Светлана Ледовская №1

Nibras's

Nibras's
Работа №163

В полдень по шоссе в лесу едет Форд. За рулём молодой мужчина в дешёвом деловом костюме. Все три пассажира неопрятно одеты в грязную поношенную одежду. Они среднего возраста и радостные от первой в жизни поездки на автомобиле, кроме одного – молодого и встревоженного. Говорят, там, куда они едут, исполняются желания. Последний, видно, скептик и волнение далеко не приятное.

- Это же? – спросил водитель, притормаживая авто на обочине напротив ответвления узкой каменной дороги в лесную чащу слева.

Он возмущён оттого, что не один из пассажиров ничего не сказал, когда она впереди показалась.

- А? – взбудоражился передний пассажир. – Да-да-да!

В начале этой дороги повёрнут к шоссе самодельный большой деревянный знак с крупной надписью: «Только пешком или на лошади». Чуть дальше стоит ветхая открытая повозка с кучером, запряжённая парой лошадей.

Кучер встал и стал показывать руками крест когда Форд нахрапом свернул на каменную дорогу. И не зря: тот не проехал ста метров, как стал плохо поддаваться управлению и чуть не свалился в кювет. И водителю пришлось с трудом развернуться, выехать обратно и остановить средство на углу. Пассажиры вышли. Немолодые побрели по дороге. Оставшийся сказал взволнованному водителю:

- Ну, увидимся.

- Ни пуха, ни пера.

- К чёрту. – и быстро зашагал за ушедшими от машины. – Эй, остановитесь! Вместе поедем.

Он заплатил кучеру три доллара – по одному за пассажира, и занял скамью в повозке напротив двух своих спутников. Транспорт поехал по дороге с проросшей травой между камнями – так давно за дорогой не ухаживали.

- Думаю, мы в расчёте. – сказал молодой спутникам.

- Бесспорно. Вижу ты «новенький», Артур. – сказал один из немолодых пассажиров ему.

- Артур – это водитель. А я Англис. Вообще, как там? – он кивнул головой в сторону пути.

- Да ты не переживай. Мы там уже пару лет пьём…

- Выпиваем. – поправил его другой пассажир с поднятым вверх пальцем и продолжил за товарища, гордо вытянув туловище вперёд. – И как видишь живы–здоровы.

- Что тебя привело сюда? Любопытство? Или разочарование в нынешнем продукте? – спросил первый немолодой.

- Да сухой закон его сюда привёл, отстань от него. – ответил за молодого товарищ. – Или он после этих… как их? Буккекеров? Бутекеров? Бультекеров?

- Бутелкеры! – тут выпивоха засомневался в своём произношении слова «бутлегер». – Ну про продукт я и имел ввиду их. Да не важно, если бы они были нужны, мы бы помнили. А они нам не нужны. – пассажир решительно провёл рукой по воздуху. – Алкоголь там льётся рекой практически за центы – такого качества ты днём с огнём нигде не найдёшь, а бабы–бабы… – безмятежная улыбка и закрытие глаз.

- И плевал карлик на фараонов. Они сами его боятся. – прибавил другой пассажир и рассмеялся, хлопнув себя по колену.

- Карлик? – спросил Англис.

- Ты с ума сошёл говорить такое при кучере?! – безмятежность прервалась. – А если он расскажет?

Выпивоха торопливо пересел от товарища к Англису.

- Да он нормальный мужик. И я уверен, на правду не обидится. – сказал упомянувший о неизвестном карлике.

- Нормальный мужик? А что ты к нему никогда не садился, даже пьяным в стельку?

- А чего хорошего доброго человека отвлекать? – одинокий выпивоха пытается оправдаться.

- Хорошего доброго потому что он всем наливает ни за что?

- Да. И что с этого?

Англис испугался внезапного смеха соседа по скамье.

- Держу пари: кишка у тебя тонка сесть к нему и сказать: «ты карлик». Скажешь и выживешь – и я везу тебя на своём горбу отсюда, не скажешь – ты меня. Так и быть можешь напиться, но не сильно, чтобы ты был в состоянии нести меня.

Выпивохи пожали руки в знак договора и Англис «разбил» по их просьбе.

Так он и ехал молча потому что не мог задать побольше вопросов о «карлике» выпивохам из-за их спора. Встретилась другая повозка, едущая навстречу, кажется, со спящими людьми – некоторые из них храпят.

Не проехала повозка и пяти километров, как дорога окончилась площадью, окружённую лесом. Прямо напротив дороги стоит деревянное двухэтажное здание, из которого доносится стук бокалов, смех …женские стоны. При взгляде на него молодой приезжий невольно задался вопросом: «Как оно вообще держится? Его что? Первые колонисты строили?». Но это мнение возникло скорее из-за стиля, нежели состояния – больше требуется косметический ремонт.

Один из выпивох слез с остановившейся перед таверной повозки.

- Прошу. – сказал Англису оставшийся выпивоха.

Тот слез с повозки и стал робко оглядываться. Он увидел на площади бетонные застывшие лужи – фундаменты домов, застигнутые врасплох дождём и ветром, холодом.

- Смелее. – сказал выпивоха и указал рукой на вход.

Троица вошла после выхода шатающегося пьяного посетителя. Первый, кого она встретила внутри – громила на входе с улыбкой, плохо скрывающей злобу.

- Он хороший, если его не беспокоить и особо не шуметь. – робко сказал про вышибалу выпивоха.

В таверне не светло, но и не темно. У одной из стен камин. Ни один стол не пустует: на каждом стоят кружки, рюмки, стаканы, восседают за ними пьяные гости, некоторые из них спят, положив голову на стол, а другие, наоборот, пританцовывают под музыку деревянных лютен и флейт в руках бардов. Между ними ходят официантки с подносами.

- Ну друг… Ты как? С нами или один?

Англис оставил своих проводников, и сел у барной стойки.

- Пива.

Через минуту Англис уже взял деревянную – когда уже в других заведениях вовсю используются стеклянные – кружку с ним, через край которой обильно перемахнула пена.

Он заметил ещё одну странность – вся одежда персонала: вышибалы на входе, официанток, музыкантов, грязна и будто модой из прошлого века.

«Есть ли связь между новым – «сухим» – законом и изречением: «Запретный плод сладок?». – прервал блаженное наслаждение Англиса приближающийся голос сзади.

Его хозяин при последних словах показался и договорил их уже сидя на соседнем стуле. Англис так напугался, что едва не выплеснул пиво изо рта. Соседом оказался, действительно, лилипут – среднего возраста, светловолосый, лысеющий, в деловом костюме.

- Что скажете вы? – спросил он.

- Я? Я…я…я? —заикается Англис, но борется со своим волнением—Почему именно я?

- По вашему лицу видно, что носить такую одежду: грязную, поношенную, ниже вашего достоинства. Простой пропойца смирился бы с ней за время преждевременного старения, разрушения печении и так далее. У вас таких признаков нет, значит вы начинающий алкоголик, но одежда на вас, поверьте мне – «опытного». Он смирился бы со своим запахом, не морщил нос, не ёрзался: вы брезгуете своей – то есть чужой на вас – одежды, боитесь подхватить болезнь от неё.

Англис, чтобы успокоиться, залпом выпил кружку пива. Но это не помогло: пот так и льётся ручьём, сердце колотится.

- Ах, да что это я? – сказал лилипут невозмутимо – Я управляющий этим заведением, Нибрас. Может вам ещё кружечку, за счёт заведения? Или ещё чего покрепче?

Посетитель не отказался.

- Это ещё крепче. – предупредил бармен.

- Ну так как считаете вы?

- Что простите? – растерянно спросил Англис, отвлечённый тщетным укрытием своей тревоги «залпом» ещё одной кружки.

Управляющий пересказал свой монолог, чтобы его собеседник, разменявший третью кружку, вспомнил исходную тему разговора.

- Я и не знаю, что сказать. Согласен, что запрет на алкоголь повысил спрос – а высокий спрос, повышает цену предложения.

- Рождает предложение, рождает. Практически любой спрос рождает предложение. – поправил Нибрас.

- Но удовлетворить его-таки непросто. Федералы… сами понимаете.

- И все хотят, если не производить спиртное, то хотя бы иметь достаточное количество. Ваша семья в том числе.

- Ага… - Англис следя за волнением своего тела, не уследил за своим языком, к тому же «развязанный» алкоголем. Он несильно рассмеялся. – Вы меня подловили: да, я гангстер, шестёрка.

- Зачем вы так грубо? Рим не сразу строился. Наберитесь терпения.

- Терпения?! Терпения?!

Дальнейшее поведение Англиса непонятно: то ли слезы потекут ручьем в ожидании сочувствия или пробудится разрушительная бычья ярость. Для последнего появился катализатор.

- Эй! Ты карлик!

Нибрас и Англис повернулись на голос. Бывший спутник Англиса, впервые упомянувший карлика в повозке, пьяный, выплеснул содержимое кружки в руке в управляющего. Но тот оттолкнулся от края стола и стал падать назад вместе со стулом на пол. Жидкость попала на Англиса – он в отчаянии достал пистолет и несколько раз выстрелил в пьяницу. Тот упал, Англис положил пистолет и продолжил пить пиво. Нибрас упав не на спину, а приземлившись на ноги, посмотрел на жертву, затем поднял стул и сел на него.

- Я вижу у тебя проблемы и не маленькие. Расскажи мне о них. – управляющий немного дрожа обернулся на мертвеца и робко обнял собеседника за плечо.

- Проклятый Мендес, чёрт его дери, мы работаем, а он отрывается со шлюхами. Мы же эти…. Ну вы слышали…

Англис отчаянно заплакал.

- Знаешь ли, я могу тебе помочь. – будто шёпотом предлагает Нибрас. – Как ты думаешь, что лучше? Огромные запасы алкоголя появляются у вашей семьи, за это они благодарят тебя, но не факт, что дальше похвал пойдёт дело. Или ты становишься на место Мендеса – если я правильно понял, он твой командир – и на твои плечи ложатся его обязанности.

- Откуда ты знаешь, что я здесь именно за выпивкой?

- А зачем тебе притворяться пропойцей, сливаться с окружением? Ну так что ты выберешь?

- Отец мне как-то говорил: «за всё придётся платить». А какова цена у этого предложения? – внимательно глядя на своего собеседника, спросил Англис.

- Ну, ты умрёшь через десять лет. – ответил Нибрас, и добавил. – Эта цена на все предложения.

- Не уверен, что я сделаю что-то полезное в этой жизни. Зато уверен, что сегодня-завтра закончу застреленным в канаве, и никто обо мне не вспомнит. Целовать задницу боссам желания не имею. Живи быстро – умри молодым. А можно мне стать боссом Семьи – семьи Пеппоне, и она будет семьёй Аллена?

«Не наглей» – немо выразил лицом Нибрас.

Капореджиме семьи Пеппоне Дайомедеасу Диасу поручено договориться о поставках из таверны. Он приехал со своими людьми в ближайший городок к таверне, поселился с ними в гостинице и через пару дней расспросов местных о таверне послал туда на разведку своего лучшего человека – Англиса Аллена. Пока тот размышлял и напивался, капо услышал разговор своих подчинённых:

«Надо поговорить об этом когда вернётся босс».

- Вот он я. – сказал Медеас.

- Мечтать не вредно, Дайо.

- Кто-то ещё приехал? Ты почему так со мной разговариваешь, Левис?

- Мы ждём Аллена из таверны.

- Я тоже его жду не дождусь. А что за босс приедет?

- Ты смеёшься, Дайо? Аллен.

- И что Аллен? – недоумевает капо.

- Ну Аллен – наш босс.

- А я тогда кто?

- Ты такой же как мы.

- Всмысле? – спросил капореджиме.

- Ну ты такая же шестёрка.

- Что ты сказал, сукин сын?!

Дайо ударил Левиса – тот потерял ориентацию. Вмешались остальные гангстеры и ополчились против своего босса. Тот ударил ближайшего противника. Но рука отмахнута. Мендес получил удар по лицу с левой руки другого противника, что его голова ударилась об стену. Капо устоял на ногах и не думает сдаваться. Пытается снова ударить другого подчинённого. Но тот легко уворачивается, хватает босса за грудки и вгоняет его в стену. Бедолага не теряет сознания. Тогда его ударили о другую стену и добились своего.

Глубоким вечером Форд вернулся к гостинице. Из него вышел Артур и услужливо открыл заднюю дверь. Из гостиницы вышли гангстеры. Пошатываясь и щурясь, из авто вышел Англис в одних штанах.

- И что мы собрались? – недоумевает едва трезвый Англис после пяти минут молчаливого разглядывания. – Какие новости?

Он принялся вспоминать происходящее последних нескольких часов.

Лейтенант во главе толпы сделал шаг навстречу новому боссу и доложил:

- Медеас сошел с ума. Напал на меня. Но мы быстро остудили его пыл, приложив об стенку пару раз. Да, парни? – он получил подтверждение толпы. - А как ваши успехи?

Англис по привычке лишь виновато молчит, как делал раньше перед боссом в случае редчайших провалов. С выпивкой он совсем забыл свою первоначальную задачу.

- Отведите меня к нему. – повелел Англис.

Он вспомнил, что он хотел стать капо Семьи. Судя по радостной толпе, стал и получил подчинение товарищей.

Они привели его в номер Медеасу, где тот лежит без сознания спутанный веревками на софе с окровавленным лицом и одеждой.

- Оставьте нас. – скомандовал Англис, входя в свою новую роль.

Он запер изнутри дверь на ключ, снял штаны, но вонь не отстала - нужна ванна, или хотя бы душ. Англис взял графин с водой и перевернул над лицом бывшего босса с упоением своего доминирующего. Беспомощный очнулся, начал дергаться и кашлять, давиться: вода попала в рот. Заметно, что каждое движение причиняет ему боль.

- Что здесь происходит? – тревожно с примесью злобы спросил Диас.

Англис молча упивается. Поэтому Мендес понял, что сидящий перед ним как минимум замешан в этом, если не спланировал мятеж.

- Справедливость, как по мне… - со злорадной улыбкой ответил Англис, обыскивая карманы лежащего.

- Что ты несёшь? Какая к черту справедливость!? Идиот… - Диас сильно кашлянул, затем продолжил с той же злобой. – Ты покойник… Ты-ты-ты покойник! Это ты их подговорил? Они тоже покойники.

В карманах Медеаса Англис нашёл ключи от автомобиля, начатую пачку сигарет, зажигалку, приблизительно 2 сотни долларов, наручные часы, которые собрался продать хотя бы за тысячу – сам он их ни за что бы ни надел.

- «Они» т.е. мои люди? А покойниками, наверняка, станут от рук шестёрок твоих жирных дружков? Не думаю. Теперь они мои дружки. – осматривая номер уверенно сказал Англис. - А справедливость — вот в чём: всё то время, что я… мы на тебя работали ты только и делал что недовольно ворчал что бы мы не делали. Ты даже не хвалил нас. Трясся над каждым центом, зажимая в руке тысячи долларов. А твои объедки с барского стола…

- А я ведь считал тебя лучшим в моем отряде, хотел сделать помощником, правой рукой, на замену Левису – этой собаке. Хотя кто из вас больше собака, крыса?

- «Змея на шее». - добавил насмешливо Англис.

- Ты. Кем бы ты был, если б не я? Ходил бы в той одежде не несколько часов, а лет. Если бы и купил машину, то в рассрочку, в лучшем случае. Знал бы ты, через что я прошёл, что видел, перед тем как стать капо. А ты пару лет на побегушках и захотел быть царём горы. Не так быстро! Неблагодарная змея…

На это Англис снова усмехнулся и принялся обыскивать шкаф в поисках одежды. Там он нашёл несколько рубашек и штанов, пару пиджаков и аксессуаров – каждая одежда повешена на плечиках. Обыскал каждый элемент одежды, но ничего кроме нескольких пачек сигарет не нашёл. Взял приглянувшиеся рубашку, штаны, шляпу. Надел все, кроме последнего.

- А ты не боишься надевать вещи покойника? – усмехнулся теперь уже покалеченный, чем смутил и слегка разозлил Англиса.

Теперь тот стал искать деньги: Семья не могла отправить своего человека с пустыми руками на переговоры. Первым делом он сдвинул шкаф рассчитывая на тайник. На всякий случай простучал стену, хотя сам знал, что глупо ломать её во временном пристанище. Но усилия не окупились.

- Откуда у тебя такие друзья? У тебя…, шестёрки? - спокойно продолжил беседу искалеченный.

- А тебе все так и расскажи… ну да ладно… лысеющий хрен, важная шишка у вас…

- Я не понимаю о чем ты, какой хрен? Что значит «у вас»? - недоумевает Медес.

- Мистер… как его там… на Н… – пытается вспомнить фамилию своего недавнего собеседника Англис – Оказал мне услугу. Он напряг свои связи в нашей Семье и вот…

Дайо взволновался.

- Парень, я знаю всех влиятельных людей из «нашего круга», но ни у одного из них фамилия не начинается на Н. А если бы и была, то меня бы предупредили о смене, намекали бы в конце концов.

Англис в это время из ящика прикроватной тумбы вытащил гравированный Кольт М1911 с резьбой на рукоятке и засунул за пояс, не поверив боссу.

- И чем же ты займешься, босс? Ты не забыл, что мы приехали сюда, чтобы сделать таверну источником алкоголя? – спокойно спросил связанный.

- Поверь мне, не забыл. – забрал нож из тумбы Англис.

- А ты не думал: если хозяин таверны, имеет связи с нашей семьей, неужели наши постеснялись бы у него спросить насчет поставок? —ухмыляясь сказал Диас.

За неимением аргументов, Аллену пришлось лишь раздраженно молчать. Он вытащил ящички и безуспешно проверил их на двойное дно. Затем поднял тумбочку и повернул местом, где они были, к люстре и безрезультатно ощупал.

Потом заглянул под софу. Чтобы темнота отступила, он зажёг зажигалку – пылевые комки поймали свою толику пламя и почти мгновенно исчезли. Взгляд наверх принёс плоды – кейс. Но он за пружинами. Англис вылез из-под софы, встал во весь рост, и по выражению Диаса понял, что раскрыл его секреты, попытался поднять матрас, но из-за находящегося на нем связанного, ему неудобно это сделать. Тогда он грубо столкнул искалеченного на пол, что тот ударился об пол, снова приподнял матрас и взял кейс.

Кейс закрыт кодовым замком.

- Код. – скомандовал Англис, повернув жертву на спину.

- Обещай, что я умру быстро и без мучений.

- Обещаю.

Диас сказал код – Англис открыл кейс и увидел, что он наполнен рядами пачек стодолларовых купюр, и закрыл.

Англис достал кольт, взвел предохранитель, положил палец на курок и направил дуло на голову Дайомедеаса. По телу пробежал холодок, пропала уверенность, задиристость сменилась грустью, рука трясётся всё сильнее – убить человека, благодаря которому принят в семью, есть «непыльная» работа, сыт и прилично одет.

Он заставил себя выстрелить. Ему сделалось дурно, рука ослабла, выпал пистолет – он дрогнул при стуке оружия о голову трупа, а затем и о ламинат, проступила слеза, но он взял себя в руки, хотя сильная дрожь, стресс, испуг остались. Бандит поднял орудие убийства и вернул пистолет за пояс, взял кейс, вышел из номера и запер снаружи.

Ему встретился другой гангстер.

- Как всё прошло?

Англис попытался вернуть ту задиристость, которая была в начале разговора с ныне убиенным и произнёс:

- Старикашка давно нарывался и получил своё. Сейчас он в номере, избавьтесь от тела ночью по-тихому, как мы умеем… как вы умеете. – поправил Англис себя.

Человек кивнул.

- Послезавтра делаем то, зачем сюда и приехали. Будьте готовы, чистите «мушкеты». Я всё разъясню. А сейчас оставьте меня мне надо придумать… доделать план. – приказал Аллен с вернувшейся задиристостью.

Англис вышел на улицу и закурил, прокручивая в голове мысли и события: «как всё далеко зашло», «ведь можно было спокойно поговорить за бутылочкой пива, обсудить», «неужели меня также возненавидят за мои приказы, которые я получал ещё утром».

Он поехал в бордель за рулём автомобиля покойника – импортной Изотта-Фраскини 8А. В эту ночь он очень много курил. Он понял попутчиков-алкоголиков: спиртное в таверне лучше, чем где-либо.

Через день утром он проснулся в номере другой гостиницы и приказал своим гангстерам приехать в полной боевой готовности. Когда они явились он в дорогом деловом костюме начал объяснять свой план, грусти и подавленности как и не бывало:

«Итак друзья, сегодня мы сделаем то, за чем сюда и приехали. Углубим русло алкоголя для нашей семьи, так сказать. Как говорится: «Хочешь что-то сделать хорошо, сделай это сам», – я разведал обстановку и разработал стратегию. Внимательно слушаем. Подъезжаем к той каменной дороге. Выходим из машины и как мы обычно умеем убеждаем кучера – на машине по тем камням не проедешь, уж поверьте мне на слово, Артур не даст мне соврать, а пешком нам не солидно. Доезжаем на повозке и эффектно заходим в таверну. Далее не зеваем и делаем всё одновременно. Стреляем в громилу на входе, тысячу долларов каждому, если он, трясясь, поднимет ручки. В глазах у него свирепость, кинется он на нас, несмотря на наше большинство и пушки. Берём на мушку бармена, и забираем у него пушку из-под стойки, ещё тысяча, если её там нет. Выгоняем алкашей, чтобы облегчить понимание очередью в потолок. Только не дайте спрятаться этому… как его… Небрасу-Педрасу… И тут я делаю ему деловое предложение, от которого сложно отказаться».

Произнося последнее предложение он взглянул на свой пистолет. И отдал приказ о начале пути.

Кортеж гангстеров с угнанным грузовиком для алкоголя и Изоттой-Фраскини во главе остановился у каменной дороги. Одному бандиту поручили охранять автомобили. Всё пошло по плану. Даже лучше: управляющий и не пытался спрятаться. Или хуже: он абсолютно не напуган – Англис смутился.И вот он сидит перед управляющим. И начинает надменно говорить, показывая свою властью:

- Прошу извинить меня за причинённый ущерб. – он посмотрел по сторонам и взглянул на потолок с дырами от пуль. – Мы не договорили в прошлый раз.

- Правда?- с поднятыми бровями от наигранного удивления ответил Нибрас. - Как по мне, мы всё решили тогда. Если глаза меня не обманывают, вы получили, что хотели: отныне вы знатный человек, из карманов сыпятся золотые дублоны.

Аллен положил свой пистолет на стол перед собой, чтобы показать серьезность намерений.

- При всём уважении, вы правы лишь отчасти. Сейчас я говорю с вами не как мальчишка с джинном из лампы. А как деловой партнёр с деловым партнёром. Сами должны понимать – долг.

- Если вы мой потенциальный деловой партнёр, и вы пришли ко мне, получается, с деловом предложением, не так ли? - нарочито поинтересовался Нибрас.

- Верно мыслите. Вижу у вас тут реки алкоголя в нынешнее-то время. – заметил Англис. – Не хотите ли поделиться ими с хорошими людьми?

- А я разве этого не предлагал?

- Предлагал. – перешёл на «ты» капо Англис Аллен. – И я готов воспользоваться предложением.

- Никак поменять свою должность на алкоголь? Так это невозможно. Ну почти.

- А мне и не нужен обмен, мне нужен алкоголь, сейчас же. Для начала хватит бочек десяти, на пробу, так сказать. Потом вы переедите к нам поближе – вам должно понравиться. Эй, ребята обыщите тут всё – берите, что хотите.

- Как переехать? Куда? А как же мои посетители? Вы не понимаете, мой долг – обслуживать их. – жалобно сказал управляющий.

Гангстеры стали заходить в комнаты и в подвал. И вернулись из него встревоженными, укоризненно глядя на управляющего.

- Что такое? – встал его «деловой партнёр».

- Рой отхлебнул немного из чана и брякнулся оземь.

- А вы разрешения спросили? - усмехнулся Нибрас. – Какой-то странный запах, нет?

Из подвала повалил дым. Гангстеры вдохнули – их стало рвать. А управляющий вдохнул глубже и с некоторым наслаждением сказал Англису:

- Как вам человечинка?

- Вы готовите из этого закуски? – ужаснулся Англис, и закрыв горловиною нос, упал и попятился назад.

- Что ты такое говоришь, партнёр? Нет, конечно, клянусь. Эй, вы вышли отсюда!

Дым быстро развеялся – гангстеры поднялись и пошли наружу. Один из них выстрелил по управляющему из автомата. И продолжил путь после взгляда своей живой жертвы.

Капо спиною упёрся в человека. Им оказался вышибала - живой, несмотря на огнестрельные ранения спереди. Он одной рукой поднял за шиворот «партнёра» над землёй. Между тем тот увидел поднявшегося на ноги бармена, убитого минутами ранее. Анлис достал гравированный Кольт и выстрелил в лоб Нибрасу. Тот продолжил стоять. Моргнул – глаза его полностью красные, через несколько секунд снова моргнул – глаза обычные.

Затем он взмахнул рукой и пистолет вылетел из рук на пол.

- Что мне с тобой делать? Лишить тебя должности я не могу. Убить тоже. – Англис улыбнулся. – А ты особо не ухмыляйся. Ты по-прежнему смертен. Курт, покажи ему.

Вышибала швырнул жертву в столы сбоку и снова стал держать над землёй одной рукой.

- Я не то, что не могу. Не имею права – не имею права убивать клиента, отпускать его душу. Мог бы тебя запытать, но не вижу смысла, мне больше по душе – если так можно выразиться – рюмки-кружки, – управляющий взял одну со стола и отхлебнул, – книги учёта, производство, сделки. И сам истошным воплям предпочитаю лютню. Меган, дорогая, сыграй что-нибудь.

Одна девушка вышла из укрытия и стала играть на флейте.

- Я вообще там внизу, – управляющий показал пальцем на пол, – что-то вроде новатора. Я бы мог ждать, как и остальные, пока меня вызовут такие неудачники, как ты. Но так, – тут он оглянулся по сторонам, – если люди не продают свою душу, то уж во всяком случае искушаются. Итак, отвлеклись… давай думать дальше, как тебя наказать. Я тебе обещал должность? Дал её. Ты хотел «отрываться» со шлюхами? «Отрывайся» не хочу. Хотел денег? У тебя их полные карманы.

Англис тайком достал нож, которым резко разрезал перед рубашки вдоль. Конец лезвия прошёлся по его туловищу. Гангстер выскользнул из верхней одежды, оставив её в руках громилы, против которого начал драться.

- На зрелище изредка можно глянуть.

Управляющий взглянув на бармена, постучал пальцем по краю кружки.

Тот пришёл и наполнил её.

Драка почти сразу переросла в избиение с применением окружающих предметов. Амбал больно сжал руку противника с ножом и ударил им в плечо того, и толкнул в окно. Англис разбив стекло, перевалился через раму и упал на камни грудью. Курт перепрыгнул на улицу и приземлился ногами на спину бедолаги. По нему начали стрельбу из автоматов гангстеры, но прекратили её из-за бесполезности. Вышибала поднял жертву и швырнул в окно. Но тот ударился под окном и снова упал. Громила попал телом в отверстие со второй попытки.

Через несколько минут израненный капо вылетел через выход к своим людям, которые его отвезли в город. Они увидели живым кучера, которому перерезали горло в начале пути, отчего тот якобы умер. Шея кучера была тогда обмотана белым шарфом, сейчас – он багровый.

Англис выжил, и как заверял управляющий, через десять лет погиб от диких зверей, так, по крайней мере, зафиксировал патологоанатом. До этого он так и остался капо, но наименее уважаемым в Семье, хотя у него было очень много денег. Из-за них он не вызывал доверия как партнёр. К тому же он единственный, кто чудом уцелел при убийстве дона Пеппоне, случившегося вскоре после посещения таверны. Из-за связи с проститутками он не мог жениться, даже они не смогли ему родить наследника.

Другие работы:
-3
1154
Странный рассказ.
Вроде присутствуют все атрибуты требуемые на конкурсе — и магия, и волшебство, и фантастика.
Но рассказ не вызывает доверия. Все несколько плоско и прямолинейно.
Не могу сказать, что написано уж сильно отвратительно, нет, с этим поспорить нельзя. Исполнение ровное, корявостей незаметно, читается легко.
Но все равно восприятие не очень…
Без оценки.
05:51
Корявостей замечено eyes
Комментарий удален
02:49 (отредактировано)
+1
Оценки читательской аудитории клуба “Пощады не будет”

Трэш – 2
Угар – 2
Юмор – 1
Внезапные повороты – 0
Ересь – 0
Тлен – 1
Безысходность – 0
Розовые сопли – 0
Информативность – 0
Фантастичность – 0
Коты – 0 шт
Алкаши – 34 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 2/1 (алкогольный гэнгбэнг)
Относительная влажность сухого закона – 2 %

Первая половина рассказа была отличной. И интрига есть, и необычные декорации, и даже юмор, что редкость в наше время. Правдивые диалоги алкоголиков присутствуют. Отличная концепция мира, где некто дьявол воспользовался трудной ситуацией людей, обменивая души на пойло. Есть одно замечание: Англис совсем не выглядит как лучшая шестёрка капо. Он пускает слезу и раскрывает свою душу первому встречному карлику. Он ведёт себя как слабак. И если он лучший человек Медеаса, то остальные вообще cafone.

Во второй половине, после того, как Англис и Нибрас заключили сделку, начался трэш.

Англис стал боссом. Гангстеры тут же приняли новую реальность, судя далее по тексту, и главы семьи также это приняли. Мир поменялся для всех кроме Медеаса. Почему такая избирательность? Почем Медеас тут же не принял нового босса, как все остальные?

“Он заставил себя выстрелить. Ему сделалось дурно, рука ослабла, выпал пистолет – он дрогнул при стуке оружия о голову трупа, а затем и о
ламинат”


И пуля срикошетила о натяжной потолок.

“Мог бы тебя запытать, но не вижу смысла, мне больше по душе – если так можно выразиться – рюмки-кружки, – управляющий взял одну со стола и отхлебнул, – книги учёта, производство, сделки. И сам истошным воплям предпочитаю лютню. Меган, дорогая, сыграй что-нибудь.
Одна девушка вышла из укрытия и стала играть на флейте.”


Почему не на лютне?

Эти ошибки меркнут по сравнению со скомканным сюжетом. Ты все карты выложил в первой части, дальше никакой интриги, никаких внезапных поворотов. Из-за того, что постоянно перескакиваешь с прошедшего времени в настоящее и обратно, теряется динамизм бойни. Запомни правило угарных боевиков: если используешь настоящее время при описании перестрелки, то только от первого лица. Например

“Я прошиваю автоматной очередью тело карлика, одна пуля попадает в щёку, превращая ухмылку Нибраса в кровавый оскал. Он делает шаг в мою сторону и тут же огромные стальные пальцы хватают меня сзади за горло. Это вышибала. Какой же он здоровый, поднимает меня выше и замахивается, словно я не человек, а фарфоровая кукла. После второго удара о стену в голове раздаётся противный треск, кровь заливает лицо. И, похоже, что-то случилось со слухом — сквозь тоненький свист раздаётся смех карлика. Хорошо, что они не знают про нож, спрятанный под рубашкой…”

Куда делись гангстерские шутки-прибаутки в разговорах шестёрок? И лично мне не хватило сленга шестидесятых для полного погружения в атмосферу. Я бы даже простил тебе отсутствие фантастики, если бы ты не похерил сюжет и не слил концовку. Тут минус без вопросов. Изучай матчасть, читай больше биографий великих мафиози. Пересдача через год.

Критика)
19:21
+1
Дайо ударил Левиса – тот потерял ориентацию… crazy
Комментарий удален
21:34
В полдень по шоссе в лесу едет Форд Форд имя или фамилия?
Последний, видно, скептик и волнение далеко не приятное. Последний — то же фамилие такой?
шоссе или узкая каменная дорога?
что не один из пассажиров или нИ?
А? – взбудоражился передний пассажир. – Да-да-да! пассажир левой или правой рукой «взбудоражился»? или обеими? Да-да-да надо бы заменить на каноничное: Я-я!
В начале этой дороги повёрнут к шоссе самодельный большой деревянный знак с крупной надписью:
И не зря: тот не проехал ста метров Тот вездесущий
вижу, что рассказы пишут Тота-поклонники
канцеляризмы, крепящие и без того корявый текст словно запор
приключения дегенератов и одного онаниста (с переднего сидения)
лишние местоимения, еще одна неделя запора несчастного текста
Через минуту Англис уже взял деревянную – когда уже в других заведениях вовсю используются стеклянные – кружку с ним, wonderого, член в кружке — впервые на НФ-2019
которизмы без вазелина
но борется со своим волнением—Почему именно я? неверное оформление прямой речи
не ёрзался ??? в смысле? не гузнотик?
невозмутимо – Я управляющий этим заведением, неверное оформление прямой речи
Жидкость попала на Англиса – он в отчаянии достал пистолет и несколько раз выстрелил в пьяницу. Тот упал стрелял в пьяницу, а упал Тот. вспоминается старый анекдот: Штирлиц стрелял в упор. Упор упал…
текст октровенно неграмотен и убог, как обитатель дома-интерната для престарелых
куча ошибок, куча корявизмов, куча онанизмов и прочей чепухи
писать подобный вздор на конкурс? единственное оригинальное — отрезанный член в кружке. такого мне на НФ-2019 еще не встречалось
Загрузка...
Константин Кузнецов