Валентина Савенко №1

На рубеже веков

На рубеже веков
Работа №234

2101 год.

Луиза Кротова, дочь российского алмазного магната, лениво потягивается на большой деревянной кровати, инкрустированной разноцветными кристаллами и застланной белоснежными простынями. Она проснулась на удивление свежей, словно и не было затянувшейся до поздней ночи тематической вечеринки с друзьями, проходившей под экстравагантным девизом: «Лучше поцелуй юноши, чем болезнь живота».

Ей немногим более двадцати пяти, она транссексуал с пышными формами, зазывной улыбкой и томным взглядом на лице. Из-за природной медлительности и приобретенной лености, многие из окружения считают ее девушкой глупой. Живет она с родителями и прислугой в шикарном замке пригорода Санкт-Петербурга. Ее жизненное кредо – быть всегда на высоте и провести жизнь в роскоши за папины деньги, при этом работа в ее планах не значилась до вчерашнего дня.

На журнальном столике в неистовой пляске вибрирует экстрамодный мобильник последней модели. Луиза неспешно подходит к столику и протягивает руку к телефону.

— Привет, Луиз-маркиз, — слышится в трубке воркующий голос ее подруги Кэт. — Как дела? Готовишься к собеседованию в «ТрансГелио?

— Готовлюсь, поэтому пораньше сегодня встала, — нужно войти в образ, да и носик успеть припудрить... Отец вчера достал меня окончательно с работой. Он хочет чтобы я устроилась на работу в компанию его друга, занимающегося добычей «Гелия-3» на Луне, — недовольно фыркает носом Луиза.

— И кем ты там будешь?

— Секретарем-референтом.

— А зачем только ему это нужно, ведь у вас и так денег куры не клюют?

— Он говорит, что хочет сделать из меня человека.

— Поэтому буду звездить в лунной компании. Секретарь-референт – это должность для обаятельной девушки, такой как я, — хихикает Луиза. — А знаешь, подруга, в чем главный прикол? — продолжает она.

— В чем?

— А в том, что все свои девичьи прелести мне придется оставить на земле до своего возвращения с Луны.

— Ты чё несешь? Как это возможно? — хмыкает в трубку Кэт.

— Ты не поверишь, но у меня самой вчера челюсть от изумления отпала. Отец говорит, что на лунной базе, где добывают этот самый гелий, биопринтеры напечатают новую для меня телесную оболочку, куда затем будет перемещен мой энергетический разум.

— Душу чоли переместят?

— Вроде того…

— И на чем твоя душонка туда полетит? На ракете или космическом корабле?

— Отец говорит, что на специальной виртуальной шлюпке для перевозки энергетического компонента.

— А твоя душа не протухнет за время полета на Луну? — смеется Кэт.

Луиза тоже вторит ей задорным смехом.

— Я спросила отца об этом. Он сказал, что перемещение моего энергетического разума займет менее секунды. Это как телепортация, только круче. Таким способом были перемещены все сотрудники кампании, которые ныне там работают… Кстати, мою земную плоть, которую я оставлю на Земле в специальном контейнере, основательно подремонтируют: избавят от аллергии, взрастят пару новых зубов, сделают меньше ступни ног, ну и еще кое-что по мелочи…

— Ступни ног поменьше — это здорово! Я тоже такие хочу, мой сорок третий меня достал… Переговори с отцом, пусть составит и мне протеже. Нам вдвоем на Луне будет веселее... Кстати, что эта за штука «Гелий-3»?

— Это такой вид топлива. На земле его добывают всего лишь несколько килограмм, а на Луне его много, и оно значительно дороже, чем уран.

— А-а, — протягивает Кэт. — Значит, бабки там будут платить хорошие. Мне это в кайф, — пищит она довольным голосом.

— Окей, я обязательно переговорю с отцом насчет тебя. А сейчас буду собираться на смотрины. Вот только ума не приложу, что мне надеть…

— Подожди, подруга, — спохватывается Кэт, — забыла сказать тебе важное, поезжай в компанию в верхнем эшелоне, наземный эшелон по твоему маршруту закрыт из-за каких-то масштабных работ.

— Спасибо. Я так и сделаю, мне нравится езда в верхнем эшелоне. Сидишь в крылатом рекупере на мягком диванчике в уютном и прозрачном салоне и смотришь на всех сверху вниз с высоты птичьего полета. Там, внизу, обыкновенные машины кажутся мелкими букашками… Красота! Жаль, что «Небесная кампания» открыла этот эшелон в городе только для своих летучих рекуперов.

Над входом в центральный офис «ТрансГелио», куда приземляется рекупер Луизы, светится огромное рекламное табло. Бегущая неоновая строка информирует горожан о начавшемся конкурсном отборе кандидатов на работу в лунной компании. Луиза спрыгивает с подножки рекупера и входит в здание…

Руководитель отдела трансакционного анализа кадровой структуры российской компании по добыче «Гелия-3» на Луне Мариам Кульмэн отворачивает от себя поворотный экран амбициозного планшета-трансформера последнего поколения и устремляет свой взгляд на мозговой модем. Тот мгновенно считывает ее мысли, и приятным мужским голосом извещает:

— В приемном отсеке ожидает аудиенции кандидат на работу. Его состояние пессимистическое… Внутренняя стесненность средняя… Теплообмен в тканях повышен до предельного уровня… Дыхание прерывистое… Вдохи зажатые… Зрачки расширены… Ярко выраженная склонность к ожирению… Расположенность к общению — дружественная… Не исключен прием кандидатом легкого наркотического средства. Его итоговая оценка — середняк.

Мариам неторопливо поднимается из-за стола. Потягивается.

— Впустите, — властно произносит она.

Невидимый электронный страж, повинуясь ее команде, играет на входе всеми цветами радуги. Отсек безопастности озаряется зеленым светом, и входные двери распахиваются. В отсек входит Луиза. Она замирает в нерешительности на несколько секунд на входе, затем делает шаг вперед и вновь останавливается.

— Волнуетесь? — спрашивает ее Мариам, изобразив при этом на лице голливудскую улыбку.

— Да, есть чуток, но я в тренде, — выдавливает из себя Луиза.

Мариам окидывает ее взглядом с головы до ног. С зеркальными нейронами у этой девушки явно не в порядке. По всей видимости есть повреждения нервной системы, — отмечает она про себя.

— Присаживайтесь, — говорит она. — В вашем распоряжении мягкие кресла у иллюминаторов, жесткие стулья у приставного стола…

Луиза, не раздумывая, плюхается в мягкое кресло, стоящее в углу отсека. Мариам, завидя взлетевшие вверх ее ноги, с трудом подавляет в себе смех.

— Электронное досье при вас? — собравшись с мыслями спрашивает Мариам девушку.

— При мне, куда ему деться, — простецки отвечает Луиза…

— Дайте мне его.

Луиза привстает, но опереться на мягкие подлокотники ей не удается, и она плюхается в кресло.

— Да уж, трудная задачка… — беззвучно шепчет Мариам, она с трудом подавляет в себе вырывающуюся наружу язвительность.

Луиза сползает с кресла, извлекает из дамской сумочки электронный пергамент, сложенный в виде веера, и подходит к Мариам. Та берет из рук Луизы пергамент, подходит к своему столу и небрежно бросает его на панорамный дисплей. На экране высвечивается: «Кандидат на должность секретаря-референта для работы в лунной компании по добыче «Гелия-3» Луиза Кротова, год рождения — 2076». Мелькают индексы сенсорных регистров; цифровые столбы матриц; структурные компоненты доэдипального комплекса; данные интерактивной идентификации; символы духовного опыта; высвечиваются диаграммы ценностей; показатели родословной; глубинной вовлеченности…

Мариам скольжением пальца по дисплею возвращает последний кадр. На экране планшета-трансформера высвечивается: «Сведения о глубинной вовлеченности неблагоприятны. В работе кандидату рекомендовано отказать».

Она на мгновение замирает в задумчивости. Глубинная вовлеченность? Еще раз прокручивает в своей памяти, что может означать этот термин. Память молчит…

— С такими-то формами, как у вас, Луиза, вы не пропадете. Я в этом почти уверена, — решает Мариам смягчить категоричный отказ в приеме на работу и расплывается в добродушной улыбке.

— Все признают, что у меня шикарные биопласты, — с городостью реагирует на комплимент Луиза.

Мариам усмехается. Как все захламлено: нулевой уровень отзеркаливания; плохая включаемость мозга; слабая сообразительность…

Мозговой модем тотчас отзывается в ее голове теплотой входящих сигналов: «Вывод правильный. Атрофированность зеркальных нейронов — 92%, типаж кандидата — «Волк».

— К великому сожалению, Луиза, ваше биодобро в нашей компании не ценится, — строго говорит Мариам. — Посмотрите на экран моего планшета.

Луиза подается вперед, распластав руки, словно на распятии. Она читает текст, выведенный на экране.

— И как это понять? — вырывается из ее глубин гортанный крик.

Мариам разводит в сторону руки:

— К сожалению, Луиза, вы нам не подходите, и я в этом случае ничего поделать не могу…

Луиза презрительно кривит губы. В ее глазах сверкает недобрый блеск.

— И что же это за глубинная вовлеченность, из-за которой меня нельзя взять на работу? — возмущается она.

Мариам еще раз скользит пальцем по экрану дисплея, после чего хмыкает:

— По женской линии во всех поколениях вашего рода отчетливо просматривается глубинная вовлеченность… — Мариам мнется, подыскивая нужные слова… Наконец, она находит их: — Все ваши бабушки и прабабушки, до пятого колена включительно, были, так сказать, девушками с пониженной социальной ответственностью…

— То, что они были все слабы на передок, я это знаю, — кричит взволнованно Луиза. — Но я-то транссексуал, была раньше волосатым мужиком…, — хватается она за спасательную соломинку.

— Ну, не знаю, — сокрушенно качает в ответ головой Мариам.

В сумочке у Луизы слышится пронзительный зуммер. Она достает из нее инфоэкран, свернутый в круглую трубочку, бегло читает текст и вновь идет к столу Мариам.

Мариам на всякий случай подвигает к себе поближе пульт погружения агрессивного посетителя в обморочное состояние.

— Прочтите, это для вас, — мямлит Луиза и разворачивает свернутый как лист бумаги инфоэкран, и протягивает его ей.

Мариам охватывает легкое волнение. На матовой поверхности инфоэкрана высвечивается текст, явно предназначенный ей. Она беззвучно читает его:

«Малыш, устрой на работу к нам эту чудо-девочку. Она нужный человек. Благодаря ее папе мы в скором времени будем добывать на Луне не только «Гелий-3», но и природные алмазы. Я в долгу перед тобой не останусь — полет на Венеру за мной. С любовью, Витоль».

Лицо Мариам озаряет улыбка.

— А знаете, Луиза, вы нам вполне подходите. А то, что у ваших бабушек и прабабушек были легковесные отношения с мужчинами, нас это не должно волновать. Будем считать, что они просто нравились мужчинам. А нравиться людям — это уже божий дар. Вы приняты на работу. Поздравляю вас, Луиза. Мой ассистент проводит вас в Центр перемещений. Встретимся с вами через год.

— Спасибо! — бурчит в нос Луиза. Она в полном недоумении о какой встрече идет речь. Неужели отправка на Луну состоится через год, а сейчас она прошла лишь предварительный отбор? А если она ошибается и ее отправят сейчас, ведь кадровичка сказала, что ассистент проводит ее в Центр перемещений? Теряясь в догадках, она неспешно идет к выходу.

Мариам задумчиво смотрит ей вслед. Забавно получается, на пороге новый век и ничего в человеческих отношениях кардинально не меняется. Как и в прошлом столетии, на хорошее место работы можно устроится только по великому блату. Хотя, ничего удивительного в этом нет, — осаживает она себя, — ведь в основе будущего всегда лежит опыт предыдущих поколений. Так уж устроен мир!

Центр перемещений компании «ТрансГелио».

— Добрый день, Луиза! — приветствует ее металлический голос, как только она и ассистент входят в отсек, в котором размещены четыре массивных бокса, похожие на кувезы для вынашивания недоношенных новорожденных детей, с той лишь разницей, что они были значительно массивнее.

— Выбирайте, Луиза, любой бокс, — раздается вновь голос электронного распорядителя. — В любом из них вашему телу будет комфортно. Насчет его сохранности не переживайте, если и случится с ним непредвиденное, то принтеры, установленные в боксе, напечатают точно такую же телесную плоть в соответствие с вашим биокодом. Кстати, такую операцию уже успешно проделали в нашем Центре по перемещению на Луне.

— Так быстро? — хмыкает удивленно Луиза.

— Прогресс шагнул далеко вперед, ранее эта процедура занимала более часа, — говорит ассистент.

Луиза окидывает взглядом все боксы.

— Я выбираю этот, — указывает она пальцем на бокс, стоящий слева от нее. Внутри бокса тотчас сработает электронное устройство и его верхняя крышка сдвигается по горизонтали.

— Вам нужно, Луиза, лечь в боксе на спину, вытянуть руки вдоль тела и закрыть глаза, — следует очередная команда распорядителя.

Луиза залазит в бокс. Крышка бокса сдвигается на прежнее место. В отсеке гаснет свет и раздается женский голос:

— Я виртуальная космическая шлюпка «Гелио-001» премиум класса. Моя главная задача…

— Телепортация? — пытается угадать Луиза.

— Что-то вроде этого. Если конкретно, то доставка энергетического компонента в межпланетном пространстве в кратчайшие сроки без нанесения малейшего ущерба заказчику. Иными словами, я должна защищать вас от всех угроз, — поясняет шлюпка…

По спине Луизы пробегает холодок.

— А разве они могут быть?

— Могут. На моей памяти был один случай нападения арахнидов на космическую шлюпку, — отвечает шлюпка.

— А кто такие Арахниды?

— Это космические пауки, наши извечные враги. Они расставляют изощрённые виртуальные сети по маршруту моего движения шлюпки и пытаются поймать меня в ловушку. Однажды мне пришлось изменить маршрут движения и воспользоваться услугами нашей «площадки подскока», расположенной на Марсе. Задержка в доставке энергетического компонента клиента на Луну составила менее одной секунды земного времени…

— Одна секунда — это вообще ничто, — говорит Луиза. – Я однажды застряла в пробке наземного эшелона на целый час и в результате опоздала на день рождения к подруге. Вот это была засада!

— Мы прибыли к месту назначения. Время в пути — 0,19 секунды, — информирует шлюпка.

— «Спасибо «Гелио-001» — благодарит она шлюпку.

Слышится гимн Российской Федерации. Луиза открывает глаза и видит перед собой двух молодых и бородатых парней в белых халатах.

— С прибытием тебя, Луи, на Луну!

— Вы ошибаетесь, меня зовут Луиза, — поправляет их она.

— Вы уверены в этом?

— Абсолютно.

— Это не так. Мы создали вас в соответствии с вашим биокодом. Ошибки не может быть — вы Луи. Ваш энергетический разум признал это тело. В противном случае, вы были бы мертвы. Вы мужчина!

— Ах, вот в чем дело! — приходит к ней прозрение. Ей становится понятным почему отец говорил, что хочет чтобы она стала человеком и для него это не фигура речи. Он искренне желает возвращения своего сына в лоно природы-матушки таким, каким она его создала, и другим он его не видит…

— Что-то не так, Луи?

— Да, все нормально. Я видимо немного утомился…

— Это пройдет. Идем, Луи, с нами. Ты сделал первый шаг в новую взрослую жизнь и мы твои новые друзья рады этому обстоятельству. Здесь, на Луне, мы делам все для процветания нашей родины — России. Поверь ты будешь гордиться этим. А тобой, будут гордиться все, кто знает тебя на Земле…

Луи облегченно вздохнул.

— Идемте, парни! Я буду вместе с вами творить историю своей страны и свою судьбу…

-3
1080
13:35
воркующий голос ее подруги Кэт
«ТрансГелио? кавычка закрывающая утеряна
— Он говорит, что хочет сделать из меня человека.

— Поэтому буду звездить в лунной компании. Секретарь-референт – это должность для обаятельной девушки, такой как я, — хихикает Луиза. — А знаешь, подруга, в чем главный прикол? — продолжает она.
почему разрыв фраз?
перемещен мой энергетический разум?
куча лишних местоимений
все сотрудники кампании кОмпании
взрастят пару новых зубов взрастят?
пусть составит и мне протеже протекцию, а не протеже
На земле Земле
диалоги неестественные, даже для трансов
«Небесная кампания» разницы между компанией и кампанией автор не знает?
устремляет свой взгляд на мозговой модем мог устремить чужой?
вообще, что за натужный ненужный пафос?
Невидимый электронный страж, повинуясь ее команде,
традиционное для конкурса обилие лишних местоимений
Мариам, завидя взлетевшие вверх ее ноги фраза построена на редкость коряво
собравшись с мыслями зпт
мужиком…, зпт не нужна
Здесь, на Луне, мы делам все для процветания нашей родины — России. Поверь ты будешь гордиться этим. А тобой, будут гордиться все, кто знает тебя на Земле…

Луи облегченно вздохнул.

— Идемте, парни! Я буду вместе с вами творить историю своей страны и свою судьбу…
не верю я в такой пафос от олигархов. патриотизм для этих паразитов лишь разменная монета
текст корявый и трудночитаетмый
мотивация героев в корне неестественна
сюжет скучен
конфликт на уровне современных российских сериалов
Загрузка...
Елена Белильщикова №1