Валентина Савенко №1

Реквизит

Реквизит
Работа №164

На пожелтевшей газете, разложенной по столу, сушилась банановая кожура. Если бы Олег не знал,тони за что не догадался, что это такое, настолько кожура перестала походить на себя. Она усохла, свилась, затвердела и почернела, словно обуглилась.

-Стол постоянно завален какой-то одеревеневшей дрянью. Поесть не на чем. –на веранду вышла Лена. –Что она с этим делает?

-Как-то обрабатывает кожуру, размягчает, а потом в баночки заливает. Вон, в шкафу стоят. –сказал Олег. -Я однажды за ней наблюдал.

- Может, пока этот мусор на полу расстелем? Она всё равно сейчассериал смотрит. За это время успеем поесть. Надоело ютиться на кухне. Там даже сесть по-человечески негде. А потом снова разложим это барахло на столе. Она и не заметит.

-Ладно. Только аккуратно. Не порви газету.

-Под газетой скатерть. Беремсяза скатерть.

Ухватив скатерть с четырёх концов, они перенесли еёи расстелили на полу у окна.

Лена вышла на кухню, а внимание Олега привлек заголовокстатьи в газете, на которой сушилась кожура.

-Ты что там застрял? –Лена уже принесла из кухни кастрюлю с макаронами, две тарелки, с ложками и вилками, а Олег продолжал читать, скрючившись на полу.

-Секунду. Дай дочитаю. Немного осталось.

Закончив со статьей, он уселся за стол и молча ел, обдумывая прочитанное.

-Не хочешь поделиться? – спросила Лена.

-Сама почитай. Это интересно.

-Была охота. Расскажи в двух словах.

-Пишут, что мир, который мы видим, вовсе не такой, каким мы его видим.

-А что, он лучше? – Лена засосала накрученные на вилку скользкие от масла макароны с сыром и, не разжевывая, проглотила их.

-В том то и дело, что неизвестно, какой этот мир на самом деле. Ведь что мы видим? Свет, отраженный от поверхностей. Но изображение этих поверхностей, проецируемое хрусталиком на сетчатку глаза, не воспринимается нашим сознанием. Это тебе не фотоаппарат, а сознание - не фотопленка.

-Ух ты! Интересно.

-Наше сознаниене допускается к изображению на сетчатке глаза. По какой-то непонятной причине это изображение дробится намиллионы точек и передается в виде электрических импульсов по миллионам нервных волокон в затылочную область головного мозга. И только там, в затылке, собирается в картинку, воспринимаемую сознанием, то есть нами.

-Почему в затылке?

-Вот именно! Каким образом, по какому принципу собирается эта картинка? Выходит, что сознание человека получает отфильтрованную информацию о реальности. И сильно отфильтрованную.

С минуту они ели молча, переваривая макароны и сказанное Олегом.

-Олег, газетная статья - не научное исследование. Им бы только чтобы сенсационно звучало, чтобы читателей завлечь. Как можно воспринимать серьезно газетную брехню о якобы научных исследованиях? Ты хоть посмотри, как газета называется. Определенно, желтая пресса.

-Верно, слегка пожелтела от времени, но совсем не желтая. Я этим вопросом и раньше интересовался. Читал серьезные работы, общался с физиками-квантовиками, изучающими подобные явления. Ведь в опытах с микрочастицамисознание наблюдателя влияет на результат наблюдения. Если человек наблюдает, то микромир ведет себя как частицы, из которых строятся видимые нами объекты. А если не наблюдает, то микромир ведет себя как волны, то естьнеопределенно. В ненаблюдаемом состоянии скрыты все возможнее варианты всех возможных событий и форм. А как только наблюдатель посмотрит, происходит выбор одного варианта.

-Это тот вариант, который мы осознаем или видим у себя в затылке?

-Да. Сама реальность не меняется. Просто в ней содержатся все бесчисленные возможные варианты, и нашему сознанию предоставляется лишь один.

-С помощьюмеханизма дробления изображения на сетчатке и сбора новой картинки в затылке?

-Именно. Этот один из бесчисленного количества вариантов мы называем внешним миром. Мы живем в выбранной картинке,

-Так кто же нам дает эту картинку?

-Серьезные ученые полагают, что мы живем в гигантской симуляции, как в компьютерной игре. Для экономии ресурсов компьютера реальность выстраивается в зависимости от того, смотрит ли на неё персонаж глазами игрока или не смотрит. Если игрок-персонаж смотрит в каком-либо направлении, то реальность в этом направлении приобретаеткорпускулярные свойства, создавая определенные поверхности форм. Например, дома, улицы, сельскую местность, различные предметы. Если игрок-персонаж не смотрит,то нет смысла тратить ресурсы и понапрасну строить фактуру. Её все равно никто не увидит. В этом случае реальность приобретает волновые свойства.

-И правда. Мы видим недалеко, а вне зоны видимости может ничего и нет. Откуда нам знать? Мыэтого не знаем, потому что не видим. Вдали лишь неопределенная туманная дымка. А когда мы приближаемся, то картинка проясняется, как бы достраивается.

-Ты поняла. Гипотеза интересная, а газетная заметка напомнила мне о ней.

-Почему забросил эту тематику? –Лена доела макароны в своей тарелке и её губы поблескивали оливковым маслом.

-Тебя встретил, вот голову и потерял.

-Знаешь, Олег, я думаю, что есть вещи, которые человеку не дано познать. У человека просто нет инструментов для этого. Ученые хотят с помощью сознания исследовать сознание. Как такое возможно? И потом мне лично никак не мешает моё якобы незнание реального мира. Та картинка, которая возникает,пусть и в затылочной области головного мозга, меня вполне устраивает. И мне не важно, кто её создает, и как она соотносится с реальностью. Я с детства живу в этой картинке, многое из неё познала и умею ею пользоваться. Мне там комфортно. Я – довольна. Будешь ещё? Нет? Ну, тогда я доем. –Лена вывалила из кастрюли себе в тарелку остатки скользких блестящих макарон.

-Не много ли на ночь глядя? –заметил Олег.

-Вкусные ведь. Мне нравится этот мир. Посмотри, какой чудный теплый летний вечер. Как всё прекрасно придумано. Нам надо быть благодарными за эту изумительную, богатую, объемную картинку, полную приятных ощущений.

Лена привстала, потянулась через стол, и они поцеловались. Олег почувствовалпахучее оливковое масло на своих губах. Теперь они тоже поблескивали.

-Пусть это иллюзия и реальность не такова, но мне нравиться удобная иллюзия. –Лена намотала на вилку макароны. –К макаронам надо бы ещё что-нибудь добавить. Слушай, а ты пробовал, что в тех банках? Давай посмотрим. Она не заметит. Целая полка забита. Чуть-чуть возьмем на дегустацию. Чисто из кулинарного интереса. Может быть, я тоже такое буду готовить из банановой кожуры, если понравится.

-Так она тебе и раскроет секрет приготовления. Жди!

Лена метнулась к шкафу. Некоторое время она возилась, перебирая банки, и, наконец, вернулась с одной из них. Вместо крышки банка была прикрыта вощеной бумагой, перетянутой на горлышке зеленой резинкой. На бумаге значилась криво нацарапаннаяцифра 40.

-Эта единственная с бумажной крышкой. Остальные с металлическими и они как запаянные. Не отвинчиваются.

Олег взял из рук Лены банку, посмотрел её содержимое на свет, скатал резинку всторону днища и снял бумагу. Тут же по всей веранде распространился нежный запах свежих бананов.

-Зеленоватая. На джем похожа. -Лена заглянула внутрь банки, зачерпнулачайной ложкой и осторожно попробовала.–На вкус сладковато-кислая. Приятная. Попробуй.

- Я не буду. Не имею привычки тянуть в рот неизвестно что, только потому, что соблазнительно выглядит и приятно пахнет. И ты не увлекайся, а то она заметит. –предупредил Олег, вспомнив инструкцию.

-Не заметит. Вкусно. Трудно поверить, что это можно получить из простой сушеной банановой кожуры. Даже по цвету не совпадает.Может это не из кожуры?

Она съела ещё одну ложку зеленоватого вещества.

-Улёт. А ты - сам себя обкрадываешь. И в клубе всегда от всего отказывался. Я-то сама всё пробую. В этом смысл жизни, попробовать по максимуму всего,набраться опыта… Ведь всё равно умрем, но с опытом познания. А ты только и рассуждаешь,чтомир не таков, каким мы его видим... Естьдругие органы чувств, кроме зрения. Попробуй! –Лена зачерпнула из банки и поднесла наполненную ложку к блестящим от оливкового масла губам Олега.

-Нет. -Олег отвел Ленину руку в сторону. –Не хочу нарушать условий договора. Из банок пробовать не разрешено. И потом, ты же знаешь, как это случается. Хофман получил ЛСД из спорыньи совершенно случайно. Этой спорыньиполно в ржаных и пшеничных колосьях. И никто не знал, какая сила в этом грибке. Пока один человек случайно в ходе экспериментов не обнаружил этого. Может быть и избанановой кожурытоже что-тополучилось. Вокруг нас полно веществ в связанном состоянии, которые как бы нейтрализованы, не заметны и никак на нас не влияют. А выдели это вещество – и готово, страшной силы эффект.

-Так ты же этого эффекта и хочешь. Я имею в виду, хочешь убрать защитные фильтры и допустить сознание до реальности, чтобы воспринять мир таким, каков он есть на самом деле. А когда тебе предоставляетсявозможностьхотя бы попытаться попробовать что-то новое, то пасуешь?

-Во-первых, эти банки не мои и неприлично поедать чужие припасы. А во-вторых, я не собираюсь тянуть в рот… .

-Ладно, слышала уже. Как хочешь. Мне больше достанется. –и Лена съела третью ложку.

-И совсем не заметно, что мы отъели. –Лена повертела банку, рассматривая с разных сторон. –Содержимое вроде как остается на первоначальном уровне. Эх, так и быть. Последнюю.

Ещё одна ложка зеленого джема была съедена.

-У неё столько этих банок в шкафу. Ничего она не заметит, если мы доедим одну до конца. –Лена положила чайную ложку на стол и взяла столовую. -А если заметит, извинимся и скажем, что очень понравилось. Похвалим хозяйку. Человеку всегда приятно, когда его хвалят.

-Почему ты говоришь во множественном числе. Оправдываться, если что, будешь сама, одна. Я инструкции не нарушал и к чужому не притрагивался. –Олег отошел к окну, разглядывая расстеленную по полу скатерть с газетой и банановой кожурой.

-39 банановых… кожурок. –машинально сосчитал он и попытался вспомнить, как будет «кожура» во множественном числе. –У слова «кожура» нет что ли множественного числа?

-Какие мы, оказывается,честные и принципиальные! –продолжала заводиться Лена. - А почему бы тебе меня сразу не заложить? Прямо сейчас и донеси, мол, нарушает, поедает, что не положено.Как тогда, в клубе, когда я нашла набитый деньгами кошелек, а ты заставил меня отдать его администратору.

-Нельзя брать чужие вещи. У каждого своя карма и если ты берешь чужое, тоневольно разделяешь …

-Замолчи! Довольно этой заумной лапши. Только что наелась макаронами. Последний раз спрашиваю. Будешь? Нет? Ну-ну.

И она быстро, уже столовой ложкой, прикончила содержимое банки под номером 40.

-Я знаю твой взрывчатый по пустякам характер, так что небудем ссориться, Лена. –примирительно начал Олег. -А теперь - живо убираем со стола посуду и расстилаем кожуру.

-Не будем ссориться? Олег, ты меня достал своей принципиальной глупостью. Сегодня спишь в коридоре.

-Видишь? В тебе уже пошел процесс от съеденного. –успел он сказать ей вслед и остался на веранде один.

Олег сложил в пустую кастрюлю две тарелки, ложки, вилки и понес на кухню. Дверь их комнаты была затворена, и из-за неё доносился шум как от передвигаемой мебели.

-Что она там затеяла? -подумал Олег.

Комната хозяйки находилась в конце коридора у самой кухни. Оттуда был слышен работающий телевизор вперемешку с тихим женским смехом.

Олег поставил кастрюлю в раковину, но мыть не стал. Он решил вначале прибраться на веранде, пока хозяйка не вышла и не обнаружила изменений. Подержание первоначального порядка в местах общего пользования было оговорено особо.

-Как же я справлюсь-то двумя руками? –Олег задумался, глядя на разложенную по полу скатерть. –Да что я, действительно, всёпо пустякам парюсь!

Он схватил скатерть за края, свалив кожуру в кучу иперенес на стол. Затемразвернул, расстелив по столу, разгладил газету и заново разложил все 39 банановых кожурок.

-Уж извините, если невзначай нарушил порядок. –пробормотал он.

Затем Олег приладил резиночной бумажную крышечку с номером 40на пустую баночку и поставил её в шкаф. Окинув последним взглядом веранду, он погасил свет и вышел в коридор. Там уже стояли его чемодан и рюкзак.

-Оперативно. –подумал Олег и подергал ручку двери их комнаты.

Дверь была заперта изнутри.

-Лена. Прости. Я был излишне… резок. Прости. –прошептал он, прижимая губы к замочной скважине. И тут же приложил к ней ухо, чтоб успеть расслышать реакцию Лены на его извинение.

Реакции не последовало, но зато теперь и его ухо было испачкано в пахучем оливковом масле, что ещё больше напоминало о прошлом.

-Хорошохоть не плачет. –подумал Олег и направился на кухню.

Он включил горячую воду, достал из кастрюли тарелку и выдавил на неё из флакона моющее вещество для жирной посуды. Веществоимело зеленый цвет, пахло свежими бананами и очень походило на джем из банки №40. Не успел он размазать его губкой по тарелке, как тарелка выскользнула из его рук, ударилась о чугуннуюраковину и разлетелась на куски.

-Разбил! –за его спиной появилась Лена. Она злорадно улыбалась. –Разбитая тарелкапохуже чем пустая банка будет. Про тарелки специальный пункт в договоре есть. Мелким шрифтом.

-И что теперь будет? –Олег растерянно смотрел на осколки в раковине.

-Ладно. Не переживай. Куски крупные. Склею. Думаю получится. -Лена собрала из раковины осколки

-Я извинился. –сказал Олег.

-Слышала. Но всё равно, спать будешь в коридоре. Я помогаю не тебе, а нашему общему делу. –Лена вышла из кухни.

-В коридоре так в коридоре. –смирился Олег.

Он разложил раскладушку с матрасом, разделся и лег.Хозяйский телевизор работал вовсю и мешал заснуть.

-Как им удалось так точно воспроизвести обстановку моей юности? Этот дом, коридор, веранда, телевизор. По-моему, даже тот же сериал «Санта Барбара». –думал он. –А вчера был клуб совершенно такой же как 6 лет назад в родном Бирюлево. Интересно, что у них на завтра? А главное - Лена. Как живая. И обижается по настоящему, и по тем же поводам… Ох, туго мне пришлось бы без неё в этом длительном полете на Марс.

**********

-Олег-то прямо как настоящий. Никогда у него не получалось посуду помыть, чтоб чего-нибудь не разбить. -думала Лена, улыбаясь и склеивая осколки тарелки. – И с принципиальностью тоже точно подмечено.А его заумные разговоры про квантовую механику, чтобы тщеславно блеснуть эрудицией, это вообще в самую точку. Ну, вроде бы клейсхватился. Тарелочка выглядит как новая, и даже швовне видно. Будем надеяться, хозяйка не заметит.

Лена поставила тарелку на стол, сняла покрывало с дивана, разделась, погасила свет и легла, натянув одеяло до подбородка.

- До Венеры ещё лететь и лететь. Не знаю, чтобы я делала без этого уютного дорогогомоему сердцу дачного домика и несуразного Олега. Всё так точно смоделировано, что и придраться не к чему.

Продолжая улыбаться, Лена быстро заснула.

**********

Хозяйка выключила телевизор и вышла в коридор, держа в руке кожуру от только что съеденного за просмотром «Санта Барбары» банана. В коридоре на раскладушкеспал молодой человек. Одеяло сползло на сторону, и его мускулистое бледное тело, слегка прикрытое узкими плавками, мерцало в полумраке коридора.

-Снова поссорились. Молодежь! –подумала она. –Арендовали комнату, а спит в коридоре. Что ж это такое? Пусть доплачивают за коридор-то, раз в нем спят. А как иначе? Иначе никак.

Ворча, она прошлепала сношенными тапками на веранду. Надо было добавить свежую банановую кожуру к уже сохнущим. Они прекрасно очищали жирную посуду. Рецепт соседки работал.

-1
1140
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
20:47
На пожелтевшей газете, разложенной по столу, сушилась банановая кожура. на столе
не знал, тони за что не догадался то ни — раздельно
настолько кожура перестала походить на себя. на себя? коряво
Поесть не на чем. –на веранду вышла Лена. неверное оформление прямой речи
еще и пробел пропущен. дальше такая же картина
сейчассериал пробел пропущен
этозмы/этизмы
куча слипшихся слов. видимо, автор положил на текст после выкладки
-Сама почитай. Это интересно.

-Была охота. Расскажи в двух словах.
при чем тут охота?
том то дефис
дальше псевдоэзотерическая чушь с квантовым уклоном
Лена доела макароны в своей тарелке могла доесть в чужой?
цифра 40 числительные в тексте
тема орального секса не раскрыта
о-моему, даже тот же сериал «Санта Барбара». –думал он Си-Си Кепвелл лапы надул вчера
прошлепала сношенными тапками кто же тапки то сношал? вот, ее одно новое извращение на конкурсе: тапкофилия…
рассказ малограмотный и мутный

Загрузка...
Мартин Эйле №1