Ольга Силаева №1

Иcтория Аллы Астаховой

Иcтория Аллы Астаховой
Работа №235

1

Это был самый обычный, ничем не примечательный тихий летний вечер. Один из тех летних вечеров, когда, казалось бы, ничего не предвещало беды. Врач-хирург, одинокая, но достаточно самостоятельная и самоуверенная девушка тридцати трех лет, по имени Алла Астахова, спешила, как обычно к себе домой после долгого и трудного рабочего дня. Днем ранее у неё было еще суточное дежурство в больнице, которое плавно перетекло в следующий рабочий день с большим количество операций, назначений и перевязок. Алла спешила домой. Это была пятница и впереди у Аллы было целых два выходных, которых она так долго с нетерпением ждала. Дома её ждала теплая и уютная постель, а также телевизор, скрашивавший долгими вечерами её серую, скучную и однообразную жизнь. Она так быстро шла от выхода из метро, погруженная в свои мысли о предстоящем и о прошедшем рабочих днях, что не заметила, как за ней увязался хвост из двух крепких, подвыпивших парней с весьма сомнительными намерениями. Они все быстрее и быстрее к ней приближались, но Алле было не до них, она шла второпях домой, предвкушая как, сняв свои ненавистные каблуки, плюхнется в кровать. Приближаясь к арке дома, в котором она жила, и уже готовясь зайти во двор, она даже не обратила внимание на то, как один из идущих позади неё парней резко обогнал её. После чего вдруг резко остановился и обернулся, оказавшись прямо перед ней. Алла почувствовала сильный удар в челюсть, после чего потеряла сознание. Очнувшись чуть погодя, она поняла, что один из парней насилует её. Повернув голову в сторону, она увидела, как второй стоит рядом и смотрит, держа в руках дымящуюся сигарету, и нервно дрожащей рукой, словно пребывая в нетерпении или страхе, периодически подносит её ко рту. Алла хотела было закричать, но смогла издать только протяжный глухой стон. Это был стон боли и отчаяния. Алла вдруг осознала, что ей так просто не выбраться и что она не сможет позвать на помощь, так как, судя по характерным симптомам, у неё сломана нижняя челюсть. Когда закончил второй из них, то тут же закурил, а первый достал из внутреннего кармана бутылку и принялся из неё пить. Они что-то бормотали, отойдя в сторонку, вроде бы решая, что делать дальше с ней. Оставить так и пригрозить расправой, если она заявит в полицию или прикончить на месте и замести таким образом следы. Алла все это время лежала неподвижно, и, боясь пошевелиться и привлечь к себе внимание, думала, как ей сбежать и где укрыться. Она понимала, что сейчас на кону её жизнь и надо что-то срочно решать. Рядом с собой на асфальте она нащупала кусок разбитого бутылочного стекла, который взяла в руку. Вдруг заметив её шевеление, к ней подошел один из насильников и начал говорить.

- Ты, сучка, слушай сюда, если кому-нибудь об этом скажешь, я тебя… Аааааааа, - резко закричал один из насильников, когда Алла вонзила кусок стекла ему в шею. Из раны резвой, пульсирующей струей брызнула алая кровь. Да, Алла знала куда бить, не зря она хирург. Причем первоклассный. Она была одной из лучших в своем деле, и ей мало было равных даже среди хирургов мужчин. Однако это её не спасло. К потерпевшему на помощь быстро подоспел второй. Алла к тому времени уже успела подняться на ноги. Она хотела было вступить в драку с насильником, но резкий удар кулаком в висок снова свалил её с ног. Её били, били довольно долго, остервенело, ногами в живот, лицо и грудь. Так поступают настоящие нелюди, кем, судя по всему, они и были. Будто бы земля разверзлась в тот самый день и на ее поверхность из ада вылезли два демона, чтобы всласть поиздеваться над беззащитной и слабой девушкой. Когда они оба устали и заметили, что тело, которое они так усердно пинали ногами, уже не шевелится, то не нашли ничего лучше, как вылить на неё содержимое бутылки, предварительно отпив из неё по глотку, чтобы как-то унять разбушевавшиеся нервы, а затем подожгли её зажигалкой. Алла была без сознания и не издавала ни звука. Увидев разгорающееся сильное пламя, парни поспешили убраться прочь, с полной уверенностью, что дело сделано удачно и им ничего не грозит за совершенное злодеяние, так как они, как им казалось, смогли успешно замести свои следы.

Только лишь утром, выходя с утра на работу, один из жильцов дома вскрикнул от страха, увидев на земле что-то черное, похожее на обугленное тело человека. Он испугался поначалу, но подойдя ближе, он разглядел в этом обезображенном обгоревшем теле известную ему соседку по подъезду. Его тут же вырвало рядом с ней. У него почему-то не вызывало сомнений, что перед ним труп девушки. И, не долго думая, он поспешил вызвать полицию. Однако, держа трубку у уха и дожидаясь ответа на звонок, он вдруг увидел, как «труп» вдруг зашевелился и издал звук, похожий на жалобный стон. Он испугался и выронил телефон из рук. Телефон разбился от удара об асфальт.

- Она жива! Надо…надо срочно вызвать скорую! - подумал он.

Он поднял дрожащими руками свой телефон с земли и пытался на разбитом экране набрать заветные три цифры, но… но телефон как назло не реагировал. Житель дома понимал, что жизнь Аллы возможно сейчас целиком и полностью в его руках и надо во что бы то ни стало вызвать «скорую». Он поспешил домой со всех ног. Навстречу ему попалась другая жительница дома.

- Врача! Скорее! Скорую! Вызовите скорую! Там… Там… Там, Алла из 133-ей квартиры! Она… Ей… Она умирает! Скорее, прошу вас! – прокричал срывающимся голосом жилец дома.

Скорая приехала довольно быстро. Аллу погрузили на носилки и доставили в ту же самую больницу, где она и работала. При полном и тщательном обследовании удалось вывить, что у Аллы были множественные переломы ребер, позвоночника, нижней челюсти, сломаны обе ключицы, а также тяжелая черепно-мозговая травма. Все это осложнялось еще и тем, что вкупе с вышеперечисленным, у Аллы было обожжено 70% поверхности тела. Что вместе с развившимся в результате этого ожоговым шоком давало ей крайне малые шансы для выживания. Но её коллеги боролись. Боролись, не сдаваясь, за её жизнь, и, в конечном итоге спасли. Правда ценой длительного и тяжелого труда. Три месяца Алла провела в больнице. Ей было сделано более десяти операций, и в результате она осталась жива. Правда есть одно но – она стала инвалидом, причем инвалидом на всю жизнь. Результат устроил её коллег, ведь само то, что она осталась жива, уже само по себе чудо. Все они очень гордились полученным результатом, долго обсуждали, делились с другими специалистами, дабы таким образом лишний раз потешить свое эго. Об Алле же все забыли. Её отправили домой с рекомендацией оформить инвалидность. Из красивой, молодой и внешне довольно привлекательной девушки она вдруг превратилось в истощенное, изуродованное физически и психологически, морально сломленное человеческое существо. Нужна ли ей такая жизнь? Что делать дальше? Как дальше с этим жить? Ведь Алле даже было трудно самой передвигаться. Ноги её были полусогнуты, так как колени её стянуло рубцами. Она была так истощена, что даже чтобы дойти до двери собственной квартиры ей едва хватало сил. Никто её не навещал. В одночасье она оказалась брошенной и никому не нужной.

Но она решила не сдаваться. Она была не из тех, кто пасует перед трудностями. Каждый день она пыталась и старалась заниматься, разрабатывая суставы и растягивая стягивающие их рубцы. Через боль и слезы ей все-таки удалось научиться более или менее сносно ходить и даже стала чаще выходить из дома на улицу. Но Алла уже была не та. Она уже не верила в силу медицины и единственное, что её утешало и давало надежду, так это вера в Бога. Каждый день в течение месяца она ходила в церковь, которая располагалась неподалеку от её дома. Каждый день в одно и то же время. Она молилась. Очень много молилась. Молилась в надежде, что Бог её услышит. И ей казалось, чудо должно вот-вот случиться. Однако чуда не происходило, и Алла уже было начала впадать в отчаяние, как вдруг выходя за ограду церкви и направляясь в сторону дома, ей послышался знакомый, но давно забытый голос.

- Алла Евгеньевна! Алла Евгеньевна, постойте, - окрикнул её незнакомый ей молодой человек в черном.

- Вы каждый день, изо дня в день сюда ходите, - продолжал он, - неужели вы думаете, что Он вам поможет, а? Вы, и только вы сами сможете себе помочь. Это в ваших силах! – сказал незнакомец.

- Но как? Как я могу сама себе помочь? – со слезами на глазах спросила Алла. - Что я еще должна сделать?

- Ничего особенного, просто для начала нужно мне пообещать, что раз и навсегда бросите сюда ходить.

- Я не могу вам этого пообещать! Это храм Божий и я обязана сюда ходить. И каждый верующий христианин… Да вообще кто вы такой, чтобы такое мне говорить? Идите вы прочь за такие слова! – резко ответила Алла.

- Послушайте, я был таким же, как вы когда-то. Но я вылечился! Как видите, от шрамов нет и следа.

- Да что за бред вы несете!

- О, это не бред. В доказательство я покажу вам свои фотографии после травмы.

- Фотографии? Вы шутите? Да это все фотошоп! В фотошопе знаете сколько всего можно сделать? Уж я то знаю, у меня был парень фотограф…

- Ну раз так, то хорошо! А как Вам это тогда? Смотрите! Смотрите мои томограммы. Что было сразу после травмы, затем через месяц, и вот сейчас. У меня была комбинированная травма, как и у вас. И обширные ожоги. Вот выписка.

- Что? Этого не может быть! Вы лжете! Это все подделка!

- Хотите, верьте, хотите, нет, но я даже не мог ходить в отличие от вас. Я был прикован к инвалидному креслу. А вы, как я погляжу, еще и стоите на своих двоих, так что у вас есть шансы поправиться не меньше моих.

- А, поняла. Вы просто очередной мошенник, который пытается вытянуть из меня деньги! Не выйдет, дорогуша! Я на это не ведусь!

- Отнюдь! Я лишь стараюсь вам помочь, как когда-то мне помогли вы, когда я поступил в ваше отделение с тяжелой травмой. Ведь это вы были моим лечащим врачом. Не помните?

- Нет! – резко ответила Алла и отвернулась уже собираясь уйти, как вдруг вспомнила.

- Не может быть! Иванов! Это вы? То-то мне ваши томограммы показались знакомыми! Но как? Как вы смогли этого достичь? Ведь вы же были… Вы были…

- Безнадежны! Так вы, кажется, тогда сказали моим родственникам, а они потом передали мне.

- Простите…

- Да нет, что вы. Я даже рад, что так вышло. Это придало мне силы. Начать новую жизнь, с чистого листа. С самого начала. Я перестал быть тем, кем был до того, что со мной случилось. И все благодаря той женщине, той целительнице, к которой я вас хочу направить.

- Будьте добры, пожалуйста, подскажите! Как и куда мне нужно ехать? Где она живет? Я заплачу, сколько она скажет, если надо возьму в долг! Но мне срочно, мне, во что бы то ни стало нужно снова встать на ноги! Я скоро сойду с ума в этих четырех стенах! Я не могу без своей работы!

- Денег она не берет. Ей не это нужно.

- А что тогда?

- Вы все сами от нее узнаете. Но, уверяю вас, она вам точно поможет. Она обладает загадочной и таинственной силой. Силой, с которой ваша традиционная медицина никогда не сравнится. Записывайте, как к ней проехать. Вот вам ручка и листок.

- Хорошо… Так… Пишу, диктуйте.

- Садитесь на пригородный автобус, следующий до города Л. Но до него не доезжайте. Попросите водителя высадить вас там, где будет 101 километр. Он знает. Все водители на этом маршруте знают, где это. Потому что многие со всех городов нашей страны к ней едут.

- Так. Записала, что дальше?

- Дальше сходите с трассы направо и следуйте тропинкой, ведущей в лес. Идите лесом, ни в коем случае не оглядываясь и не сходя с пути. Строго по тропинке, запомните. Это важно. Если сойдете, то заблудитесь и никогда уже домой не вернетесь. Места там тихие, заброшенные и никто туда особо не сует свой нос.

- Поняла. Спасибо за предупреждение. Что дальше?

- Дальше, пройдя около километра вглубь леса, вы увидите избушку. Там и живет целительница. Но внутрь не входите. Вам пока это запрещено. Она не пускает в дом чужаков, пока полностью не убедится в том, что они для неё не опасны и не несут никакого вреда. Нрав у неё суровый. Поэтому я не советую её злить. Как только дойдете до её ограды, встаньте на колени.

- На колени?

- Да, вы не ослышались, на колени. Она сама к вам выйдет. И как только скажет вам встать с колен, то вы встанете.

- Это обязательно?

- Да, она это любит. Но вы не сомневайтесь в ней. Я вам гарантирую, вы не пожалеете.

- Звучит убедительно. Ладно, я поверю вам на слово. Спасибо. Ваш пример выглядит впечатляющим и вселяет надежду.

- Хорошо. Скажите, вы все поняли?

- Да, вполне! Спасибо еще раз.

- Ну тогда удачи! И пусть все у вас удачно сложится в жизни.

- Спасибо, Сергей! О, я даже вспомнила ваше имя! До встречи! Надеюсь, мы еще увидимся, а я стану прежней, как и до травмы!

- И я на это надеюсь, - с улыбкой ответил Сергей и помахал Алле вслед рукой.

Алла шла домой, предвкушая скорую встречу с таинственной целительницей, которую ей так рекомендовал её бывший пациент Сергей Иванов. Алла шла домой, мечтала и не знала, что тот самый Сергей Иванов, её бывший безнадежный пациент, уже год как покоился в земле на загородном кладбище. Так как не смог смирится с утратой способности ходить и выбросился из окна собственной квартиры, с девятого этажа. Алла шла домой в приподнятом настроении, даже не подозревая, с какими необъяснимыми и таинственными вещами ей предстоит столкнуться.

2

- Остановите на сто первом километре, пожалуйста, - сказала Алла водителю автобуса.

Тот слегка обернулся, и краем глаза взглянув на неё, слегка ухмыльнулся.

- Хорошо. Я вам скажу, когда надо будет выйти, - сказал водитель.

По приезду на место, Алла вышла из автобуса. Затем, провожая его глазами, с удивлением обнаружила, что находится в какой-то глуши, окутанной со всех сторон густым туманом. Однако даже сквозь туман Алла поняла, куда ей надо идти. Справа от себя она увидела лес, а немного присмотревшись, разглядела ту самую тропинку, по которой ей следовало идти.

Алла шла по тропинке, углубляясь в лес. С каждым пройденным метром её одолевал страх неизведанного и чувство холодка, пробегавшего по спине. Все это дополнялось еще и тем, что было довольно холодно и с каждым пройденным шагом становилось все холоднее. Ей показалось странным, что в лесу не пели птицы, и вообще лес был таким темным и густым, что в какой-то момент ей стало казаться, что в нем никто не живет. Пройдя около середины пути, ей вдруг захотелось вернуться назад, а сама идея посетить эту загадочную целительницу, живущую в столь странном месте, показалась абсурдной. Но тут она вдруг вспомнила, что Сергей Иванов предостерегал её ни в коем случае не оборачиваться. И от этой мысли ей стало еще страшнее.

Алла шла, и казалось, что тропинка никогда не закончится. Силы по непонятной причине стали покидать её. И вот она уже еле-еле шла, слегка покачиваясь и готовясь упасть. Но вдруг она заметила избушку впереди. Это словно придало ей силы, хотя и немного. Алла прибавила шаг и из последних сил все-таки дошла до избушки, упав на колени перед хлипкой, покосившейся калиткой забора. Забор этот состоял из горизонтально уложенных трухлявых серых бревен, которые, казалось бы, могут развалисться в труху от легкого удара палкой по ним или пинка ногой. Сам дом тоже представлял собой жуткое зрелище. Старый, серый, местами прокрытый мхом и лишайником, деревянный бревенчатый сруб, с ветхой деревянной крышей. Казалось, что в этом доме давно уже никто не живет. Алла, увидев этот старый и похожий на заброшенный дом, в какой-то момент подумала, что зря проделала весь путь и зря послушала Сергея. Видимо он таким образом решил надо мной усмехнуться, - подумала она.

- Эх, вот я дура! Столько потратила сил и времни, все ради чего? Чтобы увидеть старую покосившуюся заброшенную избушку в глуши леса! – проговорила про себя Алла, окончательно впав в отчаяние и опустив при этом голову.

- Можешь встать с колен! – вдруг раздался слегка грозный, но уверенный женский голос.

Алла вздрогнула от неожиданности и, подняв голову, увидела прямо перед собой старуху с посохом в руке. Испугавшись, Алла от неожиданности даже упала на спину, оперевшись на локти.

- Встань я тебе говорю. Ты не дура! Дурой ты станешь, если прямо сейчас уйдешь, не выслушав меня и отказавшись от своего счастья, - гневным голосом сказала старуха.

Алла встала и отряхнулась.

- Но как? Как вы здесь оказались? Вас же не было, я своими глазам видела…

- Ты многого не знаешь, но скоро все поймешь – сказала старуха и повернувшись к Алле спиной пошла в сторону избушки.

- Мне за вами идти? – спросила, все еще пребывая в растерянности, Алла.

- Да. Ступай следом и не оборачивайся.

Алла пошла вслед за ней, но, протянув руку к калитке, чтобы её открыть, к своему удивлению обнаружила, что она открылась сама. Алле стало не по себе. Такое она видела только в фильмах ужасов. Но деваться было некуда. Старуха тоже велела не оборачиваться. Почему-то Алле вдруг стало казаться, что за её спиной сгустилась тьма или сомкнулся лес, скрыв тропинку. И как будто что-то страшное и темное за её спиной давило и подталкивало ее вперед. Алле стало страшно. Но пришлось идти за старухой.

- Стой здесь. Дальше не ходи. Тебе в мой дом нельзя. Пока нельзя, - сказала старуха обернувшись. На её лице промелькнула едва заметная ухмылка.

- Хочешь вернуть себе прошлую жизнь? – спросила старуха.

- Хочу! – решительно, но со страхом в голосе ответила Алла.

- Какую цену готова заплатить, - грозно спросила старуха.

- Заплачу сколько скажете, денег не жалко… у меня есть кое-какие сбережения… я тут откладывала на квартиру, - начала мямлить Алла.

- Нет! Деньги свои оставь себе. Еще пригодятся. На новую жизнь. Вопрос в другом, готова ли ты пожертвовать жизнью другого человека, ради счастливой собственной? Сможешь ли ты ради себя убить? – с хитрецой в голосе спросила старуха.

- Убить? Но я врач…я… я не должна… я не могу никого убивать. И вообще, что за вопрос и что за цена такая странная? Скажите сколько денег нужно, если не хватит того, что у меня есть, то я возьму кредит! – резко возразила Алла и тут же почувствовала, как будто за её спиной что-то стало назревать. Что-то страшное и темное, словно тьма в виде клубов дыма и копоти стала подступать к ней сзади. Алла стояла и по её телу начала проноситься мелкая дрожь. Повернув глаза вправо, она боковым зрением увидела, что за ней действительно ничего нет. Сплошная пустота и чернота. Алле вдруг дико захотелось обернуться и посмотреть что там, хоть и было страшно.

- Не оборачивайся! Даже не смей! – резко одернула Аллу своим грубым голосом старуха.

- Смотри на меня и отвечай, когда тебя спрашивают. А назад не оборачивайся! Тебе все понятно?

- Понятно, - сказала Алла с трудом сдерживая слезы от обиды.

- И что? Даже тех, кто с тобой это сделал, ты не сможешь убить? Что, разве нет желания им отомстить за все, что они с тобой сделали? – ехидно спросила старуха.

- Отомстить? Но месть это же плохо… да и потом их Бог все равно накажет за их злодеяния. Он все видит и все знает. И…

- Хватит! Хватит нести эту чушь! Ты должна быть рукой правосудия! У тебя есть на это право. А Бог? Бог… Знаешь, у него есть дела и поважнее тебя. Он тебя забыл. Иначе как объяснить, что ты каждый день работаешь не покладая рук, и два каких-то мерзавца с тобой такое сделали. Ну и где? Где же был твой Бог? – спросила старуха.

- Значит, так суждено было. Значит, так было нужно, - с отчаянием в голосе сказала Алла.

- Ну, раз так было нужно, то зачем ты тогда ко мне пришла? Иди и живи так дальше, раз так тебе было нужно. Ко мне приходят люди, которые хотят и готовы что-то изменить в своей жизни. А дохлым слабакам, которые не знают, чего они хотят от жизни здесь не место, поняла? Собирайся и проваливай отсюда,- холодно ответила старуха.

- Уходить, но как?

- Так же, как пришла. И забудь обо всем, что я тебе сказала!

- Но там за спиной…

- Не бойся! Он тебя не тронет. Я ему сейчас прикажу. Но ты когда обернешься на всякий случай закрой глаза и не открывай, пока будешь идти. Пока не почувствуешь, что вышла из леса. Но подумай еще раз. Второго шанса не будет, - сказал старуха.

- Я… я пока не уверена, а сколько надо убить и кого? Только этих козлов? – спросила Алла, - или еще кого скажете?

- Это как ты сама решишь. Ты сама все поймешь, когда попробуешь. Но главное! Главное - не переходить дозволенную черту, - сказала настороженно старуха.

- Хорошо. Я согласна! – ответила решительно Алла. И подумала: А чего я теряю? Хуже, чем есть уже, наверное, вряд ли будет. А так хоть есть шанс, что-либо изменить и с этими козлами поквитаться.

- Вот именно, это правильное решение! – с нескрываемой радостью в голосе ответила старуха, даже чуть подобрев.

- Пошли в дом, выпьешь элексир, и дождемся ночи. В первый раз выйдешь отсюда, потом начнешь сама, откуда пожелаешь – сказала старуха и пошла в свою избу.

- Выйду куда? – спросила Алла, направляясь за ней.

- В сон, - ответила старуха.

- В сон? В смысле засну? Или что вы имеете в виду? Я вас не понимаю, вы можете изъясняться яснее, а не говорить загадками.

- Я не говорю загадками, девочка! Я говорю как есть. Выпив мой эликсир, ты сможешь входить в чужой сон и убивать там безнаказанно. Но взамен, будешь мне приносить оттуда-то, что я тебе скажу, - сказала старуха.

- А дальше? Дальше-то что? Я-то когда стану нормальной? Такой как была? – растерянно униженным тоном произнесла Алла, неожиданно почувствовав себя обманутой.

- А вот сейчас и станешь. Пей! – сказала старуха, протягивая Алле эмалированную кружку с какой-то жидкостью.

- Пей, кому говорят, чего ждешь! - сказала старуха еще более серьезно, переходя на грозный и даже угрожающий тон.

Алла неохотно взяла в руки кружку, все это время она пыталась оглядеться, чтобы хоть как-то рассмотреть окружающую обстановку. Но в избе был полумрак, там не было электричества, лишь слабый свет поступал из окон, и не было понятно до конца, чем живет и чем занимается эта престранная бабушка.

- Пей, а то пойдешь прочь! Последний раз говорю! – с гневной гримасой на лице сказала старуха.

Алла глубоко вдохнула, закрыла глаза и выпила содержимое всей кружки до дна. Вкуса у напитка никакого не было. И это Алле показалось очень странным. Как будто бы она выпила воду или воздух, никаких ощущений. Хотя, Алле поначалу казалось, что раз это нечто волшебное, то оно должно быть на вкус отвратительным.

- Что дальше? – сказала Алла, открыв глаза, и тут же замерла от увиденного. Она вдруг стала четко видеть, что находится в доме старухи. Так же четко, как днем. Было очень странное ощущение, как будто бы кто-то включил в её избе свет, хотя никакой люстры или светильников в избе на самом деле не было.

- У тебя теперь есть ночное зрение, так что не удивляйся. Ты теперь будешь видеть мир по-другому, не как все. Ты будешь видеть то, что скрыто от других глаз, глаз обычного смертного. Потому что ты теперь бессмертна. Отныне ты не человек. Ты - ведьма, - сказала с нескрываемой радостью и легкой улыбкой старуха.

- До тех пор, пока ты не умрешь, ты будешь так выглядеть. Ты будешь вечно молода и красива и будешь, словно магнит, манить за собой всех мужчин. Но цена этому высока! Ты должна будешь питаться их душами! Поэтому тебе никого нельзя из них любить. Иначе тебе придется перестать быть той, кем ты теперь являешься, - сказала старуха.

- Да и плевать! Я все равно теперь ненавижу всех мужчин! Все они похотливые свиньи и сволочи! – резко ответила Алла.

- Некоторых из них я бы убила прямо сейчас!

- Не горячись, - настороженно перебила Аллу старуха.

- Для начала тебе следует узнать кое-какие правила поведения в нашем обществе темных сил. Есть правила, которые тебе не стоит нарушать, и об этом тебе следует узнать из этой вот Черной книги. Возьми её почитать. Но потом обязательно верни. Даю её тебе до вторника. Сегодня, как ты помнишь, четверг. И смотри не потеряй! В ней скрыто тайное знание, за которым стоит огромная невиданная сила. Эта книга не должна попасть не в те руки! – сказала старуха, протягивая Алле потрепанную книгу в черном кожаном переплете.

- Хорошо! Я обязательно её верну и обязательно прочитаю. Но что делать дальше? Я могу пойти домой или мне можно остаться здесь переночевать? – спросила Алла.

- Здесь ни в коем случае. Скоро пожалуют мои гости. С помощью демона смерти Аваддона, который мне служит и все это время, что ты была на улице, был за твоей спиной, ты отправишься домой через другое измерение. Измерение сна. Кстати, вы с ним знакомы. Он давно наблюдал за тобой, и ты не раз создавала ему проблем своими действиями, буквально вступая с ним в схватку. Конечно, он всегда побеждал, когда это было нужно. Но тебя он уважает, ты для него достойный противник. И, кстати, это он приходил к тебе в тот день, возле церкви, в обличие покойного Сергея Иванова.

- Покойного?... Так он умер?… Жаль, я… не знала… - удивленно сказал Алла.

- Так значит, вы меня оба обманули! Вы меня специально к себе заманили, чтобы…

- Чтобы изменить твою жизнь к лучшему! Аваддону стало тебя жалко, и он сам меня попросил тебе помочь. Конечно, пока еще не поздно от всего этого отказаться. Пока… не поздно! Можно еще все вернуть и тебе уехать домой и дальше влачить свою никчемную жизнь никому не нужной женщины-инвалида. Или же начать новую жизнь! Полную новых впечатлений! Новых возможностей! Ты еще сама не знаешь, каких вершин ты сможешь достичь! Но… будь осторожна. Во всем нужна мера. В книге об этом сказано… Почитай… А сейчас, если хочешь, я дам тебе возможность поквитаться с одним из твоих насильников. За окном полночь! Это… наше время! Он как раз спит, пьяный у себя дома. В постели рядом со своей избитой женой! Я удивляюсь… И как она это все выносит? Я бы не стерпела, взяла кухонный нож и давно бы уже перерезала этому козлу глотку! Но у них есть дети…Да… Убивать на глазах детей это не хорошо… Не хорошо… Поэтому убить его выпала участь тебе! – сказала старуха показав пальцем на Аллу.

- Сейчас, вместе с Аваддоном, ты пройдешь в его сон. И во сне делай с ним, что пожелаешь. Но в самом конце вытащи его сердце и принеси мне! Из него я буду делать нам эликсир вечной жизни! То, чем мы, ведьмы, питаемся! – поэтому иди и без его сердца не возвращайся.

- Иду, - с уверенностью в голосе сказала Алла, открыла входную дверь и вошла в темноту, окутавшую её в виде клубов черного дыма.

3

- Где это я? – подумала Алла. Но немного осмотревшись, поняла, что она находится в квартире одного из тех, кто обошелся с ней крайне жестоко в ту злополучную ночь. На кровати перед ней лежал и спал один из них. У Аллы от злости даже задрожали руки. Ей сразу же захотелось что-то с ним сделать, но что?

По непонятной ей причине в её правой руке вдруг, откуда не возьмись, материализовался нож. Алла, не долго думая, взяла и вонзила его своему спящему насильнику в область гениталий. Тот мгновенно проснулся и, вытаращив глаза, закричал от боли.

- Нравится? Нравится тебе, тварь? – ехидно спросила Алла, медленно проворачивая нож вокруг своей оси.

Насильник продолжал кричать, и лежал, словно не мог пошевелиться. Глаза его источали страх и дикий неописуемый ужас. Все дело в том, что перед собой в этот момент он видел черное, словно измазанное сажей с ног до головы, существо с ярко желтыми, горящими адским пламенем глазами.

Но, даже не смотря на столь необычный внешний вид Аллы, он все равно её узнал. Все это время его мучили угрызения совести, и то и дело всплывал в памяти её образ, который он пытался стереть из своего разума употреблением спиртного.

Алла вынула нож и резким движением воткнула его в живот. В область, где заканчивается грудная клетка. И резким и уверенным движением распорола его живот четко по срединной линии. Насильник закричал еще сильнее и даже заплакал со словами: Это ты! Я узнал тебя, это ты!

- Да! Это я! Ты угадал, мразь, - со зловещей улыбкой на лице ответила Алла и, сунув руку в живот вместе с ножом, рассекла его диафрагму – мышечную перегородку между грудной и брюшной полостью. Затем, определив на ощупь его пока еще бьющееся в истошной панике сердце, пересекла все крупные сосуды, которые шли от него и, захватив его левой рукой за верхушку, вынула наружу.

Насильник в этот момент изогнулся в виде дуги в направлении Аллы. Но после резко обмяк и застыл неподвижно, высунув язык.

- Дело сделано! Сходни, тварь! – сказала с облегчением Алла и, спустя одно мгновение, оказалась в избе старухи.

В руке она держала небольшой светящийся шар, вместо вырезанного ей сердца.

- Вот, давай мне его сюда. Это и есть его душа. Мы её съедим, и он не попадет ни в рай, ни в ад. И заново не возродиться. Таким козлам не место в этом мире, - сказала старуха, копошась в своих многочисленных банках-склянках, смешивая какие-то ингредиенты.

- Да, а он крупный! Нам с тобой его надолго хватит.

- Нам? Ну да, нам. Тебе и мне. Ну и часть надо отдать Абаддону.

- Я просто подумала, что он принадлежит мне, я же его достала, - удивленно сказала Алла.

- Ээээ, видишь ли, деточка, ты еще совсем юна по нашим меркам. Мне-то вот, например, триста лет, и я еще не считаюсь старой, и выглядела бы я сейчас как ты, если бы не…

- Если бы не что?

- Если бы не повстречалась однажды с одним… А впрочем, расскажу тебе позже. Сейчас не об этом.

- А о чем?

- А о том, что мне нужна ученица и своего рода правая рука. Я хочу тебе передать свой опыт и заодно и отдохнуть немного. Знаешь, все эти переходы в потусторонние миры… Они отнимают очень много сил, особенно если имеешь дело с очень сильным духом человеком. Тебе повезло. В этот раз тебе попался достаточно легкий случай. Он слаб духом. А вот со вторым тебе придется повозиться. Он и был зачинщиком того преступления, в ходе которого ты тогда пострадала. Это он все придумал так провернуть. Но тебе и с ним надо бы разобраться. Хоть это будет и не так просто.

- А что для этого нужно сделать? Также пройти в сон? – с неподдельным интересом спросила Алла.

- Да, так же, но перед тем, как убить его, тебе надо извлечь и материальную выгоду из этого. Видишь ли, он немного богат. Во сне можно убедить переписать на тебя часть имущества. А то и вовсе, все. Затем можно попробовать свести его с ума и, когда дух его окончательно ослабнет, без малейшего сопротивления поступить с ним точно так же, как и с первым.

Алла так и поступила. На счет её банковской карты от её бывшего издевателя, крупного бизнесмена, извращенца и любителя тайно избивать и насиловать молодых девушек Павла Ивановича П. поступила крупная сумма денег. Он продал все, включая жилье и собственный бизнес. Родственники, решив, что он попросту сошел с ума, упекли его за решетку. Но не за решетку тюрьмы, где ему собственно и место, а за решетку психбольницы. Где он и скоропостижно скончался во сне. От сердечного приступа. Перед этим Алла несколько раз являлась ему во сне и истязала его всеми пришедшими ей на ум и её бурной фантазии способами. И, привязав руками к потолку, резала его на лоскуты с помощь скальпеля, и лишала его достоинства, перечислять можно довольно долго. Надо отдать должное Павлу – держался он довольно долго. Но все-таки сдался и дабы прекратить все эти мучения в своих снах, он выполнил требование Аллы и перевел ей нужную сумму денег. Что было дальше, вы уже знаете.

Но, на этом Алла решила не останавливаться и, поняв, что может положить к своим ногам весь мир, она приступила к осуществлению плана по его завоеванию. Первое, что ей захотелось сделать, так это вернуться на свою работу, чтобы не привлекать к себе внимание спецслужб и общественности. Чтобы не возникло вопросов, откуда у неё взялись деньги на новые апартаменты в центре города, в элитном доме, на дорогую машину и роскошные платья, в которых она каждый вечер щеголяла по элитным барам и казино в поисках богатых и могущих стать легкой добычей мужчин. Являясь в снах главному врачу больницы, в которой она когда-то работала, она убедила его взять её на должность начмеда, что тот и незамедлительно сделал.

Второе, что она решила сделать, так это избавиться от зависимости от старухи-ведьмы и начать добывать себе души самой. А также входить в сны без помощи ангела смерти Аваддона. Алла прочла в черной книге, как это можно сделать, но для этого, ей нужен был человек, который живет вечно. Столько, сколько существует мир. Питаясь его душой понемногу, можно обрести безграничную силу и полное бессмертие и неуязвимость. Но где же найти такого? В Черной книге сказано, что такие люди есть и живут они среди нас, но тщательно скрываются, и много странствуют по миру. Этих людей зовут Вечные. И они наблюдают. Наблюдают за всем происходящим, не вмешиваясь. Но не вмешиваясь лишь до тех пор, пока человечеству не грозит полное истребление от самих же себя. Вот одного такого Вечного и решила найти и поймать Алла. Одним из таких людей был вечный странник Агасфер, который был ровесником Иисуса Христа. Поймать его и заточить, сделав своим рабом, издавна мечтали многие ведьмы и колдуны, так как его душа - это источник нескончаемой жизненной силы. Однако найти его не так-то просто. Единственным, кто мог знать его местонахождение, был ангел смерти Аваддон, который знал, где точно находится тот или иной человек, безошибочно его находил и перемещал к нему. Но как заставить повиноваться себе самого ангела смерти?

- Старуха как-то смогла его приручить, значит, и я смогу, - подумала Алла.

- Что если скормить ему целую душу взамен на информацию? Надо пойти с ним на сделку, иначе никак.

4

Призвав Аваддона в очередной раз, чтобы отправиться на охоту, Алла все как следует просчитала и, убив никому не нужного алкаша из соседнего дома, предложила Аваддону отдать всю душу целиком, взамен на то, чтобы он указал ей на одного из вечных, находившихся поблизости от неё. Аваддон согласился, но сказал, что Алла затевает очень грязное дело, и более он ей не помощник. Алла сказала, что дальше он ей и не понадобится, и она сама справится без него, так как, изучив обряды, описанные в Черной книге, сама научилась входить в чужие сны, используя эту способность в корыстных целях. Аваддон забрал себе предложенную Аллой душу и перенес её к бомжу, сидящему на асфальте рядом с церковью и просящим милостыню. Бомж был преклонного возраста, выглядел неухоженным, бородатым и в грязной рваной одежде, собственно как и полагается выглядеть бомжу. Алла, превознемогая чувство отвращения и брезгливости, схватила его за его ветхий, пропитавшийся грязью тулуп и доставила к себе в больницу в приемное отделение. Там она приказала его отмыть и провести полную санитарную обработку. Пока все это проводилось, Алла собрала все необходимое, бинты, марлевые салфетки, стерильные инструменты, перчатки. Доставив его к себе домой, Алла поместила его в заранее заготовленную для него комнату, закрывающуюся на ключ. Бомж не оказывал ей никакого сопротивления. Наоборот, складывалось впечатление, что он сам заинтересован в том, чтобы его подобрали, обогрели и накормили. Но он еще не знал, что его ждет. Алла четко знала и понимала, кто перед ней. Перед ней человек, живущий не менее двух тысяч лет. Она знала, что он может захотеть сбежать и, рано или поздно, он это сделает. Чтобы этого не случилось, Алла решила лишить его возможности ходить, хватать что-то руками и говорить. Для этого она, усыпив его уколом препарата для наркоза, перерезала ему ахилловы сухожилия на ногах, чтобы он не мог больше ходить. Далее она рассекла ему все сухожилия разгибателей пальцев кистей, чтобы руки его сжались в кулаки, и в таком виде остались навсегда, чтобы он не мог ничего ими делать, кроме как держать ложку. Далее, воткнув ему в гортань троакар - специальный инструмент, используемый хирургами для прокола грудной или брюшной полости, представляющий собой стилет, иначе говоря, шило с четырехгранным наконечником с надетым на него полым цилиндром, и направив его в сторону головы, она движением вправо-влево разрушила ему обе голосовые связки.

Наложив швы на раны, наведя порядок в квартире и отмыв с пола кровь, Алла резко почувствовала себя уставшей и быстро уснула. Во сне ей снилось, будто бы она сражается с каким-то невидимым врагом и он её побеждает. И это ей показалось очень странным, ведь она ужа давно не видела снов. С тех самых пор, когда сама начала являться в снах людям. Но, не придав этому особого значения, Алла отправилась как обычно на работу, думая о том, что вернувшись попробует проникнуть ночью в сон к своему новому подопечному и, отрезав от него часть тела, сможет съесть часть его души. Но, не тут-то было.

Придя к себе домой, Алла заметила, что внешность её немного изменилась. Появились мимические морщины вокруг глаз и на лбу, а на голове она заметила два седых волоса. Это её насторожило. По непонятной причине Алла снова почувствовала дикую усталость, будто бы кто-то высосал из неё все жизненные силы. Убедившись, что её подопечный жив и никуда не сбежал, а молча сидел в углу поджав руки и ноги, Алла отправилась спать, так как входить в сон бомжа была уже не в силах и решила отложить это на завтра. В этот раз сон её был одновременно ужасен и странно реалистичен. Алле снилось, будто бы она сидит за столом, перед ней лежат какие-то заполненные бумаги и ручка, а рядом стоит её подопечный бомж, но совершенно в другом облике. Он был молод, высокого роста, атлетического телосложения, уверенно стоявший на двух ногах, кисти его прекрасно работали, будто бы и не было этих, проведенных Аллой, чудовищных операций.

- Подписывай! Подписывай давай, слышишь! – гневным тоном приказал бомж.

- Что? Я не буду ничего подписывать! И вообще, что это? – спросила Алла, недоумевая от происходящего вокруг.

- Это твоя дарственная на квартиру и все твое имущество! Подписывай давай, дура! – снова приказал бомж.

- Да как ты смеешь!? Я не буду ничего подписывать! Ах ты! Я сейчас тебя… Иди сюда… - Алла попыталась встать из-за стола, но внезапно возникшие цепи из пола сковали её руки и ноги.

- Хорошо, не подпишешь ты, подпишет твоя рука!

Цепи резко укоротились и заставили Аллу сесть за стол. Резким движением огромного ножа, напоминающего мачете, молодой человек отрубил правую руку Аллы. Она закричала от боли и бессилия что-либо сделать. Рука её внезапно оказалась живой и поползла по столу, взяв лежавшую рядом с бумагами ручку. Алле, связанной по рукам и ногам ничего не оставалось, как сидеть и наблюдать за тем, как её рука ставит её подписи во всех лежащих на столе бумаги.

Алла проснулась в холодном поту, от чувства боли в правой руке. Рука оказалась на месте, однако жутко болела в области предплечья.

- Скорее всего отлежала, - подумала Алла.

- Какой странный сон, и приснится же такая чушь, - подумала Алла, медленно вставая и направляясь в ванную комнату. Там её ждал неприятный сюрприз.

Лицо её, как и фигура, выглядели лет на десять старше. Словно она за ночь постарела или прожила десять лет. Алла закричала от внезапно охватившего её чувства страха и ужаса. Она побежала в комнату к бомжу.

- Что, черт возьми, происходит? Почему я так быстро старею? Ты что-то об это знаешь? – воскликнула Алла, глядя на внезапно помолодевшего на вид бомжа.

Бомж сделал недоумевающий вид и, показав жестом на гортань, дал ей понять, что не в состоянии сказать ни слова, из-за проделанной над ним Аллой процедуры.

- Черт! Ладно, хороши, пиши, сказала Алла и протянула ему листок и ручку.

- Пиши кому говорю! Все пиши как есть! Быстро!

Бомж взял ручку, но, подождав несколько секунд, отбросил её и, посмотрев на неё серьезным взглядом, медленно помотал головой, давая таким образом понять, что ничего писать он не намерен.

- Ах так? Ну ладно!

Алла поспешила на кухню и взяла оттуда нож.

- Пиши! Пиши немедленно! Иначе, клянусь Богом, я сделаю с тобой такое! Такое! Что ты даже самому злейшему врагу не пожелаешь! Ты будешь так страдать от боли, что твоим единственным желанием станет желание, чтобы я тебя поскорее убила! Пиши! Пиши, тварь! – кричала Алла, грозя ему кухонным ножом.

Однако, бомж не торопился писать. Наоборот, лицо его из смиренно недоумевающего начало превращаться в серьезно-гневное. Она стал медленно приподниматься с колен, смотря на неё надменным и холодным взглядом, создавая ощущение напряженности.

Вдруг Алла заметила, что её правая рука, державшая нож, стала меняться. Она стала еще больше стареть, кожа стала покрываться пигментными пятнами, а на тыле кисти стали сильнее проявляться подкожные сосуды. При этом, стоявший напротив неё бомж стал выглядеть еще более моложе.

- Да что все это значит! - прокричала Алла и ударила ножом незнакомца по груди, нанеся ему длинную, но не глубокую резаную рану на груди.

В ту же самую секунда Алла закричала, почувствовав острую, режущую боль, как будто её саму кто-то порезал. Незнакомец выпрямился в полный рост. Алла с удивлением стала наблюдать, как рана на его груди стала затягиваться не оставляя и следа, а кровь стала затекать обратно. В это же самое время Алла почувствовала странную и жгучую боль, плавно переходящую в невыносимый зуд в области груди, и, опустив голову, она увидела, как на том же самом месте, где была рана у незнакомца, у неё возник розовый, слегка выступающий в виде валика, рубец.

- Не подходи ко мне, слышишь! Не подходи! – повторяла Алла, медленно направляясь к двери спиной и держа перед собой нож на вытянутой руке. Бомж медленно, но верно приближался к ней, и тень за ним стала увеличиваться, погружая во мглу все пространство комнаты позади него. Лицо его сменилось на гневную страшную гримасу, напоминавшую какое-то чудовище из фильмов ужасов и не имело ничего общего с лицом того самого безобидного на вид бомжа, которого изначально подобрала на улице и привела к себе в дом Алла.

Она очень испугалась. Её охватил дикий первобытный страх, и неукротимое желание как можно быстрее сбежать из квартиры. И она не придумала ничего лучше как убежать оттуда. Она запрыгнула в свою машину и, задев второпях машину, прикаркованную у выезда с территории двора помчалась прочь из города, рыдая от бессилия, обиды и боли в невыносимо зудящем рубце, который она всю дорогу расчесывала со страшной силой до крови.

5

- Стой! Стой, где стоишь, дура! Ты сама не знаешь, кого ты привела к себе в дом! Ты привела к себе самого…

- Кого самого?

- Его имя не произносят вслух! Это сын дьявола! И ты над ним посмела издеваться. Ты сама не знаешь, во что впуталась! Беги! Беги отсюда подальше! Хотя уже поздно, он тебя везде достанет!

- Меня? Да, что ты мелешь старая? Помоги мне лучше! Я к тебе за этим и приехала.

- Старая? А ты на себя посмотри – усмехнулась струха.

Алла не поняла, что старуха имела ввиду, но вдруг обратила внимание на свои руки. Они были старые и смощенные. Она достала зеркало из сумочки и увидела перед собой сильно постаревшую женщину с седыми волосами и глубокими морщинами вокруг глаз и рта. Алла снова заплакала и упав на колнени стала причитать.

- Помоги! Пожалуйста! Избавь меня от него! Прошу тебя! Никаких денег не пожалею. Все что хочешь бери! Забирай! Все забирай! Хочешь машину себе мою возьми прямо сейчас, я все тебе отдам!

- Поздно опомнилась, девочка. Он уже все твое имущество к рукам прибрал. Ты не знаешь, как он работает. Пока ты здесь сидишь, тебя уже нет. Ты стерта из книги судеб и я тебе уже ничем не помогу. Прощай. И уходи.

- Ах так! Ну и пропади ты пропадом старая карга! Гори в аду! А я не собираюсь. Я сейчас пойду и сама с ним разберусь!

Алла резко вскочила с колен, но не тут-то было. Она вдруг почувствовала резко вступившую боль в пояснице и весь оставшийся путь до машины она проделал с большим трудом идя на полусогнутых ногах и держась одной рукой за поясницу, а другой опираясь на палку, подобранную ей в лесу. Она села в машину и поехала в город, не зная о том, что её там ждет.

Еле доехав до города и чудом не попав в аварию, она сразу же поспешила к себе домой. Она уже плохо видела из-за старческой катаракты. Домой её никто не пустил. Консьерж элитного дома, в котором она жила не узнал её и даже не пустил на порог подъезда. И не мудрено, узнать Аллу теперь было довольно таки сложно, ведь она выглядела, как глубокая старуха.

Кое-как доехав до больницы, где она работала, она попыталась в неё зайти, доказывая, что работает в ней начмедом. Но и в этот раз она получила отпор от охранника. Выйдя из больницы, она вдруг поняла, что ничего о себе не помнит. Не помнит, кто она и как здесь очутилась. Она медленно шла прямо вдоль улицы, на которой располагалась её больница, пока, в конечном итоге не достигла стоявшую неподалеку от больницы церковь. Она села на землю, рядом с попрошайками, сидевшими возле ограды церкви.

Дни проходили один за другим, но Алла так и не вспомнила себя, более того, она даже утратила способность говорить. Каждый день она сидела рядом с церковью собирая милостыню, которую в конце дня отбирал настоятель церкви. Однако взамен он кормил её и давал ночлег. Как то раз, мимо Аллы проходил молодой человек шикарно одетый, с не менее шикарно одетой дамой, он улыбался, шутил всячески веселив свою спутницу. Алле в ту же секунду показалось его лицо знакомым, она все вспомнила, вся её жизнь пронеслась за мгновение перед глазами. Она захотела встать и побежать к нему с просьбой или даже мольбой вернуть все обратно, но… Её отвлекла кинутая ей под ноги звонкая монета прохожего и Алла вновь потеряла память. А молодой человек садясь в свой дорогой автомобиль вместе со спутницей слегка взглянул на Аллу и, улыбнувшись слегка прищурясь, сел в машину и уехал прочь.

6

- Алла Евгеньевна! Алла Евгеньевна! Проснитесь! – кричал женский голос.

- А? Что? - испуганно спросила Алла и, открыв глаза, увидела перед собой дежурную медсестру, которая трясла её за плечо.

- Алла Евгеньевна, там больного привезли в приемное отделение! Я все никак не могу до вас добудиться, - встревожено сказа медсестра.

- Вам наверное надо поменьше дежурить и побольше высыпаться… Вы слишком сильно устаете и совсем себя не бережете, - заботливо сказала медсестра.

- Все, я иду. Поняла, - сказала спокойно Алла, после чего встала, взяла стетоскоп со стола и повесила его себе на шею.

- Фух! Так это был сон! Да… Надо перестать смотреть ужастики! Особенно на ночь! – сказала Алла, глядя на работающий телевизор, по которому шли финальные титры фильма ужасов, который она начала смотреть перед тем, как заснула.

- Ладно, пойду посмотрю, кого там привезли. Да, а ведь Даша права, наверное, надо поменьше дежурить. Но, слава Богу, отработаю завтра денек и впереди два выходных. Отосплюсь и отдохну, как следует, - думала Алла, спускаясь по лестнице в приемное отделение.

Дежурство Аллы плавно перетекло в следующий рабочий день, с большим количеством операций, назначений и перевязок. После долгого и трудного рабочего дня, вечером Алла Астахова спешила, как обычно к себе домой. Это был самый обычный, ничем не примечательный тихий летний вечер. Один из тех летних вечеров, когда, казалось бы, ничего не предвещает беды…

-2
388
16:29
Размер имеет значение. У меня основные притенении к произведению не из-за качества содержимого, а из-за не соответствия большого объёма текста и слабой его глубины. Будь произведение раза в три короче, такие плоские герои может и не вызвали бы негативной реакции.
15:37
девушка тридцати трех лет да, стареют девушки sad
как обычно к себе домой зпт пропущена
неё было еще суточное дежурство еще тут зачем?
традиционно куча лишних местоимений
идущих позади неё парней резко обогнал её нее/ее
бедный язык у автора
текст сплошное нагроможденное недоразумение
один из насильников и начал говорить.

— Ты, сучка, слушай сюда, если кому-нибудь об этом скажешь, я тебя… Аааааааа, — резко закричал один из насильников
один из насильников стал устойчивым оборотом речи?
когда Алла вонзила кусок стекла ему в шею. лежа на земле? Алла к тому времени уже успела подняться на ноги. — это уже потом
70% поверхности проценты и числительные в тексте
канцелярит
до города Л. так люди не говорят
101 километр сто первый
— Ты многого не знаешь, но скоро все поймешь – сказала ошибки в оформлении прямой речи
резко одернула Аллусвоим грубым голосом старуха. могла одернуть чужим?
рассекла его диафрагму – мышечную перегородку между грудной и брюшной полостью. понятно, что его, а не мою
захватив его левой рукой за верхушку, вынула наружу. за какую верхушку?
персонажи картонные
сюжет скучен и глубоко вторичен
текст раздут без всякой жалости к читателю сей поделки

22:53
девушка тридцати трех лет — да, стареют девушки

— а может быть имеется в виду техническая девственность?
crazyэто меня и пугает
15:38
коммент слетел, набирать заново мне некогда
Загрузка...
Надежда Мамаева №1