Ольга Силаева №1

ДТЮ им Артамонова Е.М.

ДТЮ им Артамонова Е.М.
Работа №197

- Уважаемые пассажиры! Хочется пожелать вам доброго пути и продемонстрировать незаменимую вещь - средство от моли «Шубоцел». Всего за сто рублей это средство раз и навсегда избавит ваш дом от платяной моли, непарного шелкопряда и даже от южной амбарной полёвки. Формула «Шубоцела» разработана в тысяча девятьсот сорок седьмом году в НИИ Насекомоведения СССР для борьбы насекомовидными захватчиками из другой галактики. Надёжность свою доказала в бою - при отражении атаки Молениан на Кремль. В наличии так же хит этого года - мелок от тараканов «Глашенька»…

- Стоп, старик. Во ты лепишь! Какие ещё Молениане?

- А я-то думал, меня никто здесь не слушает…

***

На электронном табло красными цифрами высветилось «10:05». Июль был не жарким. За окном проносились зелёные пятна деревьев . Электропоезд, как и пассажиры, никуда не спешил. Да и контингент подобрался не торопливый: пенсионеры, люди с неопределенным родом занятий, странного вида таджик в строгом костюме, цыгане, какие-то школьники и ныне безработный, но стремящийся обрести свое место - Василий Колотыркин. Василий сидел в центре вагона и наблюдал за тем как очередной продавец безделушек рекламировал свой уникальный товар. «Менеджер по рождению» (как он сам себя называл) пытался сосредоточиться на предстоящем собеседовании, но мысли блуждали в тумане.

Вчера Василий решил, что выпить за предстоящее удачное собеседование - дело необходимое, и немного переборщил. А точнее, много. Начал он с бутылочки «Жигулевского». Позже, сходил еще за одной. Затем рассудил, что посещение бара неподалеку от дома – замечательная идея. Распевая в караоке песни из репертуара группы «Карамельки» вместе с одинокой и очень страстной Ларисой, он забавно дергал ногами и руками. Был по-настоящему счастлив, будто той-терьер перед усыплением. О том, чем закончилось празднование предстоящего устройства на работу Колотыркин старался забыть.

«Так, надо повторить правила менеджера-победителя: позитивный настрой, взгляд хозяина, походка тигра…или наоборот? Ладно. Будем визуализировать. Представлю себя уже на работе».

Василий закрыл глаза и взялся воображать, как он, расположившись в дермантиновом офисном кресле, с чашечкой вкуснейшего капсульного кофе, складывает ноги на стол, а к нему в стильных очках, белой блузке и миниюбке, вплотную приближается стройная секретарша:

- Картофелечистки с нанопокрытием лезвия. Пробная партия. Только что из Сколково! - в ухо заорала секретарша.

Василий открыл глаза и увидел, что в вагоне появился новый продавец. Мужичок шмыгал приплюстнутым носом и ловко очищал картофельный клубень.

Акающий женский голос объявил: «Томилино». Следующая станция «Панки». Мозг размечтавшегося Василия дал тревожный звонок о том, что на этой станции он, вроде бы, должен выходить. Таджик в дорогом костюме сочувственно смотрел как его сосед, похожий движениями на панду, бежит к выходу.

Василий стоял на платформе и исполнял забавный танец: хлопал по карманам поношенного пиджака и брюк. Белобрысый мальчишка лет четырех, стоявший неподалеку, изображал танец смешного дяди и задорно смеялся. Строгая мамаша подарила ему затрещину и что-то резкое прошептала на ухо. Мальчик затих. Его голубые глаза наполнились слезами и с укоризной смотрели на дядю-растяпу.

Наконец, Василий смирился с тем, что распечатанный маршрут из «Яндекс-карт» утерян безвозвратно. «Придется по памяти идти» - подумал он и адрес вместе с маршрутом, которые он хорошо помнил, тут же исчезли из головы.

- Здравствуйте, Василий , Вы уже подошли? Сейчас мы Вас встретим, - послышался интеллигентный голос в трубке.

- Нет. Борис Вениаминович, дело в том, что я адрес, похоже, неправильно записал. Скажите еще раз, пожалуйста. Буду через 10 минут.

- Он адрес неправильно записал! Прелестно! - радостно отозвался голос.

- Что, простите? - удивился Василий.

- Ам-м. Это я не вам. – голос сообщил адрес. - Заблудитесь - у прохожих спросите где находится ДТЮ.

- ОК! Скоро буду.

Через полчаса Василий был на месте.

«Пять минут дело не решат», - подумал Колотыркин и закурил. Перед ним стояла желтая немецкая двухэтажка. Четыре подъезда. Дом в виде буквы «П» с белыми колоннами на открытых балконах, расположенных по торцам здания. Второй этаж нежилой - окна заколочены оргалитом. Отвалившаяся штукатурка и глубокие трещины, захламленный двор – всё это навело Василия на мысль, что он снова перепутал. Наконец, он разглядел над вторым подъездом вывеску — «Дом Творчества Юных имени Артамонова Е.М.».

- Алло, Борис Вениаминович, ДТЮ я нашел, а где ваше офисное здание?

- Ну вот и славненько! Наше офисное здание как раз перед вами.

- Извините… - Василий огляделся.

- Второй подъезд, заходите, поворачиваете налево, доходите до конца - справа моя дверь.

- А, так у вас офис в здании ДТЮ?

- Да-да, офис, — сказал Борис Вениаминович и хикнул.

Дверь смачно хлопнула. Василий проследовал согласно инструкциям директора. Коридор был обшарпаным. Висели стенгазеты, расписания занятий и информ-плакаты. Здесь было шумно, но пусто. Из-за дверей с табличками «Вальс-класс» и «Хоровое пение» доносилась классическая музыка, ангельские детские голоса, из-за дверей - «Юный Химик» и «Юный физик», слышалось какое-то шипение, бульканье и поучения преподавателей. Дойдя до конца коридора, Василий остановился. Слева и справа находились двери без табличек. Василий постучался в левую и открыл. По периметру просторного класса располагались парты. На них грудились инструменты, гайки, шурупы, пружины и неясные штуки. В центре стояла группа ребят из десяти человек, все не старше двенадцати лет, в белых рубашках с матросскими воротниками и взрослый - среднего роста лысоватый мужчина, примерно сорока пяти лет, с большими бакенбардами на пухлых щеках, в белом халате. Дети и их преподаватель наблюдали за странным механизмом. По центру класса передвигался, щелкая шестеренками и мигая лампочками, механический слон! Хотя размеры он имел не слоновые – не выше овчарки, но шел уверенно и величаво, точно повторяя движения своего прообраза. Слон даже покачивал хоботом из стороны в сторону. «Шкура» его была сделана из золотистого металла, тут и там инкрустированного камнями - самоцветами. Где-то внутри прятались лампочки. Свет от них, проходя через самоцветы, распространялся по затемненной комнате, создавая удивительно красивые узоры на потолке и стенах. Слон дошел до места, отмеченного на полу крестом и остановился. После он изогнул хобот, прижал его середину ко лбу, а кончик оттопырил вперед. Протрубил какую-то старинную мелодию и тут: две металлические пластины на спине слона утопились во внутрь и раздвинулись в стороны, исчезнув где-то в металлических чреслах. Из образовавшегося прямоугольного отверстия выдвинулся длинный, с метр высотой, металлический стержень. От него отделились четыре металлические полоски - лопасти. Они крепились к стержню у верхней его точки. После расправления, лопасти начали вращаться. Обороты увеличивались. Прошло мгновение, и слон оторвался от пола.

- Смею вас поздравить, юноши! Нам удалось повторить одно из изобретений основателя нашего ДТЮ. В таком виде слон был представлен императорскому двору во время коронования Александра Первого. Перейдём к доработкам.

Он достал из кармана халата пульт и приготовился нажать на кнопку, как вдруг заметил Василия.

- Здравствуйте-с. Хм. Вы на собеседование-с? - спросил мужчина и улыбнулся так, что уголки рта дошли до густых бакенбардов.

- Да. А вы — Борис Вениаминович? - спросил Василий.

- Ну нет, что вы-с. Я – Фёдор Кузьмич. Вас ожидают в кабинете, напротив. Проходите-с, — сказал бакенбардный и указал в сторону соседней двери.

Василий вышел и закрыл за собой дверь.

А между тем, в мастерской, учитель в белом халате продолжил испытания слона.

- Ну-с, посмотрим на наши доработки, - мужчина нажал кнопку на черном пульте и по слону, находившемуся всё еще в воздухе, забегали электрические разряды-молнии. Они появлялись всё чаще. Прошло несколько секунд, и слон под сонмом возникающих молний начал исчезать. Происходило это рывками, он то пропадал, то появлялся вновь. А затем, после яркой голубой вспышки исчез окончательно.

- Великолепно! Режим невидимости работает-с!

В мастерской стояла тишина, лишь слышно было жужжание невидимых лопастей невидимого слона.

Василий подошел к двери директора и, произнеся про себя мантру «Лучшего в мире продавца» из аудиокурса бизнес-тренера - Бронислава Карабаса, постучался.

- Входите! - послышался решительный голос.

Кабинет оказался не таким, как его представлял Василий. Не было большого офисного стола с аккуратно разложенными документами, вместо него стоял лакированный письменный стол «Школьник» со стопками журналов и бумаг. Не было шикарного кожаного кресла, был табурет с мягкой обивкой. Компьютер в кабинете так же отсутствовал, что особенно удивило Василия. А вот увидеть в подобной обстановке худощавого человека средних лет в очках с большими диоптриями, растрепанной прической, жиденьких усиках, в засаленном свитере с высоким горлом, было вполне ожидаемо.

- Извините, я, кажется, снова не туда зашел, – смутился Василий и повернулся к выходу.

- Ну что вы, Василий? Мы вас ждём, а вы пришли и сразу уходите, – весело отозвался обитатель кабинета.

- Борис Вениаминович?

Засаленный свитер приветственно раскинул рукавами.

- Добро пожаловать в ДТЮ им. Артамонова!

- Здравствуйте. Вы снимаете здесь офис? – непонимающе спросил Василий.

- Присаживайтесь. Сейчас всё объясню, – предложил директор и указал на табурет, стоявший возле серванта, под завязку заполненного книгами, – Чай или кофе?

«Ага. Собеседование началось», - думал Василий: «Первое правило успешных переговоров – не отказываться от предлагаемых напитков. Чай, кофе, водка, скипидар, распиваемые вместе с Заказчиком, сближают и переносят разговор в зону комфорта и дружбы для двух сторон. Однозначно - соглашайтесь. Это приведет вас к успеху» - вспомнилась цитата из популярной книги «96 оскомин продажника» в воспоминаниях Василия.

- Чай. Черный. Три ложки сахара.

Борис Вениаминович налил в чашку, покрытую чайным налетом, кипятка из пластмассового чайника, бросил пакетик и насыпал требуемое количество сахара.

- Василий! Вы, верно, желаете больше узнать о нашем обществе? Я вам расскажу. Но сначала прошу ответить на несколько вопросов. Собеседование, как ни как, – с улыбкой сказал Борис Вениаминович.

- Да. Конечно. Я готов, Борис Вениаминович, – жизнерадостно ответил Колотыркин и отхлебнул чаю.

«Отлично. Позитивный настрой. Улыбка. Называть оппонента по имени», - вертелось в его голове.

- Мы рассмотрели ваше резюме. Секундочку, – директор ДТЮ зажужжал какую-то песенку под нос, углубился в бумаги на столе: – Вот и оно! – в руках у него появился листок: - Итак, Василий! Вам тридцать три года. Жены нет. детей нет… Так-так-так, это не интересно… Это можно пропустить… А, вот! За десять лет трудовой деятельности вы сменили десять мест работы. С чем это связано?

«Хорошо хоть правду не написал в резюме», - думал Василий, вспоминая сколько точно он сменил мест. Ответ был готов заранее:

- Понимаете, Борис Вениаминович, я по натуре своей - исследователь, в некотором роде, ученый.

- Да? Интересно.

- Именно. Когда меня… с тех пор как я ушел из института и устроился торговым агентом, я понял, что продажи – смысл моей жизни. Искусство продавать – древнейшее искусство. Оно сочетает психологию – определение типа человека, которому продаешь товар, военную стратегию – выбор тактики, восточную философию – умение принять любого покупателя, дедукцию – необходимо замечать каждую мелочь при общении с заказчиком, и даже химию, ведь от менеджера должно приятно пахнуть и…

- И этому всему вы научились, - директор прищурился. – Хм, продавая сладкие трубочки для молока?

- Это была первая моя работа. Я проработал там почти месяц и впитал в себя всё, что можно было впитать. Освоил принципы продаж и мне, как исследователю, стало скучно, захотелось открывать новые горизонты, а продажа трубочек не могла мне этого дать. И я ушел. – сказал Василий, вспоминая как впитал три коробки этих трубочек, за что и был уволен.

- А ушли вы в продажи колбасы и проработали там полтора месяца? Тоже впитали в себя что-то новое? – загадочно улыбаясь, спросил директор.

- Д-да. Именно, – Колотыркин заметил просветлевшее лицо Бориса Вениаминовича и понял, что легенда о менеджере-исследователе дала течь.

- Всё, понятно, Василий, – по-будистски спокойно сказал Борис Вениаминович.

Василий нервно отхлебнул чай и приготовился услышать фразу, которую слышал уже девяносто девять раз. Этот отказ о приеме на работу должен был стать его юбилейным. Он успокаивал себя тем, что прямо сейчас у него появится повод напиться сегодня вечером.

Директор подошёл к окну, странно помялся, оглянулся. Затем вернулся к столу и сел на табурет, который ловким движением ноги пододвинул. Он смотрел Колотыркину в глаза, будто, ища в ответ на какой-то тайный вопрос. Медленно моргнул и бодро заговорил:

- Ефим Михеевич Артамонов - крепостной крестьянин по происхождению, получил от Пав..., простите, от Александра I, вольную, за свои дивные изобретения. Вы, например, знаете, кто придумал велосипед? - Директор закрыл глаза и многозначительно помолчал, - Император был настолько поражен, придуманными Артамоновым самоходными машинами, что к тому же вручил ему солидные средства, на которые энергичный крестьянин создал артель не далеко от Москвы, где и продолжил изобретать. В подмастерья Артамонов набирал исключительно способных детей, не руководствуясь социальным положением их родителей. Среди них были в основном крестьянские дети…

Василий никогда не любил лекций – он всё время на них засыпал. А то, что происходило сейчас назвать иначе он не смог бы. Веки его тяжелели, к голове подступило приятное тёмное облако…

«Блин, где это я?» - он стоял в пустой белоснежной комнате: «Только что я был на собеседовании, а теперь здесь. Неужели я…» - Василий попытался ущипнуть себя, но на месте рук были металлические протезы как у робота.

«…заснул. Что теперь? Проснусь - мне скажут, мол, «извините, до свидания» и всё. Скажу, что у меня эта, как её, нарколепсия, вот. Однажды мне почти поверили. Главное - не забыть когда проснусь».

- Василий! Ва-си-лий. Вы сможете приступить к работе завтра? – тормоша его за плечо протяжно спросил Борис Вениаминович.

- Извините, у меня нарко… - начал Василий. Потом вдруг понял, что услышал совсем не то, что ожидал. В кабинете помимо директора стоял бакенбардный из соседнего кабинета с тремя учениками похожими друг на друга как три капли: короткостриженные блондины, в белых рубашках с матросскими воротниками. Все они молча пристально смотрели на Колотыркина.

- Что вы сказали? К работе? Так я что принят? – спросил Василий. - Что я должен делать? То есть, конечно, вы об этом говорили, но я хотел бы узнать подробнее.

- Наш ДТЮ находится на самообеспечении – государство средств на поддержание его существования не выделяет. Приходится выкручиваться, - сказал Борис Вениаминович и достал из-под стола средних размеров картонную коробку. – Здесь, то что вы должны будете реализовывать в местах массового скопления населения, конкретнее – в электропоездах, движущихся по направлению «Москва Казанская – платформа сорок седьмой километр» и в обратном направлении. В этой коробке - партия товара, изготовленная нашими учениками на одном из кружков. Условия следующие – пятьдесят процентов выручки – вы забираете себе, остальное привозите к нам в офис, как только реализуете партию целиком, не раньше! Вся информация, прайсы-листы, и методические материалы по продажам в этой коробке. Убедительная просьба, Василий, изучите эти материалы.

- А…

- Начинать нужно завтра-с. Подпишите трудовой договор-с и можете быть свободны-с. – выдвинулся бакендбардный, выхватив из-за спины папку с бумагами. – Ознакомьтесь.

В голове у Василия было путанно. Мелькали фразы «в здравом уме» и «осознаю возможные последствия». Он выждал паузу, чтобы создать впечатление делового человека и подписал предложенные ему документы.

- Вот и прекрасно. Поздравляем вас и всех нас с началом, я очень надеюсь, удачного сотрудничества. – Борис Вениаминович протянул руку.

- Можно вопрос? Что я должен продавать? – поинтересовался Василий.

- А вы загляните.

Василий подошёл к столу и раскрыл картонную коробку.

- Спиннеры?!

***

Начался тёплый дождь. Василий вышел из ДТЮ в прекрасном настроении. «Победа не может быть ничем иным, кроме как победой» - звучали в голове слова из какой-то аудиокниги. Ему вспомнилось детство: когда они с друзьями беззаботно бегали под дождём, в мокрой одежде, счастливые! Он почувствовал себя десятилетним мальчиком. Хотелось смеяться и прыгать через лужи. Он смеялся и прыгал.

Расположившись в полупустой электричке, мокрый и счастливый Василий открыл врученную ему картонную коробку. Изучил прайс-лист, после достал стопку бумаги формата А4. Бумага была сшита в один большой документ. Заглянув на последние страницы, Василий отметил, что их в документе около трёхста.

«Фух, это я и за месяц не прочитаю» - подумал Колотыркин, вспоминая свою последнюю книгу. Так и не вспомнил.

На титульном листе была надпись «Инструкция для менеджеров (бета-версия)». Он раскрыл документ и стал читать. Буквы медленно шли друг за другом, соединялись в слова, предложения, абзацы, главы: Улыбка, Речь, Внешний вид, Правила продажи, Графики, Гипноз, НЛП, Завершение сделки, Выводы…

Станция «Отдых». Следующая станция – «Кратово» - сообщил мужской голос. Василий закрыл «инструкцию» на последней странице и вышел.

Настроение Василия было таким же чудесным. Лишь пройдя немного он понял, что прочитал инструкцию полностью. Проехав пять станций. А ведь это триста страниц за двадцать минут!

«Не может быть!» - он вспоминал то, что только прочёл: «Страница семьдесят шесть, третий абзац: «чистая опрятная обувь – лицо менеджера…», «страница сто пятьдесят два: «Экспонента удовлетворённости клиента. Признаки согласия с покупкой». Удивительно, но Василий мог вспомнить каждое слово и даже знак препинания на любой из прочитанных страниц. «Эх, знал бы я, что у меня есть такая способность, то мог бы и в «Поле Чудес» выиграть» - думал ошарашенный Василий. Однажды, участвуя в названной телепередаче при оставшейся неразгаданной букве в слове «Заблюдник» он допустил досадную ошибку. «Вы уверены, что в середине слова должна быть буква «Я»? – спрашивал, шевеля усами Якубович.

Яркая вывеска отвлекла его от воспоминаний.

«КЛОНДАЙК» - моргали неоновые буквы над небольшим зданием бывшего продуктового магазина. Внутри располагались игровые аппараты, куда Василий непременно заглядывал, когда судьба давала ему знаки. Сегодня этими знаками были: неимоверное везение при устройстве на работу и наличие ста рублей в кармане.

Тут всё было как всегда: полный сигаретного дыма тёмный зал, несколько рядов игровых автоматов, за третью из которых сидели охотники за удачей, яйцеголовый рахитик-охранник и красавица Светочка – оператор, которую то и дело подзывали к себе игроки, чтобы снять выигрыш.

«Если я выиграю тысяч пять, то приглашу Светочку на свидание» - загадывал краснея Колотыркин, украдкой рассматривая будоражущую воображение слегка полную фигурку, светлые волосы, забранные в два хвостика по бокам продолговатой головы. Ярко красная помада, сдобренные сиреневыми тенями веки и огромный ком жвачки во рту, придавали её образу неповторимый шарм.

Василий встал посередине зала. Как вдруг заметил на полу светящиеся голубоватые пятна. Свечение их возрастало, вырисовывалось в следы от ботинок. Спустя миг, на их месте возникли полупрозрачные фигуры людей. Фигуры ходили, садились за автоматы, играли, курили одну за другой сигареты. Передвигались они быстро, будто кто-то включил воспроизведение в ускоренном темпе. Василий тряхнул головой и призраки исчезли. Но на полу теперь ярко светилась большая голубая стрелка, указывающая на один из автоматов. «Вот те раз. Значит, вот они какие - знаки судьбы» - подумал Колотыркин и уселся за тот самый игровой аппарат.

Запихнув в купюроприёмник сто рублей, Василий зажмурился и ударил по игровой клавише. Когда он открыл глаза, то увидел, что промахнулся по кнопке «Играть» и нажал на расположенную рядом «Играть по макс.ставке». «Ну всё – было сто рублей и нету» - подумал он, глядя на то, как по экрану побежали разноцветные значки. Аппарат отстукивал, что-то похожее на «бом-бом», озвучивая остановку игровых линий. «Бом», «Бом», «Бом». Выиграть хоть что-то по максимальной ставке – задача почти невыполнимая. Василий это знал, поэтому встал из-за аппарата, развернулся к нему спиной, вздохнул… Как вдруг, сзади Колотыркина заиграла торжественная музыка и закружилась в танце, озаряя угрюмые лица игроков в зале, мигалка, расположенная сверху игрового автомата! Василий посмотрел на монитор. На нём большими буквами моргала сакральная фраза «JACKPOT»! А снизу жирным шрифтом красовались цифры «500 000». За соседним автоматом от Василия сидел старый мужчина с неухоженной бородой в каком-то старинном сюртуке. Он нервно смотрел то на счастливчика, то на заветную надпись, тряс губой, то и дело проводил пальцами по впалым щекам и жидким зализанными на бок волосам.

Тело Колотыркина покалывало будто бы его обернули в бабушкин плед. Он не понимал, что происходит и лишь после того когда вокруг него собрались все игроки, находящиеся в зале, обратился к Светочке:

- Мне бы получить вот это, - он указал на автомат.

Светочка с хладнокровным видом, подошла к автомату, надула большой пузырь жвачки, достала из кармана связку ключей от игровых машин и чековую книжку.

Праздничный дух выскочил в распахнутую резким рывком входную дверь. В неё вбежало трое вооружённых пистолетами человек в балаклавах.

- С*ки! Всем на пол! Это ограбление! – крикнул самый рослый из грабителей и, отыскав в толпе оператора – Светочку, вытянул перед собой белый пакет из магазина «Дикси»: - Тащи сюда деньги, овца.

- Ага, щас! - в ответ крикнула Светочка и с размаху швырнула связку ключей в оскорбившего её бандита.

Ключи пролетели через зал и звонко ударились о спрятанную под маской физиономию рослого. Грабитель согнулся от боли и зажал пакетом правую сторону лица.

- А-а-а, ***, она мне глаз выбила! Мочи её! – завопил он.

Двое преступников навели пистолеты на Светочку и нажали курки…

Зрачки Василия расширились. Грабители, Светочка со скорченным лицом, лежащие на полу игроки, даже пули, вылетевшие из стволов, замерли. Время остановилось.

«Что делать?» - лихорадочно думал Василий. «А что бы на моём месте сделал Стивен Сигал?» - его любимый герой боевиков. Сердце Василия громко стучало, мышцы наполнились неведомой ранее силой, мимика лица изменилась так, что оно стало похоже на лицо актёра из нулевых.

- Во имя справедливости, - пробасил Василий и швырнул в сторону стрелявших бандитов стул, который стоял у игрового автомата. Всё вокруг начало медленно двигаться. Стул плавно в воздухе приближался к Светочке, пересекая траекторию, плывших к ней смертоносных пчёл. В какой-то момент железные ножки стула встретились с пулями. Всё вокруг озарилось искрами. Время вернулось в привычный ход. Стул упал перед Светочкой. Она, грабители и лысый охранник под столом, затихли, не понимая, что произошло. А Василий с картонной коробкой подмышкой, уже ломал руку первому нападавшему. Последовал душераздирающий крик. Вопль – выбит сустав ноги второго бандита.

- Никто не победит меня на кухне, – сообщил Колотыркин третьему грабителю и направился в его сторону.

- Да пошёл ты! – испуганно произнёс третий, выстрелил наотмашь в сторону Колотыркина и выбежал в дверь. Двое оставшихся, беспомощно прикрываясь пистолетами, помогли друг другу выползти наружу.

Лицо Василия вернулось в прежнюю обрюзглую форму. Мышцы сдулись. «Что я такое?» - думал он и попеременно сжимал кулаки.

Все люди, находящиеся в зале, понемногу стали приходить в себя. Лысый охранник выполз из-под стола, подошёл к Василию и спросил:

- Десантура? – похлопал Василия по плечу, - Что бы делали эти гражданские без нас? О! Глянь-ка, аппарат разбили. Ну, звени, братан, выигрыш твой тю-тю, - он мотнул головой в сторону победного автомата.

Василий обернулся к «однорукому бандиту» и увидел, что в центре монитора зияет отверстие от пули.

- Это твоя зарплата за этот месяц «тю-тю», долбонос! - выругалась Светочка в адрес лысого. - Директор приедет, посмотрит записи с камер и оценит работу нашей доблестной охраны. А он, - Светочка указала на Василия, - между прочим, мне жизнь спас.

Она взяла Колотыркина за руку и повела на улицу.

На улице оба закурили. Было светло. Пахло тополями. Оператор Света стояла напротив Васи и кратко затягивалась сигареткой. Герой же блуждал по жарким прериям своего сознания, в поисках подходящего шаблона к сложившейся ситуации. «Матрица! Я взломал её исходный код. Я - Нео», «… Вчерашняя Лариса – вампир и я теперь тоже. Нет, оборотень, на улице же светло». «А может быть …»

- Как тебя зовут-то? – спросила Светочка.

- Васей.

- Держи, Вася, - Светочка достала из набедренной сумочки чековую книжку, вписала в неё сумму в пятьсот тысяч рублей, написала ещё что-то, вырвала чек и пихнула Василию в нагрудный карман пиджака. – На обратной стороне – мой номер, если хочешь получить приз – позвони мне завтра. Получишь и деньги, и приз, - Светочка подмигнула Василию и провела рукой по его щеке.

- Обязательно, детка. У меня тоже кое-что припасено для тебя. Это будет вечер призов, - в несвойственной ему манере выдал Василий и хлопнул Светочку по выдающейся части её фигуры.

Светочка вздрогнула, глаза её заискрились. Она докуривала сигарету, глядя в след своему герою – Невероятному Васе.

***

С картонной коробкой в одной руке и кофе в бумажном стаканчике из «Шустрокофе» – в другой, Василий подходил к обшарпанной двери подъезда. Дверь резко толкнули изнутри. Кофе выскочил из смятого стаканчика и ошпарил Колотыркина. А из подъезда выскочила дама лет тридцати пяти. Короткая прическа, темные волосы, изящные черты лица, пухлые губы, мрачный макияж и притягательный магический взгляд, всё это – заставило Василия замереть. Она посмотрела ему в глаза и скользнула вдоль дома к припаркованной чёрной «Калине», села на переднее пассажирское кресло, машина завелась и скрылась за углом дома. Колотыркина колола мысль, что женщина на «Калине» его знакомая, но вспомнить откуда её знает он не мог.

Дверь квартиры была открыта. «Опять забыл закрыть» - подумал Василий и зашел.

Подмосковная однушка была продолжением Василия, его аппендиксом. Засохшие на подоконнике кактусы, валяющиеся вещи, предметы, оказавшиеся забытыми, нетронутый спортивный инвентарь, продукты беспорядочной жизнедеятельности Василия, старенький компьютер с заляпанной клавиатурой и картина «Мишки в лесу» на стене, здесь было всё для вполне благополучного прозибания жизни. И она вполне благополучно прозибалась.

Есть не хотелось. Колотыркин ощущал эйфорию от произошедшего. Он кинул коробку на диван, она отпружинила, ударилась в стенку, раскрылась и извергла содержимое на коричневую потёртую ткань дивана. Методические материалы и порядка тридцати разноцветных спиннеров. Один из них упал на пол и вращался. Василий взял его в руки и крутанул, потом крутанул ещё и ещё, и ещё. «Интересно, а что у него внутри?» - впервые за много лет в Колотыркине проснулась тяга к исследованию. Он нашел плоскую отвёртку где-то на антресоли и вскрыл зелёный корпус спиннера. Конструкция безделушки была проста – подшипник, к которому крепились лепестки, а сбоку к подшипнику прижималась пластинка из жесткого металла.

«Зачем здесь эта пластина? Ведь она же тормозит вращение? А если её убрать?» - Василий отломал тонкую пластинку, собрал спиннер и прокрутил. Спиннер вращался. Прошла минута. Скорость не замедлялась! Василий аккуратно положил спиннер на стол так, чтобы случайно не остановить вращение и пошёл курить на балкон. Он смотрел вдаль. Там, километрах в двадцати отсюда строился жилой квартал. В одном из окон недостроенной многоэтажки горел свет. Прораб отчитывал трёх гастробайтеров. «Судя по акценту, прораб с западной Украины, а рабочие – два таджика с северным говором и один молдованин с польскими корнями. Хохол, молдованин, таджики, а матерятся всё же на русском» - отметил Василий и вернулся в квартиру. Спиннер вращался!

Василий сел за компьютерный стол и зашел в интернет. Его мысли были стройны, он знал, что хочет найти и пальцы вбивали правильные слова в поисковые запросы.

«Вот это да!», «Как это возможно?», «Неужели это и вправду он?» - громко восклицал Колотыркин докопавшись до истины.

Этой ночью он не спал: сидел в интернете, читал какие-то материалы, что-то записывал. Решил, что завтра обязан наведаться в ДТЮ с парочкой вопросов, а для того, чтобы у него появился повод, ему нужно будет продать партию спиннеров.

Утро наступило неожиданно. Колотыркин посмотрел на часы и понял, что упустил утренний час-пик, когда электрички ломятся от пассажиров, едущих на работу в Москву.

«Эх, ведь можно было взять количеством… Теперь придётся брать качеством» - подумал он и стал одеваться.

Чистой одежды у него не оказалось. Решил одеть вчерашний костюм и вчерашнюю рубашку. На рубашке и пиджаке красовались тёмные пятна от пролитого кофе. «Ничего! Может быть это на меня сегодня пролили» - решил Колотыркин, оделся, прихватил коробку и, немного порывшись в шкафу, нашел предмет, который по его замыслу, должен был помочь ему в продаже. Предмет этот он положил в чёрный с полосками пакет и двинулся в путь.

***

Колотыркин вприпрыжку выскочил из подъезда, как вдруг, сзади его окликнули:

- Молодой человек! Если можно было сбежать от судьбы, то все дороги приводили бы в Россию!

Василий обернулся. У подъезда стоял старый мужчина в старинном сюртуке - вчерашний сосед по игровому аппарту. Мужчина нервно зачесывал на залысину длинные волосы с боков и поглаживал неухоженную бороду.

- Вчера в игорном доме вы кое-что обронили. – сообщил мужчина и достал из кармана красный спиннер.

- Спасибо! Как вы меня нашли? – спросил Василий и протянул руку.

Колотыркин схватился за лепесток спиннера, но мужчина не отпускал его. Бородатый пристально посмотрел Василию в глаза и произнёс:

- Где вы взяли этот бессмысленный предмет? При попытке угадать смысл его существования человек может забыть о смысле жизни.

Василий с опаской посмотрел на Бородатого: «Он знает?».

- В магазине. Где же ещё? Спасибо, что вернули! Мир не без добрых людей! – Василий выхватил спиннер, поклонился мужчине и поспешил скрыться от дальнейших расспросов.

- Эх, Василий! Сколько зла можно устранить откровенностью! – сказал в полголоса мужчина, глядя вслед убегающему Колотыркину…

Двери восьмичасовой электрички хлопнули. Несмотря на то, что час-пик прошел, на каждой скамейке, обитой синим дермантином, сидели пассажиры.

Василий за мгновение определил, что в вагоне пятьдесят семь человек. Тридцать два из них – женского пола, двадцать четыре – мужского, один – не определившийся. Он прикинул их средний возраст, выявил политические предпочтения и даже разобрал кто из них завтракал, а кто утром только похмелялся. Мозг Колотыркина выдавал совершенно различную информацию, выстраивая самые невероятные логические цепочки. Когда вагон был просканирован, Василий вытащил из черного с полоской пакета балалайку (наследие одной из прошлых работ), взял спиннер, раскрутил его и поставил на кончик ботинка. «Ну что погнали?» - произнёс про себя Василий и вагон залился балалаечным бреньканьем и частушками, рождающимися на ходу:

Здрасьте, добры человеки!

Я пришёл к вам песни петь,

Лишь бы не пришёл кондуктор!

Рекетир, едрёна медь!

.

Журавли на север клином,

К нам опять назад летять,

А мы крутимся как спиннер,

Нам на это наплевать.

Василий не знал, откуда он так виртуозно может играть на балалайке. А ещё не знал, что играя и сочиняя на ходу частушки, может перекидывать крутящийся спиннер с носка одного ботинка на носок другой, а потом на собственный лоб. Вагон оживился. Все пассажиры повернулись в сторону продавца безделушек, кое-кто даже стал снимать на мобильный телефон.

Говорят, прибавку к пенсии,

Обещает президент,

Сумма очень уж большая,

Спиннер взял и денег нет.

.

Если ты студент – отличник,

Знаешь руки чем занять,

Спиннер покрути-ка лучше,

Чем мозоли натирать.

Затем он подходил к каждому пассажиру и исполнял про него частушки. Но никто не обижался - большинство хохотало над забавными строками и объект, о котором шла речь в куплете невольно расплывался в улыбке, повинуясь общему задору.

Хоронил Серёга тещу,

Положил ей спиннер в гроб,

Чтоб ворочалась, калоша,

Вот така у них любовь.

.

Нужен детям, нужен взрослым,

Покупай народ скорей,

Мозгом думаешь не костным?

Пять отдам по сто рублей.

Колотыркин спел последнюю частушку и закончил концерт. Вообще-то после такого фееричного, как ему показалось, выступления, люди могли бы одарить его хотя бы жидкими аплодисментами. Но в вагоне стояла тишина. Все сидели на местах с повёрнутыми в его сторону головами и молчали.

- Ну, всем спасибо! Я хотя бы попытался. Мне казалось, что вам понравилось. Могли бы и поаплодировать, что ли. Вот так. – Василий стал хлопать в ладоши. Пассажиры, все как один, принялись хлопать, повторяя в такт хлопкам Василия. – Отлично. Эм-м-м. Ну и если бы хоть кто-то купил у меня спиннер, я был бы очень счастлив, - после этих слов пассажиры поднялись с мест и безмолвно выстроились в очередь к Василию, протягивая кошельки: - Сто рублей за штуку, - сообщал он подошедшему к нему покупателю, и тот доставал из кошелька сто рублей, получал спиннер и мочла возвращался на место.

- Извините. Товара больше нет! – сказал он старушке в фиолетовом плаще, а та продолжала стоять, протягивая ему свой кошелёк. – Ба-бу-ля, садитесь на место. И вы, - сказал он, глядя на оставшихся без спиннеров людей: - идите на места.

Люди, повинуясь продавцу, заняли скамейки в прежнем порядке.

***

Сгущались тучи. Поднялся сильный ветер. Синоптики, не обещавшие грозу, снова всех обманули.

В этот раз он быстро нашёл ДТЮ. Для эффекта неожиданности решил прийти без звонка. Входная дверь бУхнула, он оказался в знакомом пустом коридоре. А за дверьми с наименованиями различных кружков всё так же звучало пение, голоса преподавателей, шипение и музыка. Обострённые чувства заставили его остановиться. Мозг, будто запись воспроизвёл в голове звуки, услышанные им здесь вчера, и сопоставил с тем, что он слышал теперь – амплитуда, частота, высота звуков, промежутки тишины – совпадали! Это подтверждали и голограммы в виде синусоидальных кривых, возникшие прямо перед ним. «Опять провидение» - подумал он. Решил открыть одну из дверей. Дверь не поддавалась – была закрыта изнутри. Резкий удар ногой – дверь выбита. В кабинете - никого. Пыльные парты, стулья, пустые цветочныегоршки. И звук. Колонки, вмонтированные в преподавательский стол… В другом кабинете - тоже самое. И в следующем. Он перемещался по коридору по диагонали, от кабинета к кабинету, выламывая двери, пока не добрался до двери директора. Постучался.

- Да-да. Входите.

Василий вошел в кабинет. В кабинете всё было так же как и вчера: Борис Вениаминович сидел на стуле, рядом стояли бакенбардный Фёдор Кузьмич с тремя короткостриженными учениками в белых рубашках с матросскими воротниками.

- О! Василий, как же мы рады вас видеть! Вы что уже продали партию товара? – спросил директор.

- Продал! Но я не поэтому здесь. – резко ответил Вася.

- Ничего себе. Вы за одно утро продали всё, что давалось вам минимум на неделю и вы не хотите рассказать о своём успехе? Присаживайтесь. Хотите чай или кофе? – поинтересовался Борис Вениаминович.

«Чёрт, я не могу отказаться».

- Чай. Черный. Три ложки сахара, пожалуйста! – Василий уселся на табурет.

- Чудесно. А теперь расскажите обо всём, что с вами произошло за то время, что мы не виделись.

Фёдор Кузьмич сделал Василию чай. Василий рассказал про скоростное чтение, про нападение бандитов на игровой салон (про свой выигрыш умолчал), и даже про утренние частушки. Борис Вениаминович и Фёдор Кузьмич внимательно слушали, одобрительно кивали головами, радостно вскидывали руки.

- А теперь я хочу задать вам несколько вопросов, господа! Или, один из вас потребует более почтительного обращения, а второй скорее отзовётся на Ефима Михеевича, чем на Бориса Вениаминовича? – жестко сказал Василий.

- Конечно, мы готовы ответить на все ваши вопросы.

- Тогда объясните мне: Раз – Вчера, я разобрал ваш, так называемый товар и почитал соответствующую литературу. Как вам удалось создать бесконтактный магнитный подшипник вечного вращения? Два – зачем вы ставите на него стопор и продаёте под видом спиннера? Три – ночью я искал информацию о вашем ДТЮ в интернете, но там не было ничего. Тогда я вспомнил, что видел эзернет кабель в коридоре ДТЮ, а это могло означать, что где-то тут есть компьютер. Я почитал несколько обучающих статей, обнаружил, что у вашего ДТЮ есть не просто компьютер, а целый сервер и я взломал его. Там я нашёл фотографии и документы о вашем, так называемом обществе. И вот теперь объясните, как возможно то, что передо мной сейчас стоит живой и невредимый Царь - Александр Первый, а его любимый мастер, человек в честь которого и названо это ДТЮ, сидит на стуле и делает вид, что всё так и должно быть? – перешёл на крик Василий: - И четыре – что же всё-таки такое ваше ДТЮ? Где в кабинетах пустота, а из детей, только какие-то клоны-матросы? Ах, да! Пять - Зачем вам нужен я?

- Браво, Василий! Выше всяких похвал! Браво! – захлопали в ладоши директор ДТЮ и Фёдор Кузьмич.

– Постараемся ответить! Раз – бесконтактный магнитный подшипник, как вы правильно сказали, вечного вращения – плод труда нашей лаборатории. Но это далеко не все наши изобретения. К примеру, пятновыводитель «Грязегроз», - сказал Борис Вениаминович. Он открыл ящик стола и достал коричневый пузырёк. – Что у вас с рубашкой? Кофе? Всего одна капля «Грязегроза» и пятна как не бывало! – Борис Вениаминович открутил крышку пузырька, намочил содержимым ватку и ткнул ей в кофейное пятно на рубашке Василия. Пятно начало исчезать. –Обученные умные бактерии, находящиеся в этом пузырьке, только что проанализировали состав материала рубашки, пришли к выводу, что кофе - чужеродное вещество и поглотили его!

Василий смотрел на то место, где еще недавно находилось пятно.

- Два – это наш принцип-с. – подхватил Фёдор Кузьмич. - Мы считаем-с, что общество не готово к использованию наших изобретений-с. Но, мы-с, всё же, даём этому обществу шанс-с. Оставляем, так сказать-с, ключи от дворца, но не говорим, что ЭТО ключи от дворца-с. Никто, кроме вас-с, до сих пор не догадался. А это и говорит о неготовности общества-с.

- Три – Василий! Это поразительно! Вы взломали наш сервер. Но как? У него было пять уровней защиты! Даже опытному хакеру это было бы не под силу. Ещё раз, браво!.. И, да! Я - Ефим Михеевич Артамонов! А это, как вы правильно поняли – Царь Александр Первый. Ну… почти.

Всё кружилось перед Василием. Кто бы мог поверить тому, что с ним происходило?

- Расскажу всё по порядку. Историю о том, как Артамонов Ефим Михеевич – изобретатель велосипеда и, по совместительству, крепостной крестьянин оказался в Подмосковье, думаю, вы запомнили. В те годы мы сдружились с царём Александром. И он выделял неограниченные средства для развития мастерской. В нашем распоряжении оказались все современные,научные труды и материалы. Я мог выписать любые механизмы и изобретения, изучать их, копировать, усовершенствовать. Больше всего я любил механику и биологию. Результатом являлись машины-животные, копирующие движения и поведения своих прототипов. Но не все опыты были удачными. В одном из экспериментов мне оторвало руку! Тогда, я создал свой первый механический биопротез. - сказал директор и поднял вверх правую руку. – Как раз в это время, Александр Первый, опасаясь за свою жизнь, подстроил собственную смерть, стал Фёдором Кузьмичом и присоединился к обществу, - Ефим Михеевич кивнул в сторону царя. – Он стал полноправным членом нашего общества и показал большие успехи в роботостроении. Пытаясь решить проблему старения и смерти, мы начали усовершенствовать себя. Сначала заменили руки, затем ноги, создали искусственные органы, дело дошло до нервной системы. Оставался последний шаг. И вот однажды, Фёдор Кузьмич, пока я был в отъезде, этот шаг совершил - заменил свой мозг на искусственный прототип. Так что перед вами не совсем император Александр Первый, а скорее робот, считающий себя царём. Лишь лакейская приставка «–с», заложенная мной в программный код речевого алгоритма, выдаёт в нём раба! Раба науки! Ведь так-с?

- Нет! Не так! Я – всё тот же царь-с. Тьфу! – обиженно буркнул Фёдор Кузьмич.

- Не перебивайте. Хотя бы у меня голова на месте! – сказал Ефим Михеевич и отогнул горловину свитера.

Василий увидел шов поперёк горла директора. Шов соединял живую голову изобретателя и его искусственное металлическое тело.

- Я, с вашего одобрения, продолжу-с. – заговорил Фёдор Кузьмич. – Четыре-с, Наше ДТЮ-с - это наш дом, наша лаборатория. А эти, как вы изволили-с выразиться, клоны-матросы – всего лишь роботы. Дети-ученики-с – это слишком опасно. Одни-с, слишком много болтают, другие-с – балуются чрезмерно и только вредят делу-с!

- Пять, - пришла очередь говорить Ефима Михеевича. – Вы уникальный человек Василий! Мы искали вас очень долго для проведения эксперимента и наконец нашли.

- Какого ещё эксперимента? – неуверенно спросил Василий.

- Прелестно! – засмеялся Ефим Михеевич. – Даже будучи усовершенствованным, вы не перестаёте быть всё таким же растяпой! Кстати, вы второй раз попались на фокус с чаем.

- Какой ещё фокус с чаем? – спросил Василий и… заснул...

***

Он по-прежнему сидел на стуле, но комната была другая. Белые стены, кушетка в углу, большое окно с жалюзи, серый стол с колбами и микроскопом. Рядом со стулом лежал чёрный с полосками пакет, а перед Василием стояли: Ефим Михеевич и царь.

- Простите, Василий, что нам снова пришлось вас усыпить, но нам необходимо было измерить некоторые параметры, чтобы убедиться в результатах! Смеем вас поздравить! Вы – удачный бета-образец!

- Чего?

- Взгляните сюда, - Ефим Михеевич жестом указал на микроскоп.

Василий заглянул в окуляр. В прозрачной жидкости плавало около десяти похожих на подводные лодки механизмов. Орудуя руками-манипуляторами, механизмы соединяли какие-то верёвки, паяя их световыми лучами.

- Вы наблюдаете как наши автономные нанороботы восстанавливают старые и создают новые нейросвязи, соединяют нити аксонов и дендритов, а это - одни из важнейших элементов, отвечающих за работу мозга!

- И не только мозга-с! Работу нервной системы в целом-с и мышечных тканей-с!

- Точно такую же работу, батискафы производили в вашем организме в последние двадцать четыре часа. О результатах вы можете судить по всему тому необычному, что с вами произошло. Батискафы включают неактивные до этого области мозга и человек, меняется.

- И что дальше? Вы, наверное, теперь получите Нобелевскую премию? А я? Мне как подопытному полагается процент? – спросил Василий.

- Нобелевскую? Ха-ха. Мы для всех, вообще не существуем. Представьте, что государство узнает о нас - царя тут же устранят, дабы он не заявил свои права на власть, а меня посадят в секретный чулан и заставят работать на двоих-троих человек, сами знаете кого. Хотим мы не этого. Что же касается вас, то не переживайте. Запущен обратный процесс. Прямо сейчас, батискафы разрушают всё то, что создали в вашем организме. Пройдёт полчаса и вы станете прежним Василием - забудете обо всём, что с вами случилось. Но не волнуйтесь так, ведь скоро – миллиарды таких же роботов попадут в системы водоснабжения всех крупнейших городов России, а оттуда – в каждого жителя нашей любимой Родины. И настанет эра нового человека! Да, Василий, да! Семьдесят тысяч лет назад в центральной Африке произошла одно из самых важных событий в истории человечества – когнитивная революция. Мозг человека приобрёл удивительный навык – способность фантазировать, воображать, запоминать, учиться и предполагать! Так появился новый вид человека – «Человек Разумный». Благодаря новым удивительным функциям мозга, человек разумный расположился над всеми биологическими видами, он стал высшим существом! Наши видовые братья – неандертальцы, австралопитеки, кроманьонцы – вымерли, проиграв гонку умов. Сегодня же мы подготовили почву для новой революции – появление «Человека Артамонова», улучшенного человека, у которого будут такие возможности, о которых наш «разумный» мозг даже и не мечтает.

- Э.о.у .е .ы.а! – вдруг раздалось откуда-то со стороны окна.

Находившиеся в лаборатории обернулись. На задёрнутых жалюзи лежала человеческая тень. Тень метнулась в сторону входной двери. Ручка опустилась и в комнату вскочил старый мужчина с неаккуратной бородой, зализанной залысиной, одетый в старомодный сюртук. Мужчина переминался с ноги на ногу, при этом держал одну руку за спиной.

- Этому не бывать! Ум русского человека не нуждается в изменениях. Жизнь трагична и имеет одно призвание – являть миру палитру страстей и чувств – того, чего не испытать боле ни одному народу на земле. Это и есть его истинное предназначение. Наш с вами крест! – крикнул бородатый, достал из-за спины топор, замахнулся и рассёк пополам голову царю. Вырвался столб искр.

- Фёдор Михайлович! Не стоил ваш карточный долг передо мной того, чтобы вас оживлять! – прорычал Ефим Михеевич и бросился на бородатого.

Колотыркин стоял в растерянности. По полу, сцепившись катались двое мужчин и наносили друг другу удары.

- Василий! Зе…лёная кнопка! Справа от кабинета. На…жмите! – выплёвывая зубы выдавил Ефим Михеевич.

Василий выбежал из кабинета, прихватив пакет, повернул налево и увидел большую панель мониторов, с расположенными под ними мигающими клавишами, поворотными барашками и рычажками. С краю, укрытая коробом толстого стекла, находилась большая красная кнопка с надписью «НЕ НАЖИМАТЬ». Он безуспешно попытался разбить стекло кулаком. Затем достал из пакета балалайку и с размаху ударил по коробу – полетели осколки. Василий нажал кнопку. Зазвучала сирена, на мониторах появилась надпись: «Самоликвидация. 300 секунд». Металлический голос повторил написанное. Начался обратный отчёт

Синхронное «идиот!» послышалось из кабинета, где продолжалась драка.

Василий побежал.

***

Василий вышел на улицу. В голове его было совершенно пусто. Последним, что он помнил было то как уснул на собеседовании. «Эх, ну как я мог заснуть? Странно, что не помню как, но, видимо, мне отказали. Сволочь этот Борис Вениаминович. А с виду – приличный человек» - подумал он и твёрдо решил отметить сотый отказ в приёме на работу.

Хотелось курить. Он порылся в карманах, вытащил из нагрудного бумажку с каким-то номером телефона, не вспомнил, что это за номер, скомкал её и выбросил.

***

Он пришёл домой за полночь. Пьяный, в следах от помады своей недавней знакомой – Ларисы. Включил телевизор и плюхнулся без сознания на диван. В ночных новостях говорили о случае массового гипноза в вагоне электрички «Платформа 47км – Москва Казанская», об обрушении старого здания ДТЮ где-то в Подмосковье, следом шёл репортаж о загадочной пропаже тела Достоевского. На компьютерном столе крутился спиннер.

***

- … Скажу по секрету, это именно я придумал формулу «Шубоцела». А теперь, вот, продаю его в электричке. – сказал седовласый дед и присел на соседнюю от незнакомца, скамейку.

- Вот я и нашёл тебя, убийца! – незнакомец, схватил деда за горло и встал во весь рост. Он одним движением скинул черный плащ, оголив серые узкие, с бахромой из длинных волосков, крылья.

Окно электрички разбилось и из него вылетел последний Моленианин, держа в руках продавца «Шубоцела»…

+2
555
16:00
+2
сказал Борис Вениаминович и хикнул.

хихикнул

Прорываясь через странные диалоги мы попадаем в мир советского диснея, где все живое:
Дверь смачно хлопнула.

Где-то внутри прятались лампочки.

На них грудились инструменты, гайки, шурупы, пружины и неясные штуки.

Неясные штуки — так писать не надо, потому что и читателю от этого яснее не станет)
Засаленный свитер приветственно раскинул рукавами.

серванта, под завязку заполненного книгами,

скорее «под завязку забитого»
В центре стояла группа ребят из десяти человек, все не старше двенадцати лет, в белых рубашках с матросскими воротниками и взрослый — среднего роста лысоватый мужчина, примерно сорока пяти лет, с большими бакенбардами на пухлых щеках, в белом халате.

тут и с препинаниями много вопросов, и само предложение лучше на два разбить.
Борис Вениаминович налил в чашку, покрытую чайным налетом, кипятка из пластмассового чайника, бросил пакетик и насыпал требуемое количество сахара.

Чашка, чайный налет и пластмассовый чайник — повторы, повторы и они периодически встречаются в тексте. И не надо столько уточнений. Вообще фраза корявая.
Василий никогда не любил лекций

Не любил лекции скорее
спрашивал, шевеля усами Якубович.

Прям как таракан)
Мир
Фантастика. Москва, альтернативная реальность (потому что в Москве нет казино! А в то время, когда оно еще было — спинер не существовал!).
Сюжет
Области тьмы скрещенные с юмором и абсурдом. Мне показалось, что автор переборщил. Момент с ограблением вообще выглядел странным. Собственно, как и поведение героев.
Герои
Шаблонные персонажи, которых автор заставил творить дичь.
Итог
Очень своеобразное чтиво. На большого любителя. Мне, увы, не зашло
06:59 (отредактировано)
Иван! Ещё раз спасибо!
Не пожалел, что обратился)
Во многом вы правы (В абсолютном большинстве)…
Вообще этот рассказ входит в цикл «Менеджеры не потеют ». У цикла своя вселенная и «мир советского Диснея » прям удачное определение))) — отсюда и опоясывающий минирассказ про гигантских молей в электричке, который пересекается с основным рассказом только местом действия. И даже сочувствующий таджик в дорогом костюме из другого рассказа
Комментарий удален
22:48
+1
"… здесь было всё для вполне благополучного прозЯбания жизни. И она вполне благополучно прозЯбалась".
«Заглянув на последние страницы, Василий отметил, что их в документе около трёхста (ТРЁХСОТ).»
«Пытаясь решить проблему старения и смерти, мы начали усовершенствовать себя». Или «решили усовершенствовать», или «начали совершенствовать».
Рассказ понравился. Замудрыканый сюжет, динамичное повествование, неординарные герои, юмор. Автору огромный плюс!
Светлана rose
Ваш положительный комментарий поддерживал надежду во мне в течении всего конкурса и эта надежда ю оправдалась)))
Рассказ был воспринят так, как мне этого хотелось) А значит история Колотыркина не закончится
13:59
+1
Было бы здорово! thumbsup
21:22
для борьбы насекомовидными с пропущена
В наличии так же хит также
деревьев . пробел не нужен
подобрался не торопливый тут неторопливый слитно
Василий сидел в центре вагона и наблюдал за тем зпт
Начал он с бутылочки «Жигулевского»
Позже, сходил еще за одной тут зачем зпт?
Распевая в караоке песни из репертуара группы «Карамельки» вместе с одинокой и очень страстной Ларисой, он забавно дергал ногами и руками.
Был по-настоящему счастлив, будто той-терьер перед усыплением. не разу не усыплял той-терьера, поэтому спрошу: они реально счастливы перед усыплением?
Василий закрыл глаза и взялся воображать, как он, расположившись в дермантиновом офисном кресле, с чашечкой вкуснейшего капсульного кофе, складывает ноги на стол, а к нему в стильных очках, белой блузке и миниюбке, вплотную приближается стройная
секретарша:
мини-юбке
Строгая мамаша подарила ему затрещину и что-то резкое прошептала на ухо. Мальчик затих. Его голубые ему/его ему — кому? ГГ?
«Придется по памяти идти» — подумал он и адрес вместе с маршрутом, которые он хорошо помнил, тут же исчезли из головы. он/он
вообще, онозмов много
Здравствуйте, Василий, Вы уже подошли? Сейчас мы Вас встретим, лишний пробел. почему обращение с большой буквы?
Буду через 10 минут. числительные в тексте
у прохожих спросите зпт
Перед ним стояла желтая немецкая двухэтажка. по каким признакам ГГ определил национальность дома?
— Второй подъезд, заходите, поворачиваете налево второй подъезд слева или справа?
сказал Борис Вениаминович и хикнул что такое хикнул?
Дети и их преподаватель явно, что не мой преподаватель там стоял
он имел не слоновые может, слоновьи?
две металлические пластины на спине слона утопились во внутрь и раздвинулись в стороны, исчезнув где-то в металлических чреслах. как утопившись в спину, пластины попали в чресла?
От него отделились четыре металлические полоски — лопасти. Они крепились к стержню у верхней его точки. него/его -я уже запутался
Прошло мгновение, и слон оторвался от пола.

— Смею вас поздравить, юноши! Нам удалось повторить одно из изобретений основателя нашего ДТЮ. В таком виде слон был представлен императорскому двору во время коронования Александра Первого. Перейдём к доработкам.

Он достал из кармана халата пульт
он — это слон?
Засаленный свитер приветственно раскинул рукавами. wonderвежливый свитер?
Сейчас всё объясню, – предложил директор и указал на табурет, стоявший возле серванта, под завязку заполненного книгами, – Чай или кофе? неверное оформление прямой речи
как ни как как-никак — две ошибки в одном слове — надо суметь
«Хорошо хоть правду не написал в резюме» зпт пропущена
сладкие трубочки для молока? что за трубочки такие?
не далеко от Москвы недалеко — тут слитно
протезы как у робота перед как зпт
Главное — не забыть зпт
спрашивал, шевеля усами зпт. я рассказывал, как мой батя письма Якубовичу с жалобами писал?
есколько рядов игровых автоматов, за третью из которых сидели охотники за удачей третью?
и таких косяков полный текст
не люблю юмористическую фантастику, сорри
Загрузка...
Светлана Ледовская №1