Ольга Силаева №1

Космос

Космос
Работа №166. Дисквалификация за отсутствие голосования

Глава 1

Середина XXIвека, а лекарства от курения так и не изобрели. Мда... Я имею ввиду действенные препараты, а не эти пластыри. Взрослому человеку, который еще помнит расцвет XX и начало XXI веков трудно привыкнуть и до конца адаптироваться в космической реальности. Ладно дети - им дай игрушку, они и рады, как и в любое время. А вот такие как я сорокалетние мечтатели еще просыпаются посреди ночи в холодном поту, вспоминая автоматы с газировкой на каждом углу, да рваные джинсы; девочек, похожих на мальчиков и мальчиков, выглядящих лучше, чем сами девочки.

Сегодня, куда ни глянь, стоят одни безмолвные здания центров подготовки, зерна для создания молекулы хлеба продают роботы с подобием человеческих лиц , вместо обычной одежды используются полу-бесцветная броня для защиты организма от вредоносных бактерий, химэлементов и ядерной стружки. Самое главное в этой ситуации то, что это временный Блок Передержки для тех, кто оказался непосредственным участником или же жертвой каких-либо военных или аварийных ситуаций, некая служба помощи. Осталась неделя и я отправлюсь на планету Аир, что как брат-близнец похожа на Землю. Заживу, наверное нормально.

Здесь по утрам я обычно пью нечто, напоминающее кофе, хотя осадок на дне стакана смахивает на крупицы порошка для стирки белья, и я точно не знаю, проживу ли я еще хотя бы пару лет... В недалеком прошлом я попал в серьезную аварию. Я работал на Часовой башне (когда-то мои обязанности можно было бы окрестить промышленным альпинизмом) и случайно произошла поломка троса, а моя защита не успела среагировать на неожиданное падение и осколки панциря настолько глубоко вошли под кожу, задев кости, что я до сих так и не оклемался. Под вечер, когда начинаются волнения воздуха я ухожу подальше из Центра станции, где находятся наши коробки для жилья (именно коробки, потому что настоящим домом назвать эти сооружения язык не поворачивается, так это абсолютно стерильное помещение без окон и намека на хоть какую-то мебель). Честно сказать, вся эта проблема мне порядком поднадоела, поэтому я решил сломать одну штуку, которая должна меня спасать при любом появлении дыма и прочего возможного возгорания - курить все-таки мне хотелось больше, чем быть спасенным дружелюбными роботами, которые проводят работу долго и нудно, ну а потом ставят клеймо нарушителя безопасности (если конечно докажут, что ты сам решил к ним попасть). Гостей не жду, поэтому на случай их прихода у меня есть небольшой ломик. А как известно, против такого мало кто устоит.

Может сложиться впечатление, что я абсолютно не ценю того, что для нас делает правительство, что абсолютно не верю в лучшее будущее, что я злостный нарушитель порядков, но это не совсем так. Но как может рыба, живущая в реке привыкнуть к существованию к аквариуме?

Окраины - это голограммы, которые напоминают о том, как выглядели деревья, озера, горы и прочая флора и фауна, чтобы мы окончательно не свихнулись. Впрочем, все не так плохо, как могло бы быть. После очередного Взрыва во Имя Мира, когда одна из стран, обладающая сколь сильным влиянием, столь сильным безумием не начала бомбить все и вся. Пришлось эвакуировать оставшихся на Подземные Базы и срочно отправлять их, как корабли дальнего плавания на другие планеты, чтобы хоть как-то начать жизнь заново. Жить заново невозможно, если не ценил старое на должном уровне - это я понял очень скоро оказавшись на ПЗ - 010.

Глава 2

Утро. Холод. Битком забитый автобус. Скафандры нещадно скрипят при малейшем соприкосновении, а тут еще не свет ни заря приходиться тащиться в Центр Подготовки. Только вот для чего, мне так никто и не сообщил. Хотя, к этому давно пора привыкнуть. Давно пора...

Очереди... Из всего того, что можно было бы сохранить, сохранилось только то, что вызывает раздражение и зуд мозга. Я не шучу, да-да зуд. Еще одно напоминание о срыве с башни. Все могло быть намного хуже, например я мог бы остаться без руки, или даже перестать чувствовать вкус пищи. Хотя, мне бы могли все это вживить и настроить заново, но вот я не хочу чувствовать как все эти полуботы. Обычные люди под угрозой заражения или же нового ВИМ начали заменять себя по частям, будто какой-то конструктор. Что-то типа бума на пластические операции, только вот никто не предупреждал полуботов о том, что их новые игрушки ускорят уход на вечный ТехСклад их хозяев. Что ж, у страха глаза велики. Это животное чувство, переданное нам далекими предками никогда не перестанет существовать даже под внешней оболочкой благополучия.

Что ж, хватит о грустном, мне пора собираться на работу ( так я называю свое лично расследование по поиску виновницы взырва, чтобы не потерять хватку, так сказать, пока отсиживаюсь здесь).

Белый туман, разорванные флаги, сбитыми птицами лежат без движения, разбомбленные дома, словно монстры показываются из-за углов некогда знакомых ларьков с шаурмой и плохим кофе. Повсюду паника и крики о помощи, кто-то еще не осознав серьезности случившегося с перевязанной головой просит сигарету.

Тонкие трещинки паутиной расползаются по стеклу скафандра, едкий дым заполняет нос. Я теряю сознание. Снова просыпаюсь и понимаю, что нахожусь в каком-то слишком белом чистом здании. Девчушка с мелкими веснушками и мышиным хвостиком под серой кепкой кряхтит и плачет, пытаясь позвать на помощь. Высокий парень с бородой и проколотой бровью кому-то кивает, и я поднимаюсь над кровавым полом. Чья это кровь?

Если моя (и что-то мне подсказывает, что так и есть), то сплоховал я, даже перед собой стыдно как сплоховал: надо же было так неосторожно попасть под огромные железные клыки этого трактора. Хотя, пес его знает, трактор это был или какая боевая машина. Только вот что-то с самого утра начало происходить не так как обычно.

Утро было одним из тех, которые я по своему обыкновению называл сонным. Всю ночь мне так и не удалось сомкнуть глаз, поэтому приходилось заливаться в себя, словно в какую бездонную бочку ромашковый чай. Как я и думал, это не приблизило меня к желаемой цели, а именно - выспаться перед важным мероприятием. Ровно в 9:30 утра мне предстояло стоять перед начальником отдела розыскной службы и читать доклад о проведенном исследовании.

Едва не упав с кровати, я так и не найдя любимых тапочек с заячьими ушами пробежал босиком по холодному кафельному полу без единого намека на коврик и практически без шума ввалился в ванную комнату, где тут же поспешил встать под горячий душ. Завтрак - это такая неприятная вещь, когда его приходится делать себе самому. В такие моменты я часто вспоминаю школьные годы, когда мама готовила яичницу с колбасой, сыром или помидорами, иногда это были блинчики, иногда бутерброды, но главным и единственным правилом оставался маленький заварничок с алтайским чаем.

-"Самый полезный и вкусный чай на свете". - всегда говорила мне мама. Кто бы мне сейчас это сказал, а лучше бы приготовил этот чертов завтрак: яичница подгорела, кофе медленно выливался из турки, словно лава из гневного вулкана, заливая плитку темно-коричневой ароматной жижей.

Я натянул черную футболку, джинсы, закинул в рюкзак блокнот, ручку, мелочь, планшет и очки. В путь! Ах, да я забыл полить кактус. Ничего, переживет, не то что я без завтрака. Перехватив по пути булочку с какой-то фруктовой начинкой, я сел на троллейбус и направился в отдел.

По пути я весело переговаривался с симпатичными секретаршами, с занудными менеджерами и громогласными бухгалтерами.

- Когда зарплата, Зинок? - пытаясь улыбнуться как можно шире, я радостно приветствовал бахвально Зинаиду Никифоровну - главного бухгалтера.

- И как тебе не стыдно спрашивать о зарплате в начале месяца, Агаринцев? - нервно надулась гроза цифр и бумажек, строго смерив меня взглядом, полным испепеляющего жара дисциплины и трудового кодекса.

Лифт, пять секунд и я в кабинете начальника. Читаю с выражением доклад.

- Все хорошо, только вот я что-то не понял - лысеющая макушка начальника Ивана Анатольевича Зыдина склонилась над тремя листками А4. - где твое личное мнение, предположения и так далее. Ты три года работаешь и знаешь, как это важно для перспективы расследования.

Я нервно кашлянул, взглянул на шоколадный батончик, лежащий на краю стола и начал вещать о том, нет не о том, как трудна и неказиста жизнь российского сыщика, а о том, что как мне кажется (эту фразу надо говорить очень четко и сразу, когда начальник спрашивает тебя о твоем мнении, иначе премии не видать, как своих ушей), в деле о пропаже новенького джипа замешан кто-то из высоких друзей не менее высокого владельца, а уж такие предположения сравнимы только с ходьбой по лезвию ножа.

-так, ясно - начальник вытер платочком лоб. Батончик все также лежал на краю стола. Предательски заурчал желудок.

- Иван Анатольевич! - взмолился я - можно я пойду на обед, с утра не успел позавтракать.

- Иди уже - махнуло рукой отзывчивое начальство в виде маленького толстенького человечка с зеркальной лысиной и ухмыльнулся куда-то в окно.

Я забрал бумажки (то бишь отчет) и спустился в столовую. Там, за ароматным какао и сладкой запеканкой я и увидел ее.

Через минут, чтоб не соврать минуту и тридцать секунд, пока она шла за очередным стакана вишневого компота произошел взрыв: сначала обрушился потолок, затем обрушилась тишина и началась паника.

Только сейчас я понимаю, что произошло на самом деле, нет я только догадываюсь, хотя все говорит о том, что догадки мои черт возьми верны. - все дело в ней, а именно в той роли, которую она так старательно исполняла не так уж и долго для агента того уровня, которому она конечно соответствовала...

Высокая, но не слишком, брюнетка в зеленом костюме подкрашенная неброско, но заметно. Не Оксана, не Аксана, а именно Иксана. С таких противоречий состоял ее поверхностный портрет, кто же знал, что нужно повнимательнее присмотреться к этой новенькой без детей и мужа, готовая помочь коллеге в любом деле. Зря только я сразу не познакомился с ней поближе, может быть и заметил чего. Но что уж теперь ... Теперь надо только не упустить ее снова.

Что я нашел за две недели пребывания в пункте? Да ничего. Не то чтобы совсем ничего, но очень мало, слишком мало. Хотя в справочном центре я нашел кое-какие документы, о которых упоминаются спаривания между человеком и самками цирибуса (именно самки, а не самцы передают детенышам женского пола особую привлекательность, ну и конечно способность к выделению ядовитой жидкости, способной убить за пару секунд). Почему я в этом уверен? Приходилось встречаться с одним в командировке на планете Измир - мультипланетным курортом, если можно так выразиться. Правильно говорят, любовь зла...

Ну, да ладно. Что интересно, я искал характерные зацепки: отпрыски таких союзов уходят при ранении зализывать раны в такие места, где их никто не может найти - подвалы, заброшенные дома и прочие места, от которых веет печалью и некоторой долей страха. Я с нетерпением ждал, когда закончится неделя и я отправлюсь исследовать подобные места на Измире!

Прошла неделя, мой отлет чуть было не сорвался из-за непонятного обстоятельства - якобы из-за просроченной справки о здоровье. Глупо, но неприятно, мне можно еще целых два месяца бегать и прыгать на любой планете, а меня тут решают оставить на передержку, как надоевшего кота.

Я поправляю кепку, мило улыбаюсь работником службы безопасности, спокойно иду по дорожке к трапу ракеты. Проглатываю сонную таблетку и ровно через 20 часов просыпаюсь. Отлично. Я даже не проголодался.

Классно все-таки вдохнуть чистый воздух, кажется легкие стали размером с дирижабль, кажется можешь взлететь на чистой энергии радости. Подбросив рюкзак и ловко поймав его на лету, я иду широким шагом к многоэтажке - там я буду жить.

Я уже представлял как буду пить алтайский чай, смотря в окно и отстукивать в такт любимой музыке, как вдруг увидел в почтовом ящике письмо. Странно, письмо новому жильцу нового дома. Кто бы стал писать мне? Открыв конверт, я едва не выронил то, что там лежало. Колба с ядом. Готов биться об заклад, что это яд цирибуса.

Очень интересно, преступник дает мне подсказки, или же это кто-то посторонний, никак не связанный хочет помочь и у него есть свой интерес?

Мотивы преступников мне не так уж важны, как месть за тех, кто был мне дорог...

Утро спешить некуда - офис и документацию еще не восстановили, новых сотрудников не набрали, поэтому можно поразмыслить над содержимым колбы, а именно похимичить над ее составом и либо увериться либо окончательно отвергнуть мысль о том, кому она все-таки принадлежит.

А пока я бы хотел поближе пообщаться с соседями... Что может быть проще, чем устроить пожар? При таком раскладе сразу видно кто что хватает побыстрее (самое ценное). Вот тут-то и можно обнаружить что-нибудь интересное. Главное, не попасться космополиции, иначе точно что-нибудь оторвут.

Спички, подвал, пара легких незамысловатых движений и вуаля!

- Пожар! Спасайтесь! - закричал я настолько громко, на сколько только мог.

Через пару минут все жители вышли из подъезда, однако с пустыми руками. Рассматривая толпу, как охотник в поисках следа зверя, я буквально на мгновение увидел девушку похожую на Иксану, только эта была блондинкой. Перекрасилась? Какая глупая маскировка. ..

Появился космополицейский, записал показания, сфотографировал очаг возгорания, нажал какую-то кнопку на своем пультике и дом спешно начал собираться по этажам сверху вниз, пока наконец не стал похожим на кубик Рубика.

- На проверку. - возвестил всех жильцов немногословный космополицейский и удалился в соседний Информационный Центр для составления кое-каких документов. Я немного оторопел, честно говоря, не ожидал, что полиция научится так быстро решать проблемы. Главное, чтобы теперь ко мне возникли вопросы...

Как я ожидал, меня вызвали в участок. Я поднялся по парящей лестнице (ненавижу их, потому что никогда не знаешь, останешься ли ты цел в конце концов, или все-таки умудришься что-то сломать...

Женщина лет сорока пяти с длинными почти до самого пола белыми волосами и длинными когтями (именно когтями, а не ногтями, все ясно - манирийка с планеты Маниро; манирийцы не опасны, умны, обладают впечатляющей памятью и быстрой реакцией, в общем отлично подходят на роль следователя).

- Присаживайтесь. - бесцветным голосом произнесла манирийка и глотнула из фарфоровой чашечки по запаху нечто напоминающее кислоту. Мерзость какая...

- Спасибо большое! - я искренне изображал волнение, теребя в руках кепку. - А что собственно произошло?

Манирийка резко поправила рубашку темно-синего цвета и тихо произнесла чуть наклонившись ко мне: "Можно перестать ломать комедию, детектив Агаринцев. На ваше счастье кроме нас с вами ее никто не увидит."

Я конечно был готов к такому исходу и все же, я ожидал продолжения от нее самой. Что -что, а вот карты я пока раскрывать был не намерен. Я наклонился поближе, я почувствовал ее парфюм с легкой ноткой киви, я заглянул в кошачьи глаза манирийки, тяжело вздохнул и резко откинулся на спинку стула - дескать, извините ребята, но немного ли вы хотите от меня?

- Ладно, я дам вам пару минут и чистый лист, попробуйте что-нибудь изъяснить. Постарайтесь ради меня.

Подмигнув, она вышла из кабинета и прикрыла за собой дверь. Я позволил себе убедиться в некоторых соображениях: понюхал содержимое фарфоровой чашечки. Кислота...

Я уставился в окно, ожидая, что ждет меня дальше. Как вдруг почувствовал что-то наподобие укола внутри живота и через мгновение отключился.

Тошнота, головокружение, боль во всем теле, дыхание прерывистое... "Какого черта?!" - я попытался приподняться на локте и тут же снова рухнул на спину, мокрая насквозь белая рубашка (меня раздевали?!) прилипла к телу, меня стало морозить. Ту же вбежала медсестра и подала воды.

Напиток был горячим и сладким, очень похожим на какао. Я люблю какао. Мне полегчало. Тут же я получил в руки лист бумаги.

Черным по белому значилось: "Либо вы останавливайте свое расследование, либо в следующий раз вы даже не поймете, как окажитесь по ту сторону Галактики. Если вы понимаете, о чем я..."

Я очень хорошо понимал: любому здравомыслящему человеку никогда в голову не придет мысль сделать что-то такое, что хотя бы отдаленно может привести к последствиям масштаба изгнания из Галактики. Кроме скафандра тебе ничего не выдается. Действительно, а зачем? Чтобы попытаться спастись каким-то чудом? Увольте. И блуждай себе хоть до скончания веков меж планетами, орбитами, а там гляди какой астероид врежется в тебя и поминай как звали. Жуть.

Таким образом, я понял, что слишком близко подобрался к причине моего злоключения и решил пока уйти в тень.

Около недели я не выходил из квартиры, благо дом наш вернули на то же место, жители как ни в чем не бывало заняли свои комнатки, поставили свои чайнички и жили припеваючи. Я только рад. Ладно, что делать мне? Вряд ли так просто я могу снова вернуться к наблюдениям, хотя как быть уверенным, что какой-нибудь дядя Вася с 23 этажа не следит за мной через отверстие в унитазе. А уж как он это делает на самом деле, мне и подавно не интересно. Глупо, а что делать - приходится просто ждать. Я почесал подбородок. Решив, что я давно не брился, тут же направился в ванную комнату. Бросил взгляд на небольшое мусорное ведерко. Глаз. Определенно.

Салфетка, пакет, холодильник. Глаз в надежном месте, по крайней мере предыдущий владелец не слишком усердно следил за ним. Слежка! Точно! Вот как они это делают! Какой дурак, а еще детектив. Мда-а, все-таки не был я готов к таким средствам слежения, все-таки пребывание в богодельне что-то выветрило из головы.

Достаю глаз, разрезаю ножом для мяса, достаю чип, растаптываю потертым тапочком, выбрасываю в мусорное ведро. Жду. Снова иду в ванную, в ведерке пусто, взгляд поднимается выше: на полке клок волос, черных - Иксана. Что черт возьми за пазл?! К тому же не особо приятный.

"Может быть, ей самой нужна помощь, может быть она у меня в квартире?" - вроде бы невероятная, но вполне ожидаемая мысль посетила мою голову.

- Иксана? - неуверенно позвал я, - Я никому не сообщу, что ты здесь, не бойся, я могу тебе помочь. - я медленно продвигался по казенной однушке, еще не до конца ориентируясь во всех ее углах и трещинах. Не получая ответа на свои предложения, я уже было решил, что это мне нужна помощь причем психологическая. Срочно.

Прошло полчаса, мне надоело. Сижу, пью чай, листаю какую-то газетенку. Слышу шорох, падение, стон. "Попалась!" - ликую про себя, бегу на цыпочках. Еле успел прикрыть глаза, дабы не смущать девушку.

- Там в ванне есть аптечка, халат позади тебя висит, можешь не стесняться, будь как дома... - я старательно пытался быть дружелюбным и одновременно не произносить ее имя, будто боялся лишиться языка или чего еще.

Она прошмыгнула мимо меня, оставив след крови. Что ж, пусть даже и не думает надеяться на мою мужскую слабость или что еще. Мы были и останемся друг-другу никем. Осталось выяснить, верна ли моя версия... А пока, можно допить чай.

Прошло не меньше часа, прежде чем она вышла пошатываясь, держась за голову, придерживая как оказалось, правый глаз. Села, чихнула, хлебнула из моей кружки, вздохнула. Я ждал, когда она заговорит.

- Спасибо! - благодарна прохрипела она и положила свою худую с огромными венами кисть на мою руку. Я еле поборол желание одернуть руку и отмыть с мылом.

- Давай рассказывай. - вместо любезностей ответил я.

Она отерла губы тыльной стороной ладони, поглубже запахнула халат, кашлянула и начала говорить приглушенно, будто боясь, что здесь есть кто-то третий.

- Я все понял. Спасибо. - вышел, пошатываясь. Хлопнул дверью, сбежал по лестнице, направился в парк. Зря только куртку не взял... Ветер поднялся злющий, чуть ли не ураган. Черт бы все это побрал, вместе с этой Иксаной и ее правдой...

Бар, ночь, холод, трава, земля, одиночество. Уехать бы куда-нибудь. Только куда, если еще не достроили даже соседний город?!

Глава

Я пришел под утро помятый (уж и не помню, когда я в последний раз позволял себе так напиваться). Иксана сидела, скрестив руки у заварничка, будто молившись.

- Ну, наконец-то ты пришел! Я так волновалась! - чуть ли не на шею, бросившись залепетала она.

- Так, вот только не надо вот этих женских штучек. - я шарахнулся от нее и тут же рухнул на пол. Идиот!

Глава

Я почувствовал чьи-то руки на плечах и спине. Хотел было воспротивиться и не смог. Слишком уж приятно было. Да уж, ничего не скажешь -самостоятельный человек, даже напиться нормально не смог.

- Вот, выпей воды! - тихонько произнесла девушка. Спасибо ей конечно, но вот смотреть на нее было тошно в совокупности с внешностью.

- Я могу немного пожить у тебя? Мне некуда идти... - промямлило существо, теребя в руках поясок халата.

- Знаешь, спасибо тебе за помощь, но тебе лучше уйти , ты не только меня, но и себя ставишь под угрозу. Манирийцы , как и все существа подвержены влиянию власти. Тебе не надо было с самого начала на них работать. А теперь, посмотри на себя, ты же развалина!

Иксана уставилась в пол, и ушла в ванную, включила воду и заперлась. Плачет, наверное. Идиот! Прошел час, она не выходила, шум воды смолк и теперь редкие капли разбивались о кафель. Стучу, не открывает. Неужели придется выбивать дверь? Какая однако, мягкотелая оказалась шпионка. Хотя, от безысходности и не на такое пойдешь. Дверь открывается, я вижу пустые глазницы - теперь левый глаз я наверняка обнаружу в мусорном ведре. Я обнял ее, прижал некрепко (вдруг еще что сломаю), поднял на руки и понес на диван. Ей надо поспать хорошенько, впереди у нас много дел. Да, у нас. Я наверное, не смогу ее бросить.

Глава

Мы стоим на вокзале, мы держимся за руки, ее лицо укрыто платком и маской, к желудку подключен датчик, отслеживающий состояние всего организма и одновременно поддерживающий оптимальное состояние всего организма. Она умирает. Мне ее жалко, я привык, пожалел. Мы садимся на поезд, нам предлагают чай, мы отказываемся. Нам незачем оставлять лишние отпечатки пальцев. Она смотрит в окно, я пытаюсь понять, о чем думает тот, кто медленно умирает, чья жизнь зависит от кого-то еще. Но, я считаю минуты до приезда в Центр поддержки.

Там я передам ее, как котенка, которого я не могу оставить у себя. Но не потому, что я плохой хозяин, а потому что хороший, не хочу причинить еще большую порцию страданий. Она сама все понимает, она благодарна.

Высокое здание с тусклым светом сквозь замутненные окна. Я договариваюсь о времени посещения, но не обещаю навещать. На вокзале меня ждут манирийские солдаты, чтобы "поговорить о том о сем". Я не сопротивляюсь.

На голову надевают скафандр, пускают газ, я в сознании, но мыслей нет, просто иду за ребятами - как любезно с их стороны. Мы садимся в поезд. Через 3 минуты мы выходим. Руки в наручниках. Уже пора чувствовать неладное?

Голый пустырь. Странно, в этой части я еще не бывал. Что здесь? 

Другие работы:
-3
1087
21:34
Середина XXIвека, а лекарства от курения так и не изобрели. Мда… Я имею ввиду действенные препараты, а не эти пластыри. Взрослому человеку, который еще помнит расцвет XX и начало XXI веков числительные в тексте
м-да…
девочек, похожих на мальчиков и мальчиков, выглядящих лучше, чем сами девочки. клише
зерна для создания молекулы хлеба продают роботы с подобием человеческих лиц что за зерна?
ядерной стружки созданы ядерные рубанки?
куча лишних местоимений
Ах, да я забыл полить кактус. Ничего, переживет devilОбщество защиты Кактуса не одобряет подобного!
спаривания между человеком и самками цирибуса неоригинально
20 часов числительные в тексте
Глава

Я пришел под утро помятый (уж и не помню, когда я в последний раз позволял себе так напиваться). Иксана сидела, скрестив руки у заварничка, будто молившись.

— Ну, наконец-то ты пришел! Я так волновалась! — чуть ли не на шею, бросившись залепетала она.

— Так, вот только не надо вот этих женских штучек. — я шарахнулся от нее и тут же рухнул на пол. Идиот!

Глава
главы без номеров
Какая глупая маскировка. .. странные препинаки
громоздкий корявый текст
сюжет банален и скучен
Загрузка...
Илона Левина №1