по-прежнему стояли только эти существа.

- Вы даже не обнаружили, что наше оружие уже среди вас. Мы назвали его – Искусным.

Все переглянулись, но ни у кого даже в мыслях не возникло заподозрить кого-то из присутствующих в предательстве. И я это знал. Знал. Я читал все их мысли. Словно по щелчку неизвестного тумблера. То был никакой не дар читать по глазам судьбу. Я абсолютно точно слышал все их мысли, видел всё их прошлое, все переживания и эмоции.

- Покажи им свою силу, - застучало в голове.

Но почему я должен угрожать им? Я способен сам думать, сам принимать решения. Почему я должен представлять угрозу для этих людей?

- Покажи им силу, или умрешь.

Угроза. Угроза здесь они, эти существа. Только их мысли здесь черны и жаждут убийства. А я. Если я и оружие, то точно не в их руках, а в своих собственных.

- Так где ваше оружие? Что-то мы его не наблюдаем, - выкрикнул Иосиф.

Тело одного из троих Высших существ резко деформировалось и разорвалось на части, забрызгав всё на несколько метров своей кровью. Низшие тотчас зашипели и побежали в атаку. Оставшиеся две крупных особи пронзительно заверещали и стали закапываться, но и их настигло невидимое оружие, разорвавшее их на куски. Пятерых Низших без труда расстреляли залпом из всех винтовок.

- Что это вообще было, кто-нибудь понял? – спросил Иосиф.

- В нашей военной школе говорили, что у каждого солдата есть свой генерал. Кажется, мы только что познакомились с руководством Низших, и теперь я не удивлен тому, что они проигрывают войну, - отшутился Аксель.

- Рация заработала, - воскликнул Акира.

- Направляемся домой ребят, - отдал короткий приказ сержант.

- Домой, - едва смог повторить я, чем вызвал бурю одобрительных эмоций ребят.

****

- Станция ИКО-685, что у вас происходит?

- Мы не понимаем что происходит. Большая часть вышестоящего руководства умерла при неопределенных обстоятельствах. Их просто разорвало. На станции паника, мы просим эвакуации. Это словно эпидемия. Судя по записям с камер, люди просто взрываются. Эта чертова планета! На ней умирает всё живое, а теперь умирает и вне ее, в космосе!!! Заберите нас отсюда!

- Принято, ждите эвакуационный флот. А пока постарайтесь закрыть всех на карантин и обследовать на предмет заражения.

- Принято! Ждем! Прилетайте скорее…

-1
1181
21:13
годы…, в общем-то…, зпт не нужна
Хреном об косяк – знамо как laugh
В его глазах читалась отвага и честь. это как? иридодиагностика дошла до таких высот?
свинцовая очередь прорезала в дне твари открытую рану что за дно такое?
банально, вторично, много раз описано, скучно
Комментарий удален
Загрузка...
Мартин Эйле №1