Нидейла Нэльте №1

Дом напротив

Дом напротив
Работа №170

Меня всегда интересовал старинный дом напротив. О нем ходило множество слухов, и парочку легенд даже можно было прочесть на сайте университета Миннесоты. Двухэтажный, деревянный и с круглым окном на чердаке, он был ветхим и заброшенным, краска выцвела и облупилась, оголяя фасад. Некогда ухоженный зеленый газон перед домом зарос. Деревянный забор покосился, краска с него облезла, и не хватало некоторых колышков. Табличка «продается» висела криво. Уже давно сюда не захаживали риелторы с покупателями. Странные вещи творились в этом доме по ночам, и я могу поклясться, что отчетливо видела, как мужской силуэт маячил в окне на втором этаже.

Сегодня у меня маленькая пижамная вечеринка. Родители уехали на выходные к бабушке в Миннесоту, так что весь дом в моем распоряжении. Дверной звонок оповестил о приходе гостей, и я помчалась открывать.

Привет, девочки, давно не виделись, заходите скорее! – я пригласила подруг в дом.

- Привет, Джуди! – девушка приветственно возвела руки к небу, – я так по тебе соскууучилааась! – Хоуп повисла на мне.

Хоуп на три сантиметра ниже нас со Стейси, от чего кажется хрупкой и еще более худенькой; каштановые волосы аккуратно убраны в два небольших хвостика по бокам, а лицо обрамляют локоны, и хоть со зрением у нее все в порядке, она носит очки просто для образа. Ее большие зеленые глаза всегда смотрят с теплом и заботой.

Я приобняла подругу и вместе с ней сделала пару шагов назад, освобождая проход для Стейси – бойкой блондинке с челкой, убранной на правую сторону, и высоким хвостом. В ее темно-карих глазах всегда плескался азарт и любовь к приключениям.

Приветик, – поздоровалась Стейси. В руках у нее было огромное ведро попкорна, которое она еле держала, обхватив двумя руками.

Значит, по мне ты не соскучилась, да, Хоупи?

Ее голос прозвучал с укоризной. Она выглянула из-за ведерка и строго посмотрела на подругу, ожидая помощи с ее стороны.

И по тебе я соскучилась, но с тобой мы чаще видимся в университете, все-таки, на одном потоке, - уже спокойно ответила Хоуп, выпрямившись и беря стакан сверху одной рукой, а другой, придерживая снизу. – Куда ставить-то будем?

Поставьте пока тут и раздевайтесь, – указала я на ковер неподалеку.

Ну что, повеселимся? – поинтересовалась Стейси, подавая мне куртку.

Оторвемся по полной! – радостно отозвались девушки.

Так, я за мороженым и колой, а вы пока поднимайтесь. Надеюсь, не забыли, что у нас сегодня пижамная вечеринка? – спросила я с предвкушением.

В ответ подружки лишь молча достали из сумочек свои пижамы.

Вижу, вижу, молодцы!

Убрав обратно пижамы, девушки стали аккуратно подниматься по лестнице.

Вам помочь?

Сами донесем, не переживай, – раздался голос Хоуп.

Ведерко мороженого с тремя торчащими из него ложками, огромное ведро попкорна и кола уже были готовы принести себя в жертву замечательному вечеру, а девочки удобно устроились на мягком ковре, на полу. Облокотившись спинами о кровать, они сели лицом к телевизору.

Давно мы с вами вот так просто не собирались, – сказала Стейси, пока я вставляла диск в DVD-проигрыватель.

Верно, - согласилась Хоуп. Наблюдая за тем, как я переместилась от телевизора к бутылке с колой, стоящей неподалеку от кровати.

Поэтому сегодня мы как следует проведем время! – я наполнила стаканчики и раздала их подругам.

И сделаем памятные фото! – внесла свою лепту Стейси. Она любила фотографироваться и фотографировать, поэтому делать фото каждый раз, как они собирались покутить, стало традицией. Альбом каждой хранил теплые воспоминания о весело проведенном времени с подругами.

Вечер пролетел за просмотром неплохого комедийного фильма, неспешной болтовней о разных мелочах: об учебе, вредных преподавателях, о парнях. Наконец они перешли на свою излюбленную тему – страшилки. Еще одна традиция, без которой не обходились ни одни их посиделки, начиная еще со времен начальной школы. Хоуп не любила ужасы, потому что потом ей обязательно снились кошмары, да и не верила она во все эти сказки никогда. А вот Стейси наоборот. Когда попкорн и мороженное были съедены, кола выпита, а все страшные истории рассказаны, за окном уже давно стояла ночь.

Давайте сыграем во что-нибудь? – предложила Стейси.

Например? – спросила Хоуп.

«Правда или действие».

Нет, – я тут же отвергла предложение Стейси.

Ну, пожалуйста, Джуди, давай сыграем, – в один голос стали упрашивать девушки.

Нет, даже не просите, мне прошлого раза с лихвой хватило. До сих пор стыдно перед миссис Джонс.

Ой, да ладно тебе, все же нормально обошлось, она вообще спросонья не поняла, кто с ней говорит, – Стейси как всегда была беззаботна, именно она придумывала действие в прошлый раз.

Хорошо, что у нее нет определителя номера…

Давай сыграем, Джуди! Стейси больше не будет придумывать такие глупые действия, помнишь, она обещала, – просила Хоуп, умоляюще смотря в мои карие глаза, а потом переводя взгляд на Стейси, чтобы та повторила свою клятву. В ответ Стейси лишь утвердительно закивала головой.

Ох, чувствую, я потом пожалею, – согласилась я.

А, ура-а-а! – радостно захлопала в ладоши Хоуп и слегка растрепала руками аккуратно уложенное мною каре.

Стейси раскрутила пустую бутылку из-под колы, а мы с Хоуп с надеждой и азартом ждали, на кого же укажет горлышко. Оно предательски замерло прямо напротив меня.

Правда или действие? – спросила Стейси.

Ммм, действие? – я надеялась на благоразумие подруги, но, как известно, надежда умирает последней.

Тот дом, - девушка ткнула пальцем в окно, – подойди к нему и загляни внутрь.

Серьезно?

Да, и мы идем с тобой, так что сделать вид, что просто заглянула, не получится.

Стейси была настроена очень серьезно, она даже поднялась со своего места для пущей убедительности.

Снарядившись, три тени вышли навстречу новым приключениям.

Ночь выдалась теплая, тихая и безоблачная. Луна висела высоко и светила ярко. Перейдя улицу, девочки остались стоять на тротуаре, а я по своей глупости и проигранному действию должна была наконец убедиться, что дом пуст, и никто там не бродит по ночам. Пройдя по дорожке ближе к дому, я не решилась подняться на крыльцо и открыть дверь – мало ли что за ней могло скрываться на самом деле. Но заглянуть в дом все-таки требовалось, поэтому приметив разбитое хулиганами окно, я свернула влево к выступающей части дома. Затаив дыхание, стояла напротив разбитого окна и пыталась прислушаться к звукам. Учащенное сердцебиение и неразборчивый шепот подруг, что подошли ближе, просто не позволяли этого сделать.

А ну цыц, - прошипела я, но ее замечание было проигнорировано.

Раздавшийся протяжный скрежет с заднего двора, заставил болтушек тут же замолчать. В глазах троих отразился ужас. Девушки замерли, боясь двинуться или издать звук, выдающий их присутствие. Первой нашлась Хоуп: она потянула меня за рукав и жестом показала «уходим». Но резкий рывок с другой стороны вывел меня из равновесия, и я чуть не завалилась на Стейси. Ее лицо просто светилось от любопытства.

Мы же не пойдем туда? – жалобно спросила Хоуп.

Но уже через пару минут они втроем были за домом. Источником звука послужила ветхая деревянная дверь, что со скрипом покачивалась на петлях туда-сюда.

Тут что-то не так… - вновь подала голос Хоуп. – Почему она качается?

А ведь и правда, ветра совсем нет, – рассуждала я вслух. Мне мгновенно стало не по себе, весь былой энтузиазм поутих.

А вдруг, это правда? – продолжала наводить панику Хоуп.

Что правда, Хоуп? – поинтересовалась Стейси.

Ну, все эти истории про призраков… Может, это – правда?

Глупости, Хоупи, ты же сама в них не веришь. Призраков не существует.

Я больше успокаивала себя, нежели Хоуп: хотелось поскорее убраться отсюда, но вцепившаяся мертвой хваткой Стейси не давала и шагу ступить. Ее глаза горели огнем любопытства.

В какой-то момент дверь перестала качаться, но Хоуп и не думала прекращать паниковать.

Пойдем отсюда, девочки. Добром это не кончится.

Неугомонная Стейси проигнорировала слова подруги, лишь махнув рукой, и стала красться к двери. Мне ничего не оставалось, как пойти за ней следом, ведя за руку Хоуп. Внутри было темно, пол давным-давно отсырел, и кое-где провалились доски, пахло пылью и плесенью. Казалось, что кто-то в спешке покидал дом и бросил все свои вещи. Я стала осматриваться вокруг, тусклый лунный свет пытался пробиться сквозь грязные стекла, но его было недостаточно, чтобы как следует рассмотреть комнату. От разглядывания меня оторвал скрип на лестнице, это Стейси поднималась на второй этаж. А мы с Хоуп все же решили остаться и обследовать первый. Каждый шаг сопровождался треском досок. Комната, в которую мы попали, через дверь на заднем дворе, оказалась гостиной, совмещенной с кухней и столовой. Каменный камин, полный золы и паутины, громоздкие кресла напротив, старинные стулья и большой массивный обеденный стол позади, куча навесных и обычных шкафчиков отсырели и потеряли былую красоту. Ничего не хотелось трогать, все эти предметы мебели хранили застывший момент жизни их прежних хозяев.

Шаги Стейси были четко слышны все время, и с потолка сыпалась труха в особо прогнивших местах. Раздавшийся крик не на шутку перепугал нас, и мы бросились по хлипкой лестнице наверх. Стейси бежала по коридору к лестнице и чуть не сбила нас с ног.

Что ты там увидела? – дрожащим голосом спросила Хоуп.

Я зашла в комнату, там дальше по коридору, - дрожащим пальцем указала девушка куда-то позади себя. – Это…это была спальня, кажется.

Она прерывалась, чтобы успокоить выскакивающее из груди сердце и унять дрожь, что так мешала ей говорить.

Там в зеркале… - продолжала Стейси, - там в отражении за мной стояла какая-то женщина!

Это не шутки, Стейси, - строго, но шепотом произнесла я.

А я не шучу!

Стейси любила мистику, страшные истории и все, что с этим связано, но сейчас, без сомнения, ей тоже хотелось поскорее покинуть это место.

Вот и повод, чтобы свалить отсюда, пока целы – процедила сквозь зубы Хоуп.

В подтверждение ее словам дом будто ожил: полы скрипели повсюду, раздавался грохот от падения чего-то тяжелого на пол, какофонию звуков довершали странные щелчки. Оцепеневшие, мы так и стояли в коридоре и оглядывались по сторонам. Резко все стихло, и тьма полностью накрыла нас.

Что за?.. – выдала Стейси.

Она достала мобильник и включила фонарик. С помощью этого небольшого луча света мы стали осматриваться. Понимание пришло моментально, но стоило проверить.

Заперто, - изрекла Стейси, когда мы все вместе подошли к задней двери. На всякий случай первым делом была проверена и парадная дверь. Обойдя нижний этаж, девушки натыкались лишь на запертые двери, вокруг царил мрак, прорезаемый лишь телефонным фонариком. Делать было нечего, оставалось лишь подниматься на верхний этаж.

Мы решили не лезть в комнаты, а сначала попробовать выбраться через чердак. В конце коридора видна была болтающаяся веревочка. Когда мы дернули за нее, выскочила чердачная лестница, не внушающая никакого доверия, но иного выхода не было.

Кажется, завалило чем-то, – я еще раз с силой толкнула люк. – Нет, это бесполезно.

Ладно. Спускайся, придется осматривать комнаты, – разочаровалась Стейси.

Одна из них все-таки оказалась не запертой, именно та, из которой ранее выбежала перепуганная Стейси. Особое внимание подруг привлек странный скрежет, который раздавался из комнаты.

Может, не будем входить?

Успокойся, Хоуп. Это наш единственный шанс выбраться из этого чертового дома.

Когда девушки вошли, звук стих, но через секунду возобновился и стал только громче.

Там, – указала Стейси на старый платяной шкаф у стены и решительно двинулась в его направлении.

Она рывком распахнула дверцы, и кошка, каким-то образом попавшая туда, пулей вылетела в коридор. В этот момент что-то толкнуло девушку в спину и, потеряв равновесие, Стейси упала прямо в шкаф, выбив собой заднюю стенку.

А-а-а! Божечки, как страшно то!

Цела?

Цела.

Стейси тут же села и достала из кармана мобильник, чтобы осветить зияющую темноту, разверзшуюся перед ней. Луч фонарика вырвал из темноты винтовую лестницу. Девушка резво поднялась на ноги и уже приготовилась спускаться.

Далеко собралась? – поинтересовалась я.

Вниз, логично же.

Ничего не логично, из-за твоего любопытства мы оказались заперты тут! Давай выбираться лучше, - нравоучала Хоуп.

И что ты предлагаешь?

Разобьем окно.

А дальше? Рядом с домом даже дерева ни одного нет. Будешь прыгать со второго этажа?

Буду! – не унималась Хоуп.

Переломаешь себе конечности, хорошо, если живой останешься.

Зато на свободе, – фыркнула девушка.

Я лишь молча наблюдала за перепалкой подруг, в голове взвешивая доводы каждой.

Послушай, я видела подвальную дверь. Эта лестница наверняка ведет в подвал, мы спустимся и найдем выход, - продолжала упорствовать Стейси.

А если и она заперта?

Выломаем к чертовой матери.

Идея, конечно, заманчивая, тем более что кроме нее других не было, поэтому девушкам пришлось спускаться вниз. Оказавшись в кромешной тьме сырого подвала, они почувствовали, как потянуло холодом по ногам. Поиски выхода затруднялись наличием лишь одного источника света, так что двигаться подруги могли лишь вместе. В скором времени ими была найдена тяжелая дверь с коваными элементами.

Ну, что, пойдем дальше? Все равно уже далеко зашли, – спрашивала Стейси.

В ответ девушки лишь тяжело вздохнули. Дверь поддалась не сразу и лишь совместным усилием трех получилось ее отворить. Подружки оказались в просторном зале. Телефон Стейси издал писк разряженной батареи, оповещая нас о том, что в скором времени мы останемся совсем без света. Но покасвет был, и, пройдя вглубь мы стали осматривать зал, водя фонариком по кругу. На стенах мы увидели старинные портреты. Один из них приковал мой взгляд: дама в пышном белом платье, казалось, неотрывно наблюдала за нами холодным взглядом голубых глаз казалось неотрывно наблюдала за ними.

Мне как-то не по себе… – высказала я свое беспокойство.

Мне тоже, – изрекла Стейси.

Что такое? – встревожилась еще больше Хоуп.

Стейси, посвети еще на ту картину, – попросила я и указала пальцем куда-то во тьму.

Какую? Тут их много.

Ту, что слева от тебя.

Стейси направила луч в указанном направлении, подсвечивая темноту. Тем временем я возобладала над собой и собственными страхами и, собрав волю в кулак, подошла к картине.

Смотрите, – девушка провела пальцем по холсту, - свежая!

Стейси и Хоуп подошли ближе, чтобы самим убедиться в этом.

Правда, краска еще не обсохла, – подтвердила Хоуп, проводя по холсту.

Минутку… - Стейси прошла вдоль стены к следующему портрету и тоже потрогала его.

Очень странно… - многозначительно произнесла она и продвинулась к следующей картине. Так опробовав еще три, четыре портрета, она все же завершила свою мысль:

Картины сырые и краска на них свежая, будто они только написаны, но рамы покрыты толстым слоем пыли…

Мне это все очень не нравится! Как вы можете быть такими спокойными?! – Хоуп была крайне напугана.

Жутко, но это всего лишь картины, Хоупи, успокойся, пожалуйста. – утешала я подругу.

Давайте все-таки выход искать, а не живописью любоваться, - продолжала возмущаться Хоуп.

Снова обводя комнату лучом света, мы заметили, что один из портретов опустел.

Эй, вы это видели? – глаза Хоуп расширились от удивления, – портрет! Он… он пустой.

Последние слова девушка произнесла уже шепотом.

Спокойно, может это игра теней, и тебе показалось? – Стейси пыталась найти логическое объяснение.

Мне точно не показалось! Там была тучная женщина средних лет в немыслимом платье с рюшечками и оборочками… – голос Хоуп дрожал.

Кажется, у нас проблемы… – медленно пятясь спиной к подругам констатировала Стейси. – Либо я сошла с ума, либо они все смотрят на нас…

На какой бы портрет ни наводила фонарик девушка, лица, смотрящие ранее строго прямо, теперь были повернуты в нашу сторону. Я развернулась к приковавшей мой взгляд картине, все та же дама в пышном белом платье искоса смотрела на меня с надменной улыбкой.

Телефон Стейси в очередной раз пискнул, оповещая о малом заряде и заставляя меня, в который раз за сегодняшнюю ночь пожалеть о том, что свой я оставила дома. В этот момент что-то холодное дотронулось до локтя Хоуп, и девушка закричала. Стейси, испугавшись, выронила мобильный, в резко прыгнувшем луче света мы смогли различить, как по стенам задвигались тени. Трясущимися руками я подобрала побитый телефон и посветила на картины. На них были видны лишь размытые, будто бегущие силуэты.

Где Хоуп? – голос Стейси дрожал.

Я посветила по сторонам:

Я…я не знаю, – она тоже дрожала.

Мы остались со Стейси вдвоем. Я лихорадочно водила телефоном из стороны в сторону, осматривая комнату. Тени тянулись к нам по каменной кладке пола. Бежать мы не могли, ведь здесь осталась Хоуп, но и что делать, мы не имели ни малейшего понятия.

Надо найти Хоуп, – шептала я, как казалось, Стейси, которая должна была стоять рядом. Но ответом послужила лишь тишина.

Стейси?

Стейси больше нет, она осталась одна. От страха шумело в ушах. Я стала водить фонарем по стенам, но не видела ничего.

Чертовы картины! – вскрикнула я от бессилия.

Я еще раз направила луч на портреты, на одном из них появились мои подруги. На их лицах был написан ужас.

Они могут быть живы. Я должна найти способ вызволить их!

Телефон издал последний умирающий писк и выключился. Все погрузилось в кромешную тьму. Ужас и неконтролируемая паника охватили меня. Шум сверху лишь усиливал чувство страха. Постепенно этот шум превращался в смех, звук все приближался и приближался. Теперь смеялись картины. И Стейси и Хоуп на них тоже смеялись.

Джуди! – позвала Стейси.

Она опять, да?

Джуди, эй слышишь меня? – не унимаясь, звала Стейси.

Резкий толчок пробудил меня, и я, вскрикнув, подорвалась на кровати:

О, Господи! Это был сон! Это был всего лишь сон! – повторяла я обрадованно.

Стейси и Хоуп внимательно всматривались в мое лицо. Панику как рукой сняло.

Уснула значит опять, - ехидно смеялась Стейси.

«Ох, этот смех…» - пронеслось в моей голове.

Да, уснула, - честно созналась я.

Я для кого старалась вообще? – Стейси обиженно надула губы. – Хотела тебя напугать, такой ужастик придумала про дом с приведениями, как раз живешь напротив такого дома.

Прости, ничем не могу помочь, я спала и ровным счетом ничего не слышала - я пожала плечами.

Ох, Стейси, да успокойся ты уже с этим домом, нет там ничего! – приструнила подругу Хоуп.

Я просто наблюдала за словесной перепалкой девочек и не могла нарадоваться тому факту, что это был просто сон, кошмарный, но уже закончившийся сон.

Я устала спорить с тобой, ты меня не убедила, и я все равно остаюсь при своем мнении. И точка, – Хоуп демонстративно подняла ладошку в жесте «стоп!».

Ладно, каждый остается при своем мнении. Но Джуди, не хочешь ничего сказать?

Эй, это не честно! – возмущалась Хоуп.

Как хорошо, что вы рядом, и с вами все хорошо! Так что оставьте свои споры, пожалуйста.

Стейси хмыкнула: ее всегда смущало такое проявление любви от подруги.

Предлагаю поиграть во что-нибудь, – примирительно предложила Хоуп.

Да, давайте, – поддержала Стейси. – «Правда или действие».

Продолжение следует…

+1
1134
20:02
демонстративно неверное оформление прямой речи
освобождая проход для Стейси – бойкой блондинкеИ с челкой
то от первого лица. то от третьего
А ну цыц, — прошипела я, но ее замечание было проигнорировано. это вообще как понять????
а где тут эта самая, как ее, забыл, читая рассказы конкурса… Фантастика где?!

11:03 (отредактировано)
А мне рассказ понравился и ваша придирка по поводу отсутствия фантастики — неуместна. Вы надеюсь, понимаете, что фантастика — это не только когда роботы с пришельцами в космосе воюют? Сюда могут относиться и различные подвиды, такие как фэнтези, мистика и тд. Тем более видно, что сон главной героини — это не просто сновидение, а намек на будущую зацикленность и развитие сюжета.
18:17
+1
понравился — Ваше право
мне — нет
сон, он и в Африке сон (даже эротический crazy)
С уважением
Ваш эсквайр в изгнании
Влад Костромин
Загрузка...
Мартин Эйле №1