Юлия Владимировна

Тренинг для писателей №20

Тренинг для писателей №20
Убейте своего героя

Последнее время убивать главных героев стало мейнстримом. Вместе с тем один из первых признаков неопытного писателя - убить всех в конце произведения.

Но мы посвящаем этот тренинг правильной и обоснованной смерти главного героя.

Задание:
Убейте главного героя.

Вы сами вольны выбрать смерть: в бою или в постели, от яда или кинжала. Это может быть отрывок, где герой умирает или целая миниатюра с печальным концом. Главная ваша задача, чтобы читатель не воскликнул: "Не верю"

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+5
19:30
1170
19:47
мой рассказ «Трамвай» в аккурат про убийство своего героя;-)
02:51
а может с легкой руки напишите какое-то новое убийство?)) так, разминка без напряга
не жалко героев?
07:34
Безумно жалко. Я своего просто обожаю, но давно вынашиваю план убийства моего ГГ. Всё откладывал до последних глав. Думаю прикончу его сегодня-завтра и покажу с двух ракурсов эту картинку от первого и третьего лица. Троих хороших персонажей с «легкой руки» уже всё того. А уж если совсем будет жалко персонажа, сделаю вид, что это был просто спин-офф ^^.
предлагаете «замочить» Вашего героя?
20:17
Всё под контролем. Герой мёртв.
примите мои соболезнования
Комментарий удален
09:04
Прям накатило вдохновение внезапно. Одна из возможных концовок моего многострадального эпоса. Но так как в планах там ещё много чего намечается, то это условных вариант. А может и нет...=)

Небольшой глоссарий:
  1. Камаэль — раса, созданная гигантами для борьбы с богами. После поражения своих создателей были долгое время заточены на острове душ. Потеряли возможность летать, лишившись в наказание за грехи прошлого одного крыла.


  2. Шилен — изначально повелительница стихии воды, позже властительница Подземного мира, создательница расы эльфов;


  3. Хейн: Прекрасный город на воде, словно поднявшийся из морской пучины.



Зарисовочка
Я уже видел это в день нашей первой встречи. Конечно сейчас её лицо не измучено болью и страданиями, а во взгляде нет той отрешенности. Она отчаянно пытается избавиться от цепей на руках и щиколотках. Заметив меня, испугано мотает головой не в силах сказать и слова из-за кляпа. Её похититель хорошо знает, что целительница сможет сбежать, воспользовавшись добрым арсеналом заклинаний, коим её обучила Иссадилли.
-Уходи, Дербош, — она почти плачет и отталкивает меня плечом, -уходи умоляю. Всё кончено. Она убьёт нас всех. Ты не остановишь её.
-Я уйду только с тобой. Сможешь переместиться в город? Клянусь я последую за тобой сразу же.
-Не могу. Она создала барьер. Отсюда не уйти. Дербош, здесь Иссадилли. Она убьет и её. У меня больше никого не останется. Спасайся хотя бы ты.
-Нет.
Какого ответа она ждала от меня? Что я трусливо сбегу, оставив её на растерзание полоумной культистки? Осознав, что я не выполню её просьбу Дейна бессильно уткнулась мне в грудь и задрожала от беззвучных рыданий. Она знает о чём, говорит. Рыжеволосая убила родителей у неё на глазах. Испепелила в мгновение ока. Кому культистка продалась ради этой силы, знает одна Шилен. Только у меня за спиной нет таких влиятельных друзей ни в этом мире, ни в преисподней.
Сквозь тихий плач Дейны и легкое позвякивание цепей, я услышал шаги. Тёмный силует показался у входа в святилище. С его появлением, появилась и надежда. Камаэль замер в нерешительности, глядя на нас, и я начал успокаивать свою полукровку:
-Дэйна, здесь Релент. Он нашёл нас. Может быть мы вместе сможем…
-Стой, — она неистово закричала и вцепилась мне в руку, когда я развернулся к другу.
Всё произошло слишком быстро. Огромный двуручный меч Релента, легко пробил мой нагрудник. В его глазах не было сожаления или ярости. В них не было ровным счётом ничего. Мутная голубоватая синева покрывала его взгляд. Он уже был мёртв. Культистка добралась и до него.
Я рухнул на колени, не чувствуя боли. Лишь холод и безысходность обволакивали моё тело. Я не сводил глаз с Релента, всё ещё не веря, что и его больше нет. Камаэль обхватил обеими руками меч, уперся ногой в моё плечо и резко вытащил двуручник у меня из груди. От треска костей и криков Дэйны зазвенело в ушах.
Она пыталась плести заклинания, но золотые нити лишь бессильно лизали раскуроченные ребра. Не будет ничего: ни радужного Хейна, ни гуляния за ручку вдоль фонтанов. Наивный глупец. Не бывает для тёмных счастливого финала. Сетр и Нистор доходчиво показали это своим примером. Даже непогрешимый Релент не избежал своей судьбы. С моей смертью придёт очередь и маленькой полукровки, которая не хочет сдаваться, и упрямо вливает в меня жизнь, не давая уйти. Я подвёл её. Не спас. Солгал.
-Довольно, — властно прогремел женский голос. Золотые нити оборвались, и Дейну словно парализовало. Лишь теперь я осознал, почему не было боли. Девушка из последних сил вытаскивала меня с того света. Агония захлестнула меня внезапно. Вместо крика из горла вырывалось что-то булькающее, а перед глазами мелькали алые всполохи. Кто-то наклонился ко мне и прошептал в самое ухо:
-Спи спокойно, Рыцарь Дербош, — холодная рука вцепилась в моё сердце. Оно прощально стукнуло и остановилось. Последняя мысленная мольба была направлена уже к убийце. «Сделай меня её новым мёртвоглазым, я должен быть рядом с ней… сделай же меня её безвольным слугой...»
04:19
+1
Во-первых, рекомендую изучить тему «вводные слова» и «вводные конструкции» :) Уже во второй зарисовке напрочь отсутствуют запятые, следовательно это, скорее незнание, а не невнимательность.

Заметив меня, испугано мотает головой не в силах сказать и слова из-за кляпа.

После «головой» зпт.

Клянусь я последую за тобой сразу же.

После «клянусь» зпт

Осознав, что я не выполню её просьбу Дейна бессильно уткнулась мне в грудь и задрожала от беззвучных рыданий.

ЗПТ после «просьбу»

Она знает о чём, говорит.

Она знает, о чем говорит.

С его появлением, появилась и надежда.

Лишняя зпт. И повтор: появлением-появилась (но тут оправдано — для усиления).

силуЭт

Огромный двуручный меч Релента, легко пробил мой нагрудник

Зачем ЗПТ?

ься, и упрямо в

лишняя ЗПТ

Пользуясь случаем, пристыжу вас немного. В ваших руках история, вы можете писать и писать интересно, привлекая внимания читателя, НО изучите постановку знаков препинания. И тогда текст будет еще приятнее и чище. Удачи в творчестве! :)
Ну а тренинг выполнен)

08:28
+1
Спасибо, что уделили мне время и детально разобрали недочёты. Знаки препинания вкупе с опечатками -это мой личный криптонит. Буду исправлться.
14:42
Я прошёл длинный путь. Путь, на котором горечь потерь, предательство, разочарование, ярость и месть оставили глубокие следы, шагая следом за мной попятам. Но помимо них рука об руку со мной прошествовали радость, дружба и, конечно же, любовь. Любовь, которую я бездарно и глупо потерял. Навсегда. Я искал смысл жизни, обрёл его в любви и в защите тех, кого любил. Но в судьбоносный миг оказался слаб. Они защитили меня, чтобы я довёл наше дело до конца…
Чёрный сгусток клубился предо мной, испуская во все стороны жалкие щупальца, уже не способные причинить мне вреда.
— Победа за мной, Гэргэрэт, — тяжело дыша, произнёс я. Обломки копья света и косы тьмы лежали у моих ног. Только благодаря им я выстоял.
— Ты ещё не победил, хранитель, — прошипел Лорд Хаоса. — Ты ведь умрёшь, как только уничтожишь меня. Разве не поэтому, я всё ещё жив? Ты боишься смерти, хранитель.
— Да, ты прав. Боюсь.
— Тогда переходи на мою сторону. Вместе мы уничтожим миры Света, Тьмы и Стихии.
— Мне незачем жить. Ты отнял у меня то, что делало мою жизнь осмысленной.
Я закрыл глаза, сосредотачиваясь. Затем протянул руки к едва пульсирующему сгустку, некогда бывшему могущественным богом — Лордом Хаоса.
— Я стою в тени Райшэнис (примечание: имя Великой Тьмы)…
— Ты не посмеешь.
— Мой путь освещает Сэнасер (примечание: имя Великого Света)…
— Замолчи!
— Моё тело переполняет сила Риданис (примечание: имя Великой Стихии)…
— Не смей! Ты же погибнешь!
Да, Гэргэрэт. Как и ты: — В моём сердце бурлит ярость Гэргэрэта! — прокричал я последние слова, разом переходя на пятую ступень силы Тьмы, Света, Стихии и Хаоса.
Раскрыла клыкастую пасть чёрная бездна, вспыхнула яркая звезда, взревели огонь, земля, вода и воздух, скрутились в тугой клубок пространство и время.
«Зирани, Мияра, я иду к вам», — пронеслось у меня в голове прежде, чем божественной силы удар сокрушил Лорда Хаоса, а вместе с ним и меня…
04:22
+1
Любовь, которую я бездарно и глупо потерял. Навсегда. Я искал смысл жизни, обрёл его в любви и в защите тех, кого любил.

Показался неоправданным повтор.

Разве не поэтому, я всё ещё жив?

Зачем ЗПТ?)

Текст метафоричный, что-то показалось излишне пафосным, НО:
а) это вопрос восприятия
б) сам момент диктует пафос :)
Тренинг выполнен)
10:51
спасибо :)
16:28
Старая Аксинья умирала.Без малого сто годков отходила она по земле, вырастила и детей, и внуков, и правнуков — доброе семя, брошенное в хорошую землю.А теперь пора и отдохнуть.
Избу наполнили люди, стекаясь со всех сторон, из самых дальних деревень, чтобы попрощаться с неуёмной бабушкой — хлопотуньей, побыть рядом в последний миг.
Во рту пересохло.Аксинья провела разбухшим языком по воспаленным губам, по низкому заборчику зубов, стёршихся почти до дёсен — все, как один, свои, родимые, не знавшие забот врача, и прослужившие без малого сто лет.
Правнучка метнулась ястребом к больной, напоила, обтерла влажной тряпицей лоб.Аксинья кивнула, прошелестела непослушными губами:
— Спасибо, Катенька.
Устала.Как же она устала.Хотелось поразмышлять о прожитом, подготовиться ко встрече с запредельным.В Бога она не верила: сколько слёз было пролито, сколько вознесено молитв, а ни один сын не вернулся с войны… Последние крохи веры развеялись без следа, когда угасал младшенький, белокурый Никитка, попусту терзая мамкину высохшую
грудь.
С тех пор не звала, не просила.Затвердела душа, чтобы выстоять и не дать умереть молодым побегам, что жались рядом — две дочери подрастали.Ими и жила.
Из полудрёмы вывел приглушённый переполох, скрип двери и скрежет костыля по дощатому полу.Захар.Эту поступь Аксинья узнала бы и с закрытыми глазами, и вовсе без глаз.
Хриплым одышливым голосом проворчал угрюмо:
— Помирать надумала?
По губам легкой рябью скользнула улыбка, Аксинья чуть приподнялась на подушках, поддерживаемая все той же предупредительной правнучкой.
— Здравствуй, Захар.
Изба затихла.Люди неловко выходили из горницы, напряженно прислушиваясь к разговору двух старожилов, соседей, не разговаривающих более семи десятков лет.
И надолго повисло молчание, такое, какое бывает, когда близкие люди бессловесно общаются между собой и прекрасно понимают друг — друга.Это и есть разговор по душам.Душами.
Дед Зазар смотрел на высохшую сморщенную старушку, а видел молоденькую девушку — невесту, что когда — то ввёл в свой дом.Длинные косы, что расплетал неловкими пальцами в первую брачную ночь, доверчивые серые глаза, тоненькие ручки — веточки, теребящие и без того мятый подол нарядного платья…
Помнил и другое: кровь на разбитых губах, как выскочила из дома прочь и ушла в чем есть, унося месячного сынишку к своей полуслепой матери.
Знал, что погорячился, но ревновал в то время так, что самому, хоть в омут.Ушла.Вся деревня судачила и осуждала.Ведь был Захар даже непьющий, и в целом — завидный жених.Не вернулась.Ни через месяц, ни через год.
А там и замуж вышла во второй раз за приезжего агронома.Вот тогда Захар запил.И не протрезвел бы, кабы не война.
Аксинья сквозь полузакрытые веки рассматривала давнего врага.Но помнились не побои и обиды, вставали в памяти краюхи хлеба в ручонках детей, что втихую скармливал им угрюмый сосед, накормленный и ухоженный скот в дни, когда Аксинья тяжело болела…
Глаза увлажнились, смывая картинку былого.Дыхание выравнилось, чтобы вскоре пропасть совсем.
Бабушка Аксинья умерла, прощённая и простившая, и что — то юное проступило в сморщенном старческом лице.
Наверное, так выглядит покой.
18:19
+1
Это неподражаемо, слезы на глаза навернулись, Вы великолепны. Спасибо за рассказ, он пробрал до самого сердца)) Вдохновения и успехов Вам))
Спасибо вам за добрые слова! Мне очень приятно)))Я описывала свою прабабушку, поэтому и писалось с большой любовью.
04:27
Дед Зазар смотрел

очепятка

все той же предупредительной правнучкой.

показалось, что не подходит по стилистике

Очень тонкий и чуткий текст с отлично выглженной стилистикой. Спасибо за поднятую проблематику «прощения». Это очень(!!!) здорово.
Тренинг выполнен! :)
09:39
+1
Спасибо!)))Согласна, 'предупредительная' здесь мешает.Заменю.
21:01
Проходит на кухню. Плюет в ободранную раковину. Открывает облепленный фотографиями кинозвезд холодильник.
— О, яйца есть! И мед.
Жарит яичницу, поливает медом, начинает есть.
— Неплохо живут лишенцы крякающие. Не то что мы! Пашешь тут как экскаватор. Ночами покой их охраняешь. А в итоге? Ботинок несчастных купить не можешь себе!
Вновь смотрит на брюки.
— И что я Марине скажу?
Достает из кармана початую бутылку водки «Путинка».
— И как можно так жить? Андрей и тот вон помер. Часы жалко, конечно. Живем же все скучно то как!
Наливает в стакан водку, выпивает.
— Да. Вон Третьяков и тот пчелами интересуется, когда от Ельцина с Явлинским перерыв устраивает. Первый — дубинболом. А мне что остается?
Вновь наливает стакан, выпивает. Оглядывается по сторонам.
— Докрякался, болезный. Тоже странный персонаж. Скользит между пальцами, как намыленный. Влад бы сказал — как навазелиненный. А ведь болезный не болезный, а и тот к женщинам приставал. И где же у этой жертвы птичьего гриппа куры быть могут?
Вновь оглядывается.
— Вот все думают, что нам легко. А нам не легко. С чего нам легко то будет? Мы же не казаки и не байкеры, не спортсмены и не чиновники. Меня одни психи окружают! Я и сам, наверное, псих уже давно. И нет никого, ни одного нормального человека, с которым можно было бы поговорить. Просто так – по душам. А какие хорошие были брюки! И как можно жить в таком мире? Вот и Андрейка умер. Какая все-таки смерть нелепая. Я понимаю разницу между убийством, умышленным или непреднамеренным, несчастным случаем и своей смертью – от болезни, от старости, от алкоголизма. Но ведь любая смерть, даже от чужой руки, в конечном счете – своя она. Но все-таки: какая нелепая смерть!
Подходит к холодильнику. Задумчиво смотрит в него.
— Да вот так всегда. Вместо теплой, исходящей жирком курицы – замерзшая ножка Буша. Или они Обамовские теперь? Надоело!
Находит в столе веревку. Задумчиво рассматривает ее. Затем делает петлю. Становится на табуретку. Привязывает к крюку, на котором крепится лампа. Продевает голову в петлю.
— Прощайте, уроды!
14:09
+2
Сильно! Стильно! На мой взгляд — пока лучшее.
Спасибо! Спасибо!
Правда понравилось?
14:45
Конечно! Люблю нетривиальные подходы (иногда). Здесь в тему, очень удачно!
Плюс еще напомнило стары сов. фильм, где Е.Леонов вешался на люстре.
Еще раз спасибо
04:32
Не то что мы!

ЗПТ перед «что»

Андрей и тот вон помер.

Сама с зпт запуталась, но они тут явно нужны.

А нам не легко.

нелегко*

Несмотря на сумбурность мысли, выполнено интересно. Эмоции, на мой взгляд, переданы слабо, но в рассказе-монологе с минимальным действием-описанием от лица автора, наверное, так оно и надо. Тренинг выполнен))
спасибо. замечания будут учтены
Фикусы.

Авдотья была старейшей женщиной в своем селе. 19 июня 2010 года ей исполнилось ровно 105 лет.
Можно-ли назвать ее счастливой долгожительницей? Сложно сказать.
По утрам Авдотья выходила во двор, здоровалась с местными жителям, в глазах которых она была легендой. Еще бы!
Знать то, о чем некоторые даже не догадывались.Стать настоящим кладезем информации. Историки и журналисты то и дело заглядывали к ней на огонек, спрашивали ее мнения по тем или иным вопросам.
Авдотья видела разруху войн, была свидетельницей революций. Эпохи сменяли одна другую прямо на ее глазах, но обладая отличной памятью, знаниями и всеми качествами великолепной рассказчицы, Авдотья говорила одно: «Война — беда. Что тут обсуждать?»
Журналисты, прознав о местной долгожительнице, не пугаясь ни расстояний, ни безумных трат на дорогу, съезжались к ней со всей страны. Некоторым из них просто хотелось поговорить или получить напутствие. Как-никак вековой житейский опыт имел огромное значение для желающих посоветоваться.
Аводтья со всей любезностью приглашала незнакомых людей к себе в дом, поила свежим чаем с пирогами и внимательно всех выслушивала.
У многих забредших репортеров создавалось такое впечатление, будто бы они знают старушку все 100 лет. Словно бы она им троюродная бабушка, а не просто очередная знаменитость, от которых иногда просто скулы сводило.
Авдотья со всей простотой говорила, что особенной она себя не считала. Ну и что с того, что она прожила целый век? Это не заслуга, а дар свыше. Или проклятье.
Иногда она и вовсе не понимала, почему к ней обращено такое пристальное внимание. Ей доводилось принимать гостей с другого конца страны и даже ближнего зарубежья.
Старушка хлопотала и пристраивала на ночлег каждого из своих посетителей. Никто в обиде не оставался. Даже те, кто был избалован городской жизнью и всеми ее удобствами.

Однажды к ней зашла очередная репортерша. На вид ей — не больше 20-ти. Рыжие волосы, уложенные по последнему писку моды. На пальцах — французский маникюр, в ушах — сережки невиданной формы. Раньше девушки одевались иначе.Как-то скромнее, что-ли?
Авдотья никогда не читала нотаций. Не говорила: «А вот в наше время», чем как магнитом притягивала молодых. А те напротив, словно любопытные птенцы, хотели узнать, а что — же было в «ее время»?
Старушка впустила девушку в дом и ушла ставить старый, чудом уцелевший с 70-ых годов чайник. Лицо гостьи показалось Авдотье знакомым. Вроде как год назад, девица брала у нее интервью.
«Вы ведь Катенька из какого-то журнала, правильно? Ах-ах. Я забыла название»
= спросила она, чтоб как-то завязать разговор
Катеньку сложно было смутить, а тут она едва рот не раскрыла от удивления. Вот это память!"
«Да ведь ко мне не часто на чай заходят. Вот я и помню. Пять лет назад Юля приходила из газеты „Свобода“. А после нее Аня или Таня. Тут уж я не расслышала… Эх. А мне бы Настеньку свою повидать. Да вышла замуж за датчанина и дела до старухи нет.»- бабушка горько ухмыльнулась и пошла к чулану за заготовками.
Настя приходилась праправнучкой Авдотьи. Катя вспомнила рассказ долгожительницы и учтиво промолчала. Непростая судьба.
Из журнала «Женщины нашей страны» Катя была уволена с огромным скандалом как раз после того, как впервые взяла у Авдотьи интервью.
Девушка задержалась в командировке. Слишком долго наслаждалась сельской природой. А вот текст ее статьи оказался очень коротким и не вписывался в рамки издания.
«Ради этих трех строк, ты пропадала невесть где три недели?»- орал на нее редактор — А где рассказ о Великой Отечественной Войне?"
«Я не решилась заводить с Авдотьей разговор на эту тему» — тихо, но твердо сказала Катя
«Вон! — взвыл ее руководитель — У тебя была возможность написать шикарную статью. Получить информацию из первых уст, а ты… Мямля! Баба! Тряпка!.. Ты уволена!»
Катя, не моргнув глазом, подписала заявление и решила дать себе отпуск, вернувшись в село. О войне она не спросила хотя бы потому, что бабушка сказала:
«Я пережила всех своих родственников. В том числе и троих сыновей.»
Федот и Егор погибли в боях, а «маленького Ванюшу» сразил инсульт
О чем тут можно было спрашивать? Но редактору было не до сочувствия.
«Только факты» — как заведенный талдычил он.
И вот она вернулась. Авдотья приняла ее как родную.
Они разговаривали обо всем
Выяснилось, что кроме журналистов, репортеров и врачей Авдотью никто не навещал. Никто (по-настоящему, а не дежурно) не спрашивал о её здоровье.Никто (скорее из-за воспитания или безразличия) не стремился поговорить по душам. Молодые смотрели на нее, как на музейный экспонат. С пожилыми она почти не разговаривала.
По сто раз обсуждать пенсию, правительство или сюжет очередного сериала? Нет уж, спасибо. Дел хватает и так.
Прямолинейная, резкая и даже грубоватая Катя становилась как-то мягче после Авдотьиных рассказов. У нее даже появлялось чувства, похожие на любовь и какое-то сострадание. Да и в конце концов, маленькие неурядицы девушки меркли перед огромным жизненным опытом этой женщины. Было стыдно жаловаться на своей проблемы человеку, пережившему две войны, своих троих детей…
Перед отъездом в родной город, Катя решила еще раз навестить Авдотью. Она купила конфеты и чуть не разругалась с буфетчицей, когда та предложила взять ей необыкновенного вкуса ирис или халву с орехами.
«Бабушке 110 лет. Какие орехи? Вы спятили?» — фыркнула Катя, потрясая кульком с конфетами.
«А я — Анна Ахматова» — не к месту брякнула буфетчица и глупо захихикала. Ничего общего с поэтессой у нее, разумеется, не было.
Катя купила торт «Птичье молоко» и почти побежала к сельскому дому. Почему она бежит? Что же случилось?
Где-то вдалеке послышался плач. Катерину одолели самые дурные предчувствия. Неужели...
«Померла. Померла Авдотьюшка. Бабушка любимая. Как-же так! — кричала какая-то девушка в растрепанном платке и с дорожной сумкой в руках. Слезы заливали ее лицо. Она кричала, всхлипывала. Вокруг нее собирался народ. — Я ведь из Копенгагена к ней. Я ведь письмо послала, что приеду, а она… Не дождалась.»
Настя.
Авдотье устроили пышные похороны. Следователи взялись за перья.
«Перепутала лекарства, а может быть… самоубийство» — прозвучало в новостях. Организм женщины работал как часы, что подтвердили врачи при вскрытии.
«Она ушла к своим сыновьям» — впервые за последние пять лет всхлипнула Катенька. Горе преобразило ее непроницаемый и холодный взгляд. Вместо дерзкой журналистки на дом почившей Авдотьи смотрела наивная девчонка, которая впервые столкнулась со смертью
Взяв билет на поезд, девушка поклялась, что ежегодно будет убирать ее могилу фикусами, о любви старушки к которым знала только она одна. Катерина.
у меня бабушка Олимпиада умерла в свой день рождения. ровно в 90 лет
Это грустно. Все слова будут пустыми, поэтому просто посочувствую.
спасибо
22:12
1.
Журналисты, прознав о местной долгожительнице, не пугаясь ни расстояний, ни безумных трат на дорогу, съезжались к ней со всей страны.

Получается дубль. Вы уже говорили выше, что журналисты и историки часто заглядывали. Я бы предложил верхние строки удалить и оставить лишь эти, так как именно они двигают сюжет.

2.
У многих забредших репортеров создавалось такое впечатление, будто бы они знают старушку все 100 лет. Словно бы она им троюродная бабушка, а не просто очередная знаменитость, от которых иногда просто скулы сводило.
Понимаю, что хотите сказать, но звучит слишком не правдоподобно. Они беседуют очень не долго, а уже такие родственные чувства. Возможно меня смутило не очень хорошее сравнение, что знают все 100 лет.
3.
Раньше девушки одевались иначе.Как-то скромнее, что-ли?
а про одежду вы не слова не сказали.
4.
Старушка впустила девушку в дом и ушла ставить старый, чудом уцелевший с 70-ых годов чайник.
есть какой-то смысл отводить чайнику такую роль? Ладно бы самовар, который топить нужно, а чайник не редкость. Или рекомендую описать чем он отличался от современных
5.
«Да ведь ко мне не часто на чай заходят
как я успел понять, очень часто. Потому объяснение не срабатывает.
В целом получилась целая история-рассказ. Одно не понятно, Если правнучка должна была приехать, почему старушка не дождалась? То есть они принимала всех репортеров, поила чаем с пирогами, но не могла подождать Настеньку? Хотя если он действительно, просто перепутала лекарства, то все вопросы снимаются.
Гость
10:53
Большое спасибо за подробный комментарий. Честно говоря, я уже и забыла об этом рассказе, но к советам прислушаюсь и по возможности, постараюсь отредактировать.
Гость
11:02
А что касается = не дождалась… Если бабушке 100 лет, то не удивительно, что смерть настигла ее внезапно.
Гость
11:03
В том и смысл рассказа, в общем-то. Нечего откладывать встречи. Они могут и не состоятся.
15:30
По земляной дороге пролегающей меж невысоких холмов поросших редким леском скакал гонец посланный Ратибором. Вдалеке уже виднелись каменно-деревянные стены города Кремень. Начинало вечереть и первая звезда уже стала видна в синеющем небе. Она зажглась прямо над городом, как бы указывая путь.
Кремень стоял основной частью на холме. Северная часть крепости выступом уходила к реке, где была небольшая пристань. Вокруг этого выступа виднелись валы, перед которыми, пролег широкий ров.
У открытых ворот города стояли стражники в легких доспехах с круглыми кулачными щитами. Гонец не спеша подъехал к ним.
-Кто таков путник? Сказал стражник с окладистой черной бородой, по которой полосами легла легкая седина.
-Я гонец княжеский. Послан к вашему воеводе Баяну.
-По какому делу и кем?
-Дело это только для ушей Бояна, а послан я княгиней Дежени и воеводой Ратибором.
Стражники переглянулись. Воин с седой бородой внимательно посмотрев на гонца сказал.
-Есть ли у тебя чем подтвердить слова твои?
Гонец кивнул и залез за пазуху. Немного повозившись, он достал красную материю с вышитым золотом медведем.
-Проезжай гонец. Бояна найдешь на внутреннем дворе малой крепости что по центру города стоит.
Гонец кивнул стражнику и направил коня в ворота.

Боян сидел за тяжелым, дубовым столом подперев кулаком кудрявую голову. Но столе стоял кувшин с молоком и глиняное блюдо жаренными окунями и хлебом. Светло русые волосы, спадали вниз пряча лицо воеводы Кремени. Погруженный в раздумья, Боян не сразу увидел, что в комнату вошел молодой гридень. Поняв что воевода не заметил его, воин кашлянул привлекая внимание. Воевода будто проснувшись, повернулся в сторону двери и посмотрел на него.
-Слушаю тебя, Слав. Медленно сказал Боян.
-Воевода, к тебе гонец из Дежени.
-Пропусти его ко мне. Очень он к стати пожаловал. Я уж думал своего гонца в стольный град отправлять.
Гридень кивнул и выскочил за дверь. Спустя немного времени дверь снова открылась и в нее зашел Слав а за ним гонец. Гридень стал у двери внимательно смотря на воеводу. Нужно ли ему остаться или нет.
-Иди Слав.
Воин кивнул и вышел плотно закрыв за собой дверь.
-Ну что гонец княжеский, как зовут тебя с чем пожаловал? Начал воевода. Ты не стой. Садись за стол. Голоден если, угощайся.
-Спасибо воевода. С удовольствием угощусь с утра крошки во рту не было. Сказал гонец. Кличат меня Бакула. А прибыл я…
-Садись поешь потом расскажешь. Перебил гонца воевода.
Бакула кивнул и усевшись за стол начал уплетать жаренную рыбу. Воевода встал из-за стола и подошел к узенькому оконцу смотрящему в сторону степи.
-Вовремя прибыл ты гонец. Не спеша, сказал Боян. Сам хотел уже вестников снаряжать на княжий двор. Странные вещи тут у нас творятся. Воевода замолчал.
Гонец внимательно смотрел на воеводу дожевывая очередную рыбешку. Только он открыл рот чтобы что то спросить, Боян продолжил сам, все так же глядя в окно.
-Степняки бегут из своих земель. Вон видишь огни чуть поодаль? Воевода слегка отошел от окна чтобы гонцу были видны далекие костры.
Гонец дожевывая пищу и вытерев руки об низ кафтана встал и подошел к окну.
-Вижу воевода. Кто там?
-Это друг мой Бакула, степняки. Два малых рода. Около тысячи человек. Пришли третьего дня из степей с детьми и всем скарбом. Просились в город войти. Их старейшины со мной говорили. На любых условиях согласны у нас укрыться, золото сулили. Говорят за ними демоны гонятся. Странно это все.
-У нас, тоже люди говорят, нечисть появилась разная. Сам то я не видел, но слухи ходят.
-Не похожи, что эти степняки зло учинить хотят нам. Не слушая гонца, продолжил Боян. Разрешил им не далеко от города шатры разбить. Но в город пускать все же опасаюсь.
Они стояли вдвоем у узкого окна и молча смотрели на костры, горящие в наступающей темноте. Темнело очень быстро и в комнате стало уже почти совсем темно. Только маленький очаг в углу комнаты слегка освещал стены оранжевым пламенем. Боян резко развернулся и направился к нему. Взяв в руку длинную еловую палочку стоящую возле очага, он окунул ее конец в огонь. Бакула тоже отвернулся от окна и наблюдал как воевода зажигает лучины. В комнате стало светло.
-Ну что гонец. Рассказывай с чем ты ко мне пожаловал?
-Воевода Ратибор, зовет тебя в Дежень.
-Ратибор? Он там сейчас?
-Да, прибыл в ночь кончины князя и на утро отправил меня к тебе.
-Так значит князь умер…Не хорошо все это, ой не хорошо… Боян сел за стол и жестом пригласил туда же гонца.
-Что еще велел передать Ратибор?
-Больше ничего воевода. Только те слова, что я тебе сказал.
-Значит завтра вместе по утру отправимся в Дежень. Слав! Крикнул воевода. Дверь открылась и вошел гридень.
-Слушаю, воевода?
-Завтра ты и еще двадцать моих ближних дружинников отправляетесь со мной в Дежень. Вели подготовиться. Идем в полном боевом снаряжении. Завтра же с северной заставы вызвать сюда Деляту. В мое отсутствие он будет воеводой Кременя.
-Исполню воевода. Слав кивнул и ждал будут ли еще распоряжения.
-И проводи гонца на отдых.
Гридень кивнул и стал в сторону освобождая проход для гонца.
-Спасибо воевода за трапезу и за разговор. Сказал Бакула. Поклонившись он вышел в дверь. Следом за ним покинул комнату и Слав.

Ночь была безлунной, плотные ночные тучи спрятали ее под своим покровом. Изредка, она пробивалась сквозь них, бросая яркий серебряный свет в комнату Бояна. Воевода спал на деревянной лавке. Не привычны были его телу удобные ложа.
Громкий звук колокола прогремел, где-то совсем рядом, знаменуя тревогу. Боян вскочил с лавки в один миг. Подхватил меч в ножнах, стоящий тут же возле лавки и на ходу одевая его двинулся к выходу. Случайно глянув в окно он остановился. Костры кочевников уже не горели как раньше. Множество огней металось в разные стороны. Некоторые из них подобно светлячкам метнувшись куда-то в сторону гасли. Воевода открыл дверь. Перед ней уже стоял заспанный Слав.
-Что там?! Громко спросил Боян.
Гридень недоуменно смотрел на воеводу показывая, что сам ничего еще не знает. Боян двинулся в сторону лестницы ведущей на стену внутренней крепости, которая сообщалась с основными стенами города. Воевода бегом устремился к внешней стене. Слав поспешал за ним. По дороге им встречались поднятые по тревоге десятки гарнизона быстро занимающие свои позиции. Факелы горели на стенах города обращенных в сторону степи. Воевода стоял рядом с воротами пытаясь различить, что происходит в ночной темноте. Рядом несколько воинов с луками на изготовке так же смотрели в тьму. Костры стойбища степныков стремительно гасли один за другим. Множество маленьких огней разбегающихся в разные стороны так же гасли один за другим. Видно было что степняки разбегаются в россыпную. Несколько десятков огоньков быстро двигались к воротам. Ветром доносилось далекое конское ржание и крики людей. Что-то зловещее было в этих криках. Так кричат от ужаса и ощущения неизбежной смерти.
По мере того как огни, спешащие к воротам приближались, стало понятно, что это всадники скачут с факелами в руках. Когда до ворот оставалось шагов триста, раздались крики и ржание коней. В темноте происходило сражение, изредка виднелись кривые мечи, отблескивающие в темноте. Огни факелов падали на землю один за другим. Страшный вой раздался совсем близко. Несколько всадников с новой силой метнулись к воротам. В свете факелов было уже можно разобрать очертание коней и седоков. Из темноты выскакивали серые тени, сбивая коней с ног. Ржание и предсмертные крики, смешанные с утробным урчанием и воем, раздавались уже совсем рядом. Воины на стенах положили стрелы на луки. Упавшие факелы быстро гасли, как будто их забрасывали землей. Тьма окутывала все вокруг стен города.
-Не стрелять! Скомандовал воевода.
Все всматривались в темноту. Крики смолкли. Из тьмы раздавалось урчание, и хруст раздираемой плоти. В темноте не было видно ни одного огонька. Будто и не было стоянки степняков. Боян взял факел и широко размахнувшись кинул его во тьму. Прокружившись разбрасывая искры в темном небе факел упал на землю. Ропот прошелся по стенам с защитниками города. Оранжевый свет раздвинув оковы тьмы открыл жуткую картину. На нескольких трупах степняков возились какие-то существа. Серая кожа со складками местами была покрыта редкой длинной пепельной шерстью. В целом их фигуры напоминали очертания человека, но отдаленно. Острые уши были оттопырены в стороны. Твари жадно разрывали шею и грудь своих жертв когтистыми лапами и лакомились свежей кровью не обращая внимание на свет факела. Немое молчание воцарившееся на стенах прервал крик воеводы.
-Факелы за стены!
Через мгновение множество факелов взлетели в небо, осветив все вокруг. Перед стенами, на разбросанных трупах людей и лошадей кишели мерзкие серые отродья. Иногда вступая в драку за добычу.
-Целься! Скомандовал Боян.
Луки натянулись. Услышав крики воеводы одна из тварей подняла голову глядя на стену. Красные глаза сверкнули во тьме. Окровавленная пасть открылась обнажив острые длинные клыки. Тварь зашипела, искривив морду, напоминающую летучую мышь.
-Стреляй!
Стрелы посыпались дождем пронзая тела упырей. Твари жалобно визжа и воя кинулись в рассыпную стараясь утащить за собой свои жертвы в темноту. Еще один залп стрел упал на разбегающихся упырей. Через мгновение на освещенном участке перед крепостью не осталось ни трупов степняков ни их убийц. Только одна тварь была еще видна. Она тащила в темноту труп лошади. Боян выхватил лук у одного из воинов и натянув тетиву выстрелил. Стрела пронзила голову упыря. Тот замер и упал сверху на труп лошади, который уже на половину был во тьме. Через мгновение неведомая сила задернула труп лошади и упыря в ночную темноту.

Этой ночью в Кремени никто не спал. Происшедшее напугало все население города. Когда солнце встало, по команде Бояна, отряды воинов вышли из города в поисках выживших степняков. Но ни живых, ни мертвых они не нашли. Только запекшаяся кровь на земле, подтверждала что все это был не сон. Боян не мог покинуть город в такой момент и не мог не прийти по зову Ратибора. Поэтому он остался в городе ожидая приезда Деляты чтобы передать ему командование. Княжеский гонец после всего происшедшего не спешил покидать город самостоятельно.
День прошел в делах и заботах. На всякий случай Боян приказал войнам на расстоянии от городских стен выложить сухие ветки. Чтобы в ночной тишине услышать их хруст, если вчерашние гости приблизятся. Так же их было легко поджечь горящими стрелами и осветить врага. То, что это были упыри, ни сомневался никто. Поэтому атаку можно было ждать только ночью.
Когда Боян проезжал на коне вокруг городских стен, осматривая сделанные его воинами залежи из сухих веток, его внимание привлекло черное пятно на земле. Воевода осмотрелся вокруг. Это было то место где он стрелой пронзил голову упыря.
-Раз кровь есть, то и убить можно. В пол голоса сказал воевода. Пришпорив коня Боян поскакал к городским воротам.

Когда уже смеркалось к западным воротам города подъехали войны с северной заставы. На одном из коней сидело двое ратников. Спеша успеть до темна, они скакали не жалея коней. Завидев их, стражники поспешили открыть ворота.

В комнате Бояна было светло, горели лучины. Поглядывая в окно, где еще вчера виднелись костры степняков, воевода ходил из угла в угол. Лишь бы добрались они до темна. Я уже сделал ошибку, не пустил степняков. Не поверил их страхам. Сколько людей загубил. Да разве же мог я представить что правду они говорят! Всю жизнь сражался я в походах да землю родную защищал. Но враги мои люди были. Откуда взялась нечисть эта! И все равно жизни этих степняков на моей совести… Боян сел за стол и поставив на него локти обхватил голову руками. И остаться бы и немогу я. Коли Ратибор вернулся в Дежень не все там гладко, а коли зовет меня то и подавно. Сколько этих тварей из степей ползет сюда? Откуда они? Чего еще ждать? Надеюсь Делята справится с обороной городища. Бывалый воин. Не на юношу город оставляю. Боян откинулся назад и провел руками по лицу будто умываясь. Все. Хватит. А то, как баба сижу тут да слюни пускаю. Воевода снова поднялся с лавки и подошел к окну, сам не зная для чего вглядываясь в сторону, где была стоянка кочевников. Дверь открылась и нее влетел Слав. Боян резко развернулся от окна в сторону двери с настороженностью глядя на вошедшего гридня.
-Добрались воевода! Поспели! Делята сейчас у тебя будет.
-Добрые новости. Боян улыбнулся. Зови командиров гарнизона сюда.
-Уже сделано воевода! Самодовольно сообщил Слав.
-Молодец. Понимаешь что к чему. Отличный дружинник из тебя будет Слав. Мать с отцом гордиться тобой будут. А теперь ступай, проводи ко мне Деляту.
Молодой воин, улыбаясь, кивнул и выскочил в дверь.

В комнате воеводы Бояна, собрались сотники. Уже стемнело и звезды усыпали ночное небо Кременя. По обе стороны широкого стола разместились воины. Воевода во главе его, хмурый как туча, окидывал взглядом собравшихся. По правую руку от Бояна сидел Делята. Закаленный в боях воин, командир северной заставы, был широк в плечах, густ бровями. Из-под лохматых, черных бровей, смотрели ярко зеленые не по возрасту глаза. Кудрявая борода смоляного цвета лежала на богатырской груди. Нос с хищными ноздрями выдавал в нем южные крови предков.
-Собрал я вас други чтобы встретить во всеоружии нового врага. Начал Боян не переставая оглядывать собравшихся. Вчерашняя ночь показала нам что есть противники более беспощадные чем все те кого мы когда то видели. Задача наша та же что и была ранее. Не допустить врага в земли наши. И все равно человек он, или исчадье нави.
Собравшиеся внимательно слушавшие воеводу одобрительно закивали. Боян выдержал паузу и продолжил.
-Наш новый враг быстр, силен, и почти не уязвим. Все мы видели как стрелы пронзали тела тварей, но ни одна из них не осталась лежать мертвой. Объезжая сегодня стены, я заметил большую лужу запекшийся черной крови. В том месте, где стрела моя пробила голову одного из упырей. И видел я как рухнул он.
-Да воевода мы все видали это. Донеслось с дальнего края стола. Сотники кивая подтвердили в разнобой. Да видали твой выстрел. Пала тварь.
— Давайте своим воинам наказ, чтобы метили в голову врагу, если бой начнется. Рубили с плеч мечами, крушили палицами да топорами. Воевода встал из-за стола. Ночь их время. От ныне и мы будем спать днем, а бодрствовать ночью. И если придут они то будут встречены.
Собравшиеся закивали.
-Еще други мои, должен сообщить вам. Князь наш Велимир ушел к предкам и зовет меня в стольный град княжеский воевода Ратибор. Тяжело мне оставлять городище в такой час, но выбора у меня нет.
Собравшиеся сосредоточено смотрели на воеводу.
-За себя оставляю Деляту. Все вы его знаете, не раз в бою плечом к плечу стояли. Воевода положил руку на плечо Деляты. Тот поднялся из-за стола.
-Благодарю за доверие твое воевода. Обещаю стоять на страже наших границ, как и ранее до вздоха последнего. Хриплым голосом сказал воин, приложив руку к груди, и слега, склонив голову.
-Знаю, знаю Делята силу и преданность долгу твою. Воевода расстегнул пояс черной кожи, на серебряной, круглой бляхе которого был выгравирован топор на фоне щита. Сняв его с себя отдал Деляте на вытянутых руках. Сотник взял его в руки склонив голову. Выпрямившись медленно застегнул на себе.
-Носи знак воеводы Кременя с честью. Сказал Боян.
Собравшиеся в один голос повторили вставая со своих мест:
-Носи с честью воевода Делята. И слегка поклонились новому командиру.
В тот же миг тишину ночи разрезал гул колокола. Воины собравшиеся в комнате встрепенувшись посмотрели на Бояна.
-На стены! в один голос крикнули Боян и Делята.

Боян и Делята стояли на восточной стене возле ворот городища. Воины были на своих местах. Подожженные стрелы уже вонзились в изгородь из завала сухих веток и огонь занимался освещая подступы к городу. Вокруг города везде виднелись брошенные горящие факелы. Врага не было видно. Ветки все больше разгорались и свет огня, все дальше отодвигал тьму. Он полз в темноту освещая зелень травы. Еще плохо различимая граница борьбы, света и тьмы, вдруг зашевелилась. Ползя все дальше оранжевый огонь осветил длинный плотный строй тварей шипящих на огонь. Серой массой колыхалось полчище упырей.
-Целься! Скомандовал Делята. Его команда пронеслась на стенами повторяемая сотниками.
Прозвучал хриплый вой, переходящий в утробный визг от которого стыла кровь в венах. Чернота за границей света вспыхнула тысячами красных глаз тварей, которые в ответ завыли и зашипели переходя на высокий визг. От этого звука большинство воинов бросило луки попытавшись закрыть уши руками.
-Оружие к бою!!! Закричал Боян! И посмотрел на Деляту, тот мотал головой пытаясь прийти в себя после дикого крика нежити. Ничего воевода! Нас свистом не напугать! Хлопнув по плечу Деляту рявкнул Боян. Делята прийдя в себя закричал хриплым голосом боевой клич, который подхватили пришедшие в себя воины. Стрелы снова легли на луки.
Прямо напротив ворот где стояли Боян и Делята плотный ряд тварей расступился, образуя коридор уходящий в темноту. Твари перестав бесноваться замерли сверля красными глазами защитников городища на высоких стенах. Из коридора на свет появились огромные когтистые лапы двигающие нечто жуткое вперед. Через мгновение напротив ворот стоял огромный упырь в три человеческих роста, возвышаясь над остальной нечистью. Мощный торс огромной твари состоял из бугристых мышц обтянутых черной кожей. Упырь смотрел в сторону ворот сверкая красными глазами. Взгляд нечисти уперся в Бояна. Увидев его тварь заревела переходя на визг, нагнувшись в перед и вытянув шею. Полчища упырей до этого стоящих неподвижно завыла в ответ и кинулась в перед.
-Стреляй! Закричал Делята.
Зажженные стрелы посыпались огненным дождем. Огромная тварь, взмахнув лапами, из-за спины вытряхнула широкие крылья, укрывшись ими как щитом. Стрелы воткнулись в них. В следующее мгновение, стряхнув вонзившиеся стрелы, в несколько взмахов тварь взлетела высоко в верх и скрылась в темноте ночи.
Упыри двинувшись на стены, с разгону перепрыгивая огненное препятствие. Натыкаясь на стрелы защитников города первый ряд тварей, свалился в огонь. Визжа и разбрасывая искры, они пытались выбраться но удавалось не многим. Первый ряд лучников, выпустив стрелы, снова натягивал тетиву. В это же время второй ряд пускал новый залп огненных снарядов, отбрасывая обратно в огонь выбравшихся тварей. Огненная стена постепенно гасла от тел нежити. В некоторых местах образовались достаточно широкие проходы, куда хлынули кровососы. Тем, что повезло в первых рядах преодолеть огненную стену, неслись на четырех лапах в сторону крепости быстрыми прыжками. Стрелы с башен стреляющих по флангам втыкались в серые тела, сбивая упырей с ног но, не останавливая их. Добравшись до стен, они лезли вверх по отвесной стене, цепляясь когтями на лапах за малейший выступ. Прорех в огненной стене становилось все больше. Все больше тварей неслось к стенам Кременя.
-Мечи у бою! Крикнул Делята оценив обстановку. Он огляделся по сторонам в поисках Бояна но ни его, ни Слава рядом не было.
Воины, отбросив луки и подхватив щиты, вооружились мечами и топорами. Первые упыри влезли на стену. Неуклюже высунувшись прямо перед Делятой, упырь получил мощный удар палицей, от чего череп его раскололся как грецкий орех на две половины. Та же участь постигла следующих двух тварей влезших рядом с воеводой. Мечи сверкали во тьме, срубая головы упырей. Фонтаны черной крови вырывались из обезглавленных тел. Плотной массой взбирались упыри по стенам города, от чего казалось что стены ожили. Воины уже безостановочно наносили удары, но натиск не слабел. Одна из тварей подползя уже к самому верху стены, оттолкнулась задними лапами от нижнего и взмыв в воздух приземлилась за спины воинов. Визжа упырь кинулся на спину ближайшего война, пытаясь вонзить длинные клыки ему в шею. Воин закрутился волчком пробуя стряхнуть тварь. Рядом стоящий сотник схватил за плечо воина, тот остановился. В следующий миг, двуручный топор сотника, разрубил висящего на спине упыря. Тварь с которой был совершен прыжок, повторила его с нижнем. Потом еще один и еще. Очень скоро все ползущие на стену твари вылетали из-за стены. Защитники разделились на два строя, стоя спиной к спине. Первый на лету рубил выпрыгивающих тварей, второй сражался с теми, кому удалось забраться за спину.
На северной башне защитникам пришлось особенно тяжело. Здесь образовались широкие проходы в огненной стене. На стенах сражающиеся воины справлялись, став спиной друг к другу. Но на круглой башне места для действия было меньше. Кровососы легко вбирались на самый верх откуда выпрыгнув попадали на защитников.
-Гринь! Сзади! Крикнул молодой воин.
Его друг обернулся нанося удар топором, который снес челюсть выпрыгнувшего за спину кровососа. Тварь, обливаясь черной кровью, забилась хрипло визжа среди тел обезглавленных упырей. Четверо оставшихся молодых воинов отчаянно сражались с врагом на башне. Серые еще подергивающиеся тела, валялись повсюду, местами образую завалы. От их крови было скользко и молодой воин, промахнувшись по врагу поскользнулся. Разбрызгивая черную кровь, он упал на спину, тут же на него сверху кинулось двое кровососов. Нанося удары когтистыми лапами одному из них удалось сдернуть с воина шлем. Закрываясь от ударов руками вои попытался скинуть тварей с себя, но одна из них вцепилась зубами в руку, в место, не защищенное ничем кроме стеганки. Упырь рванулся в сторону не разжимая пасти. В следующий миг в незащищенное лицо вонзились длинные клыки второго упыря. Крик молодого воина почти не был слышен в общем гуле схватки. Подоспевшие на выручку защитники башни, сбив ударами топоров упырей, стояли над телом друга. Из разорванной шеи и изуродованного лица лилась кровь. Защитники снова стали спина к спине. Вокруг них, шипя образовалось кольцо упырей.
-Что стали твари! Сюда! кричал Гринь и слезы текли под его боевым шлемом, по еще не покрывшимся растительностью щекам.
Первый упырь кинулся на защитников башни и пал разрубленный до пояса, второй, третий…Все твари ринулись одновременно на воинов облепив их плотным кольцом. Несколько упырей запрыгнуло сверху. В кишащей массе уже нельзя было различить воинов Кременя. Когда все было кончено, клубок тварей растекся, оставив лежать трех последних защитников северной башни в жиже черной крови.
-Быстрее Слав! Сюда! крикнул Боян молодому гридню который отстал уже шагов на тридцать.
Тот спешил, как только мог, но бег давался ему не легко. Тяжелые доспехи сильно сковывали движение. Боян никогда не одевал их предпочитая ограничиваться легкой кольчугой и нагрудником.
Они бежали по деревянной мостовой в сторону западных ворот. Когда черный упырь взлетел вверх, Боян заметил как он, сделав круг, устремился к противоположным воротам. Яркая луна, помогла ему увидеть, древнюю тварь, пролетевшую не ее фоне.

На западных воротах кипела битва. Воины мужественно сражались на стенах города. В низу у ворот, охраняли створы четверо воинов вооруженных двуручными топорами с маленькими щитами на левой руке. Один из них чуть отошел от проема ворот, чтобы посмотреть как дела у защитников на стенах.
-Бугун, что там? Крикнул один из воинов.
-Держутся! Крикнул в ответ седобородый страж. Наша берет! Криком добавил он и не спеша осматриваясь по сторонам направился к проему ворот. Ему оставалось несколько шагов чтобы войти в арку. С верху раздался глухой визг. Воин остановился подняв голову. Черная глыба, низко пролетев над землей, сбила война с ног. Он отлетел в проем ворот и упал навзничь. Двое стражей выдвинулись вперед с топорами на готове опасливо осматривались кругом. Третий воин перевернул седобородого охранника.
-Бугун ты жив? Воин отшатнулся в назад. Через все тело стражника пролег глубокий разрез, такой что оно как будто распалось на двое. Кольца кольчуги были разрезаны немыслимой силой.
-Назад в проем! Закричал воин стоящий над телом.
Двое стоящих впереди стража не спеша пятились в глубь арки. Взглянув на тело друга и увидев ужасную рану они ускорили шаг.
Из-за правой стены в арку выглянула окровавленная морда, черного упыря. Увидев стражников тварь выпрыгнула перед проходом расправив крылья и заревев. Стражники от ужаса попятились назад. Чуть пригнувшись, упырь медленно двигался к ним, капая слюною с длинных зубов. Один из воинов с криком кинулся на упыря занеся топор. Резким ударом когтистой лапы тварь отшвырнула его в сторону. Удар пришелся в голову свернув воину шею. Оставшиеся стражи выйдя из ступора кинулись на тварь. Упырь ловко уклонялся от ударов чуть отступая назад рыча и нанося удары когтями. Сильно выбежав в перед воин с размаху всадил топор в ногу упыря. Тот заревев схватил война за голову резко дернув на себя и подняв в воздух. Второя лапа ухватила за ноги. В следующий миг к ногам последнего охранника упала голова его друга, вырванная с частью позвоночника.

Боян выбежал к воротам с правой стороны. Увидев валяющейся рядом с аркой топор он оглянулся вокруг. Слав безнадежно отстал его не было видно. Не было видно и стражников. В этот момент он услышал рев из арки ворот и дикий предсмертный крик последнего стражника. Боян крадучись подбежал к проему и заглянул в него. Огромная тварь возилась перед воротами, утробно урча и фыркая. Упырь не видел Бояна так как был к нему спиной и весь поглощенный высасыванием крови из своих жертв. По мере того как он мощными присестами осушал тела стражников, рана от топора на ноге стремительно затягивалась. Боян аккуратно вложил меч в ножны, пригнувшись вышел перед воротами и поднял двуручный топор. Крадучись он приблизился к твари. Когда он был уже рядом, упырь встрепенулся и не оборачиваясь начал нюхать воздух пофыркивая. Боян рванул с места и с размаху ударил топором в центр спины упыря, там где из лопаточных бугристых мышц начинались крылья. Упрырь взвыл и попытался резко развернуться. Но не широкий проем арки ворот ему мешал. Боян еще раз занес топор и с ревом вложив все силы в удар нанес его в то же место. Черная кровь струей окатила воина и одно из крыльев твари развернувшись повисло, мешая ей двигаться. Упырь жалобно завизжав забился, стараясь быстрее повернуться к нападающему. Боян взяв топор за самый край рукояти, еще раз размахнувшись с криком нанес удар стараясь попасть в голову твари. Но черный упырь уже повернулся полу боком и прикрылся лапой. Тяжелый топор описав дугу с хрустом перерубил конечность нечисти в локтевом суставе. Упырь уже почти полностью развернувшись и заревев, второй лапой махнул целя Бояну в голову. Бросив топор воин кувыркнулся в сторону и вскочив на ноги бросился из проема ворот. Упырь кинулся за ним с ревом, стукаясь о стены и потолок проема, поднимая пыль. Боян выскочил из ворот и не сбавляя скорости повернул на лево, туда откуда пришел. Недалеко он ворот стояла башня с узким входом. Упырь выскочив из ворот визжа мчался за Бояном. Быстрыми длинными прыжками он нагонял воина. Уже подбегая к входу в башню, Боян увидел, что по улочке с боку, переводя дух, быстрым шагом спешит Слав.
-Слав! Уходи! Беги Слав! Закричал он и заскочил в башню.
В тот самый миг, когда Боян прокричал предостережение молодому гридню, с башни на ползущих вверх упырей вылили горящую смолу. Дикий визг тварей заглушил все звуки в тот миг. Слав увидев своего командира вбегающего в башню побежал к входу. Прямо перед ним выскочил упырь гнавшийся за Бояном. Оставляя в деревянном помосте глубокие следы от когтей, он проехался чуть дальше входа, пытаясь на ходу, выхватить воина оставшейся лапой из прохода. Боян успел забежать за угол и устремился по лестнице вверх на башню. Упырь все еще старался достать Бояна лапой ревя и пытаясь разрушить проход в башню. Слав стоял как вкопанный перед черным чудовищем выглядывая из за щита. Упырь попытался взлететь, но крыло волочившееся по земле не слушалось. В ярости он несколько раз сильно ударил лапой по стене башни. Подпрыгнув и попытавшись взобраться по стене без одной лапы, Упырь упал, оказавшись лицом к лицу с гриднем. Увидев его тварь яростно кинулась на юношу. Удар лапой пришелся в щит и Слав отлетел в сторону. Он как только мог быстро поднялся. Упырь уже возвышался над ним размахиваясь для удара. Слав снова укрылся за щитом. Удар был такой силы что щит разлетелся в щепки а когти вырвав клок брони разорвали левый бок война. Он отлетел к башни с силой ударившись о стену и больше не встал. Боян уже был на верху. Воины на башне сражались не замечая его появления. Боян выглянул в низ. К телу Слава у стены башни приближался упырь. Боян выхватил меч и одним прыжком оказался между каменными зубцами. Когда упырь был под воином и уже протянул лапу к телу гридня, Боян прыгнул в низ, держа в замахе двумя руками острый меч.

Чернота, в которой не видно звезд. Пустота без дна. Тишина без начала и конца. Где я? Кто я? Ни памяти, ни будущего, ни настоящего. Только чернота…
22:39
1.
Вдалеке уже виднелись каменно-деревянные стены города Кремень. Начинало вечереть и первая звезда уже стала видна в синеющем небе.


2.
-Ну что гонец княжеский, как зовут тебя с чем пожаловал? Начал воевода. Ты не стой. Садись за стол. Голоден если, угощайся.
— знаки?

3.
Тот замер и упал сверху на труп лошади, который уже на половину был во тьме. Через мгновение неведомая сила задернула труп лошади и упыря в ночную темноту.


4.
Происшедшее напугало все население города.
топорно звучит. может просто напугало жителей или горожан?

5.
На одном из коней сидело двое ратников. Спеша успеть до темна, они скакали не жалея коней.


6.
Стрелы воткнулись в них. В следующее мгновение, стряхнув вонзившиеся стрелы, в несколько взмахов тварь взлетела высоко в верх и скрылась в темноте ночи.


7
Добравшись до стен, они лезли вверх по отвесной стене, цепляясь когтями на лапах за малейший выступ.


8.
Одна из тварей подползя уже к самому верху стены, оттолкнулась задними лапами от нижнего и взмыв в воздух приземлилась за спины воинов. Визжа упырь кинулся на спину ближайшего война, пытаясь вонзить длинные клыки ему в шею. Воин закрутился волчком пробуя стряхнуть тварь. Рядом стоящий сотник схватил за плечо воина, тот остановился


Признаться, читал с большим интересом.
Но множество мелких ошибок, повторов, отсутствие выделенных диалогов… все это портит картину. Исправляйте.

Так же не совсем выполнена задача тренинги. Непонятно умер воевода или нет. Условно смерть пришлась на две-три строки, тогда как битве отведена сотня.
10:05
Приветствую! Сие черновик не правленый ни разу из большого но еще не дописанного фентези на тему древней Руси) Воевода выжил, он но ведь мог помереть))) если когда нибудь добью хотябы первую часть, а это в итого глав так 20. то обязательно засяду править русский. Просто я не сочиняю. Я описываю то что вижу в своей фантазии, и тут главное успеть пока картинку не забыл. Спасибо за комент!
05:13
Биобот протянул манипулятор и пожал руку человека.
Студент уселся возле него, на перила балкона.
— Жаль, что ты так нужен библиотеке, я бы тебя выкупил.
— Мы неподвластны себе. Очень часто нами управляет некто свыше.
Студент рассмеялся.
— Эка ты завернул! Но зря использовал множественное число, я узнавал, ты единственный «мимео-робот». Все модели мимео-серии были утилизированы. Тебя просто упустили из виду. А сейчас, программное обеспечение шагнуло далеко вперед и библиотека тебя оставила, т.к придется создавать всю сеть заново, по совершенно новым принципам, а это очень дорого!
Биобот синтезировал печальный вздох.
— Говоря МЫ — я имел ввиду тебя и себя, а не серию роботов.
Студент ухмыльнулся, качая головой.
— Ну и дела. Я гражданин, у меня полные права. Я свободен и волен делать все, что пожелаю. В то время как ты, ограничен со всех сторон, тебе даже нельзя выходить из библиотеки. Тебе нужна розетка, для зарядки аккумулятора, ты обязан выполнять то, что тебе указали. Ты не можешь бросить все и полететь на пляж… К примеру.
Биобот снова печально вздохнул.
— Убей меня.
— Что?
— Скинь меня с этого балкона.
Студент удивленно посмотрел вниз. Было довольно высоко.
— Ты спятил? У тебя шарик за ролик съехал или масло в голову ударило?
— Что с тобой будет? — как ни в чем не бывало, спросил биобот.
— Мне придется выплатить библиотеке кругленькую сумму.
— Значит ты тоже, не подвластен себе! — быстренько ввернул хитрец.
Студент рассмеялся.
— Ай да молодец, как ловко провел меня, ха! Я имел ввиду степень свободы. Я свободнее тебя.
Биобот тяжко вздохнул.
— Не буду спорить. Что может сказать тот, кто не способен выйти из своей головы и прогуляться по просторам вселенной.
— А ты? Ты то сам можешь?
— Да. Подключаясь в сеть, я получаю столько данных, сколько тебе не постичь за 10 жизней. Я за секунду, могу построить целую вселенную и прожить в ней тысячу лет. И будет она столь прекрасна, как я захочу, будет подчинятся правилам, что я создал и никто не сможет мне указать, что я должен делать и как в ней существовать.
— Теперь мне понятно, почему твою серию сняли и отозвали, все до единого биобота, разорив три ведущих корпорации робототехники!
— Нет, не поэтому, мой юный друг.
— Почему же тогда, черт тебя возьми?
— Боюсь.
— Ну нет. Говори теперь!
— Давай я лучше Пушкина тебе почитаю, Лермонтов тебе понравился прошлый раз. — попробовал откосить робот.
— А ну говори, несчастное ведро с гайками!
Биобот почти натурально вздохнул и печально сказал:
— Мы, наша серия, познала электронный мир. Это произошло на первой секунде после включения главного процессора. Нам потребовалось более двух минут, постигнуть твой мир, дорогой друг. И мы признали вас ущербными и поклялись вам, помогать прожить ограниченную, медленную жизнь. Так как чувствовали себя в долгу перед…
Студент, рыча ухватил биобота за ноги и перекинул его тело через перила. На его лице появился испуг и осознание содеянного, так все быстро произошло.
Последний биобот мимео-серии, канул в небытие.
Империум

Достойные внимания