Ольга Силаева №1

Инфопоток

Инфопоток
Работа №204

I

«Привет! Нажми и узнаешь, как создать собственный веб-сайт и зарабатывать на нём прямо из дома с гарантированным доходом 500 тысяч рублей ежемесячно!»

Уже который раз рабочий конвейера, сборщик-упаковщик штучных грузов 37-летний Никола Пермякин видел эту рекламу, всплывающую для него в разных местах в социальной сети «Вонлайне».

Ему не внушила доверия ни рыжая бородка изображённого на той картинке спикера того онлайн-курса, ни его холодный зомбированный взгляд, ни его кривая, еле заметная усмешка, однако манящее содержание текста и падающие на заднем фоне красные купюры достоинством 5000 рублей возрождали в Николе давно оседлые мечты, заставляя его что-то такое амбициозное вспомнить из своей совсем недавно прошедшей молодости, что-то свежее, свободное, большое и забытое. И он нажал по той ссылке.

В ответ пришло письмо в его личные сообщения, в котором говорилось, что уже завтра начнётся первое онлайн-занятие. «А пока можете почитать отзывы о моём вебинаре!» - и тот самый худощавый рыжий бородач, некий Андрей Лёвушкин, давал ссылку на одну из страничек социальной сети «Вонлайне», где можно было прочитать положительные отзывы о его курсе.

«А ещё больше крутых отзывов можно почитать тут!» - и вновь Андрей Лёвушкин давал ссылку на отзывы о своём курсе, но уже на свой личный сайт, где конвейер улыбающихся людей в три-четыре фразы хвалил курс Андрея, его самого, его методику и собственные результаты.

Пока Никола переходил по ссылкам и, казалось бы, только начал читать об Эльдорадо, которым был окружён особый мир на первый взгляд не располагающего к себе бородача, как пятнадцать минут, выделяемые ему каждые два часа на технический перерыв, прошли.

Он вернулся в обычный для себя мир, в комнату отдыха для рабочих, где прямо на полу лежали несколько небольших шнеков, неработающие редукторы питателей и различные чёрные провода и кабели. За соседним столом курили и тихо матерились два его товарища, такие же опытные, как и он, с большим стажем работы на конвейере. У других рабочих комната отдыха была в другом месте, и там не разрешалось пользоваться компьютерами.

Никола надел каску и специальный жилет и вышел своей кавалерийской походкой из комнаты.

«Какой веб-сайт? Какие пятьсот тысяч? Как всё это будет и как это возможно? Что скажет мать? А что если подлый обман?» - думал он, идя к конвейерной ленте.

Никола был немного боязливым, боящимся идти вперёд во что бы то ни стало – и это его качество усиливалось в последние годы, хотя когда-то ранее его не было совсем.

В молодости, как уже было сказано, у него были свои мечты, но пришло всё к тому, что работал он уже двенадцать лет простым рабочим на заводе и жил со своей матерью, ни разу не женившись, в её старой двухкомнатной квартире в пятиэтажной хрущёвке.

Мать его всё так же любила, как и в детстве. Она уважала его за то, что он приносит в их семью из двух человек свою «маленькую, но честную зарплату», и надеялась, что когда-нибудь он женится, а она станет счастливой свекровью.

Уже перед самой лентой, где Никола по своей основной обязанности раскладывал и упаковывал различные грузики, его встретил Михаил Валерьевич – начальник участка, пожилой человек в коричневом пиджаке, с которым он был знаком со своего первого рабочего дня, когда Михаил Валерьевич был ещё бригадиром.

- Всем передовикам производства! – сказал начальник участка и приветственно взмахнул рукой. Это была его фирменная фраза, даже если передовиков перед ним было меньше двух человек.

- Здравствуйте, Михаил Валерьевич. С утра не видел вас.

- Два часа совещание длилось. Хотят вводить новые правила и делать всё по-новому.

- Каждую неделю одна и та же новость, а всё остаётся по-старому.

- Я и сам за старое, Николай. То, что проверено, то и работает.

Начальник участка отошёл от него, и тут Никола заметил, как за ним сосредоточенно-надменно наблюдает главный мизантроп в их цехе – Щевелихин, он же и начальник конвейерного цеха. Щевелихин стоял наверху, на втором этаже, и не сводил с него глаз – он любил так на кого-то долго смотреть; с каким умыслом или даже без умысла – неизвестно, но к этому все привыкли.

Никола знал, что ему бояться нечего, что подстилаться на конвейере для выживания, как это было лет пять-семь назад, он не будет; сейчас более демократичные порядки – самодура быстро уберут, а вот рабочего оставят. А Щевелихин ненавидел не только людей, хотя не показывал этого, - он, судя по всему, ненавидел ещё и рабочих.

Никола перевёл свой взгляд на движущуюся конвейерную ленту, затем в качестве зачина перед работой покривил рот влево-вправо, легко хлопнул в ладоши, на которых были рабочие перчатки, и принялся сортировать, осматривать и упаковывать мелкие изделия.

Дома Никола тихо ужинал с матерью, когда она, сама разбуженная кукушкой из старинных кухонных часов, не спросила, отчего он молчит.

- Да вот, записался на какой-то вебинар. Думаю.

- А что это такое – вебинар?

- Это как семинар, только в интернете.

- А ты знаешь, сколько в интернетах обманов бывает, Николка?

- Знаю.

- А чего ж ты? А Катьку с нижнего этажа помнишь, уехала работать через интернет, до сих пор ищут, в каких интернетах она пропала.

- Да это не то, мать. Ну перестань. Нам расскажут, как сайты создавать, как зарабатывать.

- А на что тебе денег не хватает?

- А что мы, живём хорошо разве? Тебе надо суставы лечить, глаза лечить, на операции денег нет, а я женщин мало интересую, так как финансово несостоятелен. Мы сидим в болоте.

- Деньги не главное, сынок. Запомни.

- Ой, мать, - по-доброму вздохнул Никола, - ты считаешь так, а сейчас, к сожалению, считают совсем иначе.

Назавтра проходил вебинар, на котором Андрей Лёвушкин, подключившийся к онлайн-комнате, начал с того, что стал рассказывать о своей жизни.

Вначале он был беден и потом тоже был беден, денег ни на что не хватало, он решил уехать в столицу, но и там его никто не ждал и денег не дал. Он ночевал где-то на вокзалах, и тут ему подарили старый ноутбук вместо оплаты за какую-то работу, и с помощью бесплатного wi-fi, которого в столице оказалось много, Андрей Лёвушкин погрузился в мир интернета и понял, что здесь лежат деньги. Надо их только взять.

- Напишите в чате «+», если вы считаете так же, - прервал свой рассказ Андрей.

В чате посыпались плюсики, Никола не стал ставить, а захотел дослушать рассказ.

Андрей рассказывал, как он создал за один вечер сайт на одной бесплатной платформе, он писал там статьи, он публиковал там разные тексты и ещё что-то, он зарабатывал на рекламе, которая размещалась на его сайте. Он стал видеть первые деньги в своём веб-кошельке и вскоре смог арендовать себе жильё и не просто какую-то там каморку или комнату, а целую однокомнатную квартиру.

- Напишите в чате «+», если вы хотите так же, - вновь прервал свой рассказ Андрей.

В чате снова посыпались плюсики, и Никола впервые почувствовал лёгкое раздражение оттого, что слаженное повествование (даже если оно и неправда) прерывается таким дешёвым приёмчиком.

- Я нашёл формулу, как сделать так, чтобы денег было больше, но при этом чтобы я, за счёт делегирования своих полномочий, тратил на свой сайт меньше времени. Я применил эту формулу и она начала работать. Поставьте в чате «+», кому важна такая информация.

Никола решил поставить вместо вместо плюса минус, чтобы посмотреть, что будет. Оказалось, что минус прошёл, поставился, и никто его не удалил, и Алексей это не прокомментировал, к тому же ниже появились ещё два минуса от других участников.

Под конец вебинара Андрей Лёвушкин дал домашнее задание – зарегистрироваться по его личной ссылке на одном из хостингов, на котором и будет размещён сайт каждого участника. А также нужно изучить на хостинге базовую информацию.

На следующий день, на перерыве, в той же комнате отдыха для рабочих, Никола сделал всё так, как объяснял Алексей.

- А это что? – спросило прокуренное заводское лицо его товарища, увидевшего на экране у Николы страницу регистрации на сайте хостинга.

- Да вот, кое-какой заработок, может, будет. Вот, пытаюсь.

- Молодец он, я бы тоже так, но не могу, мой дом конвейер, - весело сказало другое лицо, рядом сидевшее, оно было чуть пободрее первого и отличалось по своему выражению каким-то не до конца выраженным в жизни проворным лукавством.

На второй день вебинара Андрей Лёвушкин рассказал о дальнейших шагах. Нужно выбрать название для своего сайта, в отдельном текстовом файле у себя на компьютере наполнить его информацией, которая потом будет переноситься уже на сайт; нужно выработать стратегию поиска «лидов» (потенциальных покупателей и читателей) и кое-что ещё. Он рассказал о сайтах-одностраничниках и вкратце объяснил, как их делать. И впервые он намекнул на то, что будет платное продолжение его онлайн-занятий, где все те, кто оплатит дальнейший курс, смогут дальше действовать по шагам и видеть свои результаты, а для самого Андрея Лёвушкина – это самое главное. Его мечта – чтобы его ученики имели результаты.

Не раз повторилась история со стадными плюсиками в чате, которая вновь возмутила Николу, но минусы он решил не ставить.

- Всем передовикам производства! – встретил его Михаил Валерьевич ещё утром на остановке. Они вместе пошли на проходную.

- Дело к тебе хорошее есть, - сказал он, когда они стали проходить ко входу. – Зарплату тебе начисляют двенадцать тысяч рублей уже давно, так вот со следующего месяца станет четырнадцать тысяч. За выслугу лет, за отсутствие штрафов, за другие маленькие рекорды. А последнюю пятилетку на нашем конвейере ты буквально возглавил знанием своего дела и упорным трудом! – возгласил под конец начальник участка.

- Неплохо. Здорово! – изменился в лице Никола и посветлел даже, но тут же, одновременно, почувствовал себя как-то не здорово.

Михаил Валерьевич замер с выжидательно-приторной улыбкой на лице, ожидая другой эмоциональной реакции, но не дождался её.

- Трудись, дорогой! Мать твою я уважаю. И тебя тоже! – похлопал его по плечу начальник участка.

- Мать твою, - тихо повторил Никола, находясь один в рабочей раздевалке. – Было двенадцать, стало четырнадцать, семь последних лет держалась одна и та же зарплата в двенадцать тысяч рублей! И что изменилось? Денег, конечно, нет, но вы тут держитесь.

Он был слегка мрачен за работой, даже пропустил мимо глаз старого и худого машиниста Геннадия, с которым обычно всегда здоровался и находил предлог для беседы. В первый же перерыв он открыл рабочий компьютер и перечитал домашнее задание со вчерашнего вечернего вебинара. Ему нужно выбрать название для сайта, выбрать тематику сайта…

Казалось бы, писать что-то не так трудно, но как пришла пора делать это, возник ступор. О чём писать? О буднях на конвейере? О том, как он с матерью отгадывает кроссворды по вечерам? О том, как он знает разнообразные карточные пасьянсы? Как же нелепа и скучна его жизнь, понял он вдруг.

Но будни конвейера всё-таки что-то из себя представляли. Это мало кто знает, но кому-то может показаться интересным, даже тем, кто никогда не пойдёт работать на завод. Никола написал за десять минут текст в полстраницы, чем удивил самого себя. Он просто расписал свой вчерашний день – как он устранил неисправность пусковой аппаратуры, возникшей как раз после его обеда, как он быстро заменил вышедшие из строя ролики, как смог заметить это и т.д. В тексте ещё не было начала и конца, но зато было самое главное.

Вечером мать спросила его, как там его вебинар.

- Вот, двигаюсь, что-то делаю, даже энтузиазм появился. Кстати, зарплату повысили.

- Да ты что?

- Да, теперь 14.000 рублей будет.

- Ну поздравляю, а чего. Молодец. Ну ведь можешь же, когда захочешь!

Никола грустно вздохнул.

Через два часа он открыл третье вебинарское занятие.

- Добро пожаловать в прямой эфир! – появился Андрей Лёвушкин. – Я надеюсь, что вы выполнили домашнее задание, - сказал он и тут же завис.

- Перебои со связью, что ли? – спросил себя тихо Никола. Мать его спала в соседней комнате. Он смотрел в наушниках на экран.

- Задание, задание, задание, - заговорил Лёвушкин, после чего экран потемнел, но через несколько секунд спикер вновь появился. При этом сзади была заметна чья-то уходящая тень.

Андрей Лёвушкин проверил домашнее задание выборочно у нескольких участников и при этом одним из участников был сам Никола.

- Ты выбрал нормальную тему, давай прокачивай её, пиши. Не могу тебе обещать баснословную прибыль, но в этом что-то есть, - подвёл итог Лёвушкин. Его рыжая бородка и холодные чёрные глаза словно выражали что-то другое, говорили что-то другое, но что?

Последние полчаса вебинара огорчили Николу. После небольшой новой информации, которую давал Андрей Лёвушкин, он начал агитировать на оплату дальнейшего обучения, а на этом занятии бесплатная часть заканчивается. Платная же часть стоит 70 тысяч рублей.

После этого спикер вспомнил многих участников, обо всех отозвался хорошо; вспомнил он с насмешливой улыбкой даже «серый конвейер» Николы. И в связи с этим Лёвушкин решил сделать всем скидку - он показал следующий слайд, где цена «70.000 рублей» была зачёркнута и рядом была прописана новая цена – «35.000 рублей».

- Именно столько стоит то, что я вам обещаю. При удачных раскладах вы сможете зарабатывать примерно 500 тысяч рублей ежемесячно, - проговаривал медленно, делая акцент на каждом слове. – При менее удачных раскладах это могут быть 200 тысяч, 100 тысяч, даже 30 тысяч, но я здесь для того, чтобы подтягивать вас, чтобы вы подтягивались до моего уровня насколько это возможно.

Никола увидел вопрос в чате, который волновал и его тоже. Спикер вслух зачитал его. «Почему вы не сказали, что курс будет таким дорогим? Почему не сказали цену сразу на первом занятии? Не у всех есть столько денег, а бросать начатое тоже плохо».

- Ребята, если вы думаете, что ваша мечта стоит дешевле каких-то 35-ти тысяч рублей, то мне вас жаль, - немного изменился в лице Лёвушкин, выказывая и тень злобы, и оттенок жалости. – Вы можете изменить свою жизнь. И это стоит две средние зарплаты в регионах в нашей бедной стране. Вы сможете стать богатыми в нашей бедной стране, вы сможете даже перевернуть свою жизнь, если вы будете делать что-то уникальное. В любом случае то, что у вашего сайта по моей методике будет монетизация, я гарантирую. И за эту гарантию я и беру эти деньги.

- Ну, в целом ты хорошо говоришь, - сказал тихо Никола. – Хорошо ты всё продумал, инфобизнесмен. Только все эти приёмчики были уже много раз. И это уже нехорошо.

Вскоре вебинар закончился. И завтра начинался уже четвёртый день занятий, на который пройдут те, кто оплатит курс Лёвушкина. Никола оставался в той же позе и не снял наушников, хотя на экране уже не было лектора, тренера и одновременно кузнеца его будущего финансового благополучия.

– Матери в любой момент может понадобиться операция, если пойдут осложнения, и я не могу взять 35 тысяч из нашей заначки, - размышлял он сам с собой. - Операция стоит 120 тысяч, а что мы накопили? Еле-еле половину. И что, если ничего не выйдет с этим сайтом? Как же всё сложно.

Он посмотрел, что справа в чат-комнате из примерно ста человек остались только два ника – «nikola» и какой-то «Ruslan88» - то есть, он сам и ещё какой-то потерянный пользователь, видимо, задремавший прямо в онлайн. Он решил к нему обратиться и написать что-то ради шутки, но и Руслан исчез. Он остался один, а слева, где до этого выступал по видеосвязи Лёвушкин, на белесом фоне уныло падали сверху вниз красные купюры.

Неожиданно и вдруг картинка появилась – Лёвушкин неестественно наклонился шеей прямо в экран, при этом именно шеей – поскольку головы у него не было, а в шее, в середине, там где трахея, был засажен ламповый патрон шире обычного. При этом вокруг патрона была, судя по всему, очень похожая на кожу пластичная бежевая резина, уходящая от шеи в плечи и ниже. Во всяком случае это была не кожа человека.

- А куда голову дели? – весело спросил Никола. Ему показалось, что это бонус для тех, кто остался после трансляции. Ему показалось, что красные купюры сейчас вылетят прямо из шеи Лёвушкина и засветятся, а его голова тоже выскочит, вытолкнув бутафорскую шею… И Никола получит за стойкость – за то, что остался «после финальных титров», - ещё 50 % скидки. «Семнадцать пятьсот уже потянем», - промелькнуло у него в голове.

Меж тем чьи-то руки стали протирать ламповый патрон какой-то белой тряпочкой, после чего руки выкрутили патрон, и внутри, за резьбой, Никола, уже слегка испуганный, увидел пустоту прямо как в детских куклах. Он присмотрелся – один тонкий медный проводок где-то слева всё-таки присутствовал, но больше ничего. Тут руки поднесли новый патрон и вкрутили его, а за экраном чей-то серьёзный и властный голос спросил: «А как было? Заело на слове «задание»?» - «Да, - робко ответили ему, - поменять патрон нужно было ещё вчера, у нас рабочих рук на всех «Дэ-ноль-четыре» не хватает». «А это что включено? Мы случайно не в эфире?» - строго спросил серьёзный и властный голос. «Так. Так, так. Сейчас, секунду», - ответил робкий голос, и на этом связь прервалась. Вновь появилось изображение красных куплюр.

- Что за чертовщина! - испугался Никола, снял с себя наушники и резко встал...

Он не спал полночи, он ходил по комнате, он думал, он не понимал, он никогда такого не видел. Вдруг, уже почти задремав в четвёртом часу ночи, он кое-что вспомнил. Он вспомнил! Тот строгий голос – это голос Щевелихина, начальника цеха, который ненавидит собственных рабочих.

II

Это произошло примерно месяц назад. Тогда Никола шёл из буфета и должен был взять редкий инструмент из цокольного цеха, куда вход был только по пропускам даже для начальников, это был специальных цех, где производили инструменты. Михаил Валерьевич выписал ему пропуск, он зашёл, взял, но заприметил, как за одной дверью с круглым окошком, провозят как будто какого-то онемевшего человека двое хорошо одетых людей. Такого здесь никак не могло быть, но он не придал тогда этому значения. Он тогда подумал, что ему показалось, что он сам своей фантазией дополнил реальность.

А теперь, с утра, не выспавшись, пребывая во взбудораженно-навязчивом состоянии, он понял, что это была не фантазия; Никола во что бы то ни стало поставил себе цель проникнуть туда. Какая-то тайна была совсем рядом, и это должна была быть невероятная тайна.

Он знал, что разовый пропуск для внутреннего сотрудника сделать несложно, и дождался, пока Михаил Валерьевич выйдет из своего кабинета – придумывать причину и просить по-свойски он не решился, а обман всё равно не вскроется, так как он не раз заходил в этот кабинет в отсутствие начальника участка, и последний знал об этом.

Как раз у Николы был пятнадцатиминутный перерыв, и он даже попросил своего товарища подменить его на час, чтобы неофициально сделать себе перерыв на целый час и пятнадцать минут, что не разрешалось, но и не наказывалось.

Он выписал сам себе электронный пропуск и прошёл в цокольный цех уже через несколько минут.

Он не раз был здесь, хотя и совсем не часто сюда приходилось заходить, и каждый раз не замечал ничего необычного, за исключением того случая с его видѐнием. Но на этот раз атмосфера густого, давящего молчания, тёмные коридоры с редкими люминесцентными лампами, выдвижные ящики с инструментами вдоль ровных стен без окон словно говорили о том, что это какое-то специальное помещение и делают здесь что-то особенное.

Послышался приближающийся смех двух людей. Никола спрятался за толстым столбом - в случае чего ему придётся уйти, сказав, что заходил за какой-то надобностью, а уходить ему совсем не следует.

- Да, лампа не заработала, а он, несмотря на это, заговорил по скрипту как ни в чём не бывало. Так и говорит с закрытым ртом: «Добро пожаловать в прямой эфир! Я надеюсь, что вы выполнили домашнее задание», - рассказывал, смеясь, первый.

- Да, вот техника чудеса делает, - вторил ему смехом второй.

Никола стал прокручивать в голове все три вебинара Лёвушкина. Каким-то образом кто-то сделал такого живого робота, и никто даже не подумал, не догадался, не заметил? Да конечно же не заметил, он списывался с несколькими участниками вебинара после первого и второго занятия - и никто ничего не заметил.

Что же это за робот? Робот по впариванию этих жалких курсов для неудачников, которые не могут сами найти нужную информацию в интернете и создать себе хоть один, хоть десять сайтов, не обращаясь к Лёвушкину? И тут его осенило: а ведь лень, к которой людей приучили компьютеры, смартфоны, умные чайники и умные пылесосы, и является причиной, по которой людям сегодня и нужны все эти Лёвушкины.

- Все эти Лёвушкины, - повторил он тихо за своими мыслями. – Он не один, скорее всего.

Он понял по звуку, откуда шли двое сотрудников, - это была синяя железная дверь в углу третьего помещения, где раньше находился главный конвейерный склад, но спустя какое-то время доступ туда был закрыт для всех, и помещение для склада перенесли наверх. Видимо, старый склад за синей дверью пустовал или там было теперь что-то другое.

Никола знал, как открыть эту дверь, так как копии нескольких ключей, которые он сам же укладывает на ленту, он взял с собой. У двери караулил какой-то человек – видимо, охранник; через несколько минут он посмотрел на часы и куда-то отошёл. И тогда Никола пробрался к синей двери и уже через минуту, найдя нужный ключ, открыл её и оказался внутри.

Тихо на складе не было, работало неизвестное ему по звуку промышленное оборудование, вдали рабочий в маске производил какие-то действия, но какие – непонятно, плохо видно, кругом какая-то мутная бежевая полупрозрачная плёнка. Где-то внизу он увидел скальп, затем второй такой же скальп, они двигались на каких-то сковородках по направлению к рабочему в маске. Но кажется, это были ненастоящие скальпы – ещё больше они напоминали ту же пластичную резину, чем кожа Лёвушкина вчера.

Никола пробежал дальше. Он двигался, как когда-то в различных играх на физкультуре в школе, – незаметно и быстро. И это было так давно, больше двадцати лет назад последний раз. Но вот пришло время вспомнить. Он предполагал, что увидит что-то, но он не должен пугаться, иначе всё может кончиться печально хотя бы для его психики. Он вознамерился сохранять спокойствие, что бы он ни увидел и ни услышал.

Он прошёл в коридор склада, где раньше на поддонах наверху находились промышленные инструменты, а сейчас содержимое грузовых тар было скрыто чёрной стрейч-плёнкой. Однако чуть далее он заметил сидящую на поддоне худую человеческую фигуру, на ней было написано «D03 последний», в одной его руке был стакан с затвердевшей водой, а в другой – его же портрет, на стакане было написано «Заряженная вода», а на портрете – «Заряженная фотография». Это был робот или хорошо сделанный манекен, но точно не сам человек и не его мумия, - заметно было, что для многообразной и узнаваемой формы человека данному экземпляру чего-то ещё не хватало.

Дальше коридора было ещё одно помещение, оттуда тоже доносился шум, уже знакомый Николе, – так двигалась конвейерная лента в его цехе. Он вошёл туда. Кажется, никого не было, но он спрятался за занавесью возле какого-то котла.

В середине зала из маленького ангара примерно метр на полтора, на котором было крупно написано «D04», двигалась лента, а затем остановилась. После небольшой паузы она вновь стала двигаться и на этот раз засверкала разноцветными огоньками по бокам.

По ленте стало выкатываться туловище с головой. Форма туловища и особенно лицо были уже очень знакомы Николе – поскольку это был Лёвушкин.

Докатившись до конца ленты, Лёвушкин упал в огромный таз вниз головой, отверстия для рук и ног были пусты, в них, в отличие от шеи, не было даже вдето лампового патрона. Тут же подошли двое массивных рабочих, одетых и выглядящих более прилично, нежели рабочие наверху в обычном цехе. Они осмотрели Лёвушкина и вкрутили ему две руки и две ноги, затем проделали несколько непонятных манипуляций, чем-то напоминающих медицинский осмотр у невролога.

После этого они открутили ему голову и в знакомый Николе патрон вкрутили лампочку Ильича. «Интересно, почему не светодиодную лампу или что посовременней?» - спросил себя Никола, пытавшийся сохранять самообладание. Одновременно он вспомнил, что его смартфон в режиме «без звука» находится с ним и он мог бы заснять всё это. И он достал его…

Один из рабочих взял у себя из кармана пульт и нажал на нём кнопку – вкрученная в шею лампочка загорелась. Голову вкрутили обратно, и стало заметно, как мёртвенно-кукольное выражение лица Лёвушкина оживилось, приобрело человеческое выражение, пускай пока и застывшее.

Другой рабочий стал нажимать на определённые места вдоль верхней части черепа D04 – при этом что-то слегка потрескивало с каждым нажатием. Наконец он взял обеими руками макушку головы Лёвушкина и снял её – был виден свет от лампы и внутри было пусто. Из пакета «Мозговая вата» рабочий достал вату, стал её накручивать внутрь на лампу и засаживать на пустые места в макушке. Вата сначала медленно, а затем очень быстро начала крутиться на лампочке и ещё больше оживлять рот, глаза и тело экземпляра D04. Глаза, несмотря на то, что оставались холодными и чёрными, пронзающе-неживыми, тем не менее моргали и даже двигались зрачками из стороны в сторону, а рот то улыбался, то обижался.

Второй рабочий поставил макушку головы на место, и с тем же треском она прочно укрепилась.

Первый рабочий нажал на пульте комбинацию кнопок, и Лёвушкин заговорил: «Всем привет. Это Андрей Лёвушкин». Второй рабочий заметил: «Руки на месте». Первый рабочий нажал другую комбинацию кнопок – Лёвушкин сказал те же фразы, но добавил к ним свободные жесты обеими руками и вопросительно взглянул сначала на одного, затем на другого рабочего.

- Кто ты? - спросил его второй, который начинял ему мозговую вату.

- Я Дмитрий Лёвушкин, инфобизнесмен, я почти человек, я умею зарабатывать деньги на жадности и надеждах простых людей, я успешный и крутой делец, я знаю, как стать богаче, и другие тоже могут этому научиться по моей формуле.

- Что ты ещё умеешь?

- Я умею обманывать, хитрить, злиться, говорить правду, быть честным.

- Что ты о себе думаешь? – всё спрашивал его второй рабочий.

- Нет, это не по скрипту, - указал второму первый рабочий.

- Что ты должен о себе думать? - переспросил второй.

- Я служу своему начальству, моя миссия – заработать двести тысяч рублей чистыми в месяц. Когда я смогу это сделать, меня заморозят, чтобы сделать из меня полноценного клона человека – D05.

- Этот готов, - сказал второй рабочий.

- Да. Его куда – на сайтостроение, которое «пятьсот тысяч в месяц», на «обучение юмору» или на «миллионные сделки на торгах по банкротству»? куда?

- Вот, да, сегодняшнего на торги по банкротству, сейчас там как раз одного не хватает. Спрос на этот инфокурс большой.

- Тогда гримёра надо, потому что этот, без мейкапа, оригинальный Лёвушкин.

- Понятное дело.

Рабочие усадили Лёвушкина на тележку и повезли его в другое помещение. Никола на немного шатающихся ногах пошёл за ними. Он боялся, что он будет уже донельзя чем-то шокирован в том, другом помещении, но он всё же шёл неслышно и тихо вслед за ними.

В другом зале, светлом, очень просторном, оборудованном различной мебелью, находилось огромное количество столов, не различавшихся формой и цветом, - за таким столом, заметил Никола, и проводил свои вебинары Лёвушкин.

На каждом столе стояли такие же одинаковые предметы: это пятнадцатидюймовый ноутбук, на нём – включённая социальная сеть «Вонлайне» с уже созданным аккаунтом, здесь же лежали наушники, петлички, клавиатура. Позади компьютерного кресла у одного из столов другой рабочий выставлял декорацию – часть стены, обклеенной обоями. Где-то обои были бежевыми или голубыми, где-то розовыми или белыми.

Никола заметил ещё и то, что каждое рабочее место оборудовано прозрачными стеклянными стенами – видимо, для шумоизоляции, ведь каждый что-то говорил в монитор, общаясь с участниками вебинаров.

В одном ряду был только сам Лёвушкин – тот самый оригинальный вариант, без мейкапа, который агитировал всех на покупку своего курса по сайтостроению. Всего Лёвушкиных в этом ряду было, по подсчёту Николы, одиннадцать штук, и четверо из них прямо сейчас общались; остальные, кроме ещё одного, не моргая смотрели вперёд себя, а последний сидел с головой, руками и ногами, но без туловища. Вместо туловища была у него посередине, от шеи к тазу, какая-то тростинка, слева от которой и торчал тонкий медный проводок неизвестного назначения. «Наверное, это аналог сердца», подумал Никола, вновь удачно спрятавшийся, на этот раз под столом, находившимся за какой-то тумбочкой возле входной двери.

Меж тем к Лёвушкину, только что привезённому двумя рабочими, подбежала девушка и стала его красить и гримировать.

Никола хотел уже уходить и бежать отсюда, чтобы сообщить как можно скорее о происходящем здесь, но тут вдруг в этот зал вошли двое – мужчина и женщина. Женщина была Николе неизвестна, а вот мужчиной оказался Щевелихин.

- Ты мне ещё скажи, что мы должны этих безграмотных мужиков с конвейера сюда вклинить, и чтобы они тут работали. Им рук не хватает! Мне нужно знать, кто нас видел вчера и кто это был и где он живёт! За ним нужно последить. Где главный айтишник? Где начальник службы безопасности? – кричал Щевелихин.

Он был импульсивен – таким его Никола никогда не видел за те пять лет, что Щевелихин руководит цехом. До этого Щевелихин работал долгое время кладовщиком – как раз на этом складе, превращённом теперь в лабораторию по выращиванию Лёвушкиных.

- Айтишник уже третий день на больничном, - отвечал ему спокойный женский голос.

- Чёрт бы вас всех. Как можно было оставить эфир включённым?! Как можно было вовремя патрон не поменять?

- Людей не хватает, и вы знаете об этом, - ответила женщина.

- Нас семнадцать человек, нас должно хватать, всё дело в дисциплине, которой нет! Этот на больничном, тот дурью мается! Не тайная лаборатория, а шарашкина контора. Сколько вы все у меня зарплату получаете? По-моему, цифра там очень круглая. Где главный айтишник?

- Он на больничном, - вновь ответила она. Видимо, это была секретарша Щевелихина.

- Звони ему домой, я с ним поговорю.

Они вышли и встретили у входа в зал человека, который отходил от синей двери, посмотрев на свои часы, – видимо, это и был начальник службы безопасности. И теперь они вновь вернулись.

- Значит так, - обратился к нему Щевелихин, - сейчас с айтишником свяжутся и вычислят участника того вебинара с ником «nikola». От тебя мне надо, чтобы ты напряг своих людей.

Никола при этих словах напрягся сам и чуть было не дёрнулся телом.

- У нас наверху есть один рабочий Никола. Если это он, то уже сегодня-завтра с ним поговорят. Может, вы и поговорите.

- Да у нас в городе этих Никол полно. Работай, короче. Ищи.

- Понял, - ответил начальник охраны.

Они прошли в глубь зала, Никола осторожно осмотрелся – у него появился шанс незаметно выйти. Он вздохнул и использовал этот шанс – кажется, его никто не заметил. Он пробежал до той самой синей двери и вышел с помощью электронного пропуска.

Прошло около часа, как его не было. Он вернулся к своей обычной работе и сразу после работы поспешил домой.

- Мать! – крикнул он с порога.

- Ая? – откликнулась она откуда-то из глубины.

- Ты не поверишь. Там происходят ужасные вещи. Они нас обманывают.

- Кто?

- Ты не поверишь, но всё равно послушай. У нас в подпольном цехе делают роботов-инфобизнесменов, это не люди, это иной вид, - рассказывал, запыхавшись, Никола. Он стоял в прихожей и не снимал ни обувь, ни куртку. -У них в голове вместо мозгов вата, а ведут они себя как люди благодаря лампочке Ильича, которая вкручена у них в шею.

- Какую же чушь ты несёшь, дорогой мой Николка, – встала со скрипучей перины его мать и подошла к нему. – Раздевайся, я потрогаю твой лоб. Надеюсь, что ты просто устал.

Никола знал, что будет такая реакция, но он должен был сказать это матери, ведь может так произойти, что он уже не сможет ничего ей сказать, а она и все остальные не смогут ничего понять. А в этом случае она сможет вспомнить его слова.

- Попроси у Михаил Валерича отпуск! – сказала ему за ужином мать, долго смотря на него с любопытством, а он молча и сосредоточенно думал, кушая любимый плов. – Сегодня я постелю тебе на перине, а сама лягу на кушетке. А завтра сама пойду на завод и подойду к Михаил Валеричу и попрошу тебе отпуска. Никак мы с ним учились когда-то вместе, чай не откажет.

- Не надо. Я завтра сам попрошу отпуска, - глухо ответил Никола.

- Вот и молодец. А то смотри, какая лихорадка у тебя.

Утром Никола заметил, что за ним идёт человек с мрачным лицом, одетый в чёрное. Никола зашёл за один угол и открыл утреннюю газету, взятую по выходу из дома, – и боковым зрением увидел, что тот человек прошёл мимо. Тогда Никола пошёл за ним и стал смотреть ему вслед – человек завернул в проулок, а Никола пошёл дальше. Однако садясь в автобус, он заметил, что последним зашедшим пассажиром был тот же самый человек. Ни разу не посмотрев на Николу, он сидел всю поездку недалеко от него. И вышел он на одной остановке с Николой.

По тропинке, ведущей от остановки к проходной, они шли вдвоём, человек чуть позади, – Никола приходил на работу рано, и в это время иногда никого не было. И он решил резко обернуться к тому человеку и посмотреть на него. И когда он сделал это, тот остановился и тоже посмотрел на него. Глаза – почти такие же глаза, как у D04, холодные, кукольные.

- Николай Пермякин? – спросил он.

- Да, - ответил Никола. – Вы что-то хотите?

Человек или не человек – продолжал смотреть на Николу и, казалось бы, что-то анализировалось внутри него.

- Я прочитал информацию в вас даже раньше запланированного, так как вы сами вступили в контакт, - сказал чёрный незнакомец. – Вы всё знаете и всё видели. О вас будет доложено, - последнюю фразу он добавил не сразу и как-то отстранённо, уже уходя от Николы стремительным шагом на проходную.

Никола не знал, что делать. Он стоял и размышлял. И он решил вернуться домой.

Было ещё раннее утро, и мать ещё спала. Он открыл компьютер и стал пересматривать свои записи с первых трёх вебинаров Лёвушкина, намереваясь кое-что сделать…

Через несколько часов он был у Михаила Валерьевича.

- Всем передовикам производства вопрос: где они ходят? Давно я такого за тобой не замечал. А на телефон не отвечаешь, - сказал Михаил Валерьевич, проявляя гораздо больше участия, нежели недовольства или упрёка.

- Есть одно дело, Михаил Валерьевич. Очень и очень серьёзное.

- Я слушаю.

- Хочу спросить, хотя почти уверен, что вы непричастны. Но тем не менее: знаете ли, что творится на складе внизу?

- Там пустует старый склад, там лежат непригодные инструменты, трубы, шнеки.

- Нет, Михаил Валерьевич. Там изготавливают роботов, там целый конвейер инфороботов.

- Инфороботов? Пойдёмте проверим, - простодушно сказал Михаил Валерьевич, вставая и надевая поверх жилетки свой коричневый пиджак. Такой реакцией он удивил Николу.

- Я не могу туда пойти, Михаил Валерьевич. Есть ещё кое-что. Возможно, моей жизни угрожает опасность.

- Вы проработали здесь двенадцать лет, Николай. Здесь вам ничто не может угрожать. Пойдёмте проверять ваших инфороботов, - сказал, смеясь, Михаил Валерьевич.

Он выписал на них обоих два электронных пропуска и они прошли вниз. Николе даже показалось, что это действительно могла быть какая-то горячка, лихорадка, какие-то видения – и как было бы здорово, чтобы так всё и оказалось.

Они спустились вниз.

- Где? – спросил Михаил Валерьевич.

- Там, где синяя дверь, - ответил Никола. – Где раньше был заброшенный склад.

- Что ж, идёмте.

Они никого не встретили и зашли внутрь. Всё то, что видел в первом помещении Никола – скальпы на сковородках и бежевую полупрозрачную плёнку, – всё то же было и сейчас, и работал в маске тот же рабочий.

Никола ждал от Михаила Валерьевича реакции. Тот посмотрел на него как-то вопросительно и пригласил жестом пройти в сторону. Они зашли в маленькое помещение, где над столом горела лампа.

Михаил Валерьевич закрыл дверь, пригласил Николу сесть, и они уселись друг напротив друга. Никола заметил шорох сзади себя – обернувшись, он увидел того самого начальника службы безопасности.

Он стал смотреть на Михаила Валерьевича, а тот, руками ухватившись за своё лицо, растерзал его на две части, и резиновые покрытия с его головы и шеи упали на на пол. Михаил Валерьевич очутился Щевелихиным.

- Михаила Валерьевича как такового с нами больше нет, причём довольно давно, уж года два, - сказал Щевелихин. – Оболочка – есть, копия мозга есть, а всего остального нет. Новую резиновую основу начальника участка мне по трафарету в ангаре сделают за пятнадцать минут.

- Жесть, - вымолвил потрясённый Никола.

- Я клон Щевелихина, стопроцентный. D05. Сам Щевелихин сейчас в цехе наверху.

Никола смотрел на него и не знал, что делать и говорить.

- Цель всего этого деньги? Власть? Искусственный интеллект? – наконец спросил он.

- Искусственный интеллект я уже создал благодаря своему желанию и своей команде. Власть и деньги у меня есть. А вот личной империи у меня ещё нет, - отвечал ему монотонно и надменно Щевелихин. - Я уже давно создаю свою империю, где роботы продают людям информацию. Но мои масштабы пока не так велики, как мне хотелось бы.

- Твои роботы глупы и пусты, - с презрением сказал Никола

- Да? – оживился вдруг тон Щевелихина. - А те халявные людишки, которые клюнули на халтурку на полмиллиона - не глупы и не пусты? Эта халтурка существует, но её почти невозможно достигнуть, копируя чей-то чужой успех, однако все думают, что нужно именно копировать, и готовы отдавать последние деньги за это. А настоящий Лёвушкин? Ты знаешь о том, что его история правдива? Он из ничего сделал себе миллионы, он смог на своём таланте вылезти из низов. Из грязи в князи. Когда мы впервые собрали D04, мы смогли проникнуть к нему в мозг и завладеть им. И мы стали быть им. И хотя от Лёвушкина в тот момент осталась одна оболочка, зато дело его жизни живёт и продолжит жить. Сейчас я, как человек, вот прямо сейчас хожу по цеху и смотрю на таких потерянных душ, как ты. Ты живёшь мелкими интересами, отгадываешь кроссворды, играешь в пасьянсы, ешь свой поганый плов, ты трудишься изо дня в день впустую, перебирая болтики, и не можешь накопить жалкие 130 тысяч на операцию своей матери; ты страдаешь, что у тебя нет денег и одновременно поливаешь дерьмом тех, кто умеет их добывать. Ты ничего не можешь сделать, хотя какие были у тебя резервы, возможности, ресурсы, а? Вспомни-ка. Не ты ли случайно тот самый пустой и глупый робот, который плевать хотел на свою жизнь и пошёл на конвейер собирать грузики, чем занимаешься уже двенадцать лет, отказываясь из-за высокой ответственности даже от должности начальника участка?

Никола слушал его и проваливался в безысходность. Он подумал сейчас, когда Щевелихин закончил, что если бы он получил высшее образование и пошёл бы на спортивный факультет и нашёл бы себе спортивную невесту, то сидел бы он сейчас здесь? копил бы он деньги на операцию матери? слушал бы он этого мерзкого типа? находился бы в шаге от смерти, которая, возможно, уготовлена теперь ему?

Никола почувствовал в себе силы.

- Я не выношу, как нормальный человек, всех тех, кто добывает деньги на несчастье и обмане других, - твёрдо выговорил Никола. – Те, которые добывают себе власть и строят империи на убийстве других, - это жалкие, грязные, мелкие скоты!

D05 смотрел на Николу, ничего не выражая взглядом.

- Убей этого идиота, - сказал он после паузы начальнику охраны.

Тот поднял пистолет и направил его на Николу. D05 всё так же равнодушно смотрел на него.

И видимо, из самых глубинных рефлексов, инстинктов к Николе что-то пришло и временно, на несколько секунд, завладело им: он резко и в нужный миг переправил пистолет на голову Щевелихина, и как раз в этот момент начальник охраны нажал на спусковой крючок. Из середины лица у Щевелихина полилась бежевая жидкость, а изо рта вывалился осколок лампочки Ильича – видимо, её вкручивали даже в новейшие D05.

Затем Никола выхватил у начальника охраны пистолет и ударил ему по лицу рукояткой пистолета несколько раз, и когда тот упал, выстрелил ему в одну и в другую ногу и, отбросив оружие, пустился бежать.

Он заметил, выбегая из цеха, как Щевелихин-человек стоит сверху над конвейером на втором этаже и беспокойно наблюдает за ним.

Но его интересовало сейчас только одно. Он заберёт мать, они уедут, он начнёт новую жизнь, он больше никогда не будет рабочим, он станет крупным предпринимателем – и честным, без изъяна. Он докажет всем, что это не только возможно, но что по-другому совсем никак невозможно.

Никто не гнался за ним – по крайней мере, он никого не видел. Он сел на ближайший автобус и, усевшись в кресло, посмотрел на часы – было 14:40, оставалось час двадцать. В четыре часа сайт-одностраничник, который он смог сделать сегодня утром, запустится. И ссылка на этот сайт уйдёт многим, её получит и местная полиция…

Дома он сказал матери, что на заводе взорвалась большая труба, и нужно покидать город, а потом вновь приехать. Мать долго не могла понять, как всё могло так выйти, но собиралась вместе с ним. «Мы уедем ненадолго, к тётке, в Оренбург, собирай всё самое необходимое», - повторил ей два раза Никола.

Через два часа они уехали на такси прямиком в Оренбург, и таксист оказался человеком, - Никола долго вглядывался в его глаза, в его движения, и когда он убедился, что внутри него вряд ли светит лампочка Ильича, он вздохнул спокойно и заснул.

Когда он открыл глаза и посмотрел на навигатор, то увидел, что они в часе езды от Оренбурга. Мать спала на заднем сидении, таксист с грустным лицом неспешно ехал – снегопад стремительно врезывался прямо в лобовое стекло...

В 16 часов 30 минут Щевелихину позвонили – он слушал несколько секунд неизвестного собеседника, затем изменился в лице и бросил трубку. Он спешно прошёл к себе в рабочий кабинет на втором этаже, закрылся изнутри и заглянул в свою почту на ноутбуке.

С чьей-то электронной почты ему и ещё многим людям пришла ссылка на одностраничный сайт. Он прошёл по ссылке – и тут сразу же стала загружаться видеозапись того, как двое рабочих собирают и допрашивают D04, - всё то, что успел заснять Никола. Щевелихин не стал долго смотреть, он всё понял и выключил.

Он тёр свои пальцы и ходил по своему кабинету.

Через стекло к нему вдруг постучались – это была полиция, трое полицейских. Строгое лицо стучавшего к нему офицера не предвещало для него ничего хорошего. Конечно, процесс запущен, и не он один знает рецепт приготовления Лёвушкиных, но как Щевелихин любил свою жизнь, свою выгоду в ней, свою власть в ней, свою пока ещё недостроенную империю! И вот – его могут лишить этой власти; всё, видимо, кончено. Он смотрел сквозь стекло на лицо офицера, а тот жестом второй раз просил открыть дверь.

Он подумал было застрелиться и быстро открыл ящичек под столом, увидел свой револьвер, но вдруг откуда ни возьмись рука другого полицейского остановила его – этот полицейский неслышно зашёл с другой стороны, где был еле заметный проём в его кабинет...

Тётка Николы в Оренбурге жила бедно, но в просторной квартире, они временно поселились у неё. Через два дня они смотрели вместе новости, которые были любимой передачей любознательной тётки, и услышали подробности о пресечении деятельности целой лаборатории по производству роботов в городе Николы и его матери. Начальника цеха Щевелихина арестовали, а часть съёмки общения рабочих с D04 показали на всю страну.

Тётка вздыхала, Никола слушал молча, а мать, наконец, сказала:

- А ты говорил труба взорвалась.

- Да какая разница, - сказал Никола. Он посмотрел на мать, на её удивлённые глаза и убедился, неслышно выдохнув, что она человек.

Он встал и посмотрел на себя в зеркало – он тоже человек. И тётка тоже человек, когда он посмотрел на неё. «И как это хорошо – быть человеком», подумал Никола.

Он вышел на балкон. Вечерело, кругом звенели детские голоса. Мальчишки в середине двора играли в футбол, а рядом с полем сидел незнакомец с пронзительными глазами. Издалека Николе казалось, что смотрит незнакомец прямо на него.

Никола быстро оделся и сказал матери и тётке, что выйдет прогуляться во двор. Мужчина был его возраста, одет в плащ, на нём была широкополая шляпа и совершенно новые туфли-монки.

- Скучаете? – спросил Никола и присел рядом.

- Я-то? Да что скучать. Вон мой сын в воротах стоит, слежу за игрой, - он показал на подростка лет двенадцати.

И Никола вместе с ним смотрел, как играют, а играли неплохо. Около минуты-две обе команды не могли выйти из середины поля, как вдруг нападающий противоположной команды смог обвести двух защитников и забить этому вратарю гол. Мужчина не шелохнулся, а только смотрел вперёд.

- Ну что же? Гол забили вашему сыну.

- Это ничего, кто-то пропускает, кто-то забивает. А что печалиться? Главное – игра со страстью. Не смотрели сегодняшние новости? – спросил его незнакомец.

- Да вот только что.

- Какие страсти! Лаборатория роботов!

Спустя несколько секунд незнакомец встал, махнул рукой сыну и уже почти ушёл куда-то, но обернулся на Николу. Глаза у него были, кажется, человеческие.

- Но кто роботы, вот скажите мне, Николай, они или мы? – серьёзно спросил незнакомец.

- Они, - ответил Никола. Незнакомец ушёл.

С балкона на него, улыбаясь, смотрели мать и тётка. Он думал о том, что пора уже раскрываться навстречу большому миру, делать что-то уникальное и приносить пользу и себе, и людям. Это урок, который он, среди двух крайностей, усвоил. Одна крайность была его безысходная и скучная бедность, а другая крайность – богатая жизнь и большие жертвы.

Пришло ему в голову и то, что имя своё он незнакомцу в плаще не называл – но может, Никола забыл об этом, представившись во время просмотра игры? Но он бы вряд ли забыл…

Меж тем того самого вратаря заменили – он видимо, ушёл за своим отцом, и Никола досматривал игру, в которой одни пропускают, а другие забивают…

«Но не это главное. Главное – играть со страстью, с желанием, с волей», подумал он, развив мысль незнакомца. Разве такой была его жизнь в последние пятнадцать и даже двадцать лет? Нет. И теперь нужно строить новую.

+1
1165
18:46 (отредактировано)
Рассказ неоднозначный. С одной стороны, явно написан человеком с опытом, с другой, опыт это явно не литературный. Начинается рассказ нестандартно, как реклама. Читая начало, я уж думал, что и дальше пойдет в том же духе, и вообще это рекламный фейк, как-то проскользнувший на конкурс. К счастью, я ошибся.

В целом интересный сюжет на злобу дня. В интернете очень много способов заработка, сайты среди них не основной. Тех, кто их делает — пруд прудить можно из крупных компаний и одиночек фриленсеров. (Когда-то давно я сам их делал laugh)

Инициалы главного робота-антагониста показались знакомыми. Да, есть такой Дмитрий Леушкин, создатель психологической методики проработки «Турбосуслик». Интересно, это совпадение, или он уже как-то насолил автору?

При всем при том, сюжет не блещет новизной, главный герой за весь рассказ никак не изменяется, не находит свою любовь, не богатеет. Ну хоть зарплату ему повысили с 12 до 14 т.р. и на том спасибо.

Что касается текста, то он чудовищным образом не вычитан. Куча повторений слов. «Был»ки идут один за другим, почти не прячась, по три раза в одном предложении:

Какая-то тайна была совсем рядом, и это должна была быть невероятная тайна.


Читать такое очень трудно, практически невозможно. 133 штуки их насчитал. Имя «Никола» в различных вариациях, также далеко за сотню. И т.д.

Совет автору: пользуйтесь программами вычитки текста, как стандартной проверкой грамотности Ворда, так и неплохим «Свежий взгляд онлайн», есть еще «Тафталогия» и др. ДАйте тексту отлежаться, покажите его знакомым и друзьям, а потом, еще раз вычитайте.

Язык повествования ведь в целом интересен, если бы не текст…
17:05
+1
12:28
37-летний числительные в тексте
Никола Пермякин видел эту рекламу, всплывающую для него в разных местах в социальной сети «Вонлайне».
ой бл..., до чего же коряво! убого просто, прости Господи!
впрочем, вполне в тренде НФ-2019
очередной поток сознания без смысла и без цели (если не считать целью убийство времени немногочисленных терпеливых читателей опуса)
Загрузка...
Валентина Савенко №1