Юлия Владимировна

Между крышей и лестницей

Между крышей и лестницей
Работа №285. Дисквалификация за отсутствие голосования

В тот вечер мы встретились с ним впервые. Он был очень мал и довольно юн для человека, который был мне нужен. Храбр, уперт в своем стремлении к знанию и очень сонлив. Помню, как он спал, сидя за столом. Кажется, он что-то рисовал, не обращая внимания на время, укутанный в толстый плед, с чашкой чая на краю стола и тремя будильниками под рукой.

Меня до сих пор волнует вопрос, что же он тогда пытался не проспать. И если бы я хоть на минуту забыл о приличиях, то обязательно бы спросил. Правда, тогда бы пришлось признать, что долгое время я разглядывал его в окно.

- Ты чего застыл? - Рори несколько раз толкнул меня в бок. Все такой же маленький и неуклюжий с виду. - Я не люблю долгие прощания, сам знаешь.

Он неуверенно взглянул на часы и потянулся к двери, а я все не мог найти подходящих слов. Стоял, как вкопанный, и глупо улыбался. Я совсем не умел расставаться с людьми.

Он вздохнул:

- Твое молчание никак не продлит мое пребывание здесь. Да брось. Я, несомненно, благодарен тебе за все, но даже не смотри на меня так. На, вот, на память, - Ро протянул шесть блокнотов и нервно почесал затылок. - Прости, я могу опоздать, если не поспешу.

Я так и не сказал ему ничего. Дверь со скрипом закрылась, и дыхание мороза перестало щекотать пламя в камине. Рори ушел. И я не знал, встречу ли его снова.

Быть может, когда-нибудь мы с ним пересечемся, и тогда я смогу вернуть блокноты обратно. Но мы точно не будем прежними. А пока я решил изучить все его записи, надеясь найти то, о чем смогу спросить в следующую нашу встречу.

Блокноты были потрепаны: многие страницы желтели пятнами, изрисованные и частично надорванные, буквы же скакали из строки в строку или вовсе стояли не на своем месте. Так пишут дети. Или взрослые в сильной спешке.

"Тринадцатое октября.

Я, наверное, спятил. Вести дневник в двадцать пять... Но это всё же лучше, чем обращаться к психологу", - писал он.

"Он пришел.

Точно исполин: метров шесть в высоту, с тонкими, необычно длинными руками, подобными веткам.

Граблям.

Острым прутьям.

Чудовищно высокое нечто. Темное.

Оно сливалось с ночной местностью, но было слишком близко к окну. Моему.

Это была шестая ночь. Или, если точнее - шестой раз, когда я стал замечать происходящее. Впервые это произошло в пятницу, когда допоздна отмечали день рождения директора. И если тогда я был пьян, то последние пять раз никак нельзя было списать на алкоголь или последствия многочисленных пьянок. Каждую ночь, ровно в три часа сорок одну минуту, огромная тень накрывала все общежитие и соседние здания. Даже с высоты первого этажа она напоминала прямоугольник.

Никаких опознавательных знаков.

Никаких звуков.

Лишь неспешная походка уверенной в себе личности. Мистер Тень никуда не спешил. Ни вчера, ни сегодня. Он словно издевался надо мной.

***

Воскресным утром я завтракал в небольшой закусочной на углу Парковой улицы. Чашка чая, небольшой круассан – да, это обязательный атрибут Рори Джеролда.

И книжка. Да. Небольшой повседневный блокнот, которому предстояло стать свидетелем моей жизни, либо моим приговором. Но в это холодное утро, с горячим чаем в руках, я все еще был преисполнен желания жить.

- Ты сегодня рано, - Бетти обтерла руки чуть пожелтевшим полотенцем и, повесив его на плечо, села напротив. - Ко мне мало кто заглядывает в девять утра. Не спится?

- Здесь красиво. Никогда раньше не замечал, насколько хороша у вас осень.

Сестра всегда говорила, что врать я не умею. Особенно трудно это давалось, когда мысли заняты совсем другим. Например, чем-то темным, жутким и вполне себе живым за окном. Я не чувствовал стыда, хотя должен был, ведь миссис Бетти Чамлинг - отличная женщина. Давно в возрасте, внимательная и опрятная, чего не хватает многим молодым.

Был лишь ужас.

Колючий и мокрый.

Он проезжал легким зудом по спине

и тупым ножом проваливался в живот, причиняя поистине великое беспокойство.

Женщина с улыбкой покачала головой:

- Ты ведь тут всего полгода, сынок. Знаешь, а приходи-ка после полудня. У меня останется много выпечки и салатов, к понедельнику все равно половина испортится - один из холодильников сломался. Угощу бесплатно.

- Так давайте, я посмотрю? - необходимо было отвлечь внимание на что-то более приземленное, чем уроки рисования в школе. Иначе я снова возвращался к кошмарам.

- Нет-нет, отдыхай. Не думай, что я не заметила синяков под глазами. Старую Бет не обманешь улыбкой. Да, и ты похудел. Сестра не отругает?

Звякнул дверной колокольчик, и Бетти тут же поднялась. Несмотря на свой возраст и телосложение, женщина умудрялась лавировать между многочисленными столиками с грацией балерины: многолетний опыт давал о себе знать.

Я вздохнул.

Сейчас такой прыти не помешало бы и мне.

- Спасибо, миссис Чамлинг, - я отсыпал ей еще несколько монет за утреннюю газету и, постучав свернутой трубкой по краю стола, вышел из закусочной.

- Заглядывай, Рори. Буду ждать.

Я же ждал хоть какого-то подтверждения своей адекватности из газеты. Первая полоса Шэуроун таймс в красках расписывала нападение на отделение почтовой связи.

(Кому, спрашивается, понадобилось грабить почту?)

Еще три важные новости касались предстоящих выборов, приостановлении междугороднего автобуса и предстоящем городском фестивале, посвященном Хэллоуину.

Пролистав газету от корки до корки, я убедился лишь в двух вещах: погода определенно изменится в худшую сторону, и новостей о таинственном великане нигде не было опубликовано. Никто, никогда и нигде не видел безумное создание. Никто не слышал о нем. Камеры на домах тоже были слепы. Словно этого кошмарного монстра никогда не существовало.

- Что же ты...

Сложив газету, я поежился. Было слишком зябко. Несколько последних дней, не переставая, лил сильный дождь, а прошлой ночью ударили морозы. До Рождества далеко, однако погода вряд ли смотрела в календарь.

А могло ли все это быть искажением, галлюцинацией, миражом? Соприкасание холодного воздуха с теплой землей. Преломление света. Никогда не был силен в точных науках, и с радостью бы списал свою необразованность в физике в оправдание увиденному существу, если бы не одно но. Вряд ли я был миру настолько нужен, чтобы проводить со мной один и тот же опыт, в одно и то же время, шесть ночей подряд.

- Или может?

«Брось, Рори, - осадил я себя, - ты слишком много думаешь».

- Что может? - как оказалось, на остановке я был не один.

Это был Сайто, долговязый мальчишка шести лет. Он пришел в художественную школу недели две назад, и, насколько я знал, переехал с семьей с востока.

- Привет, Сайто, - я натянул на нос шарф и бросил взгляд на его родителей: не подумали ли те чего недоброго. В последнее время взрослые стали непредсказуемыми. - Гуляешь?

- Везем кота к врачу, - мальчик опустил голову и, придерживая куртку на животе, осторожно потянул «молнию» вниз. Из-за пазухи на меня уставились два желтых глаза, ополоумевших от страха перед огромным миром.

- Заболел?

- Не знаю, но мама сказала, что ему будут делать операцию, чтобы он потом не заболел весной. А вы знаете, чем они болеют?

- Нет, прости. - Я снова бросил взгляд на его маму. - У меня никогда не было кошки. А ты не забыл про конкурс?

- Нет. Но я не знаю, что рисовать.

- Сайто, пойдем! - окликнули мальчика, и он поспешил к родителям.

- Можете помочь мне завтра?

- Да, конечно, - я улыбнулся. - Сайто, приходи пораньше, я покажу тебе наброски.

Их автобус остановился, и все поспешили занять место. Пока Сайто взбирался на подножку, напрочь забыв застегнуть куртку, кот быстро выскользнул снизу и в шоке кинулся через оживленную улицу, мечась в поисках надежного укрытия. Сайто спохватился и спрыгнул на асфальт, но кот уже отбежал достаточно далеко, а двери в автобусе прикрылись. Родители мальчика не успели сойти и теперь пробирались к водителю, чтобы потребовать срочной остановки. Но я-то стоял на обочине. И сразу кинулся ловить беглеца.

- Сайто, стой,

где стоишь! Я поймаю кота и вернусь к тебе! Ты меня понял?

*

*

Я гнался за котом, словно за летящим бумажником. По переулку, через дорогу, проскакивая кричащие машины, пока беглец не решил скрыться в каком-то доме, юркнув в сломанную доску входной двери. Я остановился у крыльца и оглянулся - людей нет, но хозяин дома мог находиться недалеко и влепить мне заодно еще и грубое обращение с его калиткой, когда я пнул ее, не рассчитав силу.

В доме было этажа два. Высокое белокаменное здание, с красной черепичной крышей и небольшим крыльцом. Слева чуть повыше двери висела жестяная табличка с номером пять. Говорят, постройка принадлежала кому-то из городского совета, но в ней никто не жил. И надо же было коту прошмыгнуть именно туда. Будто других мест поблизости не было. Взять хоть продуктовый магазин. Тепло, много еды и полно детей.

- Эй, вылазь, - снова поежился. Господи, как холодно!

Мне стало тревожно. Не из-за кота и даже не из-за возможного появления хозяина. Что-то здесь было не так. В этом небольшом огромном доме, в этих двух одиноких окнах с ярко-синими шторами, и в его белом железном заборчике, утыканном по периметру острыми кольями. Я словно оказался на балу, пораженный красотой и величием дамы в белом платье. Дамы, которая, несмотря на свой гостеприимный вид, внушала леденящий ужас. Дамы, которая имела в подъюбном арсенале пару сотен железных копий.

Брось, Рори, это обычный дом, в который забежало перепуганное животное.

Но даже вид трех узких ступеней, ведущих к двери, останавливал меня. Ни перед кем прежде я не испытывал неудобства или стеснения. Даже не понимал, откуда взялось это чувство. Мне просто хотелось вернуться к ученику и сказать, что его питомца я просто не нашел.

- Просто зайди туда. Давай же, ты обещал вернуть этого кота. Ты не станешь врать ребенку, Рори. Переступи порог.

До боли закусив губу и поборов себя, я сделал первый шаг и...

Все стихло.

Тревога оставила меня, словно ее и не было. Мир преобразился: визг тормозов с автострады, проходящие мимо люди - я снова различал звуки. Вот только... Было темно.

*

***

День номер восемь.

Я перестал видеть ночного гостя примерно через два дня после того, как вытащил несчастное существо из забытого всеми дома. Меня не мучили кошмары, я не видел никаких существ - я снова был нормальным. Пил по утрам кофе, чаще наведывался к миссис Бетти Чамлинг и даже пропустил трех ребят на второй этап городского конкурса осени для детей в возрасте от пяти до семи лет. После нескольких дней в таком ритме ко мне пришла гениальная мысль - я перетрудился. Мои нервы и психическое состояние из-за работы, сбитого режима сна и проблем с младшей сестрой вылились в зрительные галлюцинации. И вполне логично, что та безумная погоня за котенком была прекрасным поводом сбросить напряжение.

На восьмой день я понял, что напряжение во мне било ключом и не закрывалось. С девяти часов вечера у меня начались проблемы с восприятием мира. Казалось, что рядом есть тот, кто незримо наблюдает за мной, что толстые стены общежития больше не способны скрыть и защитить.

К трем часам беспричинные приступы паники усилились. Я больше не мог находиться в своей комнате.

В три часа двадцать минут я сбежал на улицу.

Я решил просто прогуляться по городу, надеясь, что морозный воздух поможет прийти в себя. Хотя я всё ещё не был уверен, который из моих трех «Я» был нормальным: тот, что видел в окно прогуливающуюся громадную тень; тот, что в неведомом страхе сбежал из собственного дома, или же тот я, что шёл сейчас прямиком к дому, где неделю назад спрятался кот. Быть может, и эти три вариации были не единственными? Может ненормальность выражалась в том, что моя профессия не была востребованной? Ну, в смысле преподавание в художественной школе?

Дом номер пять находился на прежнем месте. Он не ходил ходуном, не двигался, но по-прежнему внушал ужас и тревогу до тех пор, пока я спешно не поднялся по крыльцу к двери. Все нахлынувшие эмоции враз исчезли. Словно этот дом звал меня. Словно он был единственным, кто мог помочь мне.

Во тьме ночи он был еще выше, чем утром. Черепичная крыша больше напоминала чуть съехавшую на лоб шляпу, а сдвинувшийся ближе к стенам дома забор и вовсе походил на те самые худые и острые руки ночного гостя.

- Так это ты... - к моему удивлению, паники не было даже сейчас, хотя где-то в подсознании я все еще думал, что реагировать вот так, было как-то неправильно. Словно весь мир разом преобразился. Стал светлее и чище - не было больше той вони от близлежащей дороги.

Справа растянулась аллея пышной зеленой пихты, которой по одному лишь погодному условию здесь быть не могло.

- Что ты такое? - я дотронулся до стены здания и вдруг ощутил тепло. Безжизненный камень задышал.

- Пятый, - выдохнул дом хрипло, и его сотрясло от кашля.

***

Не помню, как оказался внутри, и что было потом, но одно ясно точно - Пятый знал меня. На комоде в небольшой комнатке стояла фотография. Мне было на вид лет тридцать шесть или почти сорок. Рядом стояла совсем крошечная маленькая девочка с густыми рыжими волосами и, видимо, именно ее мать обнимала моя рука.

- Ее зовут Марика, - сказал тогда Пятый, и впервые за несколько часов тон его голоса мне совсем не понравился.

Неужели я убил эту девушку? Может дом хочет отомстить мне? Был это я или кто-то из моих предков? Почему Пятый был живым? Может, мне действительно стоило обратиться к врачу?

- Это был первый понедельник весны, вы готовились к выступлению дочери. Ты и Марика.

- Жена?

- А ты думал, что всегда будешь преподавать в школе? - Пятый печально вздохнул, и из печной трубы упал застоявшийся ком пыли.

- Что случилось?

- Пожар. Марика работала над экспериментальными проектами и в воскресенье принесла с собой черный чемоданчик. Его должны были забрать у нее утром, но не успели. Ученые не просчитали реакцию энергии на переизбыток тепла в вашем доме.

- Тогда кто ты такой?

- Кто знает… Когда то я был домом, в котором вы жили. Именно поэтому тебя так сюда тянуло. Не так ли?

- Меня бы тянуло меньше, если бы ты маниакально не разгуливал под моим окном.

- Твоя семья ждет тебя. Эта фотография, та дверь за твоей спиной...

- И чего ты хочешь?

- Вернись”.

-7
11:40
1385
03:43
+1
Оценки читательской аудитории клуба “Пощады не будет”

Трэш – 1
Угар – 0
Юмор – 0
Внезапные повороты – 1, и то это поворот всего лишь на 90 градусов
Ересь — 0
Тлен – 4
Безысходность – 2
Розовые сопли – 1
Информативность – 0
Коты – 1 шт
Собаки – 0 шт
Место действия – штат Мерилэнд

Чисто подсознательно рассказ воспринимается как некий саспенс с маааленьким кусочком фантастики в самом конце. И этот внезапный поворот не оправдывает всего нагнетания обстановки. Да и в целом рассказ не очень. Вяловат. Юмора нет совсем, ни перестрелок, ни резни бензопилами… что ходить вокруг да около – рассказ говно.

Ошибки такие:
1. Использован заезженный шаблон единственного внезапного поворота в конце, который уже лет сто как не актуален. В наше время от хорошего качественного рассказа требуется как минимум три внезапных поворота. Минус тебе.
2. Используешь американизмы, Рори всякие, престарелых официанток в чисто американских кафешках. Ты же русский, твою мать, зачем тебе это подражание американским писателям. Подражание, это всегда как максимум второе место. Не обессудь, старичок, но ты гонишь вторяки. Ещё один минус.

Ну и разные нюансы есть

“Я гнался за котом, словно за летящим бумажником.”
Никак не визуализируется данное предложение. Летящий бумажник, я так понимаю, от ветра? Ладно бы чек или газета, но бумажник же тяжёлый, он сразу упадёт на землю.

В доме был пожар, от которого запустился чёрный ящик. Почему тогда дом цел?

Как он мог жить в этом доме в этом городе, если он в городе всего полгода? Почему он начал видеть великана только неделю назад?

Плюс тут можно поставить только за котика. Котики – это всегда плюс. Но один плюс на два минуса — сорян, с царицей наук не поспоришь.

Пиши про Россию-матушку и делай больше упора на юмор и угар. На конкурсы не ведись и сильно не расстраивайся, всё равно выиграет какой-нибудь племянник члена жюри, ха ха ха.

Критика)
Комментарий удален
Комментарий удален
16:13
Сумбурно! Лихорадочные смены действующих лиц. Непонятно зачем вообще нужна вступительная часть. Развязки как таковой нет. В начале рассказа Рори упоминает, что ему 25 лет, потом на фото уже 40. Как хочешь так и понимай…
09:09
+1
Уже третий одушевленный дом на этом конкурсе.
Рассказ слабый. По ощущениям даже не рассказ, а размытая миниатюра, зарисовка. Ибо классический структурный скелет завязка-кульминация-развязка фактически слит.
Теперь по основным претензиям и вопросам.
1. Для чего был нужен вводный персонаж в самом начале? Он говорит о герое, как о человеке, который «был мне нужен». Зачем, почему, смог ли он ему помочь, почему расстались, что за отношения такие, что Рори отдал ему дневники на память (зачем?)?
Совершенно необоснованный вброс персонажа, который потом просто исчезает.
2. Шаблонная стилизация под стереотипный американский городок. Забегаловка, официантка, имена опять же. Я никогда не выступаю за идею «Если ты русский (славянин) пиши о русских», но тут а) стилизация вообще никак не влияет на сюжет — с таким же успехом действия могли происходить в пригороде Токио, в Минске, в Сеуле — да где угодно. б) стилизация действительно неудачная, потому что выглядит как картонная декорация для действия — ничего «живого», особенного авторского.
3. Странная образность. «Бежал за котом, как за летящим кошельком» О_О. У вас стилизация под западные реалии. То есть используют там предположительно монеты. Да даже если не монеты, как вы себе представляете «летящий кошелек»? Закралась даже мысль, что автор пытается скопировать стиль «Коммерческого скитальца», который наделал шума в прошлом году. Но вяленько как-то.
4. Обоснуй. Герою 25, но на фото ему за тридцать есть жена и ребенок. Что происходит?) Ладно если бы вообще не помнил, но блин помолодел! А еще вот это вот " возвращайся, вот дверь" — это такой намек на то, что действие происходит в а)прошлом, б) будущем, в) параллельной вселенной? Ничерта не понятно.
5. Ну и в целом — внезапно говорящий дом, который стал таким после пожара вызванного реакцией на тепло таинственного черного ящика, который принесла в дом на минуточку ученный-исследователь. Ну все логично, конечно.

Ну и про стиль: корявости есть, но встречаются они через раз. Текст выглядит скорее ученическим. При том что таким, не на первой стадии — видно, что автор ищет стиль, язык, экспериментирует с оборотами. При должном уровне сюжета это стало бы неплохим подростковым ужастиком по типу серии, что пишет Стайн.
Удачи автору.
20:39
Между крышей и лестницей стоял стол маленького Володи Ульянова — и вот чем это кончилось
лишние местоимения
онозмы
Вести дневник в двадцать пять… Но это всё же лучше, чем обращаться к психологу", — писал он. фишка НФ-2019 — очередной дневник
И книжка. Да. Небольшой повседневный блокнот блокнот и записная книжка разные вещи
подъюбном арсенале новое ругательство?
а разве в штатах есть такие общаги? я не про негров. те, у кого есть директор, наливающий на ДР — в общагах не ютятся
и что за лабуда это все? очередной псих с блокнотом
хорошо, что не бывший спецназовец
куда катится мир?
Анастасия Шадрина