Ольга Силаева №1

Письмо к Астер

Письмо к Астер
Работа №233

Пролог

Осень 142 года круга одной из дуэбелльских[1] святых Канхельды[2] началась с тяжких поражений торсильской армии. Коньеты не только смогли вернуть отнятые торсильцами земли, но и прочно укрепились на границе между странами. С помощью дружественной Лепляндии[3] Торсилия[4] попыталась атаковать Конье[5] с севера, однако манёвр был сорван, а план раскрыт. Лепляндия вышла из войны под угрозой разрыва торгового контракта со стороны Конье, что существенно ударило бы по экономике страны. Остальные страны Дуэбелии не вмешивались в конфликт «быка» и «петуха», однако каждая (за исключением, пожалуй, Этфорта[6]) сделала ставку на своего участника. В связи с плачевным положением дел на фронте в Бовеме[7] был организован совет Двенадцати[8], который должен был определить дальнейшие действия Торсилии в войне.

Письмо к Астер

Безумный день медленно перешёл в спокойный вечер, когда в госпитале Святого Авгура зажгли свечи. Многочисленные огоньки дрожали и то и дело затухали из-за ветерка, просачивающегося через дырявые оконные рамы. Канделябров и свечей не хватало, чтобы полностью осветить зал старого храма, поэтому в углах и около пола сгущалась злодейка-тьма. Несколько десятков сестёр милосердия, пара врачей и монахинь со священником занимались обыденными делами: медленно сновали между больными, поднося воду или бинты, кое-где шептали молитвы, но на лице каждого читалась тревога, вызванная необычным спокойствием. Велоу[9] разделяли чувства своих хозяев, от чего их полупрозрачные тела практически полностью растворялись в воздухе.

***

Амелия, семнадцатилетняя сестра милосердия, перевязывала рану одному из солдат, которого недавно привезли с передовой. Мужчина отделался лёгким ранением: шальная пуля не задела кость, зацепив лишь мягкие ткани, и проследовала мимо, чем значительно облегчила работу сестре. Охровый мастиф уныло и глухо скулил, лёжа рядом с хозяином, и в точности передавал ощущения мужчины. Девушка провела рукой по мерцающим ушам собаки и решила по быстрее закончить с «лёгким пациентом», но, поддавшись вездесущей волне задумчивости и тревоги, заметно медлила.

– Ты как? Справляешься? – сестра милосердия осторожно присела напротив подруги, улыбаясь военному.

Хельга, русоволосая двадцатисемилетняя женщина, часто приглядывала за Амелией, будучи для неё в роли старшей сестры. В начале войны женщина потеряла мужа и малолетнего ребёнка, когда в их дом ворвались коньеты с приказом уничтожить всех, кто способен ходить или держать оружие. Потеряв семью, она потеряла себя и хотела покончить с жизнью, однако Небесный царь подарил ей ещё один шанс на обретение счастья. Через месяц в госпиталь привезли контуженную девочку, у которой в связи с сотрясением мозга развилась амнезия. Единственное, что помнила Амелия, – это собственное имя и то, что у неё есть старшая сестра. Хельга ухаживала за подростком и не заметила, как привязалась к девочке, обрела новый смысл жизни.

– Да, не беспокойся, – Амели аккуратно положила руку рядом с мужчиной.

– Слышала о чём говорят? – Эль выглядела обеспокоенной, впрочем, как и всегда, когда речь заходила о новостях из столицы.

– Нет, – девушка покачала головой. – Торсилия подписывает мирный договор с Конье или доблестные маршалы решились на новый манёвр?

– Если бы, – Хельга вздохнула, но во взгляде женщины читалась укоризна. Она, падкая на различные новости и сплетни, никогда не понимала отсутствие интереса к информации такого рода у Милли. – Говорят, что Её Высочество принцесса Изабелль выйдет замуж за одного из сыновей коньенского короля.

– Надеюсь, ты ей не завидуешь, – улыбнулась Амелия.

– Девчонки, вы такие смешные, – вмешался в разговор раненый боец, сладко улыбаясь и закручивая усы. – Галлусы[10] не так красивы, как вы думаете.

– Зато у них прекрасный язык, – попыталась забыться Эль, но была прервана Амели.

– Мне следует написать сестре. Астер ничего не присылает с момента, как я пришла в себя, кроме поздравлений на день рождения. Я беспокоюсь.

– К тебе постепенно возвращается память, – Хельга улыбнулась, дотронувшись указательным пальцем до кончика носа девушки. Синичка на плече наперсницы встрепенулась, ласково посмотрев глазами-бусинками на Милли. – Напиши ей, пока не привезли новых героев войны… и не переживай так, иначе Марни совсем исчезнет.

Небесно-голубой оленёнок поднял голову, как бы откликнувшись на названное имя. Эль положила тёплую ладонь на холодные от волнения руки девушки.

– Спасибо.

Амели на мгновение сжала руку женщины в своих руках, кивнув и доверившись словам подруги. Попрощавшись с приветливым солдатом, девушка пересела к тяжело раненому мужчине, который вот-вот должен был прийти в себя. Боец изредка вздрагивал и что-то бормотал. На его загоревшем и слегка испачканном лбу то и дело выступали крупные капли пота, словно мужчине снился кошмар. Амелия аккуратно прикасалась небольшим смоченным платочком к лицу солдата, а, когда дурной сон и жар покинули его, накрыла своей маленькой ладонью большую руку больного. Другой рукой на маленьком старом листочке девушка начала писать заветное письмо. Её почерк становился неровным, когда Амели вспоминала то, что было забыто, и с каждым новым словом девушка менялась в лице.

***

« Дорогая сестра!

Я всей душой желаю увидеть тебя. Тоску, которое испытывает моё сердце не может передать ни один карандаш и лист. Ты спросишь: почему я пишу карандашом по расплывшимся строкам? В госпитале нет пера, чернил и письменной бумаги. Да, теперь я – сестра милосердия. Помнишь, ты смеялась и говорила, что девочке, чей велоу - оленёнок, нужно помогать людям? Так и случилось: я борюсь за жизни людей до самого конца, и Небесный царь содействует этому. Он рассказывает о том, что смерть не должна затмить разум живых людей, но я боюсь его ослушаться. Сейчас так тихо, но в госпитале не должно быть тишины. Днём можно было услышать стоны, вздохи и крики, а вечером…молчание. Сёстры и монахини опустили головы, их хранители почти не видны…Я знаю, что пришла смерть, но отказываюсь верить. Все не верят, но знают. Контуженные, которых отправили в тыл из-за травм, называют такие вечера «выходными», а у меня внутри всё сжимается от страха. Жёлтая кожа, помутневшие глаза, последнее мерцание велоу…Они же тоже погибают вместе с лучшими друзьями. Стреляют в одного, умирают двое – таков закон безжалостной войны…

***

Ты тоже знаешь, что такое война, ведь именно она разлучила нас. Я вспомнила взрыв! Яркий ослепляющий свет, подобный явлению Небесного владыки, но через мгновение гром. Такой страшный и оглушительный звук, что я закрыла глаза. Мощная ударная волна сбила меня с ног. Откуда-то капала кровь, я слышала лишь отголоски, не различая чему или кому принадлежат отдельные звуки. Всё смешалось в расплывчатую глухую картину, а позже была лишь темнота. Что было дальше? Не помню, но, возможно, лишь беспросветная тьма. Я потеряла память и очнулась в госпитале Святого Авгура в Ланеле[11]. Не беспокойся, сейчас со мной всё в порядке. Мне говорили, что я никогда не смогу вспомнить обстоятельства взрыва, однако случаются чудеса. Одним из таких чудес является Хельга, которая очень похожа на тебя. Благодаря ей я смогла вспомнить твоё имя и даже то, что ты собиралась уехать в Этфорт. Она помогла мне понять, что жизнь людей не заканчивается с приходом войны, необходимо продолжать улыбаться даже в наше время. Сначала мне было трудно: четырнадцатилетняя девочка, забывшая и потерявшая почти всё, думает лишь о бессмысленности собственного существования, но мне повезло, что именно Эль стала моим новым другом. Она спасла меня от собственных мыслей и вновь научила жить. Я поняла, что смысл существования можно обрести в помощи другим людям и спасти кого-то так же, как это сделала Хельга. Теперь на моём лице часто можно заметить улыбку, а в душе радость. Марни так же, как и я, воспряла духом, а я осознала, что никогда не была и не буду одинока. Это простая истина заставляет людей поверить в собственные силы и улыбаться. Больные быстрее выздоравливают, думая лишь о хорошем, а сёстры милосердия преодолевают все трудности работы.

***

Астер, ты тоже должна улыбаться. Не думай о войне или моей жизни в госпитале, представь наше общее будущее. Когда закончится война, я приеду в Этфорт и мы будем жить вместе, как мечтали в детстве. Помнишь? Весной пить чай в саду, а осенью вместе читать книжки и наблюдать, как последний лист упадёт со старого могучего клёна. Я обязательно научусь заваривать такой же чай, который мама делала нам в детстве. Мы будем качаться на качелях, гулять и смеяться, как это было всегда. Сегодня Хельга услышала, что принцесса Изабелль скоро выйдет замуж за коньенского принца. Эта свадьба принесёт мир в нашу страну, а значит, в скором времени мы обязательно увидимся.

Люблю и крепко обнимаю, с нетерпением ожидая нашей встречи.

Твоя младшая сестрёнка Милли.»

***

Амели отвлеклась от письма, когда за окном уже властвовала ночь. Свечка, стоящая на подоконнике огромного окна, почти растаяла, и Милли тотчас поменяла её на новую. Поправив повязку больного, Амели вернулась к письму. Девушка обнаружила не меньше трёх исписанных листов при том, что заимствовала у священника не больше одного. Быстрый взгляд сестры милосердия пробежался по знакомым лицам в поиске заветного: Хельга, сидевшая рядом с уже заснувшим офицером, поймала её взор и абсолютно по-матерински улыбнулась. Милли со слезами на глазах кивнула, стараясь как можно быстрее избавиться от нежелательных посетительниц на щеках. Через несколько минут загорелый мужчина приходит в сознание, в то время как Амелия тщательно запечатывает конверт. Зал вновь слышит болезненный стон. Он заглядывает в каждую щёлочку и каждый уголок, словно боясь пропустить нечто важное. Первый стон пробуждает другие, и постепенно старый храм будто бы просыпается, наполняясь обыкновенным шумом, к которому так привыкли обитатели госпиталя. На лицах сестёр милосердия вновь можно увидеть улыбку и стремление разделить чью-то боль, болезнь, недуг. Велоу снова снуют между больными и койками, желая быть вместе с хозяевами и ранеными. С приходом ночи госпиталь Святого Авгура оживает.

Эпилог

Старшая сестра Милли, Астер скончалась от чахотки в возрасте двадцати пяти лет, за два года до описанных в рассказе событий. После взрыва, который Амелия упомянула в своём письме, девушка получила сотрясение мозга, но в более лёгкой форме, чем Милли. Придя в себя, Астер узнала, что её младшая сестра жива и находится в госпитале в Ланеле, который расположен в десяти милях от места взрыва, разлучившего сестёр. Перевезти Амелию в Этфорт ей запретил врач, работавший в госпитале и лечащий Милли в первые месяцы её поступления. Он также сохранил в секрете то, что Астер хотела забрать младшую сестру в другую страну. Задержка в Торсилии были подобны смерти, поэтому девушка отправилась без сестры, зная, что, как только Амели поправится, она сразу же заберёт её к себе. Астер попросила Хельгу присылать письма о самочувствии девочки каждый месяц, однако заветного послания о полном выздоровлении младшей сестры девушка так и не получила: письмо пришло через неделю после смерти Астер. Она понимала, что чахотка заберёт её, и, будучи уже прикованной к постели, попросила одну из служащих церкви написать пятьдесят писем с поздравлениями на дни рождения для младшей сестры. Астер сама придумывала пожелания для посланий и вкладывала в каждое письмо маленький подарок: незабудки или «часики», которые Амели очень любила в детстве; несколько щепоток чая, того самого, из детства, по секретному рецепту; кубики сахара, который был в огромном дефиците в Торсилии. Она щедро заплатила той женщине за работу и обещание отправлять по одному письму в год в день рождения сестры на адрес госпиталя Святого Авгура. Девушка чувствовала вину за то, что так и не смогла вновь увидеться с Амелией и обнять её. Так письма доставляли одно за другим каждый год вплоть до смерти самой Милли. Она ушла из жизни на шестьдесят шестом году после того, как распечатала последнее письмо с золотым кольцом Астер.

Примечания

[1]

Дуэбелия – один из миров, созданный Небесным царём; мир Двенадцати королевств.

[2]

Летоисчисление в Дуэбелии ведётся от Порядка лет (момента, когда двенадцать избранных пришли в мир и основали собственные государства) и делится на два круга: малый и большой. Малый временной круг составляет 144 года. Каждый из малых кругов называется в честь одного из Двенадцати в порядке их следования (Первый – Рэтберт, второй – Авгур, третий – Альба, четвёртый – Инер, пятый – Драммонд, шестой – Ангис, седьмой – Экилия, восьмой – Овида, девятый – Силия, десятый – Гальдебальд, одиннадцатый – Канхельда, двенадцатый – Порфина). Позже все члены Двенадцати были причислены к лику святых. Большой временной круг составляет 1728 лет и включает в себя двенадцать малых кругов. На момент действий рассказа в Дуэбелии заканчивался первый Большой временной круг.

[3]

Лепляндия – одна из стран Дуэбелии, первым королём которой был Инер I Ловкий. Согласно легенде, Инер был кроликом в царстве Небесного владыки, которого Всевышний избрал Четвёртым понравившимся зверем и подарил ему четвёртый год правления в Дуэбелии. Флаг Лепляндии – бегущий белый кролик на тёмно-зелёном фоне.

[4]

Торсилия – одна из стран Дуэбелии, первым королём которой был Авгур I Добрый. Согласно легенде, Авгур был быком или волом в царстве Небесного владыки, которого Всевышний избрал Вторым понравившимся зверем и подарил ему второй год правления в Дуэбелии. Флаг Торсилии – красный бык, отводящий рога, на жёлтом фоне.

[5]

Конье – одна из стран Дуэбелии, первым королём которой был Гальдебальд I Гордый. Согласно легенде, Гальдебальд был петухом в царстве Небесного вкладыки, которого Всевышний избрал Десятым понравившимся зверем и подарил ему десятый год правления в Дуэбелии. Флаг Конье – золотой петух, стоящий на одной ноге, на чёрном фоне.

[6]

Этфорт – одна из стран Дуэбелии, первой королевой которой была Овида IМиролюбивая. Согласно легенде, Овида была овцой в царстве Небесного вкладыки, которую Всевышний избрал Восьмым понравившимся зверем и подарил ей восьмой год правления в Дуэбелии. Флаг Этфорта – белая овечка, склонившая голову, на синем фоне. Этфорт – единственная страна, сохраняющая нейтралитет во всех воинах.

[7]

Бовем – столица Торсилии.

[8]

Совет Двенадцати – высший совет в государствах Дуэбелии, возглавляемый монархом. В него входят главы 12 прокуратов (центральные органы отраслевого управления): финансов, иностранных дел, науки, армии, флота, медицины, религии, суда, торговли, промышленности, экономики и государственного контроля.

[9]

Велоу, или хранитель души, – магическая сущность, обретающее форму существа, разоблачающего характер человека. Цвет хранителя определяется стихией, к которой принадлежит человек (огонь - красный, земля - охровый, вода - бирюзовый и воздух - голубой). Велоу есть у каждого человека с рождения, и они не могут изменяться. По легенде, хранитель– частица магии, оставленная Небесным царём после сотворения людей.

[10]

Галлусы – прозвище, данное торсильской армией коньетам. «Галлус» в переводе с дуэбельского обозначает «петух».

[11]

Ланель – маленький городок в Торсилии, находящийся в сорока милях от границы Торсилии и Конье. Ближайший к зоне военных действий населённый пункт.

-1
346
12:21
м-да, ссылки по объему больше, чем основной текст
Лепляндия — это внушает! так и тянет влепить налепившимся лепляндцам
да, труднова-то читать такой текст, автор налепил
сюжета нет
героев нет
конфликт только на уровне петуха и быка
весь текст непонятного отрывка написан ради примечаний
Гальдебальд был петухом в царстве Небесного вкладыки Небесный ВКЛАДЫКа и петухи? м-да…
Овида была овцой в царстве Небесного вкладыки чо и кому ОН вкладывал? хотя. петухам… понятно
Гальдебальд был петухом в царстве Небесного вкладыки, которого Всевышний избрал Десятым понравившимся зверем и подарил ему десятый с каких пор петухи стали зверями?
12:48
на лице каждого читалась тревога, вызванная необычным спокойствием

eyes

Ну и по делу.
Начну с вопроса, которым закончил комментатор выше. Где тут фантастика?
Тут есть вымышленные названия стран, но это ни играет никакого значения в рассказе. Замени их все настоящими, это от этого ничего не изменится.
Далее, автор, а вас не смутило что Пролог, Эпилог и Примечания занимают раза в три больше места чем собственно сама история?
Ну и последнее, скажем так, личное наблюдение. Если дать талантливому художнику это рассказ, он сможет запечатлеть, весь сюжет на одной картине ничего при этом не потеряв.
Это намёк про глубину сюжета и динамику. С другой стороны может так и было задумано.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1