Олег Шевченко №1

В её голове

В её голове
Работа №177

В комнате, в которой никогда не выключался свет, мигнула лампочка. Лиза смотрела на неё из кухни через зеркало, расположенное в коридоре. Длинные чёрные волосы, мешавшие есть салат, резко откидываются в сторону. Тонкие пальчики подносят салфетку к пухлым губам, оставившим на них след оливкового масла. Греческий салат отодвигается в сторону — сейчас не до него.

«Не может быть...», — девушка делает пару неуверенных шагов в сторону коридора, соединяющего кухню с комнатой. Там она останавливается, кинув прощальный взгляд на стол со следами несостоявшегося ужина. Быстро заморгав, Лиза провела рукой по глазам, но наваждение не пропало — её спасительная комната погрузилась во тьму, мигнув на прощание недавно установленными лампочками.

В коридоре на потолке появились несколько мокрых следов. Раньше в этом месте было сухо. Это не похоже на работу мальчика, ведь свет, подмигивая, всё ещё продолжает гореть в узком коридоре. Только сейчас Лиза замечает воду в кухне на потолке. Несколько одиноких капель спускаются по стене, оставляя, светящуюся в свете лампочек, полосу.

Девушка, поправив лёгкий халат, развернулась и побежала к окну. Соседка всё ещё не появилась, хотя, время приближалось к семи вечера. Зимой дни такие короткие, и нежданные гости могут появиться в квартире задолго до ужина. Они приходят к ней уже почти десять лет, намереваясь увести девушку в свой мир.

Всё это время она не выключает свет в спальне, оставляя несколько ночников и аккумуляторный светильник. Когда в других комнатах в тёмное время суток перегорают лампочки, она слышит шаги, ставшие такими знакомыми за все эти годы. Лиза давно научилась различать незнакомцев, ведь каждый из них имеет свои особые черты.

***

Первым пришёл мальчик. Он появился на День Рождения, посетив Лизу в первый день зимы. Тогда ей только исполнилось двенадцать лет, и эту встречу она вспоминала каждую ночь, боясь сомкнуть глаза в ярко освещённой комнате. В тот вечер, проводив последних гостей и помыв посуду, мама повела дочь спать. Обычный ритуал, включающий в себя укладывание в портфель тетрадей и книжек, традиционно закончился поцелуем. Когда мама ушла, Лиза повернулась на правый бок лицом к стене. Прошло около пяти минут, после которых девочка услышала топающие по полу босые ноги. Звук был странным, так как напоминал тот, с которым отец ходил по коридору, после прорыва трубы в ванной. Он тогда посмеивался, нервно закурив в коридоре, чего никогда себе раньше не позволял. Отец топал по воде, сняв тапочки, чтобы не намочить мамин подарок. Сейчас звук очень напоминал шаги отца по мокрому полу, но, когда мама завела её в комнату, пол был сухим. Лиза подумала, что снова в ванной произошла авария, но повернувшись в сторону звука, осталась лежать в удивлении. По комнате взад-вперёд кто-то ходил. Человек небольшого роста в тусклом свете ночника, показался девочке очень странным. Его штаны были закатаны до колен, рубашка неопределённого цвета одним краем была заправлена в штаны, а второй край болтался рядом с левой ногой. В руке незнакомца был сачок на длинной палке, похожей на бамбуковую. Человек прошёл ещё пару раз по комнате и остановился. Свисающая в задумчивости голова поднялась. Он огляделся по сторонам и молча уставился на хозяйку комнаты, сидящую на кровати. Лиза, не понимая, что происходит, сначала хотела позвать мать, но немного осмелев, решила сама разобраться в вопросе. Ведь она хозяйка этой комнаты, а не пришедший непонятно откуда мальчик… Подождите, это же точно мальчик! Лиза засмеялась и поставила ногу на пол. Кто-то из друзей остался дома, спрятавшись от компании гостей, уходящих в шумной суматохе. А может кто-то вернулся? В любом случае, надо разобраться. Как только она поставила ногу на пол, мальчик быстрым шагом пошёл к ней. Те три метра, что отделяли её от гостя, он преодолел очень быстро и, подойдя к Лизе, толкнул её рукой. Девочка вскрикнула от неожиданности, падая на кровать. Мальчик, поставил правую ногу на одеяло, и Лиза почувствовала под собой влагу. Нет, она не обмочилась с перепуга или неожиданности. Это с ноги гостя и его штанов на кровать потекла вода. Когда девочка закричала, он поставил на кровать вторую ногу и отбросил в сторону сачок. Рука мальчика потянула на себя одеяло, забирая у Лизы последнюю защиту. Она закричала, увидев в свете от ночника, перекошенный рот незваного гостя. Из него выплывал запах застоявшейся воды, замещая собой воздух, бывший ещё недавно свежим.

— Привет, — выплёвывая в Лизу очередную порцию дурно пахнущего воздуха, сквозь смех прошептал незнакомый мальчик. — Пойдём со мной. Они давно заждались.

Если бы не его вид, Лиза пошла бы посмотреть, куда зовёт её этот незнакомец, но идти со странным мальчиком очень не хотелось. К тому же, в комнату распахнулась дверь, и на крик дочери прибежали родители. Зазвучавший секунду назад смех, растворился, исчезая вместе с мальчиком.

Мама старалась успокоить дочь, покачивая от недоумения головой. Отец, как истинный герой, проверил шкаф и пространство под кроватью. Погладив Лизу по голове, они покинули комнату, выключив свет и неплотно прикрыв за собой дверь. Никакие уговоры дочери остаться рядом или, хотя бы, не гасить свет, не подействовали.

Мальчик появился через несколько минут. Он стоял на том же месте, что и в прошлый раз. Сачок лежал на правом плече, поддерживаемый худенькой детской рукой. Незнакомец улыбнулся, посмотрев на дверь, и снова перевёл взгляд на Лизу. Девочка кричала, наблюдая, как странный гость рывками приближается к её кровати. Она снова почувствовала этот запах, названный мамой «болотным духом». Отец, ворвавшийся в комнату вместе со светом из коридора, застал в детской только перепуганную Лизу — мальчик пропал, растворяясь в воздухе с первыми электрическими лучами из коридора.

В ту ночь родители впервые за долгое время, позволили дочери спать с ними. В полной темноте она смотрела на мальчика, стоявшего у двери родительской спальни. Тогда Лиза ещё точно не знала, чего испугался незнакомец, оставшийся стоять на одном месте: храпа отца, тихой истерики матери или света, падающего на кровать от расположенных с двух сторон ночников.

С двенадцати лет Лиза забыла, что такое нормальный сон.

***

Мать считала Лизу сумасшедшей. Девушка не винила её в этом, неоднократно раздумывая над тем, как повела бы себя со своей дочерью в подобной ситуации.

— Лиза, это всего лишь твоя фантазия, — улыбался очередной доктор, дослушав рассказ взволнованной матери. — Все эти страхи живут только в твоей голове.

— Доктор, она не хочет этого понимать, — плакала мать, прикрывая лицо руками. — Я объясняла ей несколько раз, но она всё время стоит на своём. Вы уже пятый специалист… Сделайте, хоть что-то!

Руки покрепче вжались в материнские глаза, изливающие потоки слёз. Врач достал из ящика таблетку и протянул рыдающей женщине. Стакан с водой появился на столе через полминуты.

— Я пропишу ей лекарство, — доктор взял ручку и сел в дорогое кресло. — Ваш случай не уникален. Я уже слышал о подобном…

Он хотел рассказать о недавнем случае в своей практике, но тихий голос пациентки прервал его воспоминания.

— Вы, слышали? Ха-ха! А я видела! Я чувствовала! А, хотите, и вам покажу?

Лиза задрала юбку, показывая шрам на правой ноге. Он напоминал следы от когтей, оставленный неизвестным доктору животным.

— Ты получила его у Коли, доченька, — мать смотрела впереди себя невидящими глазами. — Вспомни уже! Хватит твоих фантазий и чудачеств! Бабушка рассказала, как ты в тот день пошла к нему домой. Чем ты порезалась? Ну же, вспоминай!

Порезалась… Конечно, им так проще думать. Но она, действительно, ходила к рыжему Коле в гости и в тот день допустила знаковую ошибку.

***

К тому моменту, Лиза уже знала, что мальчик никогда не появляется при свете. А ещё, она точно поняла, что родители его не видят. После того, как отец, проснувшись в туалет, прошёл рядом со странным гостем даже не посмотрев в его сторону, она окончательно уяснила — это только её проблема и решать её придётся самой. В возрасте четырнадцати лет, многие дети являются максималистами, ставя перед собой надуманные цели, но только не в этом случае.

Лиза любила отдыхать в деревне. Свет фонарного столба падал точно в комнату, не позволяя мальчику проходить дальше порога. Он стоял, молча разглядывая Лизу. Постоянная улыбка на его лице, пряталась в темноте, невидимая, но ставшая привычной за прошедшее время.

Девушка начала привыкать к своему гостю, и очень часто подмигивала ему, находясь под защитой льющегося в окно света. Бабушка спит, помолившись перед сном за спасение своей душевнобольной внучки. Дом тоже спит, рассматривая свои непонятные для людей сны. Не спят только двое — Лиза и мальчик, чьего имени за два года она так и не узнала. Подмигнув ему в очередной раз, девушка отвернулась к стене, не забыв оставить включённым ночник.

Утром за ней зашёл Коля. Рыжий мальчишка с дома напротив был влюблён в Лизу по уши. Детская любовь не давала покоя юному соседу и, учитывая возраст, заставляла бурлить кровь.

— Лиза, пошли покажу, какую штуку мой отец из командировки привёз! — с явным волнением в голосе проговорил Коля. — Спорим, ты такого ещё не видела!

— Спорим-спорим, — засмеялась бабушка, перемешивая в тазике еду для домашней живности. — Лизка, не соглашайся ни какие условия — мужики всегда обманывают. Фамилии не спросят, а ты уже того...

— Так я же знаю её фамилию, — удивлённый Коля застыл в паре метров от девушки.

Лиза рассмеялась, наблюдая, как бабушка, покачивая головой, старается спрятать улыбку.

— Пошли, спорщик, — она подхватила с крыльца яблоко и громко хрустнула спелым фруктом, подмигнув парню. На дворе утро — значит, бояться ей нечего.

Через пару минут они уже заходили к Коле. Парень молчал, пребывая в ожидании эффекта от приготовленного сюрприза.

Они прошли в его комнату и Коля посмотрел на стену. Они бывали здесь несколько раз, проводя время за своими детскими играми. Лиза села на маленький стул у единственного окна и с улыбкой посмотрела на хозяина комнаты.

— Ну, удивляй, — её глаза блеснули ярким лучом по юному сердцу.

Парень подошёл к двери и поклонился, как настоящий фокусник. Выпрямившись, он развёл руки в стороны и показал на стену. Лиза проследила за его взглядом, заметив там маленькую картину. На ней было море, и одинокий маяк освещал путь плывущему вдалеке кораблю.

— Смотри внимательно, — громко проговорил Коля, а затем добавил шёпотом, — сейчас маяк будет светиться. Здесь почти вся картина светится, но маяк — мой любимый.

С этими словами он вышел из комнаты, предвкушая удивление девушки. А она действительно удивилась, но по совсем другой причине.

«Светящаяся картина? Он что, шутит? Как она будет светиться при таком ярком солнечном дне?» — захохотала Лиза, вставая со стула. Она подошла к картине и посмотрела на маяк. Действительно, красиво. Будем надеяться, что Коля не обманул её ожиданий.

Сделав шаг назад, Лиза ощутила, как её сердце сделало пару неуверенных ударов. Причиной этому стал звук, проникающий в комнату с улицы. Повернув голову, девушка увидела, как ставни на единственном окне, уверенно движутся в направлении комнаты.

«Так вот почему картина светится…», — мелькнула в голове быстрая мысль.

Лиза резко перевела взгляд на маяк и увидела под картиной знакомую голову. Запах тины и влаги ударили в нос, отчего сердце сделало пару очередных неуверенных ударов.

— Привет, — проговорил мальчик и рассмеялся. — Они ждут тебя.

Лиза бросилась к выходу из комнаты, прекрасно запомнив открытые окна в гостиной. Хоть бы Коля не закрыл дверь…

Большая собака, похожая на овчарку, стояла на пороге. Из её раскрытой пасти на пол капала кровь. Одного уха не было, так как часть черепа у животного отсутствовала, обнажив мозг, раздавленный чем-то тяжёлым. Собака оскалилась, показывая свою готовность к нападению.

Две холодные детские ручки обняли Лизу. Она стояла, не в силах пошевелиться, а рот только начал открываться, готовый выпустить наружу просьбу о спасении. Всего-то надо пустить в комнату свет, но ставни закрыты наглухо влюблённым в неё Колей, а выход из комнаты перекрыт лучшим другом человека.

Холодные ручки продолжали медленно и текуче наползать на её тело, перебирая складки юбки. Наверное, таким же размеренным образом волны водоёма забрали в своё время незнакомого мальчика.

Когда в её правую ногу вонзились детские ногти, Лиза закричала. Страх продолжал держать сознание, но тело обезумело, кинувшись вперёд. Там собака, но за ней спасительная дверь! Треск рвущейся ткани звучал, как нечто отдалённое, ворвавшееся в сознание из непонятного и давно забытого времени. По ноге пролилась боль, усиливая жажду вырваться. Огромная пасть впереди и капающие на пол кровь вперемешку со слюной, ушли на задний план. Лиза прыгнула вперёд, выставляя руку в направлении двери. Ещё немного и она достанет…

В это время в комнату полился свет. На пороге стояла бабушка, преодолевшая несколько десятков метров быстрее, чем Коля, только вбегающий в дом. Старая женщина так и стояла, держа в руке большую ложку, которой перемешивала еду для домашней птицы. Её передник хранил на себе следы кормов, въевшиеся за многие годы, а лицо — морщины, появившиеся от волнения за семью и душевнобольную внучку.

Лиза упала в её тёплые старческие руки, моментально обхватившие девушку и прижавшие к себе трясущейся тело. Бабушка молчала, рассматривая содержимое комнаты. Она не видела ничего подозрительного, однако, опытный взгляд человека, в своё время пустившего под откос ни один поезд, выискивал виновника произошедшего. Естественно, подбежавший сзади Коля тут же получил по голове ложкой и был назван насильником и маньяком.

Лиза, в разорванной юбке и со следами крови на ноге, шла, прикрываемая бабушкой от посторонних глаз соседей. Но разве в деревне возможно что-то скрыть? Ни Коле, ни его родителям жизни в деревне больше не было. Да и Лиза уже сюда не приезжала — взволнованная мать постаралась убрать из жизни дочери новые раздражители. А их в деревне насчитывалось несколько десятков человек.

***

Лизе повезло — она тогда поняла причину произошедшего. Спасаясь от глаз страшного мальчика, девушка решила, что освещённая комната будет надёжной защитой, а оставаясь дома после захода солнца, Лиза полностью ограждала себя от возможной случайной встречи. Но, произошедшее в деревне показало — кошмар поджидает её даже среди дня. Теперь с Лизой всегда было два фонарика: один на аккумуляторе, второй на батарейках, которые ради безопасности менялись не реже одного раза в две недели.

Мать называла это чудачеством и порождением больной фантазии дочери. Никакие пояснения, что Коля был не при чём, не подействовали на женщину, посчитавшую парня типичным насильником. Отец, осмотрев рану и выслушав дочь, с сомнением покивал, раздумывая над словами жены. Зато батарейки для фонарика он покупал регулярно. Не задавая лишних вопросов, именно отец оборудовал снятую для дочери квартиру, когда она уехала учиться в другой город. Часть розеток и светильников были подключены к источникам бесперебойного питания. Отец оборудовал и комнату, ставшую самой главной в жизни дочери.

Лиза придумала идею, от которой мать в очередной раз схватилась за голову. Отец же, снова молча кивнул и ушёл по своим делам. Через неделю в одной из комнат в снятой квартире начались небольшие работы. Несмотря на уже установленные бесперебойники, отец поставил ещё один, самый мощный из них. По его словам, Лиза могла просидеть здесь, включив одну лампу, в течение нескольких недель. Если бы ей пришлось включать остальные приборы и источники света, жизни спасительного аппарата должно было хватить на пару суток. За это время отец рассчитывал приехать и спасти свою дочь от напавших на неё страхов.

Конечно, он не верил, что кто-то охотится за Лизой. Даже шрам, оставшийся на её ноге, не убедил отца в этом. Но он боялся, что дочка сможет настолько сильно поверить в происходящее, что с ней произойдёт непоправимое. Ей нужны батарейки и фонарики? Не вопрос! Большой бесперебойник? Не проблема — он смог купить его на отложенные деньги. Обустроить странную комнату? Отец и на это согласился, взяв на работе отпуск и поехав с дочерью в другой город.

Его труды были не напрасны. Новые средства предосторожности спасли Лизу, когда в её жизни появился третий преследователь.

***

Со всеми своими страхами, кошмарами и непонятными гостями, Лиза давно научилась жить. Даже собака, пускающая кровавые слюни на ковёр, уже перестала вызывать отвращение. Как только в комнате появлялся свет, вещи, намоченные неприятными жидкостями, тут же становились сухими. Неприятно, но можно жить и с такими странностями в доме. Главное, чтобы в карманах всегда лежали два спасительных фонарика.

Лиза училась на втором курсе университета, познавая странную для современного человека науку — философию. Отец, на всех совместных праздниках, смеялся, рассказывая, как его дочь будет жить в бочке и «умничать» на никому не понятные темы. Лиза улыбалась, храня в душе радость, что стала студенткой и дожила до такого возраста. Да и вместо бочки у неё была хорошая трёхкомнатная квартира, которую она снимала вместе со своей подругой.

В тот вечер соседка снова не пришла ночевать домой. Весёлая студенческая жизнь, молодые ребята и пара крепких коктейлей сделали своё дело, оставив Лизу на ночь одну. Она не переживала по этому поводу, так как это было уже не в первый раз. Тем более, в такой ситуации девушка всегда могла оставлять включённым свет по всей квартире. По договорённости, именно она оплачивала большую часть за электричество. Отец мог позволить такую роскошь для дочери, а соседка, временами, посмеиваясь над её странностями, соглашалась оставлять включённым свет. Естественно, про мальчика с собакой Лиза ей не рассказала.

Съев часть ужина и оставив половину салата подруге, девушка посмотрела на часы. Цифры, сменяя друг друга, приближали вечер к завершению. Лиза помыла посуду и тихонько зевнув, решила принять душ. По освещённому коридору она сходила в комнату и принесла оттуда пижаму.

Вся квартира заливалась ярким светом, уменьшая отцовские запас денег. Взявшись за ручку, Лиза нажала на клавишу на стене, готовая войти в помещение. Как только дверь, скрипнув в вечерней тишине, двинулась навстречу, в квартире погас свет. Не ожидая произошедшего, Лиза уже двинулась вперёд, но вовремя остановилась — из темноты ванной комнаты на неё кто-то смотрел. Это не был привычный глаз собаки или надоевшие весёлые глаза мальчика. Этот глаз смотрел устало, возможно, вспоминая своего пропавшего двойника, так как вместо второго глаза на девушку смотрела дыра, обрамлённая запёкшейся кровью. Мужчина, которому принадлежал глаз, смотрел на девушку, немного наклонив в бок голову. Его лысая голова хранила на себе ожоги, доставшиеся незнакомцу в неведомом пожаре, а правая рука сжимала огромный топор, рукоятка которого всё ещё тлела. Мужчина сделал шаг в сторону Лизы, и из его разодранной джинсовой куртки что-то плюхнулось на пол.

«Только не смотри вниз», — сама себе повторяла Лиза. — «Лучше тебе не знать, что выпало из его куртки».

Топор, перетаскиваемый по полу, скрипел на всю квартиру. Из кухни, в которой недавно ужинала Лиза, раздался вой собаки. В спальне девушки звучал смех, надоевший за все эти годы.

Через мгновение мужчина исчез, прогоняемый из ванной комнаты лучом фонарика. Бросив на пол пижаму, Лиза доставала из другого кармана второй фонарик. Когда цокот собачьих когтей раздался почти у самой ноги, два спасительных луча направились в ту сторону. Собака пропала, оставив на полу немного слюней. Зато из комнаты вышел мальчик, сопровождаемый новым преследователем. Они шли, медленно переставляя ноги, неслышно о чём-то разговаривая. Огромный топор, хоть и передвигался с большим трудом по полу, остриём лезвия продолжал смотреть на девушку.

Лиза навела фонарь на идущую к ней пару. Коридор стал пуст, растеряв в спасительном свете все страшные звуки, ещё совсем недавно заполнявшие его пространство. Прислонившись спиной к стене, девушка двинулась к заветной комнате, из которой продолжал литься свет. Трясущиеся руки сжимали фонарики, с надетыми на запястья верёвочками. Хватит, уже один раз она от испуга выронила один из них — больше такого не повторится.

Краем глаза Лиза увидела, что вся улица погружена во тьму. Похоже, проблема была не только в её квартире, а приобрела более глобальный размер. Продолжая двигаться вдоль стены, девушка поравнялась со входом в комнату соседки. Прямо на пороге лежала собака. Её пасть всё ещё была раскрыта, продолжая вымазывать паркет на полу. Ничего, скоро это всё исчезнет… Дойдя до своей комнаты, Лиза увидела сидящего на кровати мальчика. Он свесил голову и открыл рот, из которого на пол текла мутная вода. Мужчина с топором стоял у ноутбука, уснувшего на столе, и одной рукой чесал живот. Аккумуляторная лампа стояла на кресле, не попадая ни на кого из них своим светом. Почему-то Лизе вся эта картина показалась настолько ужасной, что она резко направила в комнату оба луча. Гости пропали, но с правого бока раздалось рычание. Размахивая по сторонам фонариком в левой руке, девушка быстро отвела правую руку назад. Конечно, собака исчезла, но в следующий раз надо быть осторожнее и не наводить оба луча в одну сторону.

Пересекая порог спасительной комнаты, Лиза выдохнула и выключила фонарики. Обернувшись назад, она увидела всех троих преследователей, стоящих в полной тишине возле ванной комнаты. У мужчины снова что-то выпало из-под куртки, и собака рывком кинулась это есть. Почувствовав приступ тошноты и не дожидаясь, когда её вырвет, Лиза закрыла дверь в комнату. Тут она в безопасности и никакие монстры ей не страшны.

***

Лиза провела взглядом каплю, увлекаемую вниз силой тяжести. Снова посмотрев на потолок, девушка качнула головой, замечая растущие серые пятна. Похоже, наверху потоп, постепенно переползающий в расположенную ниже квартиру. Как жаль, что ей оказалась снимаемая Лизой.

Наверху слышны крики, по большей степени матерные. Кто-то явно недоволен случившемся и теперь изливает всё своё негодование на невидимых Лизой виновников произошедшего. Очередная капля упокоилась на светло-сиреневом линолеуме коридора, вынуждая девушку включить свет в ванной комнате и направиться туда за тряпкой. Здесь моргает лампочка, но свет продолжает нести спасение от преследующих её кошмаров.

Вытирая пол, Лиза раздумывает над тем, чтобы подняться к соседям, но им, похоже, и без неё есть чем заняться. Ничего, завтрашний звонок хозяйке квартиры всё решит, избавив Лизу от необходимости самой ходить к незнакомым людям из квартиры на седьмом этаже. Кто там живёт? Наверное, тот мужчина, что постоянно пожирает Лизу глазами в лифте. Кажется, голос, звучащий сверху, похож на его.

Оставив на полу тряпку, девушка прислонилась спиной к стене и стала рассматривать мигающие лампочки. Опустив руки в карманы халата, Лиза извлекла наружу фонарики. Нажав на кнопки, девушка спокойно выдохнула — здесь со светом всё в порядке. Отключив свою последнюю надежду на спасение, она подошла к окну и уставилась в снежную даль. С неба летели большие белые хлопья, в наступившей темноте казавшиеся серыми следами далёкого пожарища.

Присев на стул, Лиза прикрыла глаза. Она не видела шансов на спасение в случае исчезновения света по всей квартире. Спасительная комната могла запросто превратиться в ловушку, так как находилась в самом конце коридора. Подумать только, это оборудованная отцом световая крепость, спасла её только один раз! Похоже, второго не будет... В любом случае, у неё остаются фонарики, которыми она сможет обороняться, прикрыв спину углом стены у кухонного окна.

Лиза сидела перед окном и смотрела в темноту. Она не сомневалась: где-то там бродят они. Несколько месяцев назад девушка увидела идущего по улице мужчину с топором. Он остановился у высокого тополя возле зелёного гаража и стал трогать кору дерева. Казалось, ещё несколько секунд, и он начнёт свою работу, монотонно размахивая инструментом. Но, нет, мужчина развернулся и ушёл в том направлении, откуда появился за домом Лизы.

Не может быть, чтобы соседка не пришла… Только не сегодня! Хотя, было не ясно, чем она поможет Лизе, но, хотелось надеяться, что вместе они смогут что-то придумать. Соседка всегда звонила в случае небольших загулов. Сегодня телефон молчал, наполнив субботний день спокойным одиночеством. Лиза отправила ей сообщение, так и не дозвонившись по заученному на память номеру.

«Надо отцу позвонить», — девушка посмотрела на внезапно ярко осветившийся коридор. — «Может ещё не всё потеряно?»

Пока Лиза дошла до коридора, лампочка в комнате соседки, разгоревшись до предела, взорвалась, осыпав пол множеством мелких осколков. Часть квартиры погрузилась в темноту.

«Всё-таки, надо звонить отцу», — решила Лиза, сжимая в руках фонарики.

Что она ему скажет? Что все его труды вскоре пойдут прахом? А если всё закончится сегодня хорошо? На ноге пульсировал шрам, оставленный несколько лет назад мальчиком. Тогда она не предвидела такого развития событий и позволила тьме прикоснуться к своему телу.

— Папа, привет, — Лиза замолчала, пожевав губу. — Нет, ничего не случилось… Знаешь, я хотела давно сказать, но боялась… Нет, точнее, стеснялась… Спасибо, папа! Я тебя люблю… Нет, всё хорошо, просто захотелось позвонить… Да, она опять задерживается, но обещала скоро прийти… Поцелуй маму, а я спать пойду... Конечно, завтра ещё поговорим. Пока!

Давно она не обманывала отца. Ещё больше времени Лиза не благодарила его и не говорила, что любит. Это всё осталось в детстве… В том, где по ночам в её комнате ещё не стоял пахнущий тиной мальчик. Взрослой девочке стало стыдно говорить слова любви. Покрепче сжав в руках фонарики, Лиза пообещала обязательно говорить о своих чувствах к отцу каждую неделю, названивая ему по вечерам. Ну, ладно, если выживет сегодня, то, хотя бы, раз в месяц. Пусть не о любви, но о своей благодарности она говорить будет.

В коридоре, в предсмертной агонии, ярко засветилась лампочка. Мгновение — квартира снова наполнилась звуком взрывающегося стекла. Идти смотреть не хотелось, так как Лиза уже хорошо знала своих незваных гостей. Сейчас в коридоре появится собака, за ней придёт мальчик, потом мужчина с топором. Вот… сейчас они придут…

— Да, чёрт вас побери, где вы делись? — Лиза направила в сторону коридора один фонарик, прижав к груди второй.

Ответом девушке была тишина. Не веря своим ушам, она сделала аккуратный шаг в сторону коридора и остановилась: смысла идти в погрузившуюся во тьму спасительную комнату не было. Раньше она думала, что окажется там в ловушке, но кухня тоже ничем не хуже.

Опустив руку, Лиза начала ждать. Свет в кухне мигал, заставляя сердце стучать в том же ритме.

Из коридора вышла собака. Молча сев посреди узкого прохода на кухню, она обернулась назад. Оттуда раздавались звук постукивающего по полу топора и детский смех. Они приближались, ведомые страхом загнанной в угол жертвы. Ну, ничего, у неё всё ещё есть фонарики…

В кухне на мгновение погас свет. В ту же секунду в метре от Лизы появился мальчик. Он стоял, держа в руках кусок непонятной тряпки, грязной, как и вся его одежда. Звонко рассмеявшись, мальчик протянул к Лизе руку. Девушка дёрнулась, узнав в этом невзрачном лоскутке ткани кусок своей старой юбки. Сейчас в ней ходил кто-то из бездомных, а, может, ткань перегнила на городской свалке — Лиза не была уверена в судьбе своей выброшенной одежды, но именно от этой юбки в доме у Коли мальчик оторвал кусок.

В кухне снова загорелся свет. Поднятая рука, с выставленным вперёд оружием против тьмы, опустилась вниз. Пот стекал по спине, заставляя постоянно отвлекаться на щекочущее чувство. Вжавшись в угол, Лиза выставила вперёд руки, расставив их в разные стороны.

«Ничего, мы ещё поборемся», — нервно рассмеялась девушка.

Свет снова погас, и мальчик появился прямо перед Лизой. Её расставленные в стороны руки не смогли сразу направить на мальчишеское хлипкое тело спасительный свет. Он снова обнял её, впиваясь ногтями в спину. Халат не мешал боли пронизывать всё тело, отчего фонарики постарались упасть на пол. Только спасительные верёвочки удержали их в зоне досягаемости Лизы, но было уже поздно. Мужчина с топором появился с правой стороны, переводя луч фонарика на стену, а собака выскочила слева, хватая кровавым ртом тоненькую верёвочку. Через пару секунд Лиза стояла безоружной, скованная болью от пальцев мальчика.

Незваные гости вышли вперёд и остановились в паре метров от согнувшейся девушки. Свет больше не загорался, окончательно решив исход сегодняшнего сражения не в пользу Лизы. Облокотившись на топор, мужчина почесал живот и оттуда что-то с мягким хлопком выпало на пол. Лизу вырвало, от увиденных внутренностей на кафельном полу, вымытом вчера её соседкой. Собака снова приступила к трапезе, показывая увядание интереса к происходящему.

— Привет, — тихо заговорил мальчик, повторяя свою старую фразу. — Пойдём со мной. Они давно заждались.

— Кто заждался? — с трудом выпрямившись спросила Лиза.

— Тот, кто ставил твою душу на кон, и тот, кто её выиграл.

— Что? — Лиза не поняла смысла сказанных слов. — Какую душу? Ты о чём?

Девушка осмотрела троицу собравшихся на кухне незваных гостей. На их лицах были улыбки. Даже собачья морда, перепачканная кровью от свежего ужина, излучала радость и удовольствие от происходящего.

— Что неясного? — сквозь беззубую улыбку сказал мужчина. — Твою душу проиграли в карты. Теперь ты обязана пойти с нами.

— Кто? — не поверила услышанному Лиза.

Взгляд мужчины устремился к потолку. Палец уставился вверх, делая круговые движения.

— Те, чья воля и поступки редко понятны обычным смертным. Они просто тыкают пальцем в свою чёрную книгу и выбирают имя, доверившись случаю. Хотя, в их деле ему нет места. Тебе просто не повезло, и книга открылась на странице с твоим именем. А дальше — слепой рок, и приговор уже вынесен. Пойдёшь сама или тебе помочь?

На последних словах он приподнял с пола топор и качнул им несколько раз из стороны в сторону. Лиза вжалась в стену. Теперь она точно знала, что сегодняшний бой за свою жизнь она проиграла.

— Почему вы так долго за мной ходите? Почему не убили сразу?

— Ты время не тяни, — засмеялся мужчина. — Хотя, поясню. Всё равно ты ничего не поймёшь. Там наверху нет такого понятия времени, как здесь. Там всегда один день, и никто не заметил твоего отсутствия. Тебя выбрали и послали за тобой вестников, а для нас тоже нет времени. Мы видим, что ты взрослеешь. И что с того? Там никому до этого нет дела. Большинство людей уходят с нами сразу. Повстречавшись с такими, как мы, они впадают в панику и тут же проигрывают партию в борьбе за свою жизнь. Ты не такая. Но что ты выиграла? Десяток лет ужаса и страха темноты? Ушла бы ещё ребёнком — уже бы семья о тебе позабыла. Ладно, проехали. Сама уйдёшь, или мне помочь?

Лиза посмотрела на лежащий на столе телефон. Как всё-таки хорошо, что она додумалась позвонить отцу.

«Извини, папа… Похоже, я проиграла».

Лиза подошла к окну и посмотрела на улицу. Снег кружился в своём непонятном танце, падая на замёрзшую землю. Она пришла в этот мир зимой, с её морозами его и покинет.

Холодный воздух прошелестел по кухне, поднимая в воздух лежавший на полу пакет. Снег падал на подоконник, оканчивая своё существование в тёплой комнате. Собака продолжала жевать внутренности, периодически давясь таким обильным пиром. Два силуэта стояли у окна, рассматривая тело на земле. Тёплая струйка крови стремилась растопить снег, но, похоже, проигрывала ему эту партию. Вместе с кровью голову покидали фантазии и чудачества, так и не понятые окружающими.

-1
1170
21:48
Лиза смотрела на неё из кухни через зеркало, расположенное в коридоре. Длинные чёрные волосы, мешавшие есть салат, резко откидываются в сторону. времена путаются
коридора, соединяющего кухню с комнатой. странная планировка
Одного уха не было, так как часть черепа у животного отсутствовала, обнажив мозг, раздавленный чем-то тяжёлым. мощно, внушает
канцеляризмы
опять-таки больная фантазия героини? психическое расстройство в студии?
Загрузка...
Валентина Савенко №1