Светлана Ледовская №1

Со своим уставом не ходят

Со своим уставом не ходят
Работа №195

С наступлением ночи дом задышал, наполнился звуками. Потянулись, застонали деревянные перекрытия, в щелях завыл ветер, пробудилось мышиное семейство, зашуршало, забегало на чердаке. Где-то вдалеке заскучавшие собаки завели шумную перепалку. Максим ворочался на диване, не в силах сомкнуть глаз. Прошло меньше недели с момента переезда, и каждая ночь превратилась для него в мучение. То спина затекала, то внизу раздавался неожиданный скрип или грохот. За годы, прожитые в городе, он привык к гулу машин, крикам, громкой музыке, но здесь звуки имели совсем другую природу, каждое жужжание, скрип, стук казались оглушительными и концентрировали на себе все внимание. Не лучше проходили и минуты полного безмолвия, вокруг все неожиданно застывало, кроме ритмичного тиканья часов и вторящих им глухих ударов сердца, сознание сжималось в комок в ожидании чего-то. Только когда большая стрелка указала на три, Максим провалился в сон. Привычные звуки сменились нестройным хором голосов, торопливыми шагами, почудились ароматы пряностей. Из-под двери пробилось колышущееся свечение пламени. Он привстал, протирая глаза, и решил спуститься. С десяток людей: женщин, мужчин и даже детей, столпились на первом этаже, они перетаскивали какие-то мешки, корзины, готовили еду на костре, разведенном прямо посреди гостиной. Вход на кухню перегораживал цветастый, сшитый из лоскутов, шатер. Максим устремился вперед, чтобы остановить их, но, сбегая по лестнице, наткнулся на огромное, головы на четыре выше себя, полуголое существо. Максим с силой оттолкнул его, но то даже не пошатнулось, лишь презрительно покосилось на него сверху вниз. Люди прервали свои занятия и озадаченно вылупились на незваного хозяина дома. Парень развернулся и вбежал в спальню, запер дверь и схватил с тумбочки телефон. Судорожно пытаясь попасть по цифрам, он все-таки набрал номер сто два, то и дело посматривая на дверь, ожидая, что она разлетится в щепки под ударами громилы. Гудки тянулись немыслимо долго. На том конце наконец-то взяли трубку и послышался спокойный мужской голос:

-- Оперативный дежурный, старший лейтенант полиции Байбаков...

-- Здравствуйте, -- перебил бесконечное представление Максим

-- Здравствуйте. Чем я могу быть вам полезен?

-- В мой дом пробрался цыганский табор...

-- Цыганский табор? Вы уверены?

-- Может, не цыганский, я не спрашивал. Человек десять проникло в мой дом, развели костер на паркете, готовят что-то...

На той стороне телефонной трубки послышался сдавленный вздох.

-- Представьтесь, пожалуйста, и назовите ваш адрес. Мы постараемся вам помочь.

-- Думедов Максим Иванович, девяносто третьего года рождения, улица Сироткина, дом один.

-- А! Вы же недавно у нас. Переезд отмечали?

-- Ничего я не отмечал. Я заперся в спальне, не знаю сколько продержусь, приезжайте быстрее.

-- Ожидайте, -- вызов прервался.

Максим отбросил телефон на диван, схватил из платяного шкафа удачно припасенную бейсбольную биту и, не отрывая взгляда от двери, сел в угол. Он ждал что толпа ринется к нему, выломает дверь, бросится и разорвет его, но время шло, а никто так и не попытался нарушить его одиночества. И вот когда он уже начал клевать носом, в дверь постучали. Стук был тихим и сдержанным. Максим насторожился и сжал биту до побеления костяшек пальцев.

-- Максим, прости, что напугали тебя, -- послышался мелодичный баюкающий женский голос, - Открой дверь, я все объясню.

-- Убирайтесь из моего дома! Я вызвал полицию, -- слова вырывались с надрывом и больше походили на визг.

-- Не бойся. Мы не причиним тебе зла.

Замок, не делая даже попыток сопротивляться, поддался и дверь приоткрылась. В комнату просунулась голова с копной растрепанных иссиня-черных волос и любопытные серые глаза уставились на парня. Максим вскочил на ноги, бита несколько раз беспорядочно рассекла воздух.

-- Не подходи. Убью! -- рассвирепел он, -- Берите что хотите и выметайтесь!

Девушка подняла руки вверх и сделала два робких шага вперед.

-- Я, правда, не хотела тебя беспокоить, но твой дом стоит прямо посреди разрыва, а нам нужно отдохнуть, мы шли несколько дней без остановок.

-- Что? -- выдавил из себя Максим, остальные слова потерялись где-то, отказавшись выходить наружу.

-- Разрыв, портал, называй как хочешь, ой..., -- девушка склонилась в глубоком реверансе, -- Телека, к вашим услугам. Купец. Торгую во всех планах этой системы.

-- Эээ... -- не переставал блистать красноречием Максим, -- Не знаю, что уж ты там задумала, но большего идиотизма я еще не слышал.

-- Да, проще показать. Пойдем, -- Максим не сдвинулся с места, тогда девушка схватила его за руку и потащила за собой. Бита безвольно шлепнулась на пол.

Максим, увлекаемый Телекой, сбежал по лестнице и очутился посреди толпы. Люди не проявляли никакой агрессии, выглядя скорее смущенными, они возбужденно перешептывались на неизвестном Максиму языке, по-детски робко отводили взгляд, даже громила нерешительно мялся в углу, не зная куда себя деть.

-- Вот, знакомься. Это моя команда,- гордо произнесла девушка, обводя присутствующих движением руки, -- Фан Мезонг, Видкун, Тереза, ее дети Дженнифер и Джун, -- представляемые нехотя поднимали руки и обнажали зубы в подобии улыбок.

-- Если ты думала, что знакомство с твоей бандой что-то мне объяснит, то я тебя разочарую, -- изрек Максим, летавшую в воздухе мысль.

-- Нет, не думала, -- фыркнула в ответ Телека, -- Просто соблюдаю формальности. Пойдем, -- она снова схватила парня за руку и потащила в воздвигнутый в гостиной шатер.

-- Садись!

Страх окончательно сменился недоумением и любопытством. Максим сидел на подушках посреди шатра и ощущал себя ребенком, укрывшимся от родительских взоров в шалаше из покрывала. Телека, скрестив ноги, склонилась напротив, раскладывая перед собой незамысловатые игрушки: ветку, бусы, кучку камней. В керамическую миску она бросила горстку сухих листьев, и методично растолкла их тяжелым мраморным пестиком. Ее губы беспрерывно двигались в беззвучной молитве. Превратив растения в подобие порошка, Телека отложила миску, взяла длинные охотничьи спички и подожгла пять ароматических свечей.

-- Что ты делаешь? -- не выдержал Максим.

-- Сиди молча. Доказательства ему подавай...-- недовольно пробурчала в ответ девушка. Она взяла одну из свечей и поднесла ее к миске, тут же повалил едкий желтоватый дым и начал заполнять собой все пространство шатра. Максим закашлял, глаза его заслезились. Телека же сидела спокойно, вдыхая дым полной грудью, ее губы растянулись в довольной улыбке.

-- Дыши,-- прошептала она.

Дым густел, но уже не саднил горло, в шатре резко похолодало, кожа покрылась каплями росы, клубились струйки пара от дыхания. Трава в миске прогорела и теперь Максима и Телеку окружал туман.

-- Пойдем со мной, -- девушка снова взяла Макса за руку и вывела наружу.

Стены гостиной исчезли. Они стояли посреди бескрайнего поля, застеленного ковром бледно-белых цветов, ни то ромашек, ни то васильков, чего-то среднего, хотя, скорее всего, чего-то совершенно иного. В периферическое зрение то и дело попадали шныряющие в тумане тени, но стоило остановить на них взгляд, как они тут же бесследно растворялись. Больше вокруг не было ничего, лишь цветы, тени и где-то вдалеке у самого горизонта над пеленой тумана можно было заметить взмывающие в небо золотые башни.

-- Где мы, что это за место? Что за листья ты поджигала?

-- Слишком много вопросов. Попытаюсь ответить на них по порядку. Во-первых, не знаю. Вернее, я не уверенна, что у этого места когда-нибудь было название. Его жители слишком неразговорчивы, а исследователи недолговечны.

-- В смысле?

-- Я выбрала этот мир для демонстрации, потому что слишком устала, а сюда попасть проще всего. Вот только незачем сюда попадать, ни торговли, ни достопримечательностей, только поля.

-- А как же замок, вон там, -- Максим вытянул руку перед собой, -- Его же кто-то построил, кто-то живет в нем.

-- Может быть, вот только видишь снующих вокруг существ. Они проводят вечность в попытках добраться до этого замка, замка который всегда остается где-то на горизонте. Искатели приключений, ученые всех сортов, попадая сюда, быстро теряются и блуждают бесцельно, в итоге становясь тенями. Это мертвое место.

-- Но как? -- Максим оглянулся и не увидел позади ни цветастого шатра, ни девушки. Бесформенные фигуры выходили из тумана неровным маршем, ручейками сливаясь в бурный полноводный поток. Они подхватили парня, не давая ему возможности выбраться, подталкивали, поторапливали, окружали со всех сторон. Он будто бы оказался среди овец, бегущих от напавшего на них волка и все, что ему оставалось это бежать рядом. Нечеловеческий оглушительный крик сменился ослепительной белоснежной вспышкой. Крепкие тонкие пальцы вонзились в плечо Макса и вырвали его из черной массы. Он вновь оказался рядом с шатром.

-- Ну что, понял как? -- ехидно уточнила раскрасневшаяся Телека, уперев руку вбок и пытаясь перевести дыхание.

-- Не совсем.

-- Что ж, в следующий раз выяснишь. Пора убираться отсюда.

Они вошли в шатер и девушка повторила тот же ритуал, только на этот раз подожженные листья вопреки всем законам логики, физики и прочей околонауки не распространяли смрадный дым, а впитывали в себя окружающий туман. В шатре потеплело, а снаружи послышались возбужденные голоса. Люди о чем-то оживленно спорили.

-- Что у вас здесь стряслось? -- тут же накинулась на товарищей Телека

-- Мужик какой-то в дверь ломится. Угрожает, -- ответил низкорослый жилистый бородач, представляемый ранее как Видкун, -- Вот, решаем что делать, впускать, аль нет.

Девушка вопросительно уставилась на Макса. Он не нашелся с ответом, только пожал плечами. Снаружи прогремел зычный голос:

-- Откройте, полиция!

-- Точно. Я ж вызывал,-- спохватился Максим, -- Не беспокойтесь, спроважу как-нибудь.

Он подошел к двери, щелкнул замком и поприветствовал полицейского через узкую щель, ограниченную натянутой цепочкой.

-- Утро доброе, товарищ... чем обязан?

-- Старший лейтенант, -- уточнил пухлый лысоватый представитель власти, -- С этого адреса поступил звонок. Разрешите войти, -- просьба прозвучала в приказном тоне и не предполагала отказа.

-- Да, это я звонил. Представляете, просыпаюсь среди ночи с бодуна, не помню ничего, а вокруг толпа народа шастает. Ну я и запаниковал. В общем пить надо меньше. Вы уж простите за ложный вызов.

-- За это вы еще заплатите. Штраф вам выпишу. А сейчас дайте мне пройти, не препятствуйте.

-- Конечно, -- Максим снял цепочку и распахнул дверь настежь, -- Проходите.

Байбаков вальяжно проследовал в дом, положив правую руку на кобуру, переступил порог и замер.

-- Вы кто?

-- Купцы-кочевники, -- незамедлительно выпалила Телека.

Максим неосознанно провел ладонью по лицу и тихо выругался.

-- Это мои друзья, игры у них такие, дурацкие, -- пытаясь изобразить веселость, сообщил он.

-- Документы приготовьте, -- полицейский осмотрел присутствующих, -- Все. Спальня где у вас?

-- На втором этаже. Говорю, товарищ капитан, это я звонил. Пошутил, неудачно пошутил, может, обойдемся предупреждением, да разойдемся.

Байбаков взглянул на Максима, недовольно прищурив глаза. В этот момент Видкун незаметно приблизился к полицейскому, резким движением выхватил из ножен клинок, висевший на поясе, и нанес молниеносный удар в шею. Глаза старшего лейтенанта удивленно расширились, он схватился рукой за зияющую рану и рухнул на пол.

-- Какого черта? Вы что творите, твари? -- Макс подскочил к телу и надавил ему на шею, пытаясь остановить кровь, -- Сделайте же что-нибудь, -- Еще несколько мгновений и полицейский перестал судорожно ловить ртом воздух, захлебываясь собственной кровью. Сердце его остановилось и красные липкие потоки больше не вытекали сквозь Максимовы пальцы, -- Зачем?

-- А что ты собирался делать? Какие документы мы должны были ему показывать? -- пробурчал Видкун, вытирая клинок о штанину, - Я свои в Тилуме оставил, некогда мне было их забирать. От стражи, кстати, сматывался, да куда там, если бы не Телека, висела моя голова на городских воротах. Но ваша стража не чета нашей, у нас таких даже для потехи к солдатам не подпускают.

-- Ты совсем идиот? -- взревел Максим, -- Ты что ж думаешь, убил и все, решил проблему? Ты полицейского убил. По-твоему, никто не знает куда он направлялся? Да ты глазом моргнуть не успеешь, как дом окружат и расстреляют здесь всех.

-- Уже моргнул.

Максим только беспомощно взмахнул рукой, разбрызгивая по паркету капельки крови.

-- Ничего уже не исправишь. Сколько у нас времени? -- уточнила Телека.

-- Не знаю, пара часов, от силы.

-- Мне нужно поспать совсем чуть-чуть и мы покинем это место.

-- Вы не оставили мне выбора. Я с вами, -- сказал Максим, поднимаясь, -- Давайте, что ли, уберем здесь перед отъездом.

Следующий час прошел в сборах, труп закопали во дворе, пол тщательно отмыли. Когда все было практически готово Телека, потягиваясь вышла из спальни, и сообщила, что можно отправляться. Все тут же прекратили свои занятия и расселись возле шатра, взялись за руки, образовав почти идеальный круг. Максим не стал нарушать всеобщее единение и последовал примеру других. Он расположился между девочек-близняшек, с готовностью уступивших ему место, и уставился на цветастый узор шатра. Изображение поплыло, исказилось, и вот они уже сидели на холодной брусчатке посреди мирного сонного городка. Аккуратные двухэтажные домики, с яркими красочными фасадами, теснились друг к другу в плотную, создавая паутину тихих извилистых улочек. Ровные ряды торговых палаток на центральной площади оживляли картину, вырывая поселение из вековой дремы. Продавцы лениво копались в сумках, выставляли товары на прилавки, обсуждали последние новости, зазывали покупателей зычными голосами, суля невиданную выгоду. Немногочисленные посетители - ранние пташки, засидевшиеся гуляки, туристы и просто бездельники, - равнодушно перемещались от палатки к палатке, убивая ненужное время. Десятиметровый бронзовый великан развалился в удобном кресле, в бинокль, смотря на рыночную суету и, будучи главной городской достопримечательностью, символизировал тотальный контроль, обеспечивающий безграничную свободу. Телека оживилась, попав в родную среду, и начала раздавать указания направо и налево.

-- Все по местам, сегодня мы должны все продать. Дженн, Джун бегите созывайте клиентов, Тереза - за кассу, Максим... Максим, -- повторила она задумчиво, -- Может, пройдемся?

Они шли между палаток, демонстрирующих товары неизвестного происхождения и назначения, Максим то и дело останавливался, увлекаемый диковиной безделушкой, но Телека продолжала непреклонно прокладывать путь, вырываясь из рыночной суматохи. Периодически им все-таки попадались знакомые вещи: элементы одежды, посуда. Все, даже хрустальные шары на бронзовых подставках, вызывало у Максима улыбку, говоря, что он не лишний в этом мире, по крайней мере, не больше, чем в каком-нибудь другом. Несколько массивных металлических контейнеров материализовалось неподалеку, сопровождавшие их громилы, с ног до головы закованные в пластинчатые доспехи, походили на Мезонга, как братья и не оставляли ни малейшего сомнения в принадлежности к тому же миру. Они открывали контейнеры и вытаскивали на свет серых истощенных существ, закованных в цепи, внешне совсем еще детей, опасливо озиравшихся и прикрывавших глаза от блеклого солнца.

-- Что это? -- прошептал Максим.

-- Рабы. Не высокого качества, -- последовал равнодушный ответ.

-- Здесь все еще есть рабство?

-- Да. Почти везде есть. Я знаю, что у вас его отменили еще пару веков назад, но разве это правильно?

-- Как.., -- у Максима перехватило дыхание, а в голове зазвонили колокола, -- Как ты можешь такое говорить? Они же тоже..., -- он хотел сказать "люди", но подумал, что это будет некорректно по отношению к нелюдям и произнес: -- Разумны.

-- Если ты разумен, то должен понимать, что рабство выгодно экономически.

-- Давай прекратим этот разговор. Просто запомни, рабство - это плохо. Плохо! -- прокричал Максим. Прохожие недоуменно покосились на источник шума и попытались обойти его стороной, дабы не заразиться безумием.

-- Пусть так, -- ответила Телека, не сдерживая улыбки.

С высоты холма город казался совсем маленьким и неказистым, красные черепичные крыши, облепившие горный склон походили на угревую сыпь на коже каменного гиганта - временную неприятность от которой он вскоре избавится, которую перерастет.

-- Как ты себя чувствуешь? -- спросила Телека, усаживаясь на нежную зеленую траву.

-- Нужно было взять теплые вещи. Здесь довольно зябко.

-- Не беспокойся, уже завтра ты будешь молить о прохладе. Только песок и солнце, много солнца - так выглядит моя родина. Но я не об этом, ты очень легко покинул дом, отнесся ко всему спокойно...

-- Не знаю. Надеюсь, что скоро я все-таки открою глаза и пойму, что это был сон.

-- Вряд ли, я бы знала, если бы была плодом твоего воображения.

-- А как давно ты путешествуешь?

-- Сколько себя помню. Сначала помогала родителям, потом их дело перешло мне.

Солнце быстро скрылось за горной грядой и Максиму с Телекой пришлось возвращаться, дабы не переломать себе ноги в непроглядной тьме.

Следующий день начался с того, что все снова расселись вокруг шатра в ожидании перемещения. Хмурое небо сменилось испепеляющим зноем. Бурый песок поднимался в воздух, закручивался в вихри, хоронил под собой неуклюжие мазанки.

-- Здесь я родилась и здесь наши с вами пути разойдутся, -- произнесла Телека.

Максим недоуменно посмотрел на нее, сказанное не укладывалось у него в голове.

-- Ты остаешься? Но как мы продолжим путь без тебя?

-- Что? Нет, -- ответила девушка после секундного замешательства, -- Это вы остаетесь.

Несколько десятков воинов, смуглых, с иссиня-черными волосами выбрались из скрывавшего их песка и направили дула винтовок на компанию. Немолодой лысоватый мужчина, улыбаясь и демонстрируя крупные золотые зубы, вышел на встречу:

-- Телека, дорогая. Опаздываешь. Мы уже час тут тебя ждем.

-- Забирай. Как договаривались, все здоровы и выносливы.

Вокруг побрякивали цепи, толстый тяжелый мешочек перекочевал в руки Телеки, тугие раскаленные на солнце кандалы захлопнулись на руках и ногах Максима.  

Другие работы:
+2
1101
09:18
+1
Ээх! А так всё хорошо начиналось! И ведь могло бы получиться неплохое приключенческое фэнтези… но у автора, видимо, вырвали клавиатуру посередине рассказа… pardon
06:24
+1
Таааак. Чувствую какую-то незавершенность. Будто начало приключенческого романа. Заманили, автор, и бросили на самом интересном!
Идея забавная. Окончание вывезло начальную затянутость.
Хочется диалогов чуть человечнее. Сейчас они довольно громоздкие.
Автор, спасибо:)
14:18
справедливая концовка все оправдывает. Хороший рассказ. Удачи вам, автор!
10:16
Странный рассказ. В рассказе почти ничего не раскрыто. Главный герой не раскрыт. Зачем он переехал из города в глушь? Кто он по профессии? Телека эта и ее подельники работорговцы. К чему все это?
В тексте непонятно что твориться с оформлением диалогов и прямой речи.

--


Что это?

Концовка также слита. Автор вполне мог сделать рассказ больше, тогда бы может стало понятнее.

А так — ни о чем…
07:03
и каждая ночь превратилась для него в мучение. может превращалась?
Максим с силой оттолкнул его, но то даже не пошатнулось, лишь презрительно покосилось на него сверху вниз. вот тут корявая фраза, «то», покосилось
Судорожно пытаясь попасть по цифрам, он все-таки набрал номер сто два
На том конце наконец-то взяли трубку каком еще конце?
что за странный препинак?
— Оперативный дежурный почему оперативный?
послышался мелодичный баюкающий женский голос, — Открой дверь, я все объясню. неверное оформление прямой речи
— Что? — выдавил из себя Максим из себя можно выдавить лишь говно, ну или гной. правда, некоторые пытаются по капле выдавливать раба
ой..., — зпт не нужна
Тереза, ее дети Дженнифер и Джун какой тонкий намек на мать Терезу
В керамическую мискуона бросила горстку сухих листьев, и методично растолкла их тяжелым мраморным пестиком.
— Сиди молча. Доказательства ему подавай...-- недовольно пробурчала в ответ девушка. по умолчанию и так понятно, что в ответ
— Какого черта? Вы что творите, твари? — Макс подскочил к телу и надавил ему на шею, пытаясь остановить кровь, — Сделайте же что-нибудь, — Еще несколько мгновений и полицейский перестал судорожно ловить ртом воздух, захлебываясь собственной кровью. Сердце его остановилось и красные липкие потоки больше не вытекали сквозь Максимовы пальцы, — Зачем? неверное оформление прямой речи
резким движением выхватил из ножен клинок, висевший на поясе, коряво
Не высокого качества невысокого — тут слитно
кусок чего-то, тема секса не раскрыта
сюжет вторичен и пошл
сюжетные повороты избиты еще до моего рождения
было ли что-то оригинальное? нет, сэр!
Загрузка...
Елена Белильщикова №1