Ольга Силаева №1

Щелитель

Щелитель
Работа №300

- Отличная ночь, чтобы стать богатым. - Произнес Рихтер Корнер, полуэльф. Ночь была холодная и тихая, невдалеке дрожал свет костра, вокруг которого собрались эльфы. Среди этих листоухих была и его цель.

***

Слухи о крупной наживе настигли Рихтера в одной из таверн, где, в основном, собирались одно жулье, воры да убийцы. Тем вечером он сидел у огромного камина, за общим столом, попивая дрянной эль. Денег было – василиск наплакал. Вору приходилось обходиться самым дешевым пойлом и скудной едой. Казалось, что свинья, от которой отрезали этот засохший старый кусочек мяса, померла собственной смертью где-то в канаве – настолько отвратителен был вкус. Все это навевало тоску и мысли о лучшем будущем для такого несравненного вора и мастера своего дела. И, конечно же, просто красивого парня - по мнению самого Корнера.

- Вот дерьмо, - с явным разочарованием выдохнул Рихтер, стукнув кружкой по столу. Эль выплеснулся, да так, что его брызги попали на бородатую физиономию полуэльфа. Бриться ему всегда было неохота, или же некогда. Утерев темную бороду рваным рукавом, мужчина обвел взглядом карих глаз небольшой зал, в поисках хотя бы того, у кого можно хотя бы кошелек подрезать. Сегодня в таверне было мало посетителей и все из тех, с кем опасно иметь дело. От скуки Рихтер прислушался к разговору за соседним столом.

- Слыхал? Говорят, миру полная задница.

- Разве это не байки?

- Нет, ты что! Люди бегут с юга.

- Так, если миру хана, чего бежать? Наслаждайся тем, что есть, напоследок.

- Так-то оно так, но... Говорят, тамошние колдуны ищут особую жертву. Мол, с ее помощью можно все исправить. Тому, кто приведет ее, обещают заплатить пять тысяч золотых! Но никто не сунется на юг, рискуя своей шкурой. Да и жертва та... говорят из этих, листоухих.

- Ельфа?!

- Да. Плевать они хотели на людей и их проблемы. Я не удивлюсь, если все погибнут, а эти ублюдки с листьями на жопах будут себе в своем лесу плясать целехонькие.

Вот и подфартило. Лисья улыбка расползалась по лицу Рихтера. Если эти двое говорят правду, то он будет обеспечен на всю оставшуюся жизнь. А уж жертвовать кем-то ради своей драгоценной шкуры ему было не впервой, совесть и высокая мораль давно атрофировались. Все, решено! Он добудет жертву для колдунов, а потом будет купаться в роскоши, пока не помрет от переедания или пьянства.

***

Слуха коснулась мелодичная эльфийская речь, звучавшая для полуэльфа как полная тарабарщина. Ему было дико обидно, что к остроконечным ушам, доставшимся от матери-эльфийки, не досталось еще и понимание языка. А хотя, тут же подумал Рих, кому надо знать, о чем говорят эти ромашки? Его задачей было найти девушку с волосами цвета ржавчины и цацкой в виде птицы на шее. Полукровка очень надеялся, что рыжих эльфок тут не больше двух. Двух он еще мог украсть, но не больше.

Приметы особой жертвы Рихтер получил от глашатая колдунов. Того он нашел у ратуши, призывающего всех раскаяться в грехах и найти единственное спасение. Отозвался только он, Рих, и то, потому что пять тысяч золотых на дороге не валяются. Из информации, полученной от фанатика, полуэльф узнал описание избранной эльфийки. Почему именно она? Да гмых ее знал, да и Рихтеру было не особо-то интересно. Главное, он узнал направление, в котором стоит искать...

***

Терпеливо выжидая момента, вор следил за эльфами из своего укрытия. Первое, что бросилось ему в глаза – у эльфов не было часовых.

«Какая беспечность!» - подумал Рихтер. Окинув взглядом стоянку, тут же найдя теоретически нужную персону - ту девушку у котла, которая готовила ужин. Осталось только придумать, как ее достать из самого центра эльфийской стоянки.

Думать долго полуэльфу не пришлось.

Девушка поднялась и, развернувшись, неторопливо пошла в сторону леса. Рихтер напрягся и мельком взглянул на остальных эльфов – те насторожились, но за оружие не хватались. Неужели повезло? Полукровка приготовился выскочить и схватить цель.

- Айтано элемеле?

Рихтер застыл на месте, разглядывая эльфийку, которая задала вопрос. Она остановилась в паре метров от него, с любопытством вглядываясь в темный лес, будто знала, что полуэльф тут. Тьфу, глупость какая! Откуда ей знать о нем?

Рихтер действовал быстро. Куст сирени остался позади.

- Тш-ш-ш, не вопи, дорогуша.

Шепнул на остроконечное ушко эльфийки Рихтер, накрыв грубой ладонью ее рот. Девушка была такой хрупкой, что ему хватало одной руки, чтобы крепко держать ее. Опустив взгляд, Рих быстро посмотрел на шею девушки – в полумраке подвеска-птица, казалось, мягко сияла.

- Айтано! Эунаталли ларе!

Грязно выругавшись, он начал медленно отступать назад. Эльфы встали и последовали за ним, продолжая что-то выкрикивать. Наверное, что-то вроде «отпусти нашу бабу, злодей!», подумалось Риху.

- А ну прочь! Или порежу ее!

"Без ножа, разве что одним своим словом. Товар слишком ценен, чтобы портить его раньше времени", тут же мысленно сострил Рих, продолжая медленно двигаться назад и волоча с собой девушку. Сильно радовал тот факт, что эльфы не схватились за луки – в стрельбе им не было равных. Или, быть может, он просто не видел лучников? На всякий случай, полуэльф бессовестно прикрывался эльфийкой, как живым щитом. Щит из нее был так себе, худой как палка, но лучше уж так.

- Не двигайтесь! И я не причиню ей вреда.

У полукровки получилось немного разорвать дистанцию. Пленница делала робкие попытки выбраться, мыча ему в ладонь. Вся эта ситуация не походила на сценарий обычного похищения и это выбивало Рихтера из колеи.

Оглянувшись, Рихтер посмотрел на ночную чащу за спиной - она манила своей спасительной сенью, обещая защиту. В голове полукровки возникла идея. По жестам и интонациям эльфов было понятно, что они не намерены сражаться с ним, но желают заполучить эльфийку обратно, а значит, он может выйти из всей этой ситуации сухим.

- О боги! – воскликнул полуэльф как можно надрывнее, чтобы все прочувствовали, что случилось нечто из ряда вон выходящее, - это огр! Огр! Спасайтесь!

Его рука указала за спины эльфам, а лицо выражало страх и ошеломление. Конечно, план был не идеальным, Рих осознавал, что его нелепый трюк мог не сработать. О наивности эльфов ходили легенд, так что надежда была оправданной. Дружно залопотав что-то, эльфы разом обернулись, чтобы увидеть то нечто, на которое показывал полукровка. В который раз мужчина поразился тому, что эльфы, как раса, дотянули до наших дней.

Рихтер закинул свою пленницу на плечо и дал деру в темный лес. Сейчас его волновало лишь одно - убраться подальше от эльфов. Вот только эльфийка на его плече выкрикивала слова на своем мудреном языке таким радостным голосом, что у Риха возникло подозрение, а не подстроено ли все это?

К тому времени, как вор остановился, девушка уже перестала кричать, просто болталась у него на плече. Вокруг была темень ночного леса, и скупой лунный свет лишь подчеркивал темноту, а не рассеивал ее. И, что самое главное – никаких эльфов в зоне видимости.

- Стройная такая с виду, а тяжелая как три поросенка. - Сказал полукровка, скидывая пленницу со своего плеча на землю, словно мешок с репкой. Рихтер оценивающе посмотрел на свою добычу. Девушка что-то бурчала себе под нос на своем языке, потирая ушибленный зад. Весь ее вид выражал обиду: насупленные бровки, надутые губки. Эльфийка была очаровательной, глядя на нее, Рихтер ощущал, как на него нисходит умиротворение. Ровно до того момента, как это очарование ткнуло в его сторону пальчиком и начало что-то тараторить на повышенных тонах.

- Чего? Я не понимаю, чего ты лопочешь.

- Аанталь эйяра! Унти?

- О боги, прекрати! Раздражаешь. – Получилось грубо, но вся эта эльфийская болтовня действовала на нервы. Мало того, что он ее не понимал, так эльфийка говорила без умолку, и от этого начинала болеть голова.

- Так. Ты меня понимаешь?

Она медленно поднялась, нахмурила рыжие брови, и Рихтер заметил на ее лице отголоски мыслительного процесса. В конце концов, эльфийка пожала плечами и развела руками.

- Ага… Ясно. - Полуэльф шагнул вперед, его ладонь накрыла губы девушки.

- Не говори. Тш-ш, поняла? – Для пущего понимания Рихтер приложил палец к своим губам, показывая, что нужно молчать. Когда девушка кивнула, он убрал ладонь. Так, хорошо. Разобрался с говорливой эльфийкой, теперь пора было браться за дела насущные, а именно – поиск места для ночлега. Костер Рихтер решил не разжигать, в этих местах это было опасно. Разбойники, ночные твари или дикие звери – дай только им знак, что тут кто-то есть, и они тут же сбегутся. Поразмыслив над этим, Рихтер взял девушку за руку, чтобы не сбежала. После краткого блуждания по лесу, полкровка приметил удобное место меж корней дерева.

- Так, дорогуша. Время спать. Попытаешься сбежать – сломаю ноги. Усекла? Ай, тьфу, ты же ни бум-бум… "Хр-хр-фьють" будем делать.

Рихтер как можно более правдоподобно изобразил храпящего человека, добиваясь от рыжей понятливого кивка. Вместо этого девушка звонко захихикала и передразнила его своим тонким голоском.

- И чего ты ржешь, дура? Я тут пытаюсь тебе объяснить все по-человечески, а ты ржешь. Тьфу, спи давай.

Под очередное передразнивание, Рихтер схватил девушку за руку и усадил рядом с собой. Было странно смотреть, как эльфийка, с довольной мордашкой, плюхнулась ему на грудь и обняла. Она смотрела на все вокруг с восторженным выражением лица, тихо бубнила себе под нос и хихикала, повторяя его несуразную пантомиму на слово «спать». Вот же повезло, мда…

Сон настиг эльфийку быстро, и она тихонечко засопела ему в шею. А вот к нему сон не шел. Всматриваясь в темноту, Рихтер размышлял о том, что все это странно. Никакой погони от эльфов, а сама пленница даже не пыталась сбежать или сопротивляться. Такое вообще возможно? Возможно, если это ловушка. А если нет? Теория о ловушке звучала здраво, но Рихтер никак не мог понять, зачем фанатикам это делать. Это все было как-то нелогично и странно.

***

Утром они отправились в путь. Время, проведенное в дороге, тянулось для Рихтера ужасающе медленно. Его пленница вертелась около него словно назойливая пичуга, не умолкая. Она все говорила и говорила, пока у вора окончательно не разболелась голова. Казалось, соглашение, к которому они пришли вчера, было обнулено. Рихтер огрызался, рявкал на эльфийку, и, в конце концов, заткнул ей рот ладонью. Только после этого девушка поняла, что полуэльф желает тишины. Когда она заткнулась, Рихтер возблагодарил всех богов. Чтобы через несколько минут услышать эльфийское пение. Оно было негромким, но для раздражительного Рихтера этого хватило, чтобы опять разозлиться и начать вполголоса сыпать проклятиями. Так и шагали до города.

***

- Это Пейт. Будь рядом, поняла? - Рихтер на пальцах показал, чтобы девушка ни на шаг от него не отходила. Подкрепив слова и пантомиму грозным взглядом, он взял ее за руку и повел к воротам города.

- Пе-йт. – Сосредоточенно повторила за ним девушка и кивнула, сжав его ладонь в ответ.Рихтер смотрел вперед, вспоминая, как эльфийка пела всю дорогу. Если тогда он злился, то сейчас вдруг понял, что нежная мелодия и красивый голос эльфийки отзывались у него в душе теплым воспоминанием. Стоило только представить это пение, как внутри него будто бы разливалось тепло и умиротворение.Наверное, это была какая-то эльфийская магия, пришел к выводу Рихтер, минуя с эльфийкой ворота города.

Всю дорогу мужчина наблюдал, как блестят от восторга глаза эльфийки. Ее палец то и дело указывал на что-нибудь, а рот исторгал все новые и новые непонятные Риху вопросы. Это мало беспокоило полуэльфа, куда больше он боялся того, что эльфийка в людском городе привлекает много внимания. Нет-нет, да замечал он удивленные и странные взгляды прохожих на девушку. Это повышенное внимание подстегивало Рихтера поторапливаться. Эльфы были нечастыми гостями вне своих лесов, а уж в городах их видели вообще раз в пару столетий.

В ближайшей лавке они приобрели яркий цветастый платок. Рихтер повязал его на голову девушке, скрыв под ним остроконечные торчащие ушки.

- Ходи так, поняла? Снимешь – отлуплю как козу, - пришлось опять показать жестами, что он с ней сделает, если девушка ослушается. Эльфийка восприняла новую пантомиму как игру, тут же начав смеяться и передразнивать. После этого, она изящным жестом поправила платок, заправив под него рыжие пряди волос и улыбнувшись светлой радостной улыбкой. Эта улыбка очаровывала и завораживала. Очнулся Рихтер тогда, когда девушка с радостным писком побежала к прилавку с украшениями. Остолбенев, полуэльф смотрел как жемчужные бусы и аметистовые браслеты сверкают при свете солнца на нежных руках эльфийки, все прибавляясь и прибавляясь в количестве.

- Стой, дура!

Поздно. Мощным грозовым облаком, к девушке подплыла грузная торговка. Ее морщинистое лицо скривилось, рот открылся буквой "о" и исторг из себя мерзкий вопль:

- А ну, руки убери свои! Заплатить не можешь – не трогай! Граждане, грабят средь бела дня!

- Прошу прощения! Моя сестренка - дурочка убогая!

Рихтер сорвал с эльфийки украшения и швырнул их на прилавок. В голове полукровки мысли метались одна за другой: эльфийка его решила доконать? Подставить удумала? Или все эльфы неумелые воришки?Схватив девушку за руку, полукровка потянул ее прочь от прилавка. Он уже слышал топот стражников, а с ними связываться совсем не хотелось.

Как только они оказались в переулке, Рихтер резко повернулся к эльфийке и сделал шаг вперед, нависнув над ней, как коршун над зайчонком.

- Не смей ничего трогать. Усекла?! Еще одна проделка и я изобью тебя, как собаку.

Ответом ему был удивленный взгляд чистых зеленых глаз и робкое пожатие худенькими плечиками. Моргнув, эльфийка так же робко улыбнулась и произнесла:

- Са-па-ку.

- Да, собаку.

Ее взгляд был полон восторженной радости, эльфийка явно не понимала, что он ей сказал, а его тон она проигнорировала. Вот так, глядя на нее, Рихтер не понимал, как можно злиться на такую дурочку? Полукровка не выдержал и отвернулся. Все мысли о том, чтобы отлупить пленницу, тут же выскочили из головы. Он не мог навредить глупому лопоухому созданию с глазами лупоглазого котенка. Да уж, что за потное дельце!

***

Часом позднее Рихтер усаживал эльфийку на кровать в одной из самых паршивых комнат постоялого двора. В его руке была веревка, которую он приладил к ножке кровати. Идти в путь на юг без припасов было глупой затеей, и полуэльф уже прикинул, что ему нужно будет "приобрести". Но таскать с собой девушку он не собирался, а значит, она остается здесь. В безопасности. Привязанная к кровати как собачонка. Рихтер не хотел иметь проблем из-за того, что любопытная эльфийка побежит опять что-то лапать.

- Сиди тут. Уйдешь – найду и уши оторву. Поняла?

Ответом ему был насупленный взгляд и надутые губки эльфийки. Судя по всему, девушка обиделась. Фыркнула и отвернулась, скрестив руки на груди. На лице полукровки появилась ухмылка. Надо же, какая обидчивая дамочка ему попалась, подумалось тогда мужчине.

Пока эльфийка дулась в свое удовольствие, Рихтер принялся за работу. Ночь была прекрасным сообщником для вора, который тихо обчищал лавки. Продукты, лежак, оружие. И самое главное – лошадь. За конокрадство Рихтер принялся уже после того, как пронес в комнату все припасы и оружие.

- Уф, все. Последнее.

Выдохнув с видимым облегчением, Рихтер закрыл за собой дверь в комнату и победно улыбнулся. Вот так вот, за одну ночь можно приобрести все, что пожелаешь, не потратив ни гроша. Хотелось восхвалять себя за ловкость рук и мастерство, но все отошло на второй план при одном только взгляде на эльфийку. Девушка все так же сидела на кровати, вот только в руках у нее был заряженный самострел, нацеленный ей прямо в лоб. Изящный пальчик лежал на спусковом механизме, одно неверное движение и голова эльфийки станет проветриваемой, и плакали тогда его денежки.

- Ты чего делаешь?! Брось оружие, идиотка! – Закричал Рихтер, перепугавшись. Его не радовала возможность остаться ни с чем из-за девушки-самоубийцы. Эльфийка тут же подняла голову и улыбнулась, начав лопотать нечто восторженно-радостное. Весь ее вид говорил о том, что она совершенно не понимает, что держит в руках опасное оружие. Лицо девушки выражало полную беспечность, а арбалет опаснонакренился в сторону полуэльфа.Что же, теперь его деньги в безопасности, в отличие от него самого.

Все произошло в какие-то доли секунды. Мужчина кинулся к девушке, стремясь скорее отобрать опасную игрушку. Это и стало его ошибкой. Эльфийка попросту испугалась его действий. Она громко вскрикнула, сжав арбалет в кулачке. Сработал пусковой механизм. Громкий щелчок прозвучал раскатом грома для Рихтера. Бедро обожгло болью и он не смог сдержать злобной ругани. Рих медленно обернулся – из двери торчал погрузившийся в нее наполовину арбалетный болт. Еще немного правее и вместо двери болт бы вонзился в его ногу, продырявив ее и доставив кучу неприятных ощущений.

- Ты убить меня хочешь?! - Резко повернулся к испуганной эльфийке Рихтер, переполненный праведным возмущением и гневом. Горячая кровь струилась по бедру, пропитывая штанину. Выругавшись, полуэльф опустился на стул и взглянул на дело рук этой криворукой эльфы. Кожу распороло острым болтом, задев мышцы, но ничего опасного. Одно лишь – кровоточила сильно.

- Тупица! Ты хоть понимаешь своим беличьим мозгом, что чуть не убила меня?!

Если бы он знал, что эта дура полезет к арбалету, то не оставил бы его тут без присмотра. Размышляя об этом, Рихтер отогнул ткань и хотел было достать прилипший в самой ране кусочек, как его руки коснулись теплые ладошки эльфийки. Длинноухий источник всех бед сел на колени перед ним, грустно смотря на рану и тихо что-то говоря. Рихтер качнул головой, показав, что не понимает, что она говорит. И тогда он увидел, как девушка сложила ладошки в мольбе, шепча что-то себе под нос. И меж ее ладоней засиял золотой свет, растекся по ее пальцам тонкой сетью сияющих нитей.

- Так ты маг! Надо же!

Магия эльфов, легендарная и могущественная, она была предметом восхищения и трепета для всех людей. Удивительно было наблюдать такую силу в слабых руках хрупкой девчушки. Он будто бы оцепенел, не мог отвести взгляд от волшебного сияния. Очень медленно, девушка протянула руку к нему, накрыла сияющей ладонью рану. Приятное тепло заполнило все существо полуэльфа, словно он оказался в объятиях любящей матери.

Ощущение тепла и блаженства длилось, казалось, всего миг. Рихтер не помнил того момента, когда решил закрыть глаза, но открыв их, он увидел улыбающуюся эльфийку, которая сложила ручки на своих коленях. Опустив взгляд, Рих взглянул на свое бедро – на месте раны от болта была розовая кожа, новая. Глубокая царапина исчезла без следа, оставив о себе лишь кровь да воспоминания.

- Ты вылечила меня? – ошеломленно произнес полукровка, ощупывая то место, где была рана. Вдруг это иллюзия? Нет, все это было взаправду. Чудеса.

- Виле-щила. – Кивнула эльфийка, тихо рассмеявшись. Ее лицо выражало облегчение и радость от того, что все обошлось.

- Черт, это потрясающе! Значит, ты – целитель?

Эльфийка энергично закивала, да так, что ушки чуть затрепыхались. Воодушевленная, она сложила ладошки лодочкой, и над ними засиял шарик из теплого света. Любопытство подстегнуло Рихтера коснуться этого шара. Эльфийка была вовсе не против, она кивала и с улыбкой смотрела на его действия. Магический шар обдал теплом ладонь полуэльфа, а затем поменял форму. Мужчина тут же отдернул ладонь, заинтересованно глядя на то, чем стал шар. Это был, кажется, алтарь, который медленно сменил форму на раскидистое дерево, а затем на храм. И это означало лишь одно.

- Ты жрица? Жрица-целитель? Охренеть.

Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять это. Теперь все встало на свои места. Вот почему колдунам с юга требовалась определенная эльфийка, целительница и жрица древних богов. Сколько же ей веков, если она достигла такого могущества и влияния? Об этом страшно было подумать, как и о том, что она может с ним сделать. Но тогда почему она не сопротивляется?

- Эл-ленари, - прервала она размышления Рихтера. Посмотрев на девушку, он увидел, как она приложила ладошку к своей груди, обозначая свое имя, и вопросительно смотрела на него.

- Элленари. Как-то длинно звучит. Будешь Элли. – Тут же нарек девушку мужчина, а затем указал на себя, - Рихтер.

- Рик-хтер, - сосредоточенно повторила эльфийка, нахмурив бровки.

- Нет-нет. Рих-тер. Или Рих.

- Рих, - радостно кивнула эльфийка, тут же улыбнувшись и став похожей на маленькое солнышко. Ее ловкие пальчики коснулись подвески-птицы на шее, разделив ее на две половинки. Одну из половинок Элли протянула Рихтеру, продолжив улыбаться. – Айтано щел-лите-ля.

Амулет сверкал в ладони Элли драгоценными камнями. Видимо, эльфийка желала извиниться перед ним, решил Рихтер, и потому решила отдать половинку своей цацки, которая наверняка стоила целое состояние. Не раздумывая, полукровка взял амулет и надел – чтоб не сперли. Внезапно странное ощущение стало нарастать в его душе, словно… Додумать полукровка не успел - эльфийка вскочила на ноги и бросилась на него, сжимая в объятиях и довольно что-то пища.

- Эй-эй, а ну хватит. Что за хрень?

- Ты мо-я прет-нас-на-ще-ние.

- Чего-о? Какое еще предназначение?!

- Мы долж-ни… - эльфийка задумалась. Отстранилась, закусила губу, а затем потыкала пальчиками полуэльфа в грудь, - топ-топ!

- Эм… ну да, мы, как бы, и так "топ-топ". Но, постой, что за предназначение?

- Топ-топ, - улыбнулась Элли.

- Уфф, понятно. Ты ничего не объяснишь, да? Несуразица какая-то.

Со вздохом разочарования, Рихтер закрыл глаза, слушая, как Элли довольно и радостно повторяет «топ-топ, топ-топ».

***

В путь они отправились в обед. Один пейзаж сменял другой - они проезжали мелкие деревушки, поля, леса. Любоваться видами мешали люди. Да, люди. Те, кто в спешке покидал южную страну. Со всех сторон только и было слышно о грядущем Конце Света. Ночные твари шастали по южным лесам, а земля там содрогалась так, будто бы под нею ожило что-то древнее… или кто-то. И этот кто-то вот-вот вырвется на свободу, расправит крылья и зальет землю жидким огнем. Все говорили о Древнем Драконе, который тысячелетиями спал в недрах земли, но вдруг проснулся. Все эти бредни Рихтер слушал с интересом, посмеиваясь над наивными людьми. Тоже, блин, придумали, Древний Дракон.

Элли же, казалось, совсем не трогали россказни людей. Она восхищалась видами и разнообразием людской внешности, с радостной улыбкой осматривая все вокруг. До Рихтера постоянно доносилось щебетание Элли – девушка комментировала все, что видела. Иногда у нее получалось говорить предложения на общем языке, и тогда уже хихикал Рихтер, попытки девушки звучали как «дуп, колесо, грясь, кушать».

***

Привал устроили в руинах старого пограничного форта. Добрались до него аккурат к темноте. Руины возвышались над дорогой и лесом поломанными зубцами башен и стен. Зрелище было поистине великолепным, а уж ночевать в форте точно было самым верным решением – кто полезет в это проклятое место? Никто. Включая Элли. Рихтер был сильно удивлен, что эльфийка наотрез отказалась заходить в руины. Он подманивал ее сахарком, как лошадь, цветастым платком, безделушкой, которую стащил у той толстухи, – но Элли осталась непреклонна.

Каменный пристрой же, рядом с фортом, оказался Элли больше по вкусу. Раньше это была кузня, здесь еще сохранились огромные печи, наковальни, и даже три стены с крышей. Первым делом они разожгли костер, а затем Рихтер отправился к ручью с котелком.

- Стоя!

За рукав крепко уцепилась Элли и взглянула в лицо полуэльфа умоляющим взглядом, безуспешно силясь отнять котелок.

- А? Чего тебе надо?

Элли указала на котелок и тут же затараторила на эльфийском. Из всего этого Рих понял только то, что девушка хочет натаскать воды сама. Он отдал ей посуду, и Элленари с радостным писком побежала к ручью, который вытекал из руин. Вернувшись, эльфийка тут же развила бурную деятельность: поставила котелок с водой на огонь, вытряхнула съестное из сумки рядом с костром, а потом побежала собирать травки. Так вот оно что, готовить она хотела, понял вор, оценив действия девушки.

Элли была теплой. Так решил Рихтер наблюдая за эльфийкой, подмечая, с какой ловкостью та режет ингредиенты для супа. Ее лицо излучало доброту и радость, вскоре она снова начала напевать вполголоса. Странно было смотреть на нее, зная, что ее дни сочтены. И Элли никогда не пыталась сбежать. Предназначение? Какая чушь, какое к черту предназначение, когда на кону твоя жизнь! Рихтер не понимал этого и ловил себя на мысли, что ему даже немного жаль эту дуреху. Но жалость никогда не встанет у него на пути к богатству.

- Что ты готовишь? – Рихтер неслышно подошел к Элли, заглядывая в котелок и потягивая носом воздух. – Пахнет вкусно.

Элли задрала голову, отвлекаясь от нарезки маленькой морковки. Улыбнувшись, девушка ложкой зачерпнула немного супа и налила его в плошку. Старательно подула на ложку и протянула полуэльфу.

- А-а-а-а.

- Ты хочешь, чтобы я открыл рот?

- А-а-а! – радостно закивала Элли, отправляя ложку супа в рот мужчине. Рихтер разжевал овощи, проглотил и остался доволен. А эльфы знали толк во вкусной еде из ничего, вот только было одно «но».

- Очень вкусно! А где мясо?

- Мя-со? – переспросила Элли с большим энтузиазмом начав помешивать суп, который постепенно загустевал.

- Ну да, мясо. Зайчатина, например. – Рихтер показал зайца, сделав уши руками, но у Элли был все тот же непонимающий взгляд. – Ты не ешь зверей? Му-му?

- Му-му? – захлопала ресничками Элли, наливая в миски суп, - хр-хр-фьють!

- Тьфу ты! Глупая. Я о коровах говорю или... Ага! Вон, - Рихтер показал на лошадь, а потом на нож, - лошадь. Вы ням-ням лошадей?

Элли испуганно посмотрела на него, затем на лошадь, затем снова на него. И отрицательно замотала головой.

- Пальшое сло! Низь-зя!

- Больше зло схарчить лошадь? Эх вы, эльфы. Потерянные. Не евшие мяса счастья не поймут. – Весомо произнес Рихтер, приступая к трапезе. Элли произнесла что-то на эльфийском и потянулась к котелку, затем вскрикнула и тут же запричитала что-то под нос. В это мгновение Рихтер ощутил, как его пальцы обожгло болью. Рука дернулась, миска с супом упала с тихим стуком на пол кузни. Подушечки пальцев покраснели.

- Это… что за дерьмо?!

Элли вновь что-то залопотала, затем, сунув свои пальчики в рот, и, с видом побитой собаки, посмотрела на полуэльфа.

- А ты… И у тебя? Так, стоять! Ты обожглась? Но какого хрена тогда обжёгся я?

Схватив Элли за руку, Рихтер посмотрел на ее пальчики. Так и есть, ожог. Один в один как у него. Или это у него как у Элли?

- Почему у нас одинаковые ожоги, Элли? Эй, чего ты головой мотаешь, объясняй! И лечи, раз уж ты у нас тут целитель.

Элли вновь забубнила на своем эльфийском, быстро и занудно. Рихтер понял, что спрашивать ее бесполезно - он ничего не поймет, а эльфийка останется при своем мнении о произошедшем. Одно хорошо – она вылечила ожог. Улыбнулась и ласково погладила его запястье, промурлыкав что-то успокаивающее.

- Я не понимаю, как такое произошло. Может быть, магия форта? Не помню, что тут были за дела в старину… Ай, ладно. Спишем на привиделось. Все, пойдем спать. Не отходи от меня, поняла?

- Хр-хр-фьють! – Рассмеялась девушка, быстро доедая свою порцию супа и радостно улыбаясь. Какая же она забавная, словно зверек, подумал Рих.

- Глупая ты, как белка. Тоже рыжая еще.

Поднявшись, он пошел к лежаку. Удобно устроился и принял под свое крыло эльфийку. Элли с довольным писком прижалась к нему, обнимая.

- Ноги одеялом накрой, дурная, а то придет гмых и укусит за пятки. Такую дуреху грех не сожрать.

- Гми-ха? – Элли приподнялась на локтях, заглядывая в глаза Рихтера своими наивными глазищами.

- Да, гмыха. Прячь свои пятки.

Элли легла и еще крепче прижалась к нему, поджав ноги и часто задышав от страха. Вот же дурочка, верит всему.

- Да, именно так. И лежи так всю ночь, поняла?

- Понь-яла.

***

Рихтер резко проснулся от ужаса и открыл глаза. Догорающий костер давал крупицы света, которые только сгущали тени. И в этих тенях кто-то был, и этот кто-то не Элли – эльфийка мирно и сладко посапывала рядом с полуэльфом. Послышались чьи-то шаги, скрежещущие по каменному полу кузни. От этого звука по коже бежали мурашки, настолько он был отвратителен и сулил смертельную опасность.

- А?

- Тш-ш-ш.

Как не вовремя проснулась Элли, начав шуметь. Рихтер закрыл ладонью ее рот, чтобы не выдала их ненароком, и прислушался. Кто-то бродил у входа в кузню. Привстав, Рихтер вгляделся в темноту. Там, у разрушенной стены, стоял на задних лапах рогатый ящер, из тех, кто подобен человеку. Длинное гибкое тело блестело, покрытое склизкой чешуей. Ящер высовывал раздвоенный язык, втягивая воздух через пасть и стараясь учуять свой ужин.

- Му-му!

Резко воскликнула Элли, на лице которой было написано неподдельное восхищение. Эльфийка отдернула его руку от своего лица и вскочила так быстро, что полуэльф не успел сориентироваться. Ящер тут же повернул свою омерзительную голову в сторону Элли, шире раскрыв пасть. Рихтер ошеломленно смотрел, как девушка бежит к ящеру с радостными воплями, выкрикивая «му-му! Му-му!»

- Стой! Дура!

Вскочив на ноги, полукровка выхватил клинок из ножен и кинулся за Элли. Эльфийка замерла на месте, обернувшись на мужчину. На ее лице была написана неуверенность.

- Отойди! Прочь!

Хватанув Элли за плечи, Рихтер оттолкнул ее в сторону, выставив меч перед собой. Ящер зарычал и резко бросился вперед, загребая воздух передними лапами, на которых сверкали в свете костра острые когти. Рихтер быстрым движением нанес удар прямо в пасть гадкого монстра. Из раны брызнула синяя кровь, ящер громогласно заревел и дернулся назад вместе с мечом полуэльфа, который выскользнул у того из рук. Тут же по его ребрам пришелся сильный удар. Дыхание вышибло моментом. Секунда, и Рихтер уткнулся носом в каменный пол, стеная от боли. Где-то вскрикнула Элли, тут же зарыдав. И снова послышался рев ящера, а следом тяжелые шаги, удаляющиеся от кузни.

- Элли, твою мать… Дура. Полезла… к груга-ящеру, самоубийца. - Тяжело выдыхая от боли, прошипел Рихтер. Неподалеку рыдала Элли, причитая на эльфийском. Неужто груга ее ранил? Нет, невозможно, он же собственноручно оттолкнул эльфийку подальше от монстра. С трудом, но Рихтер приподнялся на локтях, а там уже и сел. Взгляд его тут же заметался по кузне, ища Элли. Девушка сидела у стены, сжавшись в комочек. Крови не было, значит, она не ранена. Что тогда?

Стиснув зубы, Рихтер поднялся. Боль пульсировала в ушибленных ребрах, но это ничего, Элли исцелит. Осталось только разобраться, что с ней не так. Полуэльф опустился перед Элли на колени, положив руку на ее покатое маленькое плечико.

- Эй, Элли, что с тобой? Ты можешь меня вылечить? Харе реветь.

Элли запищала что-то на эльфийском, не прекращая реветь и хлюпать носиком. Она держалась за бок, причитая и не желая разгибаться. Это было… странно. Все больше и больше странностей. Так, погодите-ка… Но груга-ящер ведь не тронул и когтем Элли, тогда почему она сейчас согнулась в три погибели и ревет? Эмпатическая связь эльфийская какая-нибудь? Нет, бред какой-то. Если только не… Догадка осенила Рихтера.

- Элли, что с твоим боком? Отвечай, Элли!

Она снова вскрикнула и торопливо начала объяснять на эльфийском. Она все лопотала и лопотала, указывая на шею, и в ее речи то и дело мелькало слово «Айтано». Рихтер подцепил подвеску и посмотрел на нее. Вот он, корень всего зла. Нет уж, он не хочет быть тем, кто разделит с Элли ее боль. Желая избавиться от амулета он резко дернул его вниз. Амулет выдержал. Рихтер еще и еще дергал за цепочку, своими усилиями добившись лишь того, что содрал себе кожу на шее. Через голову снять тоже не удалось, цепь внезапным образом оказалась слишком короткой. Волшебство.

- Как это снять? Эй! – Грубо схватив эльфийку за плечи, Рихтер тряхнул ее и заставил посмотреть себе в глаза. Боль отошла на второй план, а вот страшная догадка о коварстве эльфийки вышла на первый.

- Как. Это. Снять. Отвечай.

Вот это он попал! Элли не прекращая рыдала, всхлипывая и сотрясаясь всем своим маленьким телом. И Рихтер ничего не мог с этим поделать, эльфийка вообще не желала прекращать свой театр трагедии. Если боль переходит от одного к другому, то у нее сейчас бок болит так же как у него. А болело знатно, но не до такой же степени, чтобы позабыв обо всем свернуться в калачик и рыдать. Тьфу, проклятые эльфы.

Но это было совсем не главной проблемой. Главной было то, что если этот чертов амулет работает в обе стороны, то получалось, что… Рихтер не сможет отдать эльфийку, ведь, если она погибнет, то и он тоже. Говорить, как снять эту хрень с шеи, Элли не собиралась, а, значит, он в полной заднице. Гадство! Рихтер не ожидал от нее подобного, она прекрасно прикидывалась паинькой, а потом, как коварная змея, нанесла свой удар.

Поднявшись, Рихтер подошел к лежаку в растерянных чувствах. Даже боль теперь не так беспокоила, как возможная смерть из-за собственной глупости и коварной Элленари. У него даже не было слов, чтобы оправдать себя и оправдать Элли. Он идиот, просто идиот. Злоба накатила волной, выплескиваясь на стоящее в углу помятое ведро. Рихтер от души его пнул, отчего Элли позади него вскрикнула и снова залилась слезами.

Спустя полчаса, плеча Рихтера робко коснулась ладошка Элли. Он не спал, слышал, как плакала эльфийка от боли. И сейчас слушал, как она тихо хлюпает носом.

- Чего тебе?

- Н-не айтано?

- Да объясни ты, какой еще нахрен айтано?

- Айтано, - повторила Элли и показала на свою цепочку, а, затем, и на его цепочку с половинками амулетов. – Согласен. Надел. Страж.

- Страж… Страж! Так вот что это значит. – Осенило Рихтера, - черт… нет, я не согласен. Я хочу это снять.

Ответом ему был грустный взгляд Элли. Она сжала ручку в кулачок и прижала к своей груди, опустив голову.

- Щелить свой рана на тебе. Сепя не могу.

- А я-то думал, что ты так обезопасила себя – ведь я бы не смог тебя убить. Хотя, это как-то глупо… я бы мог себя убить и тебя заодно.Впрочем, не важно. Найди себе другого дурака, но сначала вылечи нас. А потом сними с меня эту проклятую штуку.

Расстроено шмыгнув носом, Элли кивнула и коснулась ладонями ушибленного бока полуэльфа. Нежное тепло изгнало боль, магия залечивала кровоподтеки и ссадины. Закончив, девушка протянула руку к его шее и взяла тонкими пальчиками амулет.

- Не айтано?

Губа у Элли аж задрожала, а на ее глазах снова начали собираться слезы. Неожиданно, для полукровки смотреть на грустную эльфийку оказалось подобно пытке. Рихтер отвел взгляд, чтобы не видеть этой плаксивой мордашки. А он-то всегда считал, что не страдает особой жалостью к глупым зверюшкам.

- С другой стороны, - начал он проговаривать свои мысли вслух, - вот тебя ранят, а ты не сможешь себя излечить и, не, дай боги, помрешь. Тогда наше "топ-топ" закончится неудачей. Ладно, так и быть, я побуду твоим айнано. Временно. Но ты сразу же снимешь свою цацку, как только я скажу. Поняла?

Эльфийка покачала головой, показывая, что ничего не поняла.

- Я страж. Короткое время, вот столько, - он показал руками короткий промежуток, - понятно?

- А…

Элли нахмурилась, повторила его жест. А затем ее хорошенькое личико засияло от улыбки. В этот момент девушка была подобна маленькому солнышку и Рихтер не сдержался, тоже улыбнулся ей. И получил в благодарность крепкие объятия. Знала бы девушка, что он ее на заклание ведет, как бы она поступила? Эта мысль и раньше часто приходила Рихтеру, но сейчас она обожгла его душу.

***

К обеду следующего дня Рихтер со своей пленницей достиг города. Это был последний крупный город на пути, в котором собрались беженцы. На улицах города было не протолкнуться, люди рассказывали байки и делились слухами о том, что творилось на их родине. Один слух был невероятнее другого, мол, земля теперь лава, а небеса покрыты пеплом. Рихтер не стал даже трудиться над тем, чтобы выловить среди хаоса россказней крупицы правды.

Уже лежа на старом матрасе, на запыленном чердаке переполненного постоялого двора, полуэльф размышлял о том, что в последнее время его не раздражает извечная восторженная болтовня Элли. Эльфийка была жизнерадостной и любопытной, она напоминала ему ребенка, наивного и глупого. У Рихтера даже возникало ощущение, будто он не похититель, а нянька для Элли. За ней нужен был присмотр, неустанный. Стоило отвлечься на минуту, как Элли тут же находила приключения на свою рыжую головушку. Чего только стоил поход в общественные бани… Впервые Рихтер чуть от стыда не сгорел: эльфийка с радостным воплем побежала трогать людей, не разбирая мужчина это, женщина ли, старик или ребенок. А ее замашки сороки? Элли так же восторженно бежала ко всему что блестит, будь это монетка в конском навозе, украшение на прилавке или блестящий на солнце шлем стражника. Всего за пару часов Рихтер намучился с Элли так, будто бы всю жизнь с ней возился.

- Все, Элли, спать. Место, девочка, место!

Похлопал себя по ноге Рихтер, зевая и желая наконец спокойно отдохнуть. До замка колдунов было уже совсем близко, последний рывок и сокровища в его руках.

- Кра-сиво!

Элли не оценила его жеста, рассмеявшись и повторив новое выученное слово, указывая пальчиком в окно. Похлопав в ладоши, девушка подошла к полуэльфу, усаживаясь рядом и открыв рот для очередного вопроса. Вопросы эльфийка задавала постоянно, и еще чаще начала, когда немного освоила общую речь. Не желая слушать эльфийскую трескотню, Рихтер сработал на опережение:
- Где вы живете, Элли? В домах или на деревьях? В пещерах?

- Зивем? – Элли почесала свой курносик и радостно воскликнула что-то эльфийское. Сложив руки лодочкой, она начала колдовать и Рихтер сел, чтобы все увидеть в мельчайших подробностях. Из золотых нитей над ладонями девушки соткался хрупкий на вид дворец.

- Мой зивем!

- Вот вы жопы ушастые, не хило так устроились! Во дворцах, охренеть. А все говорят – вот, эльфы, мол, ограничиваются малым, живут на пеньке и жуют листики.

Элли чуть склонила голову набок, чем напомнила Рихтеру птичку. Опять она не поняла ничего. Полуэльф показал девушке два кулака с отогнутыми большими пальцами вверх и улыбнулся. Тут же послышался звонкий смех Элли, которая захлопала в ладошки и кинулась снова его обнимать. Интересно, все эльфы любвеобильные, или это ему попалась такая странная особа? Но, он не был против, неожиданно для самого себя Рихтер понял, что ему нравится эта непосредственность и жизнерадостность Элли.

***

Путь на юг протянулся через покинутые людьми города и деревни. Люди бежали, словно крысы с тонущего корабля, но Рихтер никак не мог понять, что их заставило так поступить. Земля была обычной, небеса чистыми, а в воздухе и отдаленно не пахло угрозой. Что до Элли – эльфийка вообще бесконечно радовалась всему, что только встречали они в пути.

С каждым днем, будучи рядом с этой солнечной эльфийкой, Рихтер испытал все больше и больше сомнений в своем поступке. Все чаще в его мыслях возникал вопрос «а может хрен с ними, с деньгами?» Воровская душа хотела денег и признания, а частичка эльфа в Рихтере давила на совесть и на том, чтобы отпустить Элли восвояси. Она постепенно, как-то незаметно проникла в его сердце своим светлым образом. Все меньше она доставляла ему хлопот, наконец-то перестав тащить все блестящее и ввязываться в неприятности. Ему хватило того вечера, когда Элли начала трогать лопоухого мужчину в таверне. Тот не оценил жеста девушки, но очень оценил ее милый вид. Пришлось вмешаться. Если бы не магия Элли, то ходил бы Рихтер с расшатанным зубом и сломанным носом. Хотя, если бы не Элли, то этого бы всего и не случилось.

Самым интересным был момент, когда Элли заговорила на общем наречии более внятно, хоть и сложно, временами, для понимания. Недели пути прошли одним насыщенным днем, в котором полуэльф с эльфийкой узнали много нового и побывали в парочке передряг. Да-да, и снова таверна, только на этот раз Элли взяла выше – она каким-то образом умудрилась ее поджечь…

Рихтер вспоминал эти недели пути и смотрел вперед, туда, где возвышались над лесом башни из слоновой кости. Именно там все и закончится. А потом начнется его новая, богатая жизнь.

- Смо-три, как красивой облак! Он над кущей, как сляпа!

Восторженно лепетала Элли, смеясь и указывая пальчиком на облако над горой.

- А, ну да. Хотя, больше похоже на перевернутый ночной горшок.

Усмехнулся в ответ Рихтер, останавливая лошадь под хихиканье Элли. Его взгляд был устремлен к замку колдунов. Там, среди этих белых башен, сверкали багровые всполохи. Наверное, это и был тот самый Конец Мира. И даже несмотря на это, Рихтер сомневался. Впервые он сомневался в том, как намерен поступить.

- Пащему стоя? – Подала голос Элли, запрокидывая голову и глядя на Рихтера снизу вверх, - Ми туда.

- Да, нам туда. Просто… Голова вдруг заболела, вот и все, - хмурясь, наобум ответил полуэльф, тронув каблуками бока лошади. Он понимал, что соврал неубедительно, но в голову больше ничего не шло. Да и вообще, что это с ним? Чего это он так расчувствовался?

- Голова? Моя нет. – Эльфийка потрогала свою голову и стала крутиться в седле, изворачиваясь и затем трогая голову Рихтера, - и тепя нет!

- Не болит, - согласился Рих. Совсем у него не голова болела, а нечто иное, то чего он не мог понять.- Элли, я хотел спросить тебя – почему ты не убегаешь? Я украл тебя и потащил с собой неведомо куда, а ты и ухом не пошевелила.

- Так нада, - пожала плечами Элли и снова запрокинула голову, чтобы лучше видеть Рихтера, - Прет-нас-наще-ние. Моя спасать мир.

- Ты все знаешь? И ты, вот так просто, согласна умереть?

- Я снать. До наша встреча. – Эльфийка выпрямилась и кивнула, серьезно продолжая: - Мое прет-насна-щение. Сепя за шиснь всех. Сутьпа. Видеть наша встреща у кулдунов Иншае. Они древны как мы. Перегут все.

- Это… Знаешь, Элли, впервые мне нечего сказать. Это звучит так… по-геройски глупо. Впрочем, не важно. Хочешь умереть – твое дело, я не стану тебе мешать. Получу за тебя причитающуюся сумму и прощай. Думаю, ты об этом тоже догадывалась.

Он ожидал совсем другой ответ или хотя бы попытку оправдаться, продолжить жить спокойно. И отчего ему стало так гадко? Тьфу, бред.

- Снимай амулет.

- Иолло, айтано.

- Ха, не за что. Я ничего не сделал, кроме как поймал тебя и притащил сюда.

- Ты покасать мир. Эта... пот-ря-са-юще.

- И все это, чтобы сдохнуть ради людей и горстки эльфов с гномами. Тупость.

- Ради ты.

- Тем более, тупость вдвойне.

Элли улыбнулась так, будто бы говорила с ребенком. Ее нежные руки коснулись его шеи, заставляя сердце биться чаще. Спустя мгновение она уже держала половинку амулета, а Рих освободился от ноши стража. И почему его так заботило, что эта дурочка идет на погибель? Она все делает правильно, выбрав меньшее из зол – одна жизнь за жизни остальных. Да, все так и должно быть. А он еще и выгоду с этого получит.

Рихтер подогнал лошадь, пуская ее вскачь. Поскорее достичь замка, поскорее избавиться от Элли и оставить все позади. Напиться и забыть ее зеленые наивные глаза.

***

Ворота замка были открыты. Рихтер взял Элли за руку, чувствуя исходящее от ее ладошки неестественное тепло. Вместе они пошли вперед, ступая под крышу замка.

- Ау-у-у-у! Есть тут кто? Я подарок вам принес, оплатите получение!

Крикнул Рихтер и мог насладиться множественным эхом своего голоса, отражавшимся от высоких потолков больших залов.

- О-о-о! Там плестеть! – Глаза эльфийки блестели от восторга, ей было не до колдунов, она чем-то заинтересовалась.

Рихтер послушно пошел туда, куда потянула его за рукав Элли. Она отпустила его руку, побежав к стойке со сверкающими доспехами и тут же начав их трогать. Как ребенок, о боги. А может, раз никого нет, то и хрен с ними, с колдунами? Возьмет тут всего побольше, да уйдут они с Элли, и…

- Благодарим за сопровождение Избранной в нашу обитель.

Среди тишины замка, разбавляемой только восклицаниями Элли, незнакомый голос прозвучал как гром. В нем была сила, которая вызывала внутренний трепет. Эльфийка тут же кинулась к Рихтеру, спрятавшись за его спиной и выглядывая из-за нее. Колдун стоял в проходе в один из залов, спрятав руки в широких рукавах балахона. Его лицо было скрыто тенью капюшона.

- Фух, вашу ж мать. Нельзя так людей пугать. Показывай мои пять тысяч золотых. И только тогда я вам отдам Избранную.

Маг выпростал одну руку вперед, держа в ней темного цвета мешок привлекательно звякнувший.

- Пять тысяч золотых, как и было оговорено.

- За вредность следовало бы доплатить еще тысчонку, ну да ладно. Элли, стой тут.

Быстрым шагом Рихтер достиг колдуна, глядя на того с подозрением. Со всей осторожностью полуэльф взял мешок, развязал и заглянул внутрь. Там переливались золотые монеты. Проверив на зубок несколько монет, Рихтер остался доволен.

- Отлично. Сделка в силе.

Все это время Элли жалась у него за спиной, вцепившись в его куртку своими пальчиками. Она, как всегда, не послушала его, зашагав, как хвостик, следом. Рихтер повернулся к девушке, накрыв ладонью ее пальчики лежащие на своем рукаве.

- Ну что, эльфийка, вот ты и пришла к тому, чего хотела. Твое предназначение здесь. Пора прощаться.

- Не хащу пращаться, - тихо призналась Элли. В ее глазах стояли слезы, того и гляди сейчас разревется.

- Да ну? Ты ведь знала, на что идешь. Поздно отступать. Скажи ты раньше…

Элли покачала головой.

- Нет. Я скущать. Рих-тер.

- А я - нет.

Элли вскинула голову, заглядывая своими пронзительными зелеными глазами в его глаза. В этот момент Рихтеру показалось, будто что-то оборвалось внутри, сердце стиснуло страшной тоской. Он сжал пальчики эльфийки. Она мягко улыбнулась. И порывисто обняла его, целуя в щеку. На него повеяло цветочным ароматом Элли, ее теплом и светом. Это было в высшей степени блаженство и мука.

- Пора. Иди.

Ему не хотелось ее отпускать, но он это сделал. Элли шмыгнула носиком и отступила от него. Тут же колдун взял ее под руку и повел прочь, без единого слова. Рихтер отвернулся. Это было просто как-то… неправильно. Нет, хватит! У него есть деньги, этого достаточно для счастливой жизни. Полуэльф быстрым шагом пошел к выходу. И лишь у дверей коридора он обернулся, не сдержался. Захотел взглянуть на рыжее чудо в последний раз.

- Дурочка ты, Элли.

Золото в мешке приятно звенело при каждом шаге, но отчего-то этот звук совсем не приносил радости и удовлетворения. Мысли Рихтера были лишь о том, почему Элли решила умереть. Почему она не сказала "Рих, забери меня отсюда, я хочу жить и плевать на всех остальных". Нет, это невозможно. Элли бы никогда так не сказала, она слишком великодушна и отважна, для нее честь отдать свою жизнь за всех людей на свете. Предназначение, одним словом.

Уже покинув замок, Рихтер вновь обернулся. Где-то там, в недрах гнезда этих колдунишек, Элли готовиться распрощаться с жизнью. Жертва ради всего мира.

- Дура, какая же ты… чудесная дура.

Каждый шаг давался с трудом, Рихтер медленно двигался к лошади. Взялся за поводья, заглянув карие глаза животного. Эти глаза напомнили ему о том, как они с Элли вместе ужинали у костра, и он расспрашивал эльфийку о животных и мясе. С Элли все было по-другому, жизнь была наполнена впечатлениями и разукрашена яркими красками. А сейчас у него остались лишь лошадь, мешок с холодным металлом и сожаление.

- Да ну, брось это все. Уходи, просто уходи. Она сделала свой выбор, а ты сделал свой. Вот и все.

Сам себя убеждал Рихтер, проверяя подпруги.

***

- Элли, Элли.

- Рих-тер? Я… жить?

- Фух, наконец-то! Да, ты жива. Смею заметить – моими стараниями.

Глаза Элли расширились от удивления, она открыла рот, в кои-то веки, пытаясь подобрать слова. Рихтер улыбнулся и ткнул пятками лошадь в бока. Эльфийка помолчала, а затем просто расплакалась, обняв полуэльфа.

- Ну-ну, рева-корова. Ха, а сама-то говорила, что готова проститься с жизнью. Врушка.

Оглушительный треск и рокот заглушил мужчину. Лошадь под ним испуганно заржала, понеслась вперед, не разбирая дороги. Башни слоновой кости рушились, исчезая в багровом всполохе. Оглушительный рев сотряс все вокруг. Из облака багрового дыма и всполохов в небо взлетел дракон, закрыв исполинскими крыльями солнце.

- Мы… унищтошить мир?

- Что? Нет, ты что. Это… а просто колдуны что-то напортачили, вот и рвануло все, не переживай.

- Но…

- Элли! Я хочу, чтобы ты… Я… В общем, давай свою цацку обратно, я ведь твой айнанэ. 

Другие работы:
+3
730
10:27 (отредактировано)
Ванильно все как-то. ГГ больше похож на романтического школьника чем на прожженного жизнью наемника. Конец смазанный. Похоже, что хэппи-энд насильно в рассказ вставили. Но! Слог неплохой!
А в чем смысл делать ГГ полукровкой? Это ведь никак на сюжет не влияет. Языка он не знает, способностей эльфских у него тоже нет.
12:13
так модняво же полуэльфов делать. в хрониках шаннары или саги о копье их часто пихали)
Комментарий удален
01:05
… Да уж, что-что, а слог здесь действительно «неплохой»! rofl
18:20
Весь рассказ эльфийка буквально вешается на шею брутальному наемнику-полукровке, а на него вдруг снисходит умиротворение! НЕ ВЕРЮ!!!

«Весь ее вид выражал обиду: насупленные бровки, надутые губки. Эльфийка была очаровательной, глядя на нее, Рихтер ощущал, как на него нисходит умиротворение.»

«Под очередное передразнивание, Рихтер схватил девушку за руку и усадил рядом с собой. Было странно смотреть, как эльфийка, с довольной мордашкой, плюхнулась ему на грудь и обняла.»

«ее хорошенькое личико засияло от улыбки. В этот момент девушка была подобна маленькому солнышку и Рихтер не сдержался, тоже улыбнулся ей. И получил в благодарность крепкие объятия.»

Как-то не складывается пазл…

А финал вообще ми-ми-ми))
23:28
+2
после «ушастой жопы» читать уже вообще не смог
15:48 (отредактировано)
Сказка для подростков. Тема секса не раскрыта, хотя рассказ привлек именно названием.
Оно подобрано шикарно, можно было такого написать ( eyes), но, оказалось всего лишь заманухой (реклама все врет!!! devil)

В целом читать можно (с учетом разочарования, описанного выше). Текст правда пестрит стилистическими огрехами, повторениями слов, и другими «прелестями» отсутствия вычитки.

В целом, можно рассказывать детям перед сном, сегодня кстати, попробую… )
06:54
банально-штамповоно-клишированной фЭнтези, без намека на мысль либо смысл
при этом, куча косяков и ошибок
полная задница
лучшей характеристики рассказу, чем из уст героя, трудно придумать
Ночь была холодная и тихая, н

Тиха украинская ночь. Но сало лучше перепрятать.
Я не понял предыдущих комментаторов.
Рассказ между тем замечательный.
Есть некоторые огрехи которые исправит даже Крстромин самый слабый корректор.
Главное в этом рассказе есть не банальная история. Что, что, а банальностей которыми пестрит творчество многих авторов, что у тех кто участвует в конкурсе, что у тех кто тусуется на сайте, в этом рассказе нет ни грамма.
Короче, спасибо за доставленное удовольствие.
Загрузка...
Константин Кузнецов