Олег Шевченко №1

Движок

Движок
Работа №243

Быть может не все, о чем мы собираемся рассказать, было именно так в действительности. Это не хроника и не протокол. Но подлинными являются мысли, чувства, поступки людей и события, которые принадлежат уже истории.

Федор Тимофеевич возвращался домой после очередного рабочего дня. Работал он в НИИ Легкой промышленности при Министерстве сельского хозяйства Третьей Республики, что находился на пересечении проспекта им. Ходжи Насреддина и 223 Ленин-авеню, во втором отделе проблем теоретической физики и механики гравитационных волн в планковском пространстве, в лаборатории 2.5.

Последние пять лет институт был перегружен работой. В связи с введенными шесть лет назад протекционистскими тарифами, сельское хозяйство переживало подъем. Было много заказов на исследования от таких гигантов как "ООО РОСАТОМ", BurgerKingKong, УАЗ. Их, помимо традиционных сельскохозяйственных культур, интересовал вопрос синтетического выращивания злаков. 3-й отдел, а это без малого 20 докторов наук, 10 кандидатов и не меньше 300 младших научных сотрудников, работал над заказом от корпорации «Винн-Биль-Дамм», выигравшей тендер на возведение 3-й очереди энергоблока №2 термоядерной установки в Ацидалийском море на Марсе.

Время было позднее - 21 ч 30 мин 10 с. 31 терция 99 фемтосекунд и 11 аттосекунды. Часы отставали. Отставали в сущности не так уж и намного - на каких-то 10 минут 10 наносекунд. Но это, Федора Тимофеевича, человека хотя и далеко не самого пунктуального, раздражало. Уже третий день он не мог спокойно выйти на работу. Сущие 10 наносекунд могли дать повод начальству поставить Федора Тимофеевича «на карандаш». Пусть его это, в общем-то, и не сильно беспокоило, да и, собственно, начальства у него как такового не было, все же каким-то способом этот пустяк заставлял его приходить на работу на 11 минут 29 секунд 1 терцию раньше.

Самый старший научный сотрудник 2-го отдела лаборатории 2.5 торопился успеть до 22 00 в Моленный переулок, который был недалеко от его дома, чтобы успеть до закрытия взять свежую газету на завтра – завтрашний номер был готов уже вчера - маленькое чудо от газетчиков.

- Добрый вечер!

- Вечер добрый, мужчина, – прозвучал женский голос.

- Дайте, пожалуйста, свежую «Правду»

- Правды нет.

- Тогда «Россию».

- Аналоговая Россия продана, осталась только электронная.

Федор Тимофеевич не любил вошедшие в моду еще в его бытность студентом электронную прессу.

- Давайте «Труд», - Труд был всегда.

- С вас 40 рублей.

- И «Беломорканал», пожалуйста.

- Вам электронный «Беломорканал»?

- А у вас Беломорканал обычный с фильтром есть?

- Мужчина, вы опять шутите, какой еще «Беломорканал» с фильтром?

Мужчина шутил первый раз за весь день.

- Нет.

- Нет, с фильтром нет.

- Тогда без фильтра, обычный.

- С Вас 30 р, с газетой 70 р.

- Без сдачи только картой могу расплатиться? Наличкой, всего ничего – 50р.

- Давайте наличкой.

«Надо же, - подумал Федор Тимофеевич, - до чего роботы дошли! Разборчивые стали даже в таких мелочах! И, действительно, робот, который продал «Беломорканал» и газету Труд, был значительно умнее предыдущей модели, которая хоть и могла похвастаться мощными электронными мозгами, но на эмпатию, а также на мелкое мошенничество, была не способна.

Грань между человеком и пластмассовой формой жизни становилась все менее явственной. Боты появились массово в жизни обычных граждан 3-й республики совсем недавно – 4 года назад. Но за эти четыре с небольшим года сделали огромный шаг вперед – они вытеснили живых, аналоговых людей не только с прилавков обычных магазинов и с заводских конвейеров, но и стали теснить мелкую шпану, наркодельцов и жриц любви в их не легкой борьбе за насущный хлеб.

Федор Тимофеевич жил в обычной хрущевке путинской постройки. В этот вечер бесхитростный ужин ученого второго отдела составили телячья голова с черносливом и рыжиками, утка под изюмом, мозги под петрушкой, укропом и ягодным суфле, малороссийские вареники с медвежатиной в ванили с соевым соусом, запеченная с рябиной осетрина со снитками в липовом меде с бараньим курдюком, чай цейлонский крупнолистовой, свекольный сахарный песок. Все это было съэмулировано умной печкой, которая, ко всему прочему, могла прибрать дома, постирать, погладить вещи и даже поддержать беседу или устроить скандал.

Не смотря на то, что все эти яства были, по заверению создателя умной печки, идентичны натуральным, телячьей голове с черносливом и рыжиками, утке под изюмом, мозгам под петрушкой, укропом и ягодным суфле, малороссийским вареникам с медвежатиной в ванили с соевым соусом, запеченной с рябиной осетрине со снитками в липовом меде с бараньим курдюком, чаю цейлонскому и свекольному сахарному песку идентичны они не были. Вопрос, что же здесь не так, чего не хватает, что нужно убрать, а что добавить, был одним из самых обсуждаемых в новостных лентах, а, пожалуй, и в рейхконцелярии 3-й республики. Виртуальные суррогаты, будь то продукты, топливо или даже экономика, с подачи нового министра рейхконцелярии Вангелии Гуштеровой стали модной темой обсуждения в обществе.

Федор Тимофеевич, сев в кресло, зачитал передовицу:

«Сегодня, 10 Шуль 11Эб 13.0.16.14.12, 9-й президент Третьей Республики Мстислав Удалой официально вступил в должность…».

Следующий разворот был посвящен необходимости повышения цен для борьбы с инфляцией. Завершались новостные сводки сообщениями о напряженной международной обстановке на кольцах Сатурна и успешном возвращении звездолета Венера-1 с тейконавтами Третьей Республики и астронавтами Священной Римской Империи из звездной системы Альфа Центавра.

«В странном мире мы живем!» - подумал про себя ученый.

Нежданно-негаданно, лишь только кушанья были расставлены в трапезной, «умный» квартирный звонок подал сигнал.

С большим неудовольствием, на какое только способен самый старший научный сотрудник, он пошел смотреть, кто же посмел его побеспокоить в такой священный час?

Перед Федором Тимофеевичем Прошкиным был Герман Оскорович Греф.

- Здравствуйте Федор Тимофеевич, – сказал Герман Оскорович .

- Здравствуйте Герман Оскорович , – сказал Федор Тимофеевич.

Дело было срочное. Герман Оскорович, также как и Федор Тимофеевич, был самым старшим научным сотрудником. Они работали в одном и том же НИИ Легкой промышленности при министерстве сельского хозяйства, в департаменте растениеводства, во втором отделе, занимавшимся проблемами гравитационных волн в планковском пространстве, а если быть уж совсем точным, созданием перспективного движителя восьмого поколения анигиляционной тяги для межзвездного трансфера. По большому счету это было первое поколение движителей анигиляционной тяги. Все началось с открытия антиматерии и последующего ее выделения. Антиматерия, не смотря на свое название, все же подчиняется определенным законам. Если антиматерию связать с материей в виде плазмы, то некий объем энергии пространства в области бифуркации исчезает, а точнее перемещается в другое место Вселенной. Недавние исследования позволили точно задавать область перемещения. Пока мы теоретически можем попасть в любое место нашей Вселенной, но это теоретически. Практически был возможен скачек на расстояние в 10 тысяч световых лет, не более. А в действительности же с помощью анигиляционных движителей единственное, что мы можем, так это перемещать колоссальные денежные средства из реального производства в топку этого самого движителя. Год назад дело казалось пропащим. Но с привлечением специалиста из Высшей Школы Магии – настоящего колдуна и известного экзарциста, лауреата международной Поттеровской премии, дело сдвинулось с мертвой точки.

На 11 Шуль 12 Бен 13.0.16.14.13 по длинному счету, намечались последние испытания движителя. Планировалось вывести его на полную мощность.

- Федя, я знаю, что с нашими часами!

- Что?

- С ними все в порядке!

- Гера, ты приехал с другого конца города, в 12-м часу ночи только за тем, чтобы сказать, что с часами все хорошо? – несколько раздраженно сказал Федор Тимофеевич.

Теперь некоторое раздражение проскользнуло и на физиономии Германа Оскаровича.

- Федя у нас временные трудности, а вернее всего трудности со временем. У тебя включен ЭВМ?

- Включен, но на холостых.

У Федора Тимофеевича стоял дома казенный электронный вычислительный модуль буржуазной фирмы IBM, последняя модель, которой, пожалуй, не могло похвастаться даже NASA, с новой паровой энергетической установкой, способной работать не только на угле и дровах, но и от портативной ядерной турбины. Герман Осипович подошел к компьютеру и забил его топку до отказа березовыми дровами, лежавшими в аккуратной поленнице в углу комнаты.

Федор Тимофеевич, неодобрительно покачав головой, поднял вверх рубильник. Стена напротив разверзлась, и перед изумленным гостем предстала новенькая термоядерная энергетическая установка. На открывшемся виртуальном пространственном табло Федор Тимофеевич выбрал мощность. Установка загудела, как старый реактивный двигатель. Казалось, от такого грохота весь дом сложится как карточный.

- Сейчас разогреется, и будет нормально, – успокоил Федор Тимофеевич гостя. Так что у тебя там такое?

Герман Оскорович, подключившись к облаку НИИ, ввел в программу обсчета проекта анигиляционного движителя несколько формул.

- В конце дня в симулякрах проверял наше с тобой творение, так, знаешь на всякий случай – для своего спокойствия, и система выдала несколько парадоксов . Хочу кое – что проверить. Если ты не возражаешь.

Федор Тимофеевич не возражал. Программа начала обсчитывать данные. Турбина прогревшись, уже не шумела. Шестеренки внутри вычислительно блока IBM создавали монотонный треск, выдавая умопомрачительную вычислительную мощность в 1024 гектадекакубитов и потребляя при этом сущие 8815 МВт энергии.

Примерное время обсчета 13 миллиардов 251 миллион 40 тысяч 5508 лет 37 секунд – прочитал хозяин квартиры в открывшемся окне IOS.

- Скоро мы узнаем всю правду! – патетически заключил Федор Тимофеевич.

Герман Оскарович покачал головой, не обращая внимания на замечание коллеги.

- Слушай, у меня как раз заварился чай, пойдем на веранду чаевничать?

-Айда – одобрительно ответил гость

С веранды, или балкона, на которой у Федора Тимофеевича была разбита оранжерея, а вернее сказать целый ботанический сад (чего там только не было! – тигровые лилии, орхидеи, алое, коланхое, бегония, аспарагус, десять кокосовых пальм, а среди елей где-то обитали дальневосточные леопарды) открывался шикарный вид на город. Вдали виднелся НИИ и освещенный стенд для испытаний аннигиляционного движителя.

- А все же какой путь мы прошли ! – торжественно произнес Федор Тимофеевич, вглядываясь в даль.

- Да. Завтра заключительное испытание и движитель поставят на первый Звездолет. И снова испытания. А ведь еще совсем недавно мы имели дело с керосином, водородом, кислородом, перхлорилфторидом, изопропилнетратом..

***

20:17:39 11 Шуль 12 Бен 13.0.16.14.13. Федор Тимофеевич и Герман Оскарович проводил последние просчеты в симулякре. – виртуальной среде. Все просчитав, симулякр выдал положительное решение на запуск движителя. Самый старший научный сотрудник дал добро на подачу мощностей. В это самое время, выскочила голограмма с результатами вчерашнего исследования

«Ну надо же! Мы уж и не ждали» – подумал про себя Герман Оскарович. И хотел было ее закрыть, но любопытство взяло верх. Сообщение привлекло внимание и Федора Тимофеевича.

Ученые смотрели на голографический экран с результатом обсчета как завороженные.

-Так что это получается? – тихо сказал Федор Тимофеевич

- Именно, часы у нас в порядке – ответил Герман Оскарович

- Хотя бы сэкономим на ремонте антиквариата! Получается, что у нашего движителя есть побочный эффект. Он перенес нас на 10 минут в прошлое или куда?? – озабоченно сказал Федор Тимофеевич

-Вот именно! Он перенес нас, если верить цифрам, а цифрам я приучен верить еще со скамьи Профтехучилища №53, кстати вспоминал нашего учителя по слесарному делу сегодня; так вот если верить цифрам..

- Помню, что ты веришь им, получается, мы где-то там, где ни нас ни чего либо вообще не должно быть, где-то за рамками вселенной, за рамками вообще всего.

Наступило гробовое молчание. Первым из оцепенения вышел Федор Тимофеевич. Так, что еще, посмотрим.

- Нам нужно похимичить с движком, и возможно на 5 854 125 попытку вернуться в исходное состояние - опять же, если верить расчетам, что мы с тобой куда-то залетели.

- 5 854 125 попыток всего??

- возможно 10 458 965 255 963

- такого тоже исключать нельзя.

- Взгляни ка сюда!

- Ага! Очень короткое и изящное решение!

- Нужно просто умереть и судя по всему…После смерти мы вернемся к нормальной жизни.

Слушай, а какие у нас с тобой проблемы?

-Часы отстают на 10 минут. Это, пожалуй, все

- Серьезное основание, что бы броситься под тепловоз с эстакады.

- В остальном, порядок!

Но последняя строчка, выдала не большую проблему. При мощности, которая нагнеталась в агрегат, был возможен временной скачок в пределах 1 миллиона лет. И затрагивал он всю планету. До запуска движителя оставались считанные секунды. Федор Тимофеевич, вскочив на левитационнуый скутер помчался к движителю, - вырубить через ручную систему управления адскую машину.

- Нужно перенаправить мощность! – осенило Германа

И ученый, судорожно найдя в голографическом эфире систему энергообеспечения, принялся перераспределять нагрузку.

До запуска движителя оставалось 3 секунды. Федор Тимофеевич, спрыгнув с левитационной платформы бежал к ручной системе управления. Герман Оскоровичу оставалось вырубить лишь одну линию, но внезапно, система управления ЭВМ Window Millennium начала перезагрузку всей системы для загрузки обновления.

Раздался гул. Погас свет. Через несколько мгновений начала работу аварийная система электроснабжения. Герман Оскарович, бежал, как только мог к движителю. Ни чего, кроме первобытного стража перед тем, что он возможно увидит, не занимало его мысли, душу.

Адская машина стояла там же где и была ранее. На испытательном стенде ни чего не изменилось. Все было на своих местах. Пожалуй, за исключением того что на полу, под системой ручного управления лежали ручные часы Победа, которые отставали на сущие 10 минут 10 наносекунд.

***

Покуда хватало глаз простиралось идеально ровное поле, над горизонтом которого, друг напротив друга висели Черная и Белая дыры. Это место получило название множественное Зэт-Альфа. Полотно материи дрейфовало из Белой Дыры к Черной, которая поглотив его, набирала такую массу, что превращалась в Белую. То, что до этого было черным, становилось белым, а белое - черным. Небо этого края украшал восход и закат самой величественной Вселенной.

Посторонний наблюдатель, не искушенный жизнью, прошел бы мимо этого богом забытого угла древней Вселенной. Но видавший виды созерцатель, пожалуй, заметил кое-что замечательное. Откуда-то из дебрей пустыни, вился вверх еле заметной змейкой сизый дым. У костра сидело трое. Первый сидел с кружкой, второй с сигаретой.

И было утро, и был вечер. Федор Тимофеевич допивал 8 759 997 кружку чая.

- Друг, дай еще одну! – спросил большой полосатый кот.

Отпив немного из кружки, ученый достал из внутреннего кармана распакованную пачку Беломор-канала и протянул Василию Васильевичу. Так звали в меру упитанного, значительно превышающего размеры своих сородичей, манула.

Кот взял папиросу, выпотрошил из нее табак и зарядил очередную трубку, раскурив ее от тлеющего уголька. Пошла 8 759 999 кружка.

Манул глубоко затянулся. Он уже восемь раз умирал, и восемь раз появлялся вновь. Оставалась последняя, девятая жизнь, и та была на исходе.

- Что ты будешь делать, после смерти? – поинтересовался человек.

- Попробую начать все с чистого листа – ответил кот, нервно, махнув хвостом и сделал очередную глубокую затяжку первоклассным Архангельским табаком. Каким бы страшным не был сон, всегда наступает утро. Или почти всегда. Был ли у вас сон который не уходит с восходом солнца? Множественное Зет-Альфа стало таким сном для Федора Тимофеевича. С начала, был интерес, потом страх, паника, безразличие и снова интерес. Он стал изучать этот странный мир. Был чай, костер, котелок, манул, кое-кто еще и было время. Время, измеряющиеся в кружках чая и жизненных циклах пушистых зверьков.8 759 999 кружка чая была осушена. Девятый цикл закончился. В одно мгновение исчезло все.

0
1585
15:10
С третьей попытки прочитав сие, хочется спросить автора: «Зачем?»

Для чего это писать, заведомо зная, что шансов на конкурсе никаких?

Возможно это политический манифест. Этакое «Фи» окружающей действительности.

Никогда не любил политические тексты, так как считаю, что творчество должно помогать читателям отвлечься от мерзости бытия и немного расслабиться.

От данного текста ничего кроме взрыва мозга, или тошноты не будет…

Про перлы и недочеты текста писать не буду, их очень много, но автора, подобное скорее всего не заинтересует…
Комментарий удален
01:41 (отредактировано)
Кажется, автор здорово повеселился, создавая этот рассказ. Правда, сложно было продираться сквозь учёные дебри. Но добродушный юмор я почувствовала
22:58 (отредактировано)
Вот он квазинаучный юмор с футуристической загогулиной. И не надо задумываться о чём этот рассказ. Просто принять его как оракула на веру!
Федор Тимофеевич жил в обычной хрущевке путинской постройки. В этот вечер бесхитростный ужин ученого второго отдела составили телячья голова с черносливом и рыжиками, утка под изюмом, мозги под петрушкой, укропом и ягодным суфле, малороссийские вареники с медвежатиной в ванили с соевым соусом, запеченная с рябиной осетрина со снитками в липовом меде с бараньим курдюком, чай цейлонский крупнолистовой, свекольный сахарный песок. Все это было съэмулировано умной печкой, которая, ко всему прочему, могла прибрать дома, постирать, погладить вещи и даже поддержать беседу или устроить скандал.
20:44
+1
сплошная лажа…
Загрузка...
Мартин Эйле №1