Эрато Нуар №1

Ласковое тепло

Ласковое тепло
Работа №275

Суар налил кофе, посмотрел в окно и вдохнул бриз. Ну и погодка сегодня. Немного пахнет солью, пеликаны летят низко над океаном, высматривая добычу.

Климатологи хорошо поработали. Технология сгущения пространства, ничего более.

Размером со спичечный коробок коробочка, вставляющаяся в гнездо размером с батарейный отсек радиоприемника. И таких коробочек несколько сотен, на любой выбор. Горный Непал. Услужливые шерпы в своих хижинах, ждут тебя с кислородными баллонами, чтобы начать восхождение на Эверест. Что будет, если ты сорвешься? Предусматривает ли технология восстановление обмороженного тела Суар не знал. В колледже его интересовало другое. Девчонки и музыка. В том и другом он преуспел. А зачеты сдавал как-то так. Как все. Просто нажимал кнопки на тестовых вопросах. Шпаргалки брал из интернета. Поэтому не знал, как что работает. Точнее знал: надо вставить спичечный коробок в отсек и нажать кнопку.

Названия остальных коробочек Суар просмотре по диагонали. Чикаго тридцатых годов. Очень интересно. Марсианский вулкан с приведениями. Зачем он нужен? В скафандр залезать не хочется. Двадцать пятый съезд партии. Вот уж совсем чушь. А вот поинтереснее, пригороды Эдо, девятнадцатый век. Суар сладко потянулся. Эдо славится своими гейшами. Они не такие, как все. Будет чем заняться неделю полета до Квамбура.

Браслет завибрировал, красная лампочка сообщила о вызове. И здесь достанут, не дадут рабочему человеку прийти в себя после трудной недели.

Дверца под балдахином открылась в темноту. Суар, не пуская чашку из рук, шагнул во всхлипнувшую пустоту, прошел несколько шагов тумана, и вышел в интерьер библиотеки Альбатроса, гиперсветового звездолета класса пространственных челноков. Сейчас Альбатрос готовился к броску через иное измерение, но пока еще оставался в привычном пространстве, где-то посередине между нашей галактикой и Малым Магеллановым облаком.

Суар не любил это скучное время перед прыжком. Предпочитал коротать его в пространственных брикетах или просто дрыхнуть на койке, немного покачивающейся, как и Альбатрос, на волнах гравитационных возмущений. И не испытывал восторга оттого, что кто-то или что-то вывело его из привычного релакса.

Подтягивая противоперегрузочные кальсоны, он прошел в рубку. Робот-навигатор сигнализировал о получении информограммы, заставлявшей браслет вибрировать. Странно, подумал Суар. Обычно в этот период, перед прыжком, связь очень плохая. Кто-то видимо очень постарался, чтобы послать инфограмму.

Короткая записка на экране коммуникатора гласила: «терплю бедствие в гравитационной ловушке. Куб… далее шли столбцы шестнадцатеричных координат.

Теперь все становилось понятнее. Вход в пространственную складку – только для современных звездолетов привычный и легкий маневр. А для маломощных устаревших конструкций такие складки нередко становились их последним пристанищем. Кому-то еще повезло, что его информограмму поймали. Что ж, делать нечего.

Суар отдал роботу короткую команду, и звездолет послушно приступил к выполнению маневра сближения с целью. Теперь на экранах фиолетово переливалась черная дыра – вход в складку. Ниточки джетов, как ядовитые волосы, извивались вокруг нее в пространстве. А вот и виновник и информограмму. Похожий на бублик, чёрный допотопный звездолет класса «следопыт». И как его угораздило сюда забраться, непонятно.

Альбатрос подлетел к Следопыту и состыковался. Суар через мониторы наблюдал спасшегося астронавта. Заросшее бородой существо в тельняшке, с бутылкой космического рома, переползающего через кессон.

Брезгливо скомандовав закончить стыковку, Суар на всякий случай уничтожил Следопыт вспышкой плазмы и лег на продолжение курса. Спасенный им реликт волновал Суара не больше, чем только что уничтоженный им Следопыт. Будет отдан иммиграционному контролю сразу по прибытии, а пока пускай посидит в карантине.

«Задраить карантин», - лениво скомандовал Суар, предвосхищая возвращение к своим пространственным брикетам. Эдо. Что-то для него приготовили искусные повара из института прикладной истории?

Зеленая лампочка на пульте сигнализировала о выполнении приказа, однако вернуться к манящему проему с клубами тумана он не успел. Дверь в коридор, соединяющий карантин с рубкой открылась, и заросшее черной бородой существо с горящими глазами ввалилось в рубку. Суар мысленно выругался. Как же проворны эти пьянчуги, кто бы мог подумать.

- Дорогой ты мой, спаситель! – язык у типа заплетался, а тело шаталось. Он плюхнулся в кресло второго штурмана.

- Хочешь?

В бутылке оставалась половина, но Суара не соблазняло ее содержимое.

- Не, перед ноль броском не употребляю.

- А я выпью. Извини, нервы не выдерживают. Знаешь, я уже потерял надежду отсюда выбраться. Думал, засосет в черную дыру. И тут ты появился, спаситель мой. Дай мне тебя обнять!

Суар с трудом отбился от немытого гостя, приказав ему сидеть, где тот сидит. Выяснилось, что Следопыт являлся частью флотилии пространственного бурения. Сам корабль отбился от флотилии, закончившей миссию несколько тысяч лет назад и вернувшейся тогда же на базу. А потерявшийся космолог отбился от стаи, подлетел слишком близко к черной дыре и не мог из нее выбраться самостоятельно. Тогда он воспользовался техникой замедления, чтобы дождаться помощи.

Суар довольно долго растолковывал астронавту, которого звали Логан, что тот попал в далекое будущее. Логан от этой информации прикладывался к бутылке еще агрессивнее. Суар опасался, не пришлось бы его нейтрализовать уколом снотворного, но, допив бутылку, Логан задрых прямо в облюбованном им штурманском кресле, не проявляя никаких признаков агрессивности. Теперь Суар даже радовался новому попутчику. Такого можно выгодно продать в зоопарк. Реликтовый гоминид возрастом несколько десятков тысяч лет, за него отвалят кругленькую сумму. А самое прикольное в том, что он, возможно, даже и не узнает, что оказался в зоопарке. Такого совершенства достигли технологии сгущения пространства, и такого мастерства достигли умельцы из института прикладной истории, что вокруг бродяги воссоздадут настоящую жизнь, мир, наполненный иллюзиями. Спи спокойно, дорогой Логан. Ты окупишь мне топливо до Квамбура, и рядом с классом отеля, в котором я остановлюсь, прибавится дополнительная звёздочка.

Суар вез образцы таля на меж-вселенскую выставку в Квамбуре. Он работал коммивояжером в фирме, производящей таль.

…Так, что там у нас следующим номером?

Суар благолепно выдохнул, и поместил в считыватель картридж с надписью «Эдо, 19 век».

Туман, опускавшийся с Фудзи, клочьями заволакивал дорогу, тускло отсвечивающую грязью в сполохах света, исходящего из картонных фонариков. Терраски квартала терпимости Ёсивара вились в направлении храма Сэнсодзи, начиная свой путь от чайных домиков.

Что-то при движении Суара издавало легкий звон. Преодолев легкий культурный шок, связанный с перемещением в сгущенное пространство, Суар теперь рассмотрел свое отражение в витрине чайной лавки. Роскошный шелковый халат, мудрено затянутый у талии. Увесистый меч, почти касающийся земли при ходьбе.

Встречавшиеся ему люди просительно кланялись, Суар же только начальственно кивал. Не кивнуть было бы не вежливо, а проявить слишком много учтивости глупо.

Войдя в лавку, он купил чай, швырнув на стол несколько кругляшков, заботливо припасенных в карманах специалистами из института, и купил шляпу. Завтра с утра станет припекать солнце, да и инкогнито поможет сохранять, если надвинуть ее на лоб. Впрочем, от кого? Пройдет немного времени, и он исчезнет из того времени, в котором он сейчас пребывает так же внезапно, как и оказался в нем.

Суара не удивило, что он разговаривает на вычурном, немного присвистывающим языке с большим количеством шипящих, и что надписи иероглифами кажутся ему знакомыми. Специалисты и тут поработало. Компания, в которой работал Суар, делала все, чтобы ее служащие легко переносили последствия нуль-броскового стресса. И даже внешний вид Суара – выглядел он как молодой самурай Додзаэмон – соответствовал эпохе и месту, где он оказался.

Что ж, Додзаэмон так Додзаэмон! Суар, убедившись, что никто за ним не наблюдает, немного вытащил меч из своих ножен. Костяная рукоятка, узорный эфес. Лезвие сверкнуло холодом. Суар едва прикоснулся указательным пальцем к острию, и поперек подушечки заалела кровь. Острое как бритва. Суар поскорее вернул лезвие на место, от греха. Таким самому себе что-нибудь отрезать можно. Суар не любил острые ножи.

- Официант! Салфетку и йод!

Додзаэмон гаркнул что-то по-японски, и удивительной красоты девушка, вышедшая из-за тростниковой занавески, склонилась в поклоне, держа на подносе завязанную вычурным узлом салфетку и склянку с зеленой мазью.Три коричневых полосы в виде кружевного воротника с зубцами там, где затылок соединяется с шеей – знак гейши - обнажились при поклоне.

- Как зовут тебя, дитя мое? – спросил Суар, чувствуя, что невидимая струна в нем напряглась и начала вибрировать на высокой ноте все тоньше и тоньше.

- Сумико, - прекрасный господин.

- Давно тут работаешь, Сумико?

- Нет, прекрасный господин.

- Хочу познакомиться с тобой подробнее и…

Тут Суар попытался вспомнить все, что он знает о Японии. Знаниями он обладал небольшими.

-… выпить с тобой чаю. Да. Так, чтобы никто не мешал. Поговорить. Ты понимаешь? Я пришел очень издалека. И мне очень надо поговорить с тобой.

«Что за бред я несу, подумал Суар. Какая чайная церемония? Но… поговорить надо. И что это за знак у нее на шее?»

- Да, господин. Сейчас приготовлю.

Низко поклонившись, шурша кимоно с драконами девушка исчезла. Вместо нее из-за занавески вынырнула японка весьма преклонного возраста с куда менее дружелюбным выражением лица, и прокаркала что-то про свечки. Суар не понял, при чем тут свечи, но швырнул перед ней несколько овальных монет с квадратными дырочками посередине. Довольно клокотнув, японка подобрала монеты и растворилась за ширмой. Суар догадался, что проявил щедрость.

Через несколько минут ширма заколыхалась, и Суар решил, что можно заходить.

Сумико сидела перед чайным прибором, потупив глаза. На стене – ковер с видами Фудзи, под ним туго свернутые одеяла и подушки.

Сумико сидела неподвижно, смотря вниз.

- Вы пришли издалека?

- Да, - ответил Суар, - очень издалека.

- Почему вы врете, господин? Почему делаете вид, что не знаете меня? Я же Сумико.

Суар почувствовал, что Додзаэмон знает о девушке куда больше, чем он. Но Додзаэмон молчал, и надо было как-то выворачиваться.

- Я знаю, солнышко, но вынужден сохранять тайну. Ты же знаешь как опасно мне тут находится.

- Знаю, Додзаэмон. Помнишь, ты обещал забрать меня отсюда?

Глаза Сумико светились теплотой и доверием, а по щекам стали течь слезы. Он подсел к девушке и обнял ее. Сумико вздрогнула, всхлипнула и прижалась к своему самураю.

- Я вытащу тебя отсюда. Обещаю, вытащу.

Свободная рука Суара потянулся к узлу, затягивающему кимоно.

«Интересно, что у них, подумал Суар. Похоже, это его девушка. Точнее, Додзаэмона. Но и его теперь, то есть Суара тоже. Раз Додзаэмон в нем молчит, не бесится, значит Суар делает все правильно. Надо продолжать. Хотя, надо признаться, ну и попал же Додзаэмон в историю, раз встречаться со своей девушкой приходится через малосимпатичную посредницу».

Узел кимоно не развязывался.

- Когда ты заберешь меня, прекрасный господин? Вчера сюда приходил человек, который ударил меня за то, что я звякнула крышечкой чайника.

- Заберу тебя, крошка. А его зарублю на мосту через Сумидо, он мне обязательно попадется.

- Ах, Додзаэмон. Мне тут так плохо. Заберешь меня сегодня?

Суар на секунду предположил, что будет, если он проведет Сумико через туманную преграду в Альбатрос. Вдруг получится? Прекрасная подруга на корабле, почему бы и нет? А если она не сможет пройти на корабль? А если… И почему он только пропускал лекции по теории сгущения пространства? Сейчас бы не мучился пустыми догадками.

Между тем, узел кимоно стал поддаваться. Сумико, всхлипнув, затихла у него на плече. Последний рывок…

На запястье нудно зажужжал зуммер. Какого черта…

Альбатрос просто так вызывать не будет, надо уходить.

- Крошка, у меня срочный звонок.

- Но господин…

- Потом, потом крошка. В следующий раз убежим вместе. Вот тебе на сладости.

Суар положил перед плачущей девушкой горсть кругляшков , поцеловал в щечку и почти выскочил за ширму. Зуммер не унимался.

Йошивара уже проснулся. Со стороны моста важно шагали самураи и торговцы, высаживавшиеся из кибиток или приплывшие на разукрашенных лодках. Торговый люд предлагал сладости. За нежно колыхающимися занавесками можно было заметить томных гейш с непроницаемыми, как у кукол, белыми лицами. Суар бы и близко не подошел ни к одной из них. А вот Сумико… Сумико была другая. И зачем только заверещал несносный зуммер?

Додзаэмон вежливо здоровался с некоторыми самураями, с некоторыми обменивался шуточками, смысл которых не доходил до Суара. Мимо некоторых демонстративно проходил мимо, как бы невзначай приближая ладонь к рукояти катаны. Видимо, не редкий гость тут, подумал Суар. Впрочем, его это не особо интересует. Все, что ему нужно это туманный проем. Куда же запропастилась эта дорога из фривольного уголка? А, вот и проем. Лавочка с куском марли над входом. Точнее скорее не марли, а нежнейшего японского шелка, на котором нарисованы облака и сакура. Марля колышется, кажется, что облака плывут. Да, этому народу не откажешь в понимании прекрасного, тут не поспоришь.

Додзаэмон хотел пройти дальше, но Суар проявил настойчивость. Рули, дорогой, куда приказывают, сейчас ты моя лошадка, а не я твоя.

Додзаэмон нехотя повиновался, и Суар, уже в туманном коридорчике, нетерпеливо стряхнул с себя чужую личность, не мало не заботясь о том, что с ней станет дальше. Ребята из института прикладной истории позаботились об этом за него.

Попав в помещение библиотеки Суар сразу понял, что на Альбатросе что-то стряслось.

Раздражающе мигало аварийное освещение. Тянуло запахом озона, пол мелко подрагивал, как будто по корпусу звездолета стучали горохом.

Выругавшись, Суар направился прямиком в рубку. Потянул за рукоять, но дверь не открылась. Закрыто изнутри. Суар открыл панель связи с главным компьютером, находящуюся справа от двери, и ввел код доступа. Заверещал серво-моторчик, но дверь не сдвинулась. Под рукоятку вставили предмет, защелкивающий собачку.

Суар выругался еще раз. Оставался тайный ход в рубку через вентиляцию. Если знать как, можно туда попасть. Надо только проползти по промасленным извилистым проходам.

Суар знал, как. Вооружившись пожарным топором, он протиснулся в вентиляционную шахту и начал нудный, извилистый путь по трубам. Вот наконец он над рубкой. Ослабив рукой зажимы-клеммы, он отогнул край вентиляции и заглянул в рубку. То, что он увидел чуть не заставило его рассмеяться. По рубке ездил робот-пылесос, а Логан пытался его поймать с помощью мусорного мешка. Робот уворачивался, брызгал на своего противника водой и еще пытался пылесосить. Суар все же рассмеялся. Мягкий металл подался, и он рухнул с потолка прямо посередине рубки, с топором в руках.

- Не убивай меня! Только не убивай! – Я заперся, потому что с той стороны стучали. Они хотели войти. А потом прислали этого.

Логан показал на робота.

- Его нужно поймать и допросить.

Пустая бутылка из-под спиртного, надетая на ручку двери, не давала ей открыться.

- Кто стучал? Вокруг нас нет никого, кто бы мог стучать, на расстоянии пятидесяти тысяч световых лет.

- Нет, они там. И это – их шпион, - заплетающимся языком заявил Логан.

Суар открыл дверь рубки и скомандовал роботу ретироваться, что тот и выполнил.

Логан мелко дергался, лежа на полу. Похоже у него начиналась белая горячка, которая перед этим и стучалась. А может, космическая болезнь. Ведь неизвестно сколько времени страдалец провел в окрестностях черной дыры, там, где время почти не движется. Может год, а может тысячу лет. Про таких говорят, «опаленный космосом». Да еще и пьяный.

Суар нашел аптечку, вставил в шприц-пистолет ампулу с транквилизатором. Укол такого зелья заставит вас спать в течении недели, не причинив вам вреда.

И послал заряд в область плеча лежащего в беспамятстве Логана. Тот дернулся, попытался вскочить, но транквилизатор подействовал почти мгновенно. Мужчина повалился на пол и затих.

Теперь Суар мог осмотреть повреждения, причиненные рубке. Они являлись внушительными. Огнетушителем высажена дверца в святое-святых звездолета, библиотеку карт памяти, а сами карты памяти валялись на полу, раздавленные и обезображенные. Каждая – способная нести сотни терабайт информации, теперь не более, чем мусор.

Разбит объемный монитор-интерфейс, предназначенный для вхождения в режим ноль транспортировки.

Меньше всего пострадал интерфейс управления реактором. Всего лишь дисководы срезаны днищем огнетушителя. Зато на панели остались следы ввода команд. Логан пытался остановить атомный реактор. Но зачем? Спросить бы его, но он в беспамятстве. В любом случае, тут его оставлять нельзя.

Суар вызвал робота-санитара с носилками и приказал перенести тело в карантин, туда, где ему и предназначалось находиться с самого начала. И стал думать, как выпутываться из своего щекотливого положения. Будет трудновато объяснить руководству компании причины поломок на Альбатросе. То, что он подобрал терпящего бедствие астронавта – это нормально. За это его не поругают. А вот то, что оставил незнакомца в рубке, а сам свалил… Ну, Суар же не знал, что сей реликт прошлого начнет буянить. По-человечески понятно, но вряд ли прозвучит убедительным аргументом для руководства.

Реактор работает. Это хорошо. Но без карт памяти ему не прыгнуть до Квамбура. Значит надо заменить карты памяти на ремонтной станции в Квесторе. Это немного удлинит путь, но ничего. И сделает его немного дольше. Совсем немного, но достаточно, чтобы не успеть на выставку. Единственный выход – во время прыжка немного заскочить в прошлое. Тогда он успеет к самому началу выставки. Заход в прошлое запрещен. Но за понтозы можно попросить диспетчеров закрыть глаза на небольшое нарушение правил нуль-бросков.

Суар ввел координаты Квестора и выключил аварийный режим. Пол перестал вибрировать, но к горлу подступила легкая тошнота. Альбатрос выполнял маневр поворота.

Бот с ремонтником явно не торопился. Кованая железная бочка размером с Фобос – Квестор – мрачно зияла на мониторе, заслоняя Малое Магеланово Облако. Наконец от бочки отделился кругляшек бота и неторопливо поплыл к Альбатросу.

Суар никак не мог понять, какому миру принадлежит механик, существо с лицом свиньи и хвостом как у петуха. Может, биоробот, спрашивать неприлично.

- Кокрес, - представился механик. Осмотрев разгромленную рубку, горестно закудахтал ноздрями.

- Повреждения очень значительны, сэр. Я бы не порекомендовал вам совершать нуль-бросок без серьёзного ремонта. Вот, что вам следует заменить:

Вынув блокнот, Кокрес исписал листок мелким почерком.

«Пятьсот понтозов и неделю времени. С учетом времени доставки запчастей».

- Хорошо, мой друг, - согласился Суар, но… я заплачу шестьсот, если сделаешь за три дня. И… конфиденциально, ты понимаешь? Я не хочу, чтобы кто-то узнал, что я здесь ремонтировался. Договорились?

- Понимаю, сэр. Мы, дибуреи, умеем хранить тайну!

Лицо свиньи впервые расплылось в улыбке, обнажив два желтых кабаньих клыка.

Значит, дибуреи. Народность, не роботы, рассудил Суар. Но явно не с этой бочки.

- Откуда ты, мой друг? Очень надеюсь на твою помощь.

- Мы с планеты Мегалуча, сеньор. Той, которую разрушило атомной войной. И нас осталось только шестнадцать братьев – механиков. Мы разбросаны по всей Вселенной.

Эти три дня Суар провел в подобии транса. Ходил из угла в угол, играл в бильбо с сетевыми партнерами. Один раз сгонял в бар на Квестор, но слинял оттуда не просидев и двух часов. Кажется, даже сам воздух в баре пропитывал наркотик, а крышу от музыки сносило безвозвратно. Сюда слетались оттягиваться, чтобы не появлялась полиция, те, кто с ней не в ладах. Квесторианка с огромной грудью начала было приставать к Суару, но он отделался от нее под предлогом сходить в туалет. И ходу до таксобота. Смешно, но несколько раз перед его глазами мелькало воспоминание о Сумико. Кто такая Сумико? Девушка – из брикета. Дитя сгущенного пространства, неизвестно где существующая и существующая ли вообще. Вдобавок, у которой есть парень – Додзаэмон. И можно ли его назвать парнем? Или вообще кем его можно назвать. А что будет, если брикет потеряется, или кто-нибудь другой им воспользуется? Брикет – собственность компании как-никак.

Кокрес постарался. Через три дня только придирчивый глаз смог бы заметить в рубке следы потасовки: несколько царапин на зеркально отсвечивающем полу.

Карты памяти заменены, монитор интерфейс подлатан и светится как новенький. Вмятины выправлены, прямо душа радуется.

От щедрот Суар прибавил еще пятьдесят понтозов. Принимая во внимание наличие просьбы.

- Кокрес, брат, хочу с тобой поговорить еще о чем-то важном.

- Слушаю, сэр.

Ушки переместились к макушке и обратились в сторону Суара. Тот сохранял серьезный вид, чтобы не рассмеяться. Это стоило немалых сил.

- Видишь ли, я знаю, что по-правилам на терминале нуль-броска мы должны строго придерживаться правил броска, и направление броска отслеживается. Но… из-за ремонта я кое-куда опаздываю. И мне надо чуть-чуть, совсем чуть-чуть отступить от этого правила. Мне надо быть на одном мероприятии, которое, как бы это сказать… начнется раньше, чем я прибуду в Квестор, понимаешь? А мне очень надо попасть к его началу. Поэтому мне, ну как бы это выразиться, надо… слегка опередить время. Совсем чуть-чуть, дня на три, не больше. Сможешь мне в этом помочь? Ну так, чтоб никто не узнал, разумеется.

Ушки слегка вздрогнули и сложились до серединки. Их хозяин напряженно думал, даже пятачок немного увлажнился.

- Сэр, с моей стороны проблем не будет. Мы, дибуреи, умеем хранить тайну. Но должен вас предупредить, что это очень опасно. Время штука непредсказуемая. Когда вы будете выходить из нуль-пространства, возникнет волна отрицательной плотности огромной приливной силы…

- Друг мой, - Суар положил руку на плечо механика, - представь сам, волна возникнет на расстоянии пятидесяти тысяч световых лет отсюда. Она дойдет до вас только через пятьдесят тысяч лет. Кто здесь будет через такой срок, и что от нее останется?

- Вы правы, сэр, - согласился Кокрес, но возможны и другие последствия. Никогда не знаешь, как поведет себя отрицательное время при выходе из подпространства. Точно прицелиться очень сложно, и вопрос этот мало изучен…

- Просто доверься мне, хорошо?

Суар слегка сжал плечо юноши.

- Как вы прикажете, сэр. Мы, дибуреи, умеем повиноваться приказам.

- Пустое, мой друг. Это не приказ, просто просьба. И спасибо еще раз за хорошо выполненную работу.

- Не стоит благодарности, сэр. Долг механиков – наиболее полное удовлетворение потребностей наших клиентов.

Суар с усмешкой наблюдал, как тускло отсвечивающий в свете Магеллановых облаков Квестор тает в пространстве. Прощай, Квестор. И лучше бы мы никогда не встречались. Каких-нибудь полчаса до терминала нуль-транспортировки. Кокрес все сделает так, как его попросили. И – лети, Альбатрос в другую галактику, в Квамбур, навстречу будущему.

Суар ощущал легкое покалывание, нежное жжение в ступнях и ладошках рук. Всему виной возбуждение, которое обычно охватывало его перед нуль-броском. И сколько раз уже он телепортировался, а все равно не мог привыкнуть к этой процедуре. Потому что пока-что это вершина человеческого разума, как когда-то разведение огня, а потом изобретение радио.

Доки телепортационной станции уже вырисовывались впереди по курсу, и Альбатрос выравнивался, занимая предстартовую позицию.

Вход в кротовую нору прошел как и всегда буднично. Просто погасли звезды в иллюминаторах, как будто их выключили. Приборы перешли в режим ожидания, кроме одного, называемого нуль-навигатором. Этот прибор ориентировался среди сплетения кротовых нор и корректировал курс Альбатроса. Томительнейшее время, которое нечем занять. Суар даже подумывал, не разбудить ли Логана, чтобы скоротать с ним тоскливое время за беседой, но тут вспомнил о Сумико. Как она там, в Йошиваре? А почему бы и не сходить туда? Суар не знал, можно ли повторно возвращаться в одно и то же сгущенное пространство. Как бы не было последствий. Но, как говорится, попытка не пытка. Главное, не зависать слишком надолго. Возможно, на этот раз развязать пояс кимоно получится быстрее.

Насвистывая «Легкий утренний бриз» Суар направился ко входу в модуль сгущенных пространств и вставил картридж в приемник. Серебристые створки дверей привычно разъехались в стороны и изнутри дохнуло влажноватым, теплым туманом.

Должно быть, в Йошиваре шел дождь. Суар сперва пожалел, что не захватил водонепроницаемую накидку. Вскоре он обратил внимание на прикрепленный к поясу предмет, похожий на трость. Предмет шуршал бумагой. Суар видел такие на картинках и догадался, что это зонт. С большим количеством спиц, простым рисунком, вощеной бумагой в качестве водоотталкивающей основы.

Суар раскрыл зонт. Теперь он заметил, что меч на его поясе отсутствовал. Повсюду висели листочки, с указом императора Мэйдзи, запрещающего ношение мечей. Суар чувствовал, что Додзаэмон недоволен, так же как недовольна и большая часть посетителей квартала. Бесстрастными оставались только лица гейш, лица, но не их глаза, стрелявшие выразительными молниями.

Суар на ходу кинул несколько кругляшков понравившимся ему гейшам, не останавливаясь. Девушки благодарно кланялись и лепетали что-то о его красоте, приглашая зайти. Но Суар стремился к Сумико.

Вот наконец и домик с чайной терраской. Японка в возрасте, так называемая наставница, уже знакомая Суару, возится с жаровнями, кипятя воду для чая. Увидев пришедшего, она хмыкнула.

–Она ждет тебя. Но сначала...

Суар догадался, что речь идет о кругляшках. Ему показалось, что их количество в кармане уменьшилось по сравнению с прошлым разом, но он виду не подал. Сформировал наощупь стопочку из пяти-шести монет с квадратной дырочкой, положил их на чайный столик. Наставница схватила монеты, пересчитала, хмыкнула и повернулась спиной к Суару, давая понять, что проход свободен.

Сумико обрадовалась ему, подбежала и обняла. Эмоции юного создания выглядели так естественно, что Суар растрогался.

- Как твои дела, малышка? Ждала меня?

- Да, мой прекрасный друг. Очень ждала. Ты ведь заберешь меня отсюда, как обещал, правда?

От Суара требовалось ответить, но ему в голову не приходило ничего умного.

-Тебе тут плохо?

Хотя он и был самураем, реакция его видимо отставала, потому что хлопок по щеке веером он прозевал. Острый край веера оставил на его носу царапину, которая сразу стала кровоточить.

-Вот побыл бы на моем месте, посмотрим как бы ты запел. Весь день кипячу чай, перетираю пряности и косметику, мажусь вот этим, что даже москитов отпугивает. И молюсь Будде чтобы ничего не поджечь, видишь, все тут бумажное.

Суар обратил внимание на горящие свечи. Они распространяли аромат от москитов и видимо выполняли еще какие-то ритуальные функции. Сказать по-правде, он тоже обратил внимание на неудовлетворительное противопожарное состояние помещения, но вызов пожарного инспектора вряд-ли входил в его компетенцию.

- Ну, будь осторожнее, милая. Не играй с огнем.

Видимо он опять сказал сто-то не то, потому, что Сумико опять замахнулась веером. На этот раз он оказался начеку и успел увернуться.

- Утром и вечером гуляет ветер, он опрокидывает ширмы. На прошлой неделе Ринако обвинили в умышленном поджоге чайного домика, хотя во всем виноват напившийся клиент, и приговорили к смертной казни. Знаешь каково это, каждый день трястись, что тебя могут повесить?

- Знаю, солнышко, - глубокомысленно заметил Суар, опять чувствуя, что высказывается невпопад.

- Ты уже давно обещал меня выкупить. У тебя проблемы? Дайме не платит тебе денег?

- Солнышко, знаешь, Япония становится мирной страной, самураи уже никому не нужны, приходится изыскивать иные способы сводить концы с концами.

- Великий Будда, что это?

Сумико якобы только теперь заметила его зонт.

- Ты обменял зонт на меч? Ты больше не самурай?

Суар почувствовал, что начинает выходить из себя.

- Мой друг, - он старался собрать остатки спокойствия, - указом императора только что запрещено носить мечи. И если найдут меч — его отнимут. А то и самого заберут в кутузку.

-А-ха-ха!

Сумико захихикала.

- Заберут в кутузку, а финансов откупиться-то и нет. Вот умора.

Суар опустил глаза. Что тут скажешь? Он же не виноват, что парни из института прикладной истории вселили его в тело самурая с ограниченными финансовыми возможностями? Всего этого не объяснишь насмешливой Сумико, водящей из стороны в сторону веером, как кобра головой, в ожидании нанести удар по носу?

- Знаешь, малышка. Раз уж я пришел... давай продолжим игру с кимоно, хорошо?

Сумико покраснела.

- Что я , шлюха по-твоему? Я вольная гейша, с кем хочу с тем сплю, понятно? А ты меня обидел, потому что не выполняешь своих обещаний. Кто обещал меня забрать и увести в страну свободы?

- Я обещал?

- Ну да. Ты забыл?

- А ты не могла бы напомнить?

- Эх ты, самурай склеротик. Саке меньше пить надо. Но ладно, я напомню.

И она утробно, как в театре кабуки, разводя в руки в стороны и приседая, начала пересказывать.

- В этой стране, куда я тебя заберу, звезды такие большие, что их можно снимать с неба и класть в карманы. И каждая как бриллиант, который можно носить на шее в качестве украшения. И там никогда не бьют слуг. Там вообще никого не бьют. И никого не убивают, никого не казнят из-за пустяков. Там не бывает выгребных ям, чумы и цунами. Там каждый день приезжают артисты и дают представления. Там не надо работать, потому что еда растет на деревьях, а дома — сами деревья, они растут на корнях, как грибы, заходи и живи, и все летают на птицах. У каждого своя птица. Тебе дальше продолжать или хватит?

- Хватит, хватит, - поспешил успокоить девушку Суар.

- Вот так-то. Так что не обессудь, пояс не развяжется. Самое большее, что могу предложить это чайную церемонию. Есть хороший улун, его всего три раза заваривали. Будешь?

- Улун так улун.

Суар пожал плечами. Ну и свинья же этот Додзаэмон. Такую девушку испортил. Навешал ей лапши на уши, а сам...

Он понюхал пригоршню улуна, поставленную перед ним Сумико. Уселся на подушках. Немного неудобно, но что поделаешь? В чужой монастырь со своим уставом не суются.

Мысли продолжали крутится. Впрочем, может Додзаэмон тут и не при чем? Его возможно и не спрашивали, когда вселяли в его тело... кого там?

Судя по обилиям фантазий, Додзаэмона активно использовали технологи сгущения пространства для того, чтобы народ наведывался к Сумико, и он, Суар, тут далеко не первый.

Суар принюхался к аромату улуна третьей заварки из высокой чашечки, позволил девушке совершить странные манипуляции, похожие на вытаскивание клеща из кожи, с чашками, наконец, вытянул губы трубочкой, всосал содержимое маленькой чашечки.

- Тебе нравится, прекрасный господин?

Сумико явно издевалась.

- Да, превосходно, - ответил Суар. По правде говоря, он бы предпочел улун первой заварки, но не был уверен, что сообщение об этом не прозвучит оскорблением. Восток дело тонкое, даже для него, коричневого потомка австралийки и аборигена Тасмании.

- Знаешь, мой прекрасный господин, - глаза Сумико опустились и по щечкам покатились слезинки, - я подумала, что...

- Что, мой друг?

Сумико опять, как в прошлый раз, как по волшебству превратилась в покорное и хрупкое существо, нуждавшееся в защите.

- Мои чувства к тебе слишком сильны, чтобы…

Она затряслась от беззвучного плача.

Суар подсел к девушке и нежно обнял ее за плечи.

Черт возьми, а может попробовать с поясом?

Свободная рука незаметно, как у щипача, потянулась у узлу, нащупывая свободный конец, а губы, еще теплые от улуна третьей заварки, шептали ласковые слова прямо в ушко девушки.

Та не отодвигалась, но и не прижималась.

-… чтобы продолжать отношения смирившись с тем, что ты не выполнил своего обещания. Поэтому... - она всхлипнула — я думаю, нам лучше не встречаться.

Пальцы Суара наконец нащупали заветную защелку узла, но прежде чем он потянул, Сумико с рыданиями вскочила, закрыв лицо руками.

- Ну хорошо, хорошо. Сегодня заберу тебя, - сам не ожидая от себя таких слов проговорил Суар, - прямо сейчас пойдешь со мной?

Слезы на лице Сумико мгновенно высохли.

- Прямо сейчас? Ты никогда не говорил мне…

-Да. Сейчас или никогда.

- Что ж! Я согласна. Только надо чтобы тетя Сачико не видела. Иначе она отправит за нами погоню!

Сумико осторожно высунулась из-за ширмы.

- Она отправилась за овощами на рынок. Скорее, бежим! У тебя далеко спрятана лодка?

-Пойдем, пойдем девочка.

Суар взял Сумико за руку, вывел на улицу и раскрыл зонтик. Проходя мимо чайного столика, оставил на нем все кругляшки, остававшиеся в карманах. Больше не понадобятся.

Дождик усилился, раскачивая причудливые фигурки драконов, гася призывные светильники вечеряющего квартала развлечений.

Соседи провожали путников взглядом, некоторые что-то кричали Сумико, но она не отвечала, стараясь спрятаться под зонтик.

- Почему мы идем в сторону от реки? - спросила она.

- Сейчас все поймешь, девочка. Доверься мне.

Доверься, доверься, думал Суар. Хорошо бы ты не растаяла в тумане этого переходного шлюза как медуза на солнце. Или не превратилась в медузу. Или в дракона, который отхватит ему половину плеча. Потому, что он вообще не уверен, что местное население можно выводить из областей сгущенного пространства. Но ничего. Сейчас посмотрим. Вот сейчас все и проверим!

Знакомая чайная с туманной полосой внутри долго не хотела открываться. Он несколько раз прошел мимо двух домой, между которыми она находилась в прошлый раз. Пустырек с растущей хиленькой уродливой сакуркой. Возможно, прекрасной в пору цветения, но сейчас убогонькой. Должно быть, дети объедали ее в период созревания, не давая разрослись вишням.

Только в третий раз, словно нехотя, призрачная чайная заколыхалась в вечеряющем воздухе.

-Ой, я боюсь. Сумико затрепетала.

- Не бойся, малышка. Всего один шаг. Один шаг для человека, большой шаг для...

Вдвоем они вступали в густой липкий, солёный туман. Только в этот момент Суар заметил, что браслет на его руке издает противный пронзительный писк.

Клочья тумана не замедлили рассеяться и Суар со своей спутницей ощутили легкие подрагивание – Альбатрос выходил из нуль-броска, реактор работал на полную мощность. Сумико вцепилась в руку Сура.

- Что это?

Внутренние помещения корабля никак не походили на Йошивару. Никаких улиц или чайных домиков, фонарей или развевающихся драконов. Только коридор, освещенный голубоватыми лампочками, стрелки и бегущие надписи, сообщавшие самочувствие корабля.

Похоже, выход из модуля сгущенного пространства прошел успешно. Суар чувствовал, как с него свалился камень. Ему не хотелось бы потерять Сумико вот так внезапно, из-за неумолимости законов физики, незнание которых не служит оправданием.

- Ну как, малышка, что скажешь? Не обманул я тебя, - ласково обратился он к девушке, - вот мой дом, как я тебе обещал.

Сумико заплакала.

- Тут все так пусто и безжизненно. Мне кажется, я уже умерла. Мы не умерли, Додзаэмон?

- Нет конечно.

Суар улыбнулся.

Тут только до него дошло, что он теперь не должен выглядеть как Додзаэмон. Но Сумико почему-то не испугалась его нового облика, по-прежнему назвала его именем своего друга. Почему? Это странно.

Небо за стеклом иллюминатора еще не набрало силу своего привычного для этой области Вселенной сияния, оставаясь темным. Две фигуры четко отражались в блестящей поверхности. Суар присмотрелся и едва поверил своим глазам. Рядом с Сумико стоял Додаэмон собственной персоной. В самурайских штанах, халате и с нелепым зонтиком.

Сумико выглядела так же, как и в Йошиваре.

Ну и дела, подумал Суар. Похоже, он что-то нарушил в пространственно-временном континууме. Не стоило брать с собой Сумико. Она во всем виновата. Но как ей это скажешь? Заталкивать ее обратно в модуль и самому туда забраться, чтобы обратно вылезти Суаром уже без Сумико? Не хотелось обижать девушку, и уж тем более применять силу. Только если сама захочет. Но Сумико, хотя все еще прижималась к руке друга, уже понемногу ожила. Стреляла глазками вдоль и попрёк коридора. Ее стали забавлять бегущие надписи. Она попыталась поймать несколько букв ладошкой и удивилась, что ей это не удается.

Но где же тогда Суар?

Он вспомнил, что выходя из тумана столкнулся с чьей-то темной, качающейся фигурой. Там, в тумане, но не разобрал, что это за фигура и кому она может принадлежать. Зато теперь на полу коридора четки виднелись следы голых пяток, каждая размера не меньше сорок пятого. Суар почувствовал, как к его горлу подкатывает комок злости. Пятки могли принадлежать только одному человеку – Логану.

- Ну-ка, пойдем со мной дальше, детка. Нам надо успеть сделать кое-какие дела прежде, чем станет совсем светло. Видишь эти звездочки? Они совсем скоро будут светить очень, очень ярко.

Надо дойти до рубки, и там все выяснится.

Они шли по цилиндрическому коридору в сторону рубки, Сумико повизгивала от удивления и избытка чувств. Следы босых ног становились слабее, видимо вода высыхала. Как Логан мог проснуться, наркоз должен был действовать еще минимум три дня, недоумевал Суар. Потом до него дошло. Как же он не учел закон сохранения времени? Программируя нуль-прыжок, Кокрес направил Альбатрос таким образом, чтобы корабль слегка вышел из светоподобного конуса будущего и прилетает в Квамбур дня на три раньше, чем запланировано, для того, чтобы не опоздать на выставку. Но закон сохранения времени неумолим. Если где-то время шло медленнее, значит в другом месте оно должно пойти быстрее. Вот на Альбатросе и прошло на три дня больше, чем в Квамбуре. Последнее обстоятельство дало Логану возможность проснуться, вот он и натворил делов. Что ж, сейчас негодяя ждет наказание. В любом случае случайный пассажир совершил проступок – сунулся по необъяснимым причинам в модуль сгущенного пространства. И не просто сунулся, а прошел туда достаточно далеко, чтобы столкнуться там с Суаром.

Суара просто трясло от негодования. И почему только император Мэйдзи… издал указ о запрете ношения мечей? Сейчас бы самое время зарубить пройдоху, а зонтом это вряд ли возможно. Ну и заодно самое время самое время спросить, почему он пытался перепрограммировать реактор.

Следы почти успели высохнуть перед входом в рубку. Теперь дверь ничто не закрывало. Суар и Сумико вошли вовнутрь.

То, что увидел Суар, заставило его отступить на шаг назад. В штурманском кресле восседал не Логан, а он сам, и с усмешкой разглядывал вошедших. Впрочем, что другого следовало ожидать? Выходит, Сумико тут не причем. Во всем виноват Логан. Это он пробрался в шлюз, ведущий в сгущенное пространство, подкараулил там Суара, и каким-то образом поменялся с ним телами. Система дала сбой, вот и все. Но если Суар стал Додзаэмоном, а Логан Суаром, то, где же тогда тело самого Логана?

- А Логан гуляет по Йошиваре, дружище, - как будто прочитав его мысль, с усмешкой заметил новый Суар, - ты думаешь, у него там возникнут проблемы? Не думаю. Инженеры из института прикладной истории предусмотрели многое, и в том числе эту ситуацию. Нашли в кого его вселить. Главное, чтобы он сюда не нагрянул, правда ведь? В Альбатросе и без того мало места.

- Ты вообще, о чем, и что ты тут делаешь? – попытался как можно тверже проговорить Суар, - и ты не Суар, то есть ты не я, и ты это знаешь. Ты не можешь занимать это место. Сейчас же идем в модуль сгущённого пространства меняться телами обратно. Я не намерен долго оставаться Додзаэмоном.

Он сделал решительное движение в сторону самозванца.

- Ха-ха, - сардонически заметил новый Суар,- попробуй, тронь меня. Вот это видел?

Он кивнул в сторону бластера, висящего на его поясе. Из оружейной комнаты видимо взял. Стоило туда наведаться, прежде чем идти в рубку.

- И не думай навещать оружейную комнату. Она закрыта. И ключ у меня. Ты не возьмешь его.

Голос нового Суара звучал весьма жестко. Суар настоящий ощутил холодок фиаско. Но все еще не подавал виду.

-Послушай, ну зачем тебе оставаться в моем теле? У тебя есть свое, настоящее. Я привык к своему, ты к своему. Давай меняться обратно, идет?

- Нет не идет, - возразил новый Логан, - я прекрасно знаю, что меня ждет при встрече иммиграционными службами Квамбура в теле Логана. В лучшем случае год карантина, а потом должность подопытного реликтового гоминида в лаборатории. Что-то не хочется становится объектом вивисекции.

Он опять захихикал.

- А почему я должен? – возразил Суар.

- А тебя бы волновало, что будет со мной? Вряд ли. Почему меня должна волновать твоя судьба?

Тут Суар заметил, что Логан строит глазки Сумико. Девушка плутовато осматривала рубку. Суар крепко держал ее за руку, но уже чувствовал легкие подергивания, как будто большой сом усами ощупывает наживку, прежде чем рвануть.

Содержание разговора двух мужчин мало занимало Сумико, а вот обстановка рубки с ее экранами, звездочками и забавными светящимися кнопками весьма ее заинтересовала.

- Нашел девчонку? Мила… - как-то в нос заметил Логан и весьма недвусмысленно прошелся по фигуре Сумико взглядом с ног до головы.

Суар снова почувствовал, что закипает. Рука сама схватила рукоять зонтика. Схватила и отпустила. Деревяшкой не отмашешься от бластера.

- Впрочем, не в моем вкусе. Подожду до Квамбура. Там фестиваль… город мечты, любви и вечной весны. Один думаю не останусь!

Самозванец расхохотался.

Откуда он все знает, подумал Суар. Впрочем, ничего удивительного. Вжился в мое тело, как я в тело Додзаэмона. И ему нравится, этому пройдохе.

Сумико задергала ладошку.

- Мы долго тут будем стоять? Подходит время вечернего саке. Ты помнишь, что обещал отвести меня в свою хижину?

Вот еще задачка, подумал Суар. Сумико ноет. Здесь ей явно не нравится. Вечернее саке… Что бы это значило? Наверное, Додзаэмон знает. Но молчит как рыба об лед. Наверное, находится в стрессовой ситуации от смены обстановки. А может быть, считает что Суар его предал. Лучше не выяснять чтобы не получить раздвоение личности, клянусь Буддой.

Нуль-бросок закончился и звезды вспыхнули ярко, как лампочки.

Вот и порт-Квамбур во всей своей красе. Мириады переливающихся огней, причудливые башни, снующие взад-вперед корабли челноки. Медузы-роботы с светящимися щупальцами проплывают рядом с Альбатросом, еще дымящимся от контакта с физической пустотой, тем, что не имеет измерений, ниткой-кротовой норой, соединяющей пространства. Суар любил эти моменты, любил многоликий Квамбур и в другое время чувствовал бы прилив радости. Но не сейчас. Квамбур не для него, его удел – иммиграционные службы. Им с Сумико будут рады как диковинным экспонатам. За них самозванцу Логану еще и заплатят много денег, чтоб его.

- Заболтался я тут с вами, - заметил Логан, - а ну-ка, пройдите в медсанчасть. Вдруг у вас бациллы какие или микробы. Не хватало еще от вас заразиться.

Ну и мерзкий тип, подумал Суар. В медсанчасти он нас и запрет. Блокирует двери до прихода иммиграционной службы. И тут нам крышка. Ни паспортов, ни документов. А у этого гада…

«Корабль Альбатрос, Корабль Альбатрос. У вас на борту посторонние. Вам предписывается проследовать в док усиленного досмотра для совершения входных формальностей,» - побежали буквы по экранам.

- А ну-ка… - проговорил Логан, вставая. Его рука потянулась к бластеру.

Суар схватил Сумико за руку и резко дернул назад. Девушки почувствовала ситуацию и поняла, что надо спасаться бегством. Они что есть мочи рванули из рубки, на ходу захлопывая дверь, и понеслись в сторону шлюза сгущенного пространства. К счастью, закругленная форма коридора не позволяла Логану, побежавшему за ними, открыть огонь в спину. Они успели добежать до шлюза и скрыться в тумане прежде, чем фигура самозванца выскочила из-за поворота коридора и прицелилась.

Туман несколько раз вспыхнул лиловым. Заряды бластера разорвались обжигающей волной. Туман поглотил беглецов и что-то опустилось за их спинами. Область сгущённого пространства закрылась, прервав канал между Альбатросом и тем миром, куда она вела. Чувствуя спиной клочья тающего тумана, Суар снял с руки браслет и не оглядываясь швырнул его назад. Если службы иммиграционного контроля вздумают его разыскивать, они найдут браслет, но не Суара.

Вечерний Йошивара объял их влажной прохладой.

Суар украдкой проверил свое тело. Додзаэмон и никто другой. С нелепым зонтиком вместо меча. Карманами в которых закончились кругляшки и легкомысленной девушкой, вцепившейся в локоть.

- Мы ведь идем к твоей лодке, правда? Ты ведь не отведешь меня к наставнице, дорогой?

- Нет конечно, моя крошка. К лодке, и только к ней.

А вот и лодка с картонным домиком, раскрашенным иероглифами. Там, где ее оставил Додзаэмон. Лодку он арендовал на другом берегу Сумидо, оттуда с полчаса до его дома, где старая мать Мака уже ждет и готовит рис.

Он с Сумико взбираются вверх по извилистой дорожке, опоясывающий холм, потом идут через поле. Дорога становится улицей. Слева и справа причудливые домики. Причудливые для Сура, но не для Додзаэмона. Он тут как рыба в воде.

Подходят к небогатому домику. Веранда затянута потертым шелком, со двора доносится аромат дымящейся жаровни. Картонные стены, как они могут защищать от стужи зимой? А ночи еще холодные.

Мать плохо видит. Она зарабатывает тем, что шьет кимоно и продает их в Эдо.

Они быстро находят общий язык с Сумико. Девушка успевает рассказать матери, что Додзаэмон завел ее в хрустальный аквариум, где вокруг них плавали гигантские рыбы, и они еле успели спастись, потому что их хотел съесть большой тунец. Последнее она явно выдумала для красного словца.

Потом она договорилась с Матой на счет саке. И Суар подумал, что в этом неплохая альтернатива чайной церемонии, на которую явно не хватит времени, потому что порядком хочется спать. Но прежде узел кимоно. Он должен развязаться. Ведь нельзя же спать в одежде.

-1
591
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
07:13
Какие развернутые комментарии. Молодец автор. Сам написал, сам лайкнул) bravo
комментарии поинтереснее рассказа crazy
12:05
Вы чё ку-ку?
Я автор рассказа, могу под присягой заявить что сам себе не оставлял ни одного отзыва.

К сожалению, правила конкурса запрещают комментарии от имени автора до окончания результатов голосования, поэтому не сказал об этом ранее.
06:53
пеликаны летят низко над океаном, высматривая добычу. я рассказывал, как пеликан спер у дяди Коли кошелек?
Климатологи хорошо поработали. Технология сгущения пространства, ничего более. при чем здесь климатологи и сгущение пространства?
Марсианский вулкан с приведениями привЕдениями чего к чему?
Двадцать пятый съезд партии. какой именно партии? «партии наркотиков из Таиланда» ©?
Браслет завибрировал, красная лампочка технологии будущего и по прежнему лампочки? лажа
Альбатрос кавычки где потерялись?
Робот-навигатор сигнализировал о получении информограммы а нафиг нужен робот? рычаги дергать? дизельпанк какой-то
А вот и виновник и информограмму ???
с бутылкой космического рома, переползающего через кессон. ром ползет через кессон?
лег на продолжение курса это как понять?
приказав ему сидеть, где тот сидит. wonderТот уже сидит? за что? сколько дали???
Что-то при движении Суара издавало легкий звон. вот ты какой, мудозвон…
неверное оформление мыслей
Оставался тайный ход в рубку через вентиляцию. угу, «Звездные войны» вам в помощь
он отогнул край вентиляции это как вообще понять? вентиляция — процесс. как можно отогнуть край процесса?
Пустая бутылка из-под спиртного, надетая на ручку двери, не давала ей открыться. просто даже не могу представить такую картину. какого же диаметра ручка, что пролезла в горлышко бутылки? какого расположение, что ее можно заблокировать, надев бутылку? какие к черту роботы -пылесосы на космическом корабле?
робота-санитара с носилками eyes
Кованая железная бочка автор пробовал получить тело типа бочка ковкой? пускай поделится технологией — озолотится без всяких убогих рассказов
очередная редкостная хрень, корявая, косноязычная, нелогичная, мутная и бессюжетная
не раскрыта тема роботов-членососов
06:54
еще, вижу и боты автора отметились
22:07 (отредактировано)
Сколько патетики в комменте и ничего по существу. То, что язык надо повычитывать соглашусь. но наверное автор в спешке дописывал, писал специально на конкурс, это плюс ему.
И сюжет есть, абсолютно четкий.
Коммент явно не по делу
сюжет четкий? лажа, а не сюжет
18:09 (отредактировано)
Противоречивые комментарии.
То сюжета нет, то сюжет есть но лажа.
Лажа или нет это уже личное восприятие.
Вот если кто-то не дорос до Рахманинова а остановился на уровне Киркорова, ему тоже не понравится Рахманинов. Будет скучно и шумно. Но это не значит, что симфония — лажа.

Не стоит абсолютизировать свое мнение.
12:01
При чем тут роботы членососы?
Если интересует тема членососов, это видимо к другому конкурсу, специализированному автору комментария надо обратится.
вы сами не понимаете бессмысленность роботов-пылесосов в рубке?
01:40 (отредактировано)
Не, не понимаю. Посмотрите фильм Пассажиры (2016г) там куча этих роботов и именно в рубке
wonderфильмы развлекательные стали доводами? посмотрите порно с овцами — что оно докажет?
00:27
Конечно, «сами не понимаете» — сильнейший довод.
12:15 (отредактировано)
Вот мне в ВК оставляли комменты.

… Вообще задумка интересная, правда я не поняла как работает это сгущённое пространство. Тут бы объяснить суть и устройство мира, его законы. А то неясно, если это что-то вроде виртуальной реальности, то как
можно из нее приводить людей в реальную? И как герой из реальности может остаться в виртуальном мире без последствий? Это ж нарушение пространственных и каких там ещё законов. Я конечно мало читала классической фантастики, Стругацких в основном. Просто интересно как это работает. Видно, что увлекаешься японскими мотивами. И да, не обижайся, пожалуйста, но там есть несколько грамматических ошибок.

Мой ответ: это не научная статья, а рассказ,… Тут ничего объяснять не надо, в этом нет необходимости. Рассказ просто о другом.

Коммент: Если рассказ о другом, то зачем вообще там элементы фантастического мира?

Ответ: Ну сама посуди, Герберт Уэллс знал как работает машина времени когда об этом писал? Роман-то его о другом. Вот из пушки на Луну другое дело. Там все до деталей описано. Это разная фантастика

Коммент: У Герберта Уэллса как раз был соблюден закон: что бы ни делал герой, его любимая все равно погибала, потому что если б не ее гибель, он бы не изобрел машину времени. То есть пространственно-временной континуум соблюден. Я ж не в смысле научности спрашиваю, а в смысле внутренней логики поаествования. Я написала хороший отзыв, никаких претензий. Мне интересно как читателю, почему при проведении героини через пространство она например не перестала существовать, не рассеялась как иллюзия. В любом фантастическом мире есть законы и ограничения, у Стругацких Румата не имел права вмешиваться в порядок вещей в Арканаре, даже у Лукаса в Звездных войнах (которые ни разу не научная фантастика) Люк Скайуокер должен был научится владеть силой прежде чем сражаться с империей, да и сами законы мира были четко обозначены. Я не говорю, что твой рассказ плохой, не требую обьяснения каждой мелочи, но складывается впечатление, что главный герой всемогущ и для него нет никаких преград, раз не описаны законы мира, он может творить все что угодно, путешествовать между мирами, приводить людей из одного в другой без существенных последствий. А раз так, то нет конфликта внутри персонажа, нет и сопереживания. Я понимаю, ты наверно хотел показать, что герой выбирает спокойную жизнь в виртуальном мире с любимой девушкой, бросая свою скучную реальность в мире звездолетов. Но что произойдет, если на Альбатросе какому-нибудь Логану взбредет в голову вытащить эту флешку со сгущенным пространством? Суар тогда перестанет существовать? Или будет принудительно возвращен в реальность? Чем жертвует герой, отказываясь от своего настоящего? Это не про научное обоснование, а про драму, внутреннюю логику повествования. Возможно, я придираюсь, но мне и правда интересно, как это работает по мнению автора.

Ответ: У ГУ принцип причинности как раз таки нарушался, а у меня нет если уж так вдумываться.
Хотя он мог бы и нарушаться, сейчас к фентези не предъявляется таких требований.
На счет внутренней драмы — это малый жанр, не роман. К рассказам не предъявляется требование наличия внутренней драмы героев. Это автор как сам считает нужным. Тут вообще ни в одном из рассказов не найдешь внутренней драмы в 99 проц. случаев, я уже на слоне не первый год и знаю.
Так герой поставлен перед обстоятельствами, или его сдают в зоопарк или он бежит. Так что выбор за него сделан

Это же не Солярис, почему героиня должна рассеиваться?

Почему нет? Должна же какая-то загадка остаться.

---. Есть и другие отзывы, но они не развернутые. Всем понравился.
00:53
Если бы кто-то действительно серьезно хотел прокомментировать, там по Японии есть серьезный прокол, я его потом сам заметил и исправил в следующей редакции.
Загрузка...
Илона Левина №2