Эрато Нуар №1

Бесконечность

Бесконечность
Работа №209

Михаил Ермаков чувствовал лёгкость. Пустота внутри заполнялась быстрее, чем он мог представить. Будто в пыльный, забытый всеми стакан, наливали воду, освежающую и делающую тебя живым.

-Ключ на старт!

Команда прозвучала в голове подобно звону колокола, тяжело отдаваясь в висках. Михаил опустил стекло шлема на скафандре. Провёл рукой по множеству кнопок на панели приборов, горевших разными цветами, настоящий калейдоскоп.

Как давно он не был в космосе? Глупый вопрос. Он прекрасно запомнил дату. Она выгравирована раскалённым железом в его мозгу.

Два года. Долгих и мучительных года.

-Продувка!

Он не хотел лететь, опасался, ненавидел космос. Но и мечтал вернуться, словно мотылёк, который стремится к огню, зная, что тот опалит ему крылья.

-Ключ на дренаж!

Пальцы в перчатке прикоснулись к фотографии, прикреплённой к панели. Лица жены и дочки взирали на него без упрёка, с радостью, они гордились папой-космонавтом.

-Пуск!

Ракета получила заветное топливо. Михаил ощущал вибрацию, слышал звуки приближавшегося рокота.

-Все системы работают нормально! – проговорил он. – Зажигание!

Ракета оторвалась от земли. Грохот нарастал, огненное пламя под ним достигало тысячи градусов. Настоящий ад. Перегрузка вжала в кресло, будто на него налетел гиппопотам.

-Удачи! – послышался голос Алекса. – Ты войдёшь в историю!

Михаил ничего не ответил. Плевать он хотел на историю. Науку. Будущее человечества.

Он просто хотел полететь в космос. В последний раз.

В голове смутно заелозили образы воспоминаний. И как только Алекс втянул его во всё это?

***

Стук в дверь раздался совершенно неожиданно. Михаил поджаривал яичницу, добавляя на сковородку потёртый лук. Он обернулся в сторону входа и почесал небритую щёку.

-Открыто! – крикнул он, продумывая, кто это может быть.

Дверь отворилась со скрипом. Давно нужно смазать петли, да всё руки не доходят.

На пороге возник высокий и мускулистый мужчина в кожаной куртке и тёмно-синих джинсах. Лакированные ботинки оказались забрызганными грязью. Не по сезону оделся совсем.

-Давно не виделись, приятель, - произнёс Михаил, отключая газовую плиту. – Что тебе занесло в такую глухомань?

-Как будто не знаешь? – хмыкнул Алекс Конрад. – Тебя не сложно найти, как оказалось.

-ЦРУ привлёк? – буркнул космонавт.

-Зачем? – пожал плечами американец. – Лишние пятьсот баксов творят чудеса и развязывают любые языки…

-Понятно! Я тебя не ждал… Но всё равно рад видеть!

Михаил подошёл ближе и пожал крепкую ладонь. Вблизи лицо Алекса выглядело усталым и постаревшим. Морщинки залегли на лбу и вокруг глаз, увеличенным за счёт круглых очков на переносице. Давно мог поправить зрение лазером, но считал, что окуляры делают его привлекательным для женщин.

Десять лет назад они познакомились на Международной Космический Станции. В составе экспедиции был и китайский космонавт, но с ним не удалось наладить такого контакта. Алекс оказался уникальной личностью. С одной стороны – гениальный физик, доктор наук, а с другой лётчик ВВС США, побывавший в горячей точке на Ближнем Востоке. Собственно говоря, Михаил сам не желторотый юнец, летал в Сирии в своё время. Но с наукой всё время был не в ладах.

Алекс удивлял. В какой-то день его не оторвать от книжек и составления теорий. А в другой он мог налить в презерватив воды и кинуть в тебя, громко смеясь, когда надувной шарик летел в невесомости, разбрызгивая капли по воздуху.

И как ему вообще удавалось проносить контрацепцию в космос?

-Боже, сколько времени прошло, - произнёс бывший астронавт, оглядывая обстановку дома. – А ты и не постарел ни на день!

-Чушь собачья! – хмыкнул Михаил. – Просто подсел на здоровый образ жизни. Я слышал, ты после ухода из НАСА устроился работать в корпорацию «Ниппль».

-Мне сделали предложение, от которого не отказываются, - кивнул Алекс. – Они делают генераторы нового поколения. Я изобрёл источник энергии, экономичный и дешёвый.

-Ты уж извини, у меня здесь нет выхода в Интернет. Биотопливо? Дерьмо сжигаете?

-Совсем не смешно! Между прочим, установки зарекомендовали себя в странах третьего мира…

-Яичницу будешь? – прервал словоизлияния друга Михаил.

Алекс с сомнением поглядел на сковородку.

-Нет, но давай присядем, - сказал он. – Есть разговор.

-А то я не понял! – фыркнул Михаил.

Алекс присел за деревянный стол, покрытый скатертью, осматриваясь по сторонам. Русские деревенские домики всегда удивляли его простотой и изяществом. Но у Михаила обстановка оказалась почти спартанской. Небольшая газовая плита, подсоединённая к баллону в углу. Холодильник времён Холодной войны рядом. Старый потёртый ковёр на полу. Возле стены кровать, под распахнутым окном ещё один стол, на котором валялись бумаги. Никаких признаков телевизора, компьютера или какого-нибудь гаджета.

-Что смотришь? – спросил бывший космонавт. – Думаешь, что я за дикарь стал?

-Да брось! – покачал головой американец. – Тебя несложно понять, решил уйти от цивилизации, слиться с природой…

-Люди доставали меня, - кивнул Михаил, кладя на тарелку яичницу. – К тому же, здесь правда спокойно. Сам выращиваю себе пищу, вожусь на огороде. До ближайшей деревни километров пять, езжу в магазин…

-Но ты не фермер, Миша! – перебил Алекс. – Ты не можешь прозябать здесь, покрываясь мхом, в то время, как в космос летают всё новые экспедиции! Это не твой путь!

Михаил молча ел яичницу, запивая свежим молоком из кувшина.

-Хочешь убедить меня вернуться в строй? – наконец вымолвил он. – И что ожидал?

Алекс вытащил из кармана сложенную вчетверо бумагу. Разгладил её на столе.

-Это контракт! – сказал он. – Подпишешь и через два месяца будешь на орбите!

-Чуешь, чем пахнет? – Михаил сделал вид, что принюхивается.

-Эм… молоком? – растерялся американец.

-Радости полные штаны у меня!

Алекс поморщился. Он приготовился к бою, не собираясь так просто сдаваться. Не зря же совершил длинный путь.

-Проект секретный, но раз уже другого пути нет, придётся всё рассказать, - сказал он. – Два года назад я изобрёл совершенно новый тип двигателя.

Михаил отвернулся, относя грязную тарелку в мойку, установленную между комнатой и коридором. Алекс поднялся из-за стола и осмотрел набор фотографий, закреплённых над кроватью. С них взирали счастливые лица. Жена космонавта, Лена, яркая блондинка с родинкой на щеке. Дочка Танюша, копия мамы, которой и пяти лет не исполнилось, когда…

-Меня отстранили от полётов бессрочно, - сказал Михаил. – Ни одно космическое агентство в мире не возьмёт меня на работу. Ты прекрасно это знаешь, Алекс. Я позор российской космонавтики.

Алекс прекрасно помнил заголовки газет и интернет-изданий. Полтора года назад Михаил сорвался с катушек. «Пьяный космонавт пробивает окно ресторана на своём «БМВ», «Михаил Ермаков устроил драку на пресс-конференции НАСА».

-Ты изменился, дружище, - ответил Алекс. – Скрылся здесь, больше не пьёшь, думаю, ты смирился…

Михаил неожиданно ухватил американца за локоть. Алекс вскрикнул от боли, попытался вырваться. Увидел покрасневшее лицо Михаила, налитые злобой и негодованием глаза:

-Не нарывайся! Ты понятия не имеешь, о чём говоришь!

-Прекрати! Я не хотел опорочить их память как-то…

Михаил отпустил американца. Краска сходила с лица, а в глазах появились понимание и стыд.

-Прости, я сорвался, - сказал он, присаживаясь за стол. – Теперь понимаешь, почему это глупая идея? Я не смогу больше управлять ракетой. Я уже не тот, что раньше.

-Чушь! – пожал плечами Алекс. – Не верю! Да, ты расклеился, но в душе ты лётчик-космонавт! Дай мне убедить тебя…

Михаил кивнул и жестом пригласил американца садиться.

-Начнём с того, что это проект всей жизни! – сказал Алекс. – Не представляешь, что для меня значит успешное его завершение. Нынешнее поколение космос не интересует, люди перестали смотреть в небо, видеть звёзды, Миша. Они пялятся в экраны своих гаджетов, не вылезают из Интернета, на кой чёрт им полёты? Нужно срочно что-то изменить, иначе…

-Вся эта речь очень хороша, долго репетировал? – прервал Михаил. – Думаешь, мне не начхать на всех людей? Пусть хоть глотают свои смартфоны и вшивают себе чипы в мозг!

Алекс не растерялся, лишь усмехнулся и показал другу большой палец.

-Рано или поздно твои предсказания сбудутся, - произнёс он. – Как и мои, собственные. Мы сможем покорить дальние звёзды. Как там говорил ваш Циалковский? Земля – колыбель человечества!

-Но нельзя всё время оставаться в колыбели, - кивнул Михаил. – Я не понимаю, Конрад, к чему ты клонишь?

-Россия готовится запустить человека к Луне, - продолжал Алекс. – Индийцы пошли дальше, уже отправили туда несколько луноходов. Илон Маск набирает команду для экспедиции к Марсу. Китайцы строят собственную орбитальную станцию. Я не собираюсь отставать от них. Более того, если получу твоё согласие, мы их всех сделаем. Опередим на тысячу лет!

-Для тебя всё соревнование в жизни?

-Почти. Что тебе известно о тёмной материи?

-Физика – это не мой конёк. Какая-то субстанция, благодаря, которой возможны полёты к звёздам. В теории, вроде.

Алекс демонстративно захлопал в ладоши.

-Гипотетически – эта форма материи, которая не испускает никакого электромагнитного излучения, - сказал он. – Элементарные частицы, из которых она состоит невозможно обнаружить. Чёрные дыры состоят из тёмной материи, благодаря ей вращаются галактики. Всё это голые теории, не основанные на фактах. Но мне удалось всё это подтвердить. Я не только обнаружил её, но сумел приспособить двигатель и реактор для её добычи и последующей обработки в энергию!

-Научная фантастика вышла из моды в прошлом веке, - буркнул Михаил.

-Как и длинные бороды, - парировал Алекс.

-Один-один! – улыбнулся Михаил.

Действительно, Ермаков отрастил неплохую бородку, уже давно забыл, что такое бритва. Зато прилично занимался тренировками, не запускал собственное тело, был накаченным и широкоплечим. Да и колка дров помогала.

-Всё это чистая правда! – продолжил настаивать на своём американец. – Я обнаружил тёмную материю совершенно случайно, когда делал спектральный анализ космического пространства на МКС. С тех пор работаю над этим усиленными темпами, и благодаря щедрости своего компаньона, сумел построить не только двигатель, но корабль.

-Это кто ж согласился на такое безумие? – поднял брови Михаил.

-Феликс Чарси, глава корпорации «Ниппль»! Что удивлён? Он поверил в меня, выделил нужные средства и персонал. И я совершил чудо. Чёрт возьми, даже больше! Тёмная материя обеспечит нас скоростями, опережающими самые смелые фантазии фантастов. А благодаря тому, что Вселенная кишит ею, мы сможем добывать топливо для реактора, всюду.

-Эйнштейн бы прослезился. Что за скорость, неужто световая?

-При разгоне двигатель потребляет огромную массу материи, которая собирается прямо в полёте, что называется, не отходя от кассы. Световая скорость – это не предел! Согласно моим подсчётам мы можем разогнать корабль до бесконечной скорости. Каково, а? Пересечь всю Вселенную от края до края, за мгновение?

Михаил ничего не ответил. Взгляд космонавта оставался красноречивым. Он смотрел на Алекса как на умалишённого, сбежавшего из палаты буйных больных.

-Не веришь? – вздохнул Алекс. – Понимаю, дико звучит. Но это не мой очередной розыгрыш. Корабль готов к старту, нам нужен лишь пилот. Ты подходишь идеально, лишь тебе хватит смелости совершить этот полёт…

-Потому что других психов не нашлось? – фыркнул Михаил. – Или потому что это чистое самоубийство?

Алекс раскрыл рот, но осёкся. Явно Ермаков попал в цель.

-Всё ясно, приятель, - вздохнул Михаил. – Ни один космонавт на такое не согласится, и ты решил найти того, кому уже нечего терять. Кроме того, у вас же нет официального разрешения, ведь так? На испытания корабля и человека на его борту?

-Ты просто ясновидящий! – кивнул Алекс. – Но не думай, что я хочу тебя убить! Мы провели множество испытаний! Техника не подведёт, клянусь!

-Вы запускали прототип? Без человека на борту? Я прав?

-Конечно. Чистая автоматика, корабль сумел совершить прыжок к ближайшей звезде. Проблема в том, что он не вернулся назад. И мы не получили никаких данных. Собственно говоря, сигналы оттуда могут идти годами…

-Если корабль вообще не развалился по дороге, ведь так? Боже мой, Алекс! Это чистый идиотизм! Это как залезть на бочку с порохом и пытаться полететь в небо!

-У нас нет другого выбора. Миша, другие могут обнаружить тёмную материю, создать собственный корабль. Мы можем стать первыми. Тебе ли не знать, как рискует лётчик-испытатель?

-Каковы шансы на то, что я умру?

После вопроса Михаила дом погрузился в жуткую тишину, прерываемую лишь пением птиц за окном. Алекс долго не решался с ответом, кусал губы и наконец вымолвил:

-Пятьдесят на пятьдесят.

-Где подписать?

***

Невесомость создавала настоящие чудеса. Михаил уже который год жил в космосе, но иногда не мог поверить, что способен вытворять подобные кренделя. К примеру, оттолкнуться от стенки, сделать сальто в воздухе и пролететь коридор между отсеками, махая руками, словно птица. И что больше всего нравилось – это лёгкость. Становишься пушинкой на ветру, слегка дунешь и улетишь в открытый космос.

Хорошо, что на орбите никаких ветров нет.

Ермаков работал на ноутбуке, прикреплённом к столу.Несколько дел одновременно - писал отчёт для начальства, а также проверял показания приборов и датчиков. Действовала сонливость, хотелось кинуть всё, да и лечь отдохнуть.

-Эй! – послышался голос второго члена экипажа, бортинженера Стокса. – Ты там дрыхнешь?

-Ага! С открытыми глазами как слон!

Британец Ричард Стокс вылетел из соседнего отсека, держа в руках какой-то чёрный пакет. Настоящий английский джентльмен – гладко выбрит, идеальная причёска, усы щёточкой. На станции он исполнял обязанности главного инженера и что удивительно, ботаника. Как в нём умещались два таких разнобоких фактора – загадка.

-Разобрал посылку с Земли, - сказал он. – Тебе что-то говорит имя Алекса Конрада?

-Не то слово! – усмехнулся Михаил. – Старый приятель с моего первого полёта в космос.

-Лови! – Стокс откинул пакет и тот медленно полетел в сторону космонавта. – Честно говоря, заглянул внутрь. Юморист этот Конрад…

Ермаков молча вытащил из пакета книжку комиксов. Поглядел на обложку и присвистнул. Художник изобразил прекрасную воительницу-инопланетянку с синей кожей. Только вот полуголую, да ещё с тремя выдающимися грудями.

-Три сиськи? – рассмеялся Ричард. – А что, неплохо! Рук правда на всё не хватит…

-Алекс, вот же придурок! – покачал головой Михаил, кладя комиксы обратно в пакет. – Всё у него анекдоты по жизни…

-Эй! – раздался голос по внутренней связи. – Стокс, где ты застрял? У тебя сорок пять минут на подготовку! Кто-то должен починить этот проклятый спутник!

-Ничего страшного, если человечество просидит лишний час без порнушки, - произнёс Ричард в коммуникатор. – И вообще, телек разжижает мозги!

-Я так и передам в ЦУП, - буркнули в ответ. – Шевелись давай, лентяй!

Иоширо Судзуки шутить не любил. Японец исполнял правила и приказы неукоснительно. Такова уж натура.

-Все азиаты такие зануды! – покачал головой Стокс.

-Где твоя толерантность? – улыбнулся Михаил.

-Осталась на Земле!

Ричард скрылся за шлюзом. В этот момент на экране ноутбука появилось окошко. Экстренная связь с ЦУПом.

Ермаков поёжился и насторожился. Внутри всё похолодело. Что-то случилось и это ему не понравится.

Он щёлкнул клавишей и на мониторе появилось лицо Андрея Тихорецкого, главного начальника экспедиции.

-В чём дело? – спросил космонавт.

-Михаил, тебе нужно срочно вернуться на Землю, - начал Тихорецкий, голос, которого ощутимо дрожал. – Тут такое дело…

Лицо Андрея покрылось красными пятнами. Глаза смотрели в пол, что было верным признаком беды.

-Да говори же! – не выдержал Михаил.

-Твои жена и дочка… они… чёрт, Миша, не знаю, как это сказать. Они попали в аварию!

Мир перевернулся. Ермакова будто стукнули булавой по макушке, он ощутил тошноту, а в глазах появился всполох искр. Сердце приостановилось на миг, и он едва вымолвил, не слыша собственных слов:

-Они живы?

-Погибли на месте. Машина слетела с моста. Мне так жаль…

***

Космодром находился в живописном месте, расположенном между каньоном и голой мексиканской пустыней. Скалы защищали от ветров, а количество солнечных дней в году превышало норму.

Михаила готовили к полёту очень тщательно. Ещё бы, временные рамки оказались очень узкими, всего два месяца. К счастью, Ермаков не растерял формы, да и опыт иногда важнее всяких упражнений. Но покататься на центрифуге и посидеть в тренажёре пришлось несколько раз.

За несколько дней до старта, прибыл и сам хозяин, господин Феликс Чарси. И эта встреча запомнилась Михаилу надолго.

Космонавт как раз разглядывал космический корабль, на котором ему посчастливиться полететь в неизведанные дали. Чем-то он напоминал гладкую серебряную пулю, блестящую в лучах жаркого солнца. В самом низу располагались разъёмы, через которые появятся четыре двигателя, напоминавшие лапки насекомого. Теперь, когда до полёта оставались считанные часы, идея с тёмной материей казалась по-настоящему безумной.

Алекс подвёл Чарси и представил Ермакова миллиардеру.

Михаилу Феликс не понравился с первого взгляда. Низкий коротышка с хилым телосложением, короткими ножками. Голову украшал венок седых волос, лицо избороздила сеть морщин. Глазки маленькие и блестящие, в них сквозило нетерпение, смешанное с неприязнью. Дорогой костюм из бутика и лакированные туфли из крокодильей кожи смотрелись донельзя нелепо.

Михаил протянул руку, но Чарси и бровью не повёл. Отвернулся к кораблю и начал свою речь, с сильным английским акцентом:

-Вам известно, сколько я вложил средств в этот проект?

Алекс Конрад лишь развёл руки в стороны. Мол, ну что тут поделаешь.

-Явно не десять копеек, - буркнул Михаил.

-Шутите? – не оборачивался миллиардер, сложив руки за спиной. – А вот мне не до смеха. Акционерам корпорации и подавно. Многие не согласились с таким переизбытком финансов непонятно куда. Они утекли в чёрную дыру. Буквально. Если этот полёт окончится неудачей, меня запросто снимут с поста главы «Ниппль». Я потеряю всё.

-Вы ведь не по доброте душевной решились на это? И не из-за славного дела научного прогресса?

-Как вы догадливы! Тот, кто первым сумеет начать полёты к звёздам, сможем потом диктовать условия всему миру. Правительства и частные инвесторы будут поливать меня золотом, я уже молчу, какую власть я получу над людьми, которые соберутся покорять чужие планеты.

-Господин Чарси хочет сказать, что на тебя возложена большая ответственность! – вставил своё слово Конрад. – Ты не должен подвести…

-Я был против вашего назначения! – прервал Чарси, который резко развернулся. – Вы нестабильны! Видит бог, лучше бы полетел Алекс, но я не могу потерять его! Он курирует проект, он изобрёл двигатель, без него всё развалится как карточный домик! Но вы… вы…

Коротышка захлебнулся словами. Выглядел он забавно, словно маленький помидор с ручками и ножками, лицо покраснело, а глазки метали молнии.

-Психически неуравновешенный пилот! – вымолвил Феликс. – Если из-за вас сорвутся мои планы и мы потеряем корабль… я вас…

Михаил демонстративно приложил ладонь к уху:

-Чего вы там лопочете? Мне сверху не слышно…

-Тот факт, что вы потеряли семью, не должен помешать вам, поняли меня? – бурчал Чарси. – Хватит себя жалеть! Они давно на том свете, и вы обязаны привести мой корабль по назначению в целости и сохранности!

Ермакова захлестнула волна ярости. Он оттолкнул миллиардера и тот ничком свалился на пол, смешно теребя ножками, будто черепаха, которую перевернули на спину.

-Сволочь! Да как вы смеете! Я вас сгною…

-Не смей говорить о моей семье, скотина!

Алекс вовремя подскочил, встав между ними нерушимым клином. Подал руку Чарси, поднимая его на ноги. Тот сжал кулаки и выражал крайнюю степень отвращения.

-До старта три дня! – крикнул Конрад. – У нас нет запасного пилота! Так что смиритесь с неизбежным, оба! Господин Чарси, будьте благоразумны!

Вместо ответа Феликс развернулся и пошёл к выходу из ангара. По дороге он успел показать Михаилу средний палец.

-Когда ты успел продаться, Алекс? – со вздохом произнёс Ермаков. – Ты ему разве что зад не лижешь…

-Чушь! – фыркнул американец. – Просто он единственный, кто поверил в мой проект. Плевать, что ради наживы. Я ведь делаю это для человечества.

-Ну да, надеюсь, что ты сам в это веришь.

Михаил продолжил смотреть на корабль, который либо убьёт, либо приведёт его к славе.

Славе, которая ему не нужна.

***

В ночь перед стартом Михаилу не спалось. Волнения он не ощущал, лишь смутное чувство тревоги. Где-то внутри у него копошились червячки сомнения, не давая сосредоточиться на отдыхе.

Он не понял, как уснул, зато прекрасно запомнил сновидение, настолько яркое и пронзительное, каким может быть только воспоминание.

Михаил сидел на скамейке возле дома и чистил картошку. Поздний летний вечер, воздух тёплый, никакого ветерка. Сумерки уступили место ночной мгле, но небо оказалось пронзительно чистым, Млечный путь раскинулся на всём горизонте, подобно блестящему вееру.

Небольшой фонарь, висящий над крыльцом, давал достаточно света для работы. Нож в руках Михаила беспрестанно двигался, счищая кожуру с картофелин.

Когда-то перед последним полётом, они сидели с дочкой. Танюша была очень развитой девочкой для своих лет и хотела научиться готовить. Естественно ей приспичило овладеть искусством чистки картошки.

Лена возилась на кухне с ужином. Надулась, не смотрела в его сторону. Михаил летел на полгода, вместо запланированных трёх. Жена уважала его работу, но не смирилась, что он долго пропадает в космосе, словно сбегает туда от них. Давно так не ругались…

А девочка никак не могла управиться с ножом, клубни выскальзывали их детских пальчиков. В тот вечер она обещала папе, что научится всему, когда он прилетит на Землю.

-Вы с мамой помиритесь? – неожиданно спросила Таня. – Пап! Я пожарю тебе картошки, только не разводитесь…

Космонавт приобнял дочь и поклялся, что такого никогда не произойдёт.

Но обещание не выполнил до конца.

Попрощались они с Леной холодно, и он не произнёс слова, которые она ждала.

И никогда уже не скажет.

Михаил и не заметил, как лезвие ножа прикоснулось к горлу. Одно уверенное движение – и он истечёт кровью прямо здесь на крыльце. Мучения закончатся.

Центр неба осветила яркая вспышка. Метеор промелькнул длинной светящейся лентой, оставив блестящий след. Михаил опустил нож и бросил на землю.

Космонавт очнулся от своего сна. Некоторое время пролежал, глядя на цифры электронных часов на тумбочке. Всё сводилось именно к этому полёту. Даже тогда он чувствовал, что космос вновь призовёт его.

***

Космический корабль вышел на орбиту. Михаил ощутил неслабый толчок – отцепилась последняя ступень ракеты-носителя. Активировал инверсионные двигатели, пролетел несколько километров, любуясь видами планеты.

Космонавт забыл, как соскучился по этой красоте. Тёмно-синий океан и белые завихрения облаков над ним. Зеленовато-бурые очертания материков, словно на огромной карте. И конечно же жёлтые огни городов, напоминавших вкрапления золотой руды на скале.

-Миша, как самочувствие? – произнёс голос Конрада из динамиков.

-А то ты не знаешь! – фыркнул Ермаков. – Ваши приборы отслеживают показания моего организма…

-Это был риторический вопрос, - усмехнулся Алекс. – Активируй последовательность команд, двигатель начнёт заряжаться энергией тёмной материи. Мне пришлось обойти несколько протоколов, чтобы прыжок произошёл мгновенно. Ведь разгон может набирать силу месяцами…

-И когда ты собирался сообщить столь важную новость? –нахмурился Михаил, доставая красную папку с кодами. – Я лечу на бочке с порохом!

-Теоретически бесконечная скорость подобна квантовой телепортации, - ответил Алекс. – Тебя разберут на частицы и соберут вновь. И ты окажется на месте. Созвездие Лебедя, планета Ниппль-2, открытая нашим космическим телескопом. Идеальная копия Земли.

-Я читал ваши буклеты, - вздохнул Михаил. – Ладно, что уж спорить? Коды введены. Загрузка материи на сто процентов. Осталось нажать кнопку старта.

-Надеюсь, ты долетишь, - в голосе Алекса отчётливо послышалась тревога. – Компьютер запрограммирован на обратный путь, повторив первый прыжок. Не заблудишься. От тебя сейчас многое зависит, Миша. Полетим ли мы к звёздам или нет…

-Кончай риторику! – буркнул космонавт. – Как вернусь, сообщу…

-Миша…

Михаил нажал красную кнопку и главные двигатели активировались, бросая корабль навстречу Вселенной. В иллюминаторе возникла яркая вспышка, будто солнце взорвалось. Михаил зажмурился. Но не ощутил дискомфорта, перегрузок и уж тем более собственной смерти.

Ермаков осторожно приоткрыл одно веко. Вскрикнул от неожиданности и раскрыл оба глаза.

Что-то произошло с ним. Что-то странное, не поддающееся логике и тем более законам физики. Он больше не чувствовал своего тела, не мог дышать, сердце в груди перестало пульсировать. Михаил и себя не видел, он превратился во что-то незримое, распался на миллиарды частиц, объединяясь вместе с кораблём в какое-то подобие облака, несшегося по галактике с чудовищной скоростью.

Но он продолжал думать, разум сохранился, он видел, слышал, чувствовал горьковато-кислый привкус космоса. Но ведь в вакууме нет запахов, там есть только…

Тысячи звёзд проносились мимо: жёлтые как Солнце, чёрные карлики, красные и синие гиганты. Он видел планеты: мёртвые куски камня, безжизненные и холодные. Но были и другие – покрытые лесами и океанами, заселённые невиданными существами. Миллиарды форм жизни, и где-то там…

Появились другие космические корабли. Он видел лица пришельцев: одни походили на людей, другие на странных животных, а третьи вообще не подавались воображению, мозг отказывался воспринимать их форму и цвет.

Неожиданно мельтешение Вселенной прекратилось.

Он вновь превратился в человека. Ощупал своё тело, дышал чистым воздухом, чувствовал почву под ногами. Михаил находился на берегу знакомой речки, где так часто купался в детстве. Он прошёл несколько метров и увидел крепкого коренастого мужичка с удочкой на берегу.

-Отец?!

Мужчина обернулся на крик. Да, это он. Папа умер уже очень давно, но здесь он существовал, дышал жизнью.

Михаил подошёл ближе, захотел обнять отца. Но тот лишь покачал головой и показал пальцем куда-то вдаль.

Ермаков обернулся и едва устоял на ногах. Он покачнулся и сжал кулаки, стараясь утихомирить бешено бьющееся сердце.

Лена и Танюша стояли под тенью берёзы. Улыбались и махали ему. Такие же, какими он запомнил их в последний раз.

Михаил кинулся к ним. Сжал в объятиях, ощутил запах духов жены, прикосновение губ дочки к щеке. Он плакал, обливался слезами, не мог поверить своему счастью.

Неужели это всё галлюцинация?

-Вы правда здесь? – вымолвил он, гладя голову супруги. – Или может быть… я мёртв?

-Папа! Мы все здесь! – произнесла Танюша. – Все, кто когда-то покинул Землю…

-О чём ты, милая? – Михаил опустился на корточки и сдунул прядь со лба дочери. – Ты о людях?

-Обо всех! – воскликнула дочка и рассмеялась. – Это бесконечность, папочка! Ты понимаешь?

Ермаков изумлённо покачал головой.

-Ты слишком быстро летишь, Миша, - объяснила Лена. – Эта скорость лежит за гранью возможного. Она недоступна живым существам. Людям здесь не место. Понимаешь? Это иное измерение, в котором могут существовать лишь те, кто нас покинул. Такие… как мы с Таней. Обещай мне. Поговори с Алексом, убеди заморозить проект. Ты вернёшься домой и сделаешь это!

-Да, но…

-Обещай!

-Клянусь!

Лена удовлетворённо кивнула:

-Люди будут на других звёздах, но всё должно происходить постепенно. Тёмная материя – это не игрушка. Всему своё время.

-Нельзя достичь всего и сразу, пап! – добавила Таня. – Волшебных палочек не существует!

-Лена, я драный трус… побоялся сказать тебе тогда. Виноват в той ссоре…А теперь вас нет! Прости! – запричитал космонавт.

-Здесь все долги списываются, - прошептала Лена, прислонившись к мужу. – Мы оба погорячились. И больше всего на свете…

Жена мягко поцеловала его в губы.

-Но не сегодня. И не завтра, - проговорил Михаил, понимая Лену без слов.

-Папа, у тебя есть задание! – Таня ткнула в него кулачком. – Забыл?

-Хорошо, - с трудом вымолвил Михаил.

-Ты всё ещё космонавт? – спросила девочка.

-Самый лучший в мире, малыш!

Ермаков последний раз сжал дочку в объятиях. Развернулся и пошёл к речке, не оборачиваясь.

Отец проводил его понимающим взглядом. Показал большой палец.

Михаил вновь стал облаком, летел среди звёзд. Он не верил, но знал, что всё это было взаправду.

Мгновение во Вселенной, длившееся целую жизнь.

Корабль вышел на орбиту Ниппль-2. Планета совсем не походила на Землю, разве что очертаниями материков. Ярко-фиолетовый океан, облака кислотного цвета, даже суша странного желтоватого оттенка. Михаил оглянулся в сторону неизвестной звезды. Ощутил на коже свет чужого солнца, намного ярче, чем на родине.

Космонавт активировал разведывательный зонд. Увидел в иллюминаторе, как чёрный шарик полетел в атмосферу. Будто пнул ногой футбольный мяч и попал в девятку.

Осталось собрать информацию.

Вернуться домой.

И где-то там в бесконечности они встретятся вновь.

Но не сегодня.


0
1232
21:16
12:08
Классический американский фильм. Мускулистые герои в обтягивающих джинсах с грустью в глазах.
Если это стилизация, то она удачная.

Надо поработать над диалогами и прорисовкой героев. Доооолгий спор с Алексом оставляет только один вопрос: почему ГГ согласился?!
Не уловила.

Флешбеки люблю. В тексте уважаю. Но тут они использованы несколько неаккуратно. Сложно сразу понять, что это именно воспоминания.

Автор, спасибо за бесконечность. Это жизнеутверждающая часть, после которой становится радостно за героя.
Автор, спасибо за рассказ. Он не плохой, но и не хороший. Думаю, его можно назвать «первым» и «одним из первых». Просто он ну очень похож на один из моих первых рассказам. Куча банальностей и штампов: усталого от жизни ГГ, который слишком стар для этого дерьма, просит вернуться в это самое дерьмо бывший напарник, умница и отличник. Трагическая судьба, у Вас даже красная кнопка была. Сцена с миллиардером лишняя. Ничего она по сути в рассказ не принесла, да и не согласен я с изображением героя, которое вы мне прислали. Мелкие гавники/миллиардеры, обычно хитры и коварны. У вас какой-то слюнтяй получился. Просто вы слишком хотели показать его злодеем. Ну, и ещё было пару мелочей, которые слишком бросались, как фантазии фантастов и холодильник времён Холодной войны? От куда он вообще это может знать? Современники из РФ это не знают, а американцы прям в школе изучают. И ещё, вы же не часто в речи используете такие отсылки? Сидел на табуретке, времён царя, поднял палку, времён первых людей, андалов и т.д.) ну и эта бесконечная скорость… Понимаю, почему она здесь и что символизирует, но сам подход к описанию процесса. Мы быстрее скорости света! А почему? Потому что темная материя! А что это? Я не знаю, никто не знает, но физик-космонавт и у меня получилось собрать супер двигатель, которые ещё и телепорт. Но, как и сказал, не плохо. Удачи! PS: не верьте хейтерам, длинные бораты снова в моде)))
09:54
А ведь так всё хорошо начиналось. Автор даже удосужился погуглить циклограмму запуска. Правда, в глаза бросились небольшие мелочи, косячки, но тогда я не обратил внимания, а жаль.
Итак, что мы имеем. Начинается рассказ со сцены старта. Мелочи мелочами, но если не смотреть на оформление прямой речи, то описанной неплохо. Ровно до слов
В голове смутно заелозили образы воспоминаний.

Нет… нет… НЕ-Е-Е-Е-Е-ЕТ!
В общем, дальше начинается длиннющий флешбек, весь смысл которого сводится к уговорам старого космического волка полететь к черту на рога и топорной подаче информации о генитальном, простите, гениальном американском изобретателе, новом Эдисоне, который… изобрёл сначала новый источник энергии, а потом двигатель на тёмной материи… который позволяет достичь сверхсветовой скорости…
Да, Эйнштейн и правда бы прослезился. От белиберды, которую несёт американец. И
Циалковский

R-R-R-R-R-R-R-ROOOOOAAAAAAAAR!
Ну да ладно. Что, вы думаете, дальше будет развитие сюжета? Выкусите, вот вам ещё один флешбек, вся суть которого укладывается во фразу «Михаилу сообщили гибели семьи». Никакой иной функции он не несёт. Вообще. Но, может быть, стоит продвинуть сюжет хотя бы теперь? Нет! Вот вам ещё один флешбек, весь смысл которого – показать, что профинансировавший проект олигарх – карикатурный мудак. Это при том, что тестовый прыжок им уже удался, и по факту проект антинаучного двигателя можно было предложить вообще кому угодно.
И что? Может, пора бы уже сюжет развить? Нет! Вот вам… нет, не флешбек, то есть флешбек, но со сновидением. Которое вроде бы раскрывает персонажа. На самом деле нет, она просто показывает детали его семейной жизни, а сюжет между тем продолжает стоять на месте.
Но вот автор, наконец, вспомнил, и всё вернулось в настоящее. И вновь начинается антинаучная ахинея, которая заканчивается… да, вы правильно поняли, уже не антинаучной ахинеей, а атсрально-сектантской хернёй. В чём идея рассказа? Если вот в этом, то это чушь собачья. А другой я вот не заметил. Весь рассказ – это тошнотворно-унылые флешбеки о том, какая же тяжкая жизнь у нашего космонавта, и о том, какой же крутой изобретатель наш американец. Кстати, почему американец? Ведь смени ему национальность – и ничего вообще не изменится.
В итоге получилась, как водится, отвратительная хрень, которую подают под соусом НФ. При этом:
Миша, другие могут обнаружить тёмную материю, создать собственный корабль.

Гм. Серьёзно? То есть они обнаружили тёмную материю, сделали офигенно крутой двигатель, И ОБ ЭТОМ ДО СИХ ПОР НИКТО НЕ ЗНАЕТ?
Мне пришлось обойти несколько протоколов, чтобы прыжок произошёл мгновенно. Ведь разгон может набирать силу месяцами…

Ага. Мне пришлось обойти пару законов физики, чтобы придумать этот двигатель. Ведь теория относительности запрещает скорость выше световой в пространстве Минковского. Впрочем, после ЦиАлковского подобная хренотень уже не удивляет.
Теоретически бесконечная скорость подобна квантовой телепортации

Которая, чёрт подери, не имеет ничего общего с телепортацией. Вообще.
Компьютер запрограммирован на обратный путь, повторив первый прыжок. Не заблудишься.

А первый корабль, беспилотник, видимо, запрограммирован вернуться не был, поэтому и не вернулся. Логично.
И вот такого в рассказе полно. Более того, он основан на подобной белиберде.
18:46
штамп на штампе и штампом погоняет. я видел это в сотнях (зачеркнуто) тысячах юсовских фильмов
скучно
уныло
примитивно
нет темы, что все работы хороши, выбирай на вкус
Загрузка...
Илона Левина №1