Нидейла Нэльте №1

После жизни

После жизни
Работа №194

Трудно найти себе подходящую работу после смерти.А мен и при жизни не особо везло с этим делом. Когда был еще молодым студентом, часто подрабатывал в забегаловках рядом с университетом, мыл посуду, чистил столы и пол, потом мне доверили работу на кухне, там я жарил картошку фри.

Наверно, там, в загробной жизни они учитывали именно этот опыт, когда давали направление работать в ресторане на одном из перекрестков умерших. Ресторан был небольших размеров, но также имелись и комнаты, как в гостинице.

Клиентура была тут разномастная, большинство приходящих оказывались или католиками, или зороастрийцами. С последними было намного легче, так как они очень редко вопили о праведной жизни, которую вели до своей кончины, но не попали на небеса, в рай в эдем, хрен знает еще куда. Благо, после пару стопок нашего фирменного католики приходили в себя, а точнее окончательно покидали прошлых «себя», и принимали все как нужно.

Трудно было также и с атеистами, и особенно атеистами-учеными. В баре ресторана они все время хотели куда-то позвонить, искали рациональные объяснения появлению самих себя в непонятном ресторане на странном перекрестке. Помню, один такой горе-атеист заявил, что его накачали какими-то препаратами, когда он ездил к знакомым на вечеринку. И поэтому не помнит все, что происходило после. А сейчас он требовал телефон, свои документы, бумажник и нормальную одежду, и забрать тот комбинезон, который был на нем.

Было почти нерешаемой задачей объяснить ему, что у друзей он и вправду принял сильные наркотические средства, а после ему в голову пришло сесть за руль, и он разбил машину о бетонную опору моста. Он вряд ли поймет, что необходимости в телефоне тут нет, тут вообще ничего не ловит, даже спутниковых каналов нет. Да и бумаги ему незачем, он уже зарегистрирован и нужно лишь дойти до бюро по трудоустройству умерших. А вот почему он в комбинезоне, я сам не мог объяснить, ведь к нам люди приходят в чем мать родила.

После того, как я сказал ему всю правду, он громко рассмеялся, похвалил меня за хорошую фантазию и попросил еще рюмочки фирменного. И пил, пока не отключился.

Для более тяжелых случаев я всегда звал босса, старика, который держал этот ресторан. Стариком я звал его потому, что все так его звали, а на деле он выглядел чуть старше меня при жизни. Да тут любой может поменять свою внешность за несколько секунд и несколько загробных золотых. Я вот однажды перевоплотился в Мэрлин Монро. За это я получил конечно же выговор, так как Мэрлинбыла важной шишкой в загробном мире. Но не в этом суть.

Однажды я протирал стол у бара, так обычно делали в фильмах, что я смотрел при жизни, и в ресторан зашла девушка, красивая прекрасивая. Я просто не мог оторвать глаз от нее, пялился во всю. В ресторане на тот момент сидело пара тройка людей, мертвых естественно, и они все таращились на девушку.

-Простите, можете мне помочь? -спросила она тихим, трепетным голоском.

-Да… мисс… мадмуазель… конечно, -едва смог выговорить.

-Кажется, я потерялась, -сказала она тем же журчащим голоском.

-Так Вы ничего не помните? В смысле, что Вы помните?

-Помню, как ходила на танцы, потом возвращалась домой, -сконцентрирована рассказывала она, - было темно, немножко холодно. Потом ничего… а нет вспомнила, я там должна была улицу перейти, но вдруг мне ударил в глаза слепящий свет от фар. Вот дальше точно не помню, - поморщив лоб, закончила она.

Я даже не слышал, что она говорила тогда, это уже потом я кое-как восстановил свои воспоминания.

-Можно предложить Вам выпить? -спросил я.

-Да, но у меня нет денег, и наверно родители беспокоятся сильно.

-Потом заплатите. Вам нужно прийти себя… за счет заведения, как говорится, - и я налил стопку фирменного. - Попробуйте.

Она осторожно пригубила, улыбнулась только губами, наверно, ей понравился напиток, но не стала допивать. Она на протяжении некоторого времени смотрела на бокальчик и ничего не говорила. Помню, тогда волосы у нее были светло рыжего оттенка, немного волнистые, и лицо белое, овальное, с веснушками вокруг красивого прямого маленького носа. И такой невинный взгляд в этих изумрудно-зеленых глазах.

-Вы хороший человек, спасибо, - она одним глотком допила все что осталось у нее в рюмочке и вышла из ресторана.

Мне кажется, будь я живой, я бы точно влюбился в эту девушку. Но для того, чтобы влюбиться, нужно иметь сердце, а я ни разу не видел тут мертвеца с сердцем. Поэтому после ее ухода у меня осталось только это воспоминание о ней, никаких чувств и переживаний.

Потом закончился срок, отведенный на работу в том ресторане, и я ушел с небольшим количеством воспоминаний, что меня вполне устраивало в тот момент.

***

В одно время я работал помощником библиотекаря в библиотеке университета. Работа – связанная в основном с бумагами. Обычная рутина, так сказать. И продержался я там чуть больше месяца. Не уверен, что именно из-за этого пункта моего резюме после работы в ресторане меня распределили в регистратуру.

Главной отличительной чертой работы в регистратуре было… я не знаю, что было, не могу вспомнить. Помню посетителей, которые во всех деталях помнили о своей кончине, аккуратно отвечали на все вопросы, с готовностью записывались на разные рабочие места, хотя нет, не всегда с готовностью. Приходили и те, для которых самой трудной задачейпри жизни было лишь не капнуть на свою чистенькую одеждеутающее мороженное, купленное деньгами богатеньких папаш, любовниц, любовников, мужей и жен. Очень трудно было объяснять таким, что в этом мире такое не пройдет, тут даже связи не помогали. Связи, конечно, везде помогали, и загробный мир никак не исключение, но таким ленивым новоприбывшим не обязательно было говорить об этом. Пусть поработают сначала.

В основном приходили старики, то есть те, кто умерли в пожилом возрасте. Ведь тут любой может иметь желаемый возраст. Неплохо ведь, так? Ну так вот, старики в основном по природе своей были людьми добрыми, видели многое, чувствовали немало, накопили огромные амбары воспоминаний. Естественно, попадались и злые старики да старухи, но это очень редко.

Работа могла бы наскучить, но вот времени не было скучать. Когда я говорю время, это аллегория, тут же у нас времени нет, одна большая бесконечность. Но что делать, если старая привычка - измерять бесконечность конечными интервалами.

Иногда сидел я за своим столом, обслуживал очередного старика, и думал про себя. Как же хорошо, что в основном люди стали умирать такими старыми, ведь раньше как было – на войну шли дети, голодными оставались дети, рабами становились дети. Плохо было тогда. Само собой, что иногда и дети приходят в Регистратуру. Ребята, которые при жизни болели чем-то, и хорошо понимали, что не долго им оставаться в живых.

Помню, был однажды такой случай. Сидел я значит за своим столом, регистрировал милейшую бабульку, и краешком глаза вижу одного в очереди, который не может спокойно стоять, на нервах человек. Думаю, а вдруг пронесет, но такая штука есть, везение называется, его у меня при жизни не было, а после смерти и подавно.

Подходит этот мужик к моему столу, но не садится, стоит и ждет чего-то.

-Садитесь, пожалуйста, сэр, герр, мистер, господин, -говорю я ему. Вижу, что европеец.

-Да не надо этой официальности, - говорит он мне, но садится.

-Как Вы умерли, можете рассказать? – задаю я ему стандартный вопрос.

-Да какая разница! - отмахивается он от ответа, а разница есть, это надо записать, чтоб правильную работу подобрать ему.

-Нет, Вы скажите, пожалуйста.

-Операция, врач сделал так, чтобы я умер.

-Неожиданно умершие к нам не попадают, Вы должны были попасть в какой-нибудь ресторан, - а про себя думаю, ведь никогда ошибок таких не случалось, - Вы какой религии?

-Мусульманин, но к чему это? Мне нужно кое-что узнать, оттуда, из того мира.

-Ох это трудновато, надо подать прошение с объяснительным, и комиссия по делам живых решит, чем можно помочь. Там, на другой стороне пройдет не меньше года за это время.

-Не надо мне года! – протестует он, - я хочу знать жив ли один человек, может у себя в записях посмотрите? Может он среди умерших уже?

-Не положено, -отвечаю я ему, - Вы лучше скажите, как умерли.

-Да я говорю, после операции. Я сыночку моему сердце подарил, не было у него сердца, никто не хотел помочь, и денег не было, чтоб новое сделать, а ему срочно надо было, очень срочно, понимаете?

-Понимаю.

-Ну вот, мне б только знать, как прошла его операция.

-Сожалею, я не могу ничем помочь, я тут совсем мало работаю, сам недавно умер, и никого толком тут не знаю. Может все-таки попробуете через Комитет?

-Да без разницы, -вдруг сокрушенно отвечает он.

-Почему это?

-Сынок мой только что прошел за твоей спиной и сел вооон за тот стол...

Потом он рассказал о себе все, что требовалось для анкеты и медленными шагами пошел по нужному направлению. Мне было бы неописуемо грустно, но нет сердца нет и таково чувства – грусть. Жаль, конечно, но что тут скажешь, такова смерть - ce la mort.

Такая вот работа в Регистратуре. Мне показалось, что время здесь пролетело быстрее, чем там, в ресторане на перекрестке. Не знаю.

***

После окончания университета я не смог найти себе работу по специальности, и меня приняли охранником в местном гиппермаркете, благо у меня имелся военный билет. Служил я в пехоте, отслужил года полтора. Дали билет и отправили домой.

Самое тяжелое в работе охранника было вставать в шест утра, чтобы к половине восьмого быть уже на рабочем месте и оставаться там до десяти часов вечера. Платили столько, что мен хватало, у меня не было особых потребностей.

Но вот случилось, то что изменило всю мою жизнь – я умер на работе. Ну как умер, мне прострелили сердце. Стрелять в сердце людей опасно, неважно какие у вас пули в пистолете, и пистолетом ли вы вообще стреляете. Помните, сердце – очень важное место у человека.

Тогда какой-то молодой человек, не осознавая что делает, решил ограбить кассу гиппермаркета того самого. Я, как охранник, не осознавая, что я вообще делаю, решил восприпятствовать этому. Парень-грабитель испугался чего-то и случайно нажал на курок, тем самым отправив меня в загробный мир без сердца.

Вполне возможно моя работа охранника чем-нибудь могло помочь мне здесь в загробном мире на новой должности. Меня отправили на стажировку к жнецу. Работа была грязной. Не в смысле мы пачкались, тут вообще запачкаться очень трудно, нет. Мы должны были направлять умерших в загробный мир. А это значит работали мы на границе миров, то здесь, немножко там.

Мне повезло с жнецом, мастер своего дела, так сказать. Ответственны мы были за какой-то регион в Азии. Работали в основном с буддистами. А они – народ, что надо, веселые пофигисты. Но так ли это в действительности? Многие из них впадают в непонятную хандру или ими овладевает необъяснимая паника, когда умирают. Такие вот люди они.

Наверно, самое большое количество воспоминаний у меня осталось от стажировки в Азии с профессиональным жнецом. Работа эта не так просто, как может казаться с первого взгляда. Во-первых, ты должен успеть к месту смерти моментально, для этого тренируют специальные навыки. Во-вторых, ты должен понять причину самой смерти, из-за чего она наступила. Ну а в-третьих, решать, отправить умершего в ресторан какой-нибудь на обочине или на перекрестке, или же в Регистратуру.

Интересных дел, о которых хотелось бы рассказать тьма тьмущая. Так что какой именно поведать, мне решить трудно. Хотя бы тот случай, когда одна бабуля решила отметить свое девяностолетие и закатить вечеринку, но к сожалению забыла принять лекарство от диабета и в середине вечеринки мы уже были у нее.

Или вот этот вот в мастерской случай. Домкратомподнял один мужик автомобиль и смотрел, что там под ним. Попросил у помошника ключ соответствующий. Так этот помошник так заторопился, что ногой домкратиз под автомобиля выбил. Мы с жнецом долго немогли прийти в себя от смеха. А смеяться у нас можно, ведь зубы из о рта то никуда не делись (не то, что сердце в груди), и смеемся мы довольно часто, говорят, что даже живые часто слышат нас.

Ах да, вспомнил одну историю. Мы уже заканчивали нашу смену, как поступило сообщение о смерти. За мгновение мы оказались у умершего. Средних лет бездомный мужчина умер из-за сердечного приступа. Снчала думали отправить в Регистратуру, ведь он понимал, почему болит сердце, и что произойдет с ним, но потом проверили время между болью в груди и смертью, и все таки решили проводить в ресторан.

И так как наше дежурство этим делом заканчивалось, то мы пошли вместе с ним. По дороге в ресторан он вдруг остановился.

-А где Тимми?

-Кто такой Тимми?-спросил я. Нам не запрещается разговаривать с умершим, пока мы ведем его в ресторан.

-Мой малыш Тимми.,-сказал умерший,- ну собака моя, мы же с ней только что гуляли.

Я и жнец посмотрели друг на дурга. Мы же видели тогда собаку, но внимания особого не обратили.

-Тимми!-начал звать своего пса хозяин.-Тимми, дружок, где ты?

-Его здесь нет, - сказал я.

-Как нет? Он же только что бегал рядом со мноЙ!-возмутился он

-К сожалению с вами кое-что стряслось, вы умерли.

-Ах вот значит как,-редко, но попадаются невозмутимые буддисты.-А я то думал, что за странное место. Но тогда как же мой Тимми, он же совсем один остался, некому больше за ним присматривать,-схватился за голову бывший бездомный.

-Ну что поделаешь, ce la mort, - сказал я.

- А я смогу снова его увидеть?

-Когда он умрет, тогда, возможно, вы снова встретитесь.

-Значит его душа сможет вечно быть со мной?

-Какая душа? Это сказки, не говорите чепухи.

-Тогда кто же я?

-Вы умерший! Вы не душа, не какая там абстракция, аура или хрен знает что.

Умерший азиат замолчал и стал о чем-то думать усердно.

-А вы можете принести мне моего Тимми сейчас?-вдруг спросил он

-Чего?!-возмутился я,- мы не убийцы, и уж подавно не живодеры. Когда умрет, тогда и приходи в Регистратуру, или подавай в Комитет по живым животным. Там буду следить за твоим псом, и как только он умрет, тебя поставят в известность. Ничего сложного.

-Ну тогда хорошо,-сказал и пошел вперед.

Мы с жнецом переглянулись, пожали плечами и двинулись за ним в ресторан.

Потом я узнал у одного знакомого историю про собаку, которая долго ждала своего хозяина, который то-ли бросил ее, то ли умер вообще, и так и не дождавшись умерла во время заката. Поучительная история, жаль только очень мало таких примеров верности в жизни, да и после нее тоже.

А пока я рассуждаю на такие философские мысли, время моей стажировки у того самого жнеца подходит к концу. Я не знаю куда меня назначат после, может вернут одну из старых работ, или вообще отправят назад в мир живых. Да, да, такое тоже бывает, в редких случаях.

Но я не знаю и не хочу гадать. Как говорится у нас в загробном мире – смерть покажет.

+3
1201
07:30
Медитативно получилось.
Не хватает единого сюжета с началом и окончанием. Пусть мелкие зарисовки-истории остаются, но как вкрапления одной большой.
А так — вышли из ниоткуда, пришли в никуда. Довольно концептуально, конечно, но вызывает недоумение.
Автор, спасибо за атмосферу загробной бесконечности. Это здорово передано.
14:33
Очень интересно и атмосферно. Можно дописать до повести, ибо описан очень интересный загробный мир со своими правилами, взять его и творить в нем сколько угодно. Удачи вам, автор!
21:47
корявый текст с кучей ошибок, опечаток и косяков
Загрузка...
Илона Левина №1