Нидейла Нэльте №1

Школьные оценки

Школьные оценки
Работа №236

Школьные оценки отменили.

Решение властей вызвало ступор у всех педагогов, у всех директоров. У всех родителей.

- А как же экзамены?! - воскликнули все.

- Они будут, только без оценок.

- Как это?!

- Ученик ответит и освободится.

- А если он ответит неправильно?

- Вы поправите.

- И всё?

- Да.

- Но... ведь это же будет означать, что он ничего не знает!

- Значит, данный предмет ему не интересен. Так?

- Да.

- Решение принято.

В ушах у изумлённых слушателей раздался стук воображаемого судейского молоточка.

***

- Сегодня они не смогут нас достать, - сказала Катя Зародышева, ученица пятого "а" класса.

- Нет, не смогут, - предвкушала наслаждение её подруга, Света Щипчикова.

- И это в середине года!

- За месяц до новогодних праздников.

- Ну да.

Подруги зашли в школу и переодели сменку.

- Сколько, без пяти девять? - взглянула на часы Катя. - Давай потянем время минут на десять?

- Хочешь опоздать?

- Да, интересно, что нам на это скажут.

- Не, давай не будем.

- Ты всё ещё боишься, ну как ты не поняла, всё, свобода!

- Ну...

- Эх, ты! Ладно, что там у нас? Русский? Ой, только не это.

- Лучше, чем алгебра.

- Тошнота - и то, и другое.

- Думаешь?

Подруги захохотали.

И пришли на урок вовремя.

- Уже девять, - педагог закрыла за классом дверь. - А что-то вы не торопитесь. У нас только оценки отменили, но не занятия.

Хи-хи.

- Кому-то весело? Тебе, Зародышева?

- Нет.

- А кому?

- Я не знаю, Нина Алексеевна.

- К доске.

- Но это не я смеялась!

- Ну и что? Будешь писать под диктовку.

Кате это не понравилась. Она уже приготовилась к свободе и хорошенько расслабилась.

Делать нечего, вышла.

Власть педагога пока что имела вес...

- Пиши.

Первое предложение было продиктовано.

- У тебя в одном слове три ошибки, - шикнула педагог. - Тебя что, пыльным мешком стукнули?

- Нет.

- А что тогда?

- Всё равно это не на оценку.

- Писать!

Второе предложение было выведено на доске.

- Я смело могу поставить тебе кол, Зародышева! Кто тебя допустил до пятого класса? Шок!

- Какой кол?

Одноклассники вгляделись в педагога.

- Такой!

- Какой?

- Что-то ты разговорчивая стала, Зародышева.

Третье предложение было выведено на доске.

- Сядь, Зародышева!

Катя села.

- Ты оскорбляешь моё эстетическое восприятие. Кто исправит ошибки?

Отличник поднял руку.

- Давай, Сашенька, давай.

Саша перечиркал почти все слова, зачеркнул лишние запятые.

- Зародышева, у тебя что, тик? Куда ты столько запятых понаставила? Все не унесёшь с собой.

Мне они и не нужны, буркнула Катя.

- Что?! Что ты бубнишь себе под нос?

- Ничего.

- Сашуля, напишешь следующее предложение.

- Да.

Саша написал.

- Вот! - Нина Алексеевна встала. - И-де-аль-но! Зародышева, тебе хорошо видно с последней парты?

- Да.

- Тебе бы на первую пересесть.

- У меня хорошее зрение.

- Да пишешь ошибка на ошибке.

- Это не зависит от парты.

- И то верно.

Саша записал следующее предложение.

- Просто любо дорого смотреть, - наслаждалась Нина Алексеевна, забывшая об оценках.

Щипчикова зевнула. Она сидела на второй парте, с Катей их тут же рассадили.

- Света, тебе спать хочется? - спросила педагог.

- Нет.

- У тебя голова падает?

- Нет.

- Зачем ты облокачиваешься рукой, будто вот-вот свалится на парту?

Света убрала руку.

- Сашенька, ну умничка. Пять.

- Оценки отменили, Нина Алексеевна.

- Ах да, спасибо, что напомнил. Ты не грустишь по этому поводу? Растратил весь свой капитал.

- Нет, я всё своё ношу с собой.

- И то верно.

Сашенька присел.

- Щипчикова следующая, пора уже положить конец сну.

Света вышла.

Катя хотела подмигнуть подруге, но сочувственно посмотрела.

Света записала предложения.

- Ну что ж, это совсем не плохо. Почему-то твоя подруга так не преуспевает. Может, тогда не стоило вас рассаживать? Нет, вы болтаете.

Света нашла ошибку.

- Молодец! Ну что ж, присаживайся. Четвёрка.

- Четвёрка?

- Ну да, ошибка-то есть.

- У нас отменили оценки, Нина Алексеевна.

Педагог, уже открывшая журнал с ручкой в руке, резко его закрыла.

- А вы думаете, это так просто?! Отменили и всё? Может, это только на одну неделю! А вы размечтались. В головах-то ничего не отменили! Ни в наших, ни в ваших!

- Пора привыкать, - осмелела Катя.

- Зародышева, а ведь мы можем и отчислить тебя, ты хоть думаешь головой своей?

- Как?

- За поведение! Не только же за оценки отчисляют.

- И то верно.

Ребята захихикали.

- Молчать! А то позову директора! Какие смелые пятиклашки, в вашем возрасте я тихо крючком вязала. Думаете, на вас не найдут расправу?

- Зачем её искать? - спросила Света.

- Ну, чтобы таких вот, как Зародышева, усмирить!

- Усмирить?

Ребята представили, как на Катю надели смирительную рубашку, затащив в учительскую.

- Оценок сейчас нет, но педагог главный.

- Почему? - спокойно спросила Катя.

- Потому, что я жду твоих родителей завтра в школу. Всё ясно?

- Да.

- Вот и потому. Всем всё ясно?

Ребята испугались.

- Продолжим. А ведь я забыла проверить домашние задания, почему никто не напомнил?

***

Мама Кати пришла в класс на большой перемене:

- Здравствуйте.

- Здравствуйте, - Нина Алексеевна удивилась. Мама сразу произвела приятное впечатление...

- К сожалению, ваша дочь плохо занимается и плохо себя ведёт.

- Да? - погрустнела мама.

- Оценки отменили, но это не должно сказаться на поведении, вы согласны?

- Да.

- И на учебной успеваемости.

- Да, да.

- Катя довольно резко отвечает на свой возраст, что же будет дальше? Её могут отчислить.

- Вы думаете? А, да, понимаю...

- Вы понимаете?

- Дома она хорошо ведёт себя за исключением тех случаев, когда дело касается школы.

- Вот как?

- Но я полностью за получение знаний.

Педагог кивнула.

- А иначе как она проложит себе путь в большой мир?

- Поэтому я и пригласила вас. Девочка в пятом классе, разве это возраст? Ещё можно всё исправить.

- Да, да.

- Если вы сейчас же за неё возьмётесь и будете построже.

- Да.

Но в голосе мамы звучала мягкость, и педагог это почувствовала:

- А как папа девочки относится к успеваемости?

- Он за знания.

- Очень хорошо, очень хорошо!

Возникла пауза.

- Вы знаете, моя дочь меня не слушается, - поделилась педагог. - Плохая. Она в восьмом классе.

- Такой возраст.

- Я думаю, дети в любом возрасте должны слушаться своих родителей.

Прозвенел звонок.

Мама ушла, и Катя вздохнула с облегчением; они подглядывали со Светой из-за угла.

- Прогуляем занятия? - предложила Катя. - Я не смогу сейчас думать об учёбе. Что она наговорила маме?

- Давай.

Но гардеробщица спросила:

- А вы куда это, девочки?

- Нам надо к зубному.

- А.

Подруги переоделись, подошли к охраннику:

- Вы пропустите нас? Нам надо к зубному.

- У вас есть записка?

- Нет.

- По указу директора я не могу вас выпустить.

- Но мы же не в тюрьме, - пикнула Катя, и тут же была одёрнута Светой.

- Таков указ.

- Идём, - шепнула Катя.

- Куда?

Подруги отошли от охранника.

- Когда-нибудь он пойдёт в туалет, - шепнула Катя, - мы и проскочим. Идём за угол.

- Давай.

В середине урока охранник отлучился.

Девочки рванули к выходу. Они пробежали через турникет, разразившийся страшным воем.

Когда вернулся охранник, их и след простыл. Но он запомнил девочек...

- Уф! Оторвались, - задыхалась Света.

- И что это за страшный вой? Вот ужас!

- Ты не знала?

- Нет.

- Родителям приходит смс, когда ты пробегаешь через турникет.

- Нам что, и воздухом подышать нельзя?

- Нет.

- Я не согласна на тюрьму, а ты?

- Ну кто нас спрашивает?

- Ладно, у меня есть денежка, пойдём в кафе?

Подруги зашли в кондитерскую.

- Я буду кекс с изюмом и американо, а ты? - спросила Катя.

- Ты пьёшь кофе?

- Да, уже давно.

- А мне не разрешают. Поэтому, мне тоже американо и трубочку со сливками.

- Умница.

Первые минуты девочки с наслаждением уплетали кондитерские изделия и запивали кофе.

- Раньше нас пугали оценками, - вдруг сказала Света. - А сейчас сразу отчислением за плохое поведение.

- Плохое поведение - это отговорка. Надо же чем-то запугивать.

- Родителями. У меня мама постоянно спрашивает: "Света, а ты сделала уроки?".

- А твоя мама хорошо училась?

- Средненько.

- А-хах!

- Но это действует... родители напуганы отменой оценок больше, чем сами учителя.

***

Света и Катя встретились утром перед школой, чтобы пойти вместе, как обычно.

- Мои родители совсем с ума сошли, - сказала Катя. - Я никогда не видела такой маму.

- Какой?

- Ну... это было не её лицо.

- У моей тоже сделалось такое страшное, мурашки по коже.

- Отец, обычно спокойный, орал.

- И мой.

- Но маму совсем перекосило. Всё из-за школы. И о чём они говорили с русичкой?

- Наверно, о том, что тебя надобно приструнить.

- Приструнить.

Подруги зашли в школу.

Охранник схватил их за руки и повёл к директору.

- Вот эти девочки.

- Так, так. - Директор уже была в школе. - Присаживайтесь.

Девочки присели.

- Куда же вы так устремились вчера? Срочное дело?

- Нет, - промямлила Катя.

- Это вы Катерина?

- Да.

- Ваша мама вчера приходила в школу, и не успела она дойти до дома, вас и след простыл.

Подруги молчали.

- Да будет вам известно, за прогулы у нас отчисления.

- Почему? - поинтересовалась Катя.

- Потому что это правило! Вы знаете, что такое правило?

- Но ведь оценки отменили.

- Причём тут оценки?! - вскочила директор.

Света вжалась.

А Катя, остро чувствовавшая несправедливость, продолжила:

- Прогул - это то же, что двойка.

- Нет! Прогул - это прогул. Оценки и плохое поведение не одно и то же! Все обязаны ходить на занятия. Я подчёркиваю: обязаны.

- У нас урок, - вспомнила Света.

- Идите.

Девочки вышли из кабинета.

Свету трясло мелкой дрожью.

- Ты согласна, прогул - это то же, что двойка? - спросила Катя.

- Пойдём на урок.

- Света?

Девочки вбежали на химию.

Одноклассники возбуждённо вперились.

- Где вы были? - строго спросила педагог. - Причина опоздания?

- У директора.

- Садитесь. В учительской все сейчас о вас говорят, особенно о Зародышевой. Ну-ка к доске.

Катя вышла к доске.

- Проверка домашнего задания. Бери тетрадь, пиши.

- Я не сделала.

- Как? - на лице педагога выступило изумление. - После вчерашнего?

- Я не знаю, как это делать.

- Почему? Я непонятно объясняю?

- Понятно.

- Так в чём же дело?

- На уроке понятно, а дома - нет.

- Вот так новости!

Одноклассники захихикали. Но они были на стороне Кати.

- Я не знаю, почему так.

Педагог открыла журнал:

- Хотела посмотреть твою успеваемость по другим предметам, да толку, если оценки отменили. Всё старые привычки...

- Никто не может отвыкнуть.

- Что?

Одноклассники насторожились. Педагог по химии всегда была строгой и требовательной.

- Журнал теперь нужен, чтобы отмечать присутствующих, - добавила Катя.

- Вот-вот, чтобы отмечать присутствующих!

- Прогул - это то же, что двойка.

- Кто такое сказал? Это ты придумала, Зародышева?

- Вы не согласны?

- Конечно, нет! Давай-ка отделим зёрна от плевел. Что такое прогул? А что такое оценка?

- Прогул - это незнание предмета всвязи с отсутствием на уроке, а двойка - всвязи с присутствием.

Класс громко захохотал.

Педагог в строгом костюме строго смотрела на ученицу:

- Если ты такая умная, Зародышева, так что же химию не усваиваешь?

Класс снова захохотал.

- А вы что, одурели?! - прикрикнула педагог. - Превратили урок в фарс!

- Почему отменили только оценки, этого мало.

- Этого ох как много!

- Мне кажется, достаточно двух нововведений: отмена оценок и обязательного присутствия на уроке.

- И к чему это приведёт? Каково будущее детей-прогульщиков?

- Хорошее будущее.

- Да?

- А почему оно должно быть плохое?

- Да потому, что из этих лодырей ничего не выйдет. Как поменяется общество в ближайшем будущем?

- Двоечники всегда были и есть. Они не лодыри. Им просто не интересно, зато интересно что-то другое.

- Что?

- Общество изменится только к лучшему.

- Фантастика, Зародышева. Всё, присаживайся на место. Чуть не добавила, двойка.

До конца урока эту тему больше не поднимали, и классное веселье плавно перешло в обязанности.

***

- Света, ты сделала уроки? - спросила мама, войдя в комнату дочери.

- Делаю.

- Я тут подумала, тебе бы поменьше надо общаться с Катей.

- Почему?

- Мне звонила её мама, рассказала о проблемах в школе. Зачем тебе такая подруга?

- Мы дружим с детства.

- Я знаю, но... времена меняются.

Свету шокировала эта фраза.

Она чуть не крикнула вдогонку маме: нет, не меняются! Меняются школьные правила, решения правительства, расписание поездов.

Но друзья!

Вечером Светин папа пришёл домой.

Родители присели на кухне выпить чаю. Мама разлила чай по чашкам.

Выложила в плетёную корзину курабье.

- Как дела у дочери? - спросил папа. - Хорошо учится?

- Средненько.

- Это почему?

- Катя плохо на неё влияет. У неё проблемы с обучением.

- Вот как? А я думал, они хорошо учатся.

- Нет.

- Значит, это общение надо запретить, иначе и наша дочь скатится.

- Запрети.

Проглотив печенье, папа зашёл в комнату дочери:

- Ну, как твои успехи?

- Хорошо.

- Можно мне посмотреть дневник?

- Посмотри.

Папа пролистал дневник без оценок, с чётко выведенным расписанием уроков:

- Я забыл. Попробуй это запомни!

- Да, оценок нет.

- И какой болван это придумал?! Как теперь родителям контролировать весь этот процесс?

Света не ответила.

- Как дела у Кати, твоей подруги?

- Хорошо.

- Она хорошо учится?

- Папа, я устала говорить о школе. Утром - школа, вечером - о школе. Днём - уроки.

- Разве это не важно, говорить о школе?

- Папа.

- Ну ладно, ладно.

Папа ушёл, и Света подумала, ему больше не о чем со мной говорить. Что он знает?

Сам был троечником.

Она с грустью посмотрела на свои старые игрушки.

***

- Катя, у тебя такая замечательная подруга Света, - вздохнула мама. - Я так рада, что вы дружите.

- Да, я тоже рада, что мы дружим.

- Она прилежно учится, и родители у неё хорошие. Столько хватит супа?

- Да.

Все сели ужинать. Папа молчал, и это молчание напрягало Катю.

- Как у тебя дела на работе? - вдруг спросила она.

- А что? - встрепенулся папа.

- Ты меня спрашиваешь о школе, могу я спросить тебя о работе?

- Ты в каком классе? В пятом?

- Да, ты забыл?

- Катя, - одёрнула её мама. - Давайте не будем за столом.

- Мы просто общаемся, - сказала Катя.

Она решила больше не проронить ни слова. После супа забрала свою чашку чая в комнату.

Открыла энциклопедию для девочек и принялась читать о домоводстве.

Это чтение отвлекало от ненужных мыслей.

Забавляло.

И было просто интересно.

Что-то иногда пригождалось, гораздо насущнее, чем полученные знания в школе.

Через пятнадцать минут заглянул папа:

- Ты сделала уроки?

- Я пью чай.

- Он уже давно остыл!

- Я пью холодный.

- Так, ответь мне на вопрос.

- Нет.

- Я лишаю тебя карманных денег.

- Чем я буду питаться в школе? Нас бесплатно не кормят.

Но дверь уже была захлопнута.

В отместку Катя и не прикасалась к урокам. Они вызвали у неё яростное отторжение.

Перед сном заглянула мама:

- Держи, - она положила денежку под подушку. - Только не говори папе, ладно?

- Да.

- Я твоя мама, хоть и последнее время не знаю, что с тобой делать.

- Почему тебя так беспокоит школа?

- Учиться надо.

- Оценки ведь отменили. Ты думаешь, я никем не стану?

- А кем ты хочешь стать?

- Не знаю.

- Спи, - мама поцеловала дочь и вздохнула.

***

Утром Светы не оказалось на месте, где они с Катей обычно встречались и шли в школу.

Заболела, подумала Катя. И пошла в школу одна.

Только сделала несколько шагов:

- Катя!

Она обернулась: никого.

- Катя!

- Света, эта ты что ли? Ты в кустах?

- Да.

- Что ты там делаешь? - Катя присоединилась к подруге.

- Мне нельзя с тобой общаться.

- Как?!

- Тише, - Света оглянулась по сторонам. - Родители могут нас заметить.

- Пускай замечают.

- Ты не понимаешь, они совсем свихнулись со своей школой.

- Это известно.

- Нет, всё куда серьёзнее, чует моё сердце. Побежали в школу.

Подруги прибежали в школу.

Светина мама стояла неподалёку у крыльца и ждала этого момента... но ничего делать не стала.

- Я думала раньше, что у меня нормальные родители, - шептала Света.

- Говори громче, тут галдёж.

Одноклассник Дима подошёл к девочкам:

- Привет, о вас говорит вся школа. Вы знали? Особенно о Зародышевой.

- А что это обо мне? - спросила Катя.

- Откуда ты знаешь? - кивнула Света.

- Тут и знать нечего, это знает вся школа. Третьеклашки поспорили на кэпсы, кого из вас быстрее отчислят.

- Никого не отчисляют, - рассердилась Света. - Зачем распускать эту чепуху?

- Тебя, может, и не отчислят, но как ты будешь без подруги?

- Пошёл вон!

- Спокойствие, я только предупредил.

- Да лучше бы помалкивал, меньше знаешь, крепче спишь!

Подруги переглянулись.

- Школа - это сортир, тут и говорить нечего. Стоит кому-то пу... - Катя осеклась.

- Ты чего?

- Мне показалось, я видела твою маму в окно.

- Показалось или видела?

- Не знаю.

- Катя!

- Хватит дёргаться. Если ты уже так боишься, то не дружи со мной. Что я могу?

- Ты - моя лучшая подруга.

- Эх, ты.

- Задёргали меня родители.

- А я вот не даю себя задёргать. Папа лишил меня карманных денег.

- Да?!

- Он хочет, видимо, чтобы я умерла от голода.

- У меня есть деньги, нам хватит.

- Мне мама дала... по секрету.

- Катя.

Подруги подошли к кабинету физики.

Одноклассники с интересом на них посмотрели. Одна из девочек подошла, Юля:

- Привет. По школе ходят злые слухи.

- Мы знаем, - сказала Катя.

- Не обращайте на них внимания. Ты так здорово отвечаешь учителям, ты такая смелая.

- Я? Вот меня и хотят отчислить.

- Ты ничего страшного не сказала. Просто учителя боятся.

- Чего?

- Ну, потерять влияние...

- На тех, кому их предметы до лампочки, они его никогда не имели.

- Но что ты будешь делать, если тебя отчислят?

- Ничего.

- Как это ничего?

Учитель физики открыл дверь и впустил класс.

- Записываем новую тему.

В середине урока вошла классный руководитель, Марина Геннадьевна:

- Катя Зародышева здесь?

- Да.

- Ты переведена в другую школу.

- Что?

- Собери свои вещи и покинь класс.

- Нет.

- Это решение директора. Тебя в любом случае отчислили.

- Никто меня не отчислял.

Света в ужасе смотрела то на подругу, то на классную.

- Я не поняла, что ты сидишь? В списках ты уже не значишься. Не заставляй всех ждать.

- Раз не значусь, то посижу просто так.

Одноклассники перепугались.

- Хорошо.

Марина Геннадьевна вернулась с директором.

Директор:

- Зародышева Катя, ты отчислена.

- За что?

- За отравление школьной атмосферы. Ты мешаешь учиться.

- Кому?

- Например, своей подруге, Свете. Светочка старается, прилежно делает все уроки. Умничка.

Света заплакала.

- Вот видишь, как ты отравляешь жизнь.

Катя собрала вещи и вышла. Она подмигнула Свете, но та сквозь рыдания не заметила.

***

Света пришла домой после уроков.

- Как твой день? - спросила мама.

- Никак.

- Почему?

- Катю отчислили.

- Она сама это заслужила.

- Чем?

- Смелыми разговорами, плохими оценками.

- Какими оценками?

- Плохими.

- Мама, оценки отменили.

- Всё равно она двоечница. На доске выводит одни каракули. Кто её до пятого класса дотянул?

- Посмотри на наших двоечников в классе, а потом говори про Катю!

- Грубишь матери?! Вот оно, влияние твоей подруги!

- Это ты боишься потерять своё влияние на меня! - Света осеклась. Этого она от себя не ожидала.

Мама побагровела:

- Убирайся из дома!

- Вот и уйду!

- Вот и иди! У тебя ещё молоко на губах не обсохло!

Света вылетела вон.

У неё оставались карманные деньги, и она зашла в блинную.

Там за крепким кофе сидела Катя.

- Катя!

- Света, что ты тут делаешь?

- Ем.

Она поставила рядом поднос с блинами.

- А ты не лопнешь?

- Нет, я голодная. Тебе взять что-нибудь?

- Я поела.

- Ты не заходила домой?

- Нет, родители ничего не знают.

- А я заходила... мама выгнала меня из дома.

- Как?!

- Вот так. Я сказала ей, что она боится потерять на меня влияние.

- А-хах! Серьёзно?

- Да.

- Ну что ж, с этого дня у нас с тобой началась совсем другая жизнь. Без родителей...

- Да уж.

- Разве это не здорово?

Пока девочки сидели в блинной, Катин папа обо всём узнал.

Его отпустили с работы.

Он решил сразу зайти к родителям Светы. И зашёл. Открыла мама:

- Здравствуйте.

- Здравствуйте. Моя дочь не у вас?

- Нет.

- Её отчислили, а мы ведь дружили семьями. Что вы об этом думаете?

- Только то, что по вине вашей дочери я потеряла свою.

- Это как?

- Она вся пропитана влиянием вашей дочери. Вот я и выгнала её из дома.

- Причём тут моя дочь?

- Её бунтарский дух ни к чему. Он и сыграл уже злую шутку.

- Что вы несёте?!

- Ещё вас мне тут не хватало, - мама захлопнула дверь перед самым носом и выпустила пар.

Вечером пришёл Светин папа и, узнав о случившемся, отправился домой к Кате.

Её папа был на поисках дочери, и двери открыла мама:

- Здравствуйте.

Папа протолкнул её в квартиру и обошёл все комнаты:

- Где ваш муж?!

- Ищет нашу дочь.

- Стерва!

- На помощь!

- Придушил бы всю вашу семейку вот этими руками! - он схватил маму за шею.

Соседи услышали крик и вызвали милицию.

Пока Катину маму душили, Светина мама наглоталась таблеток и легла на диван в гостиной.

А девочки вышли из блинной и поехали на вокзал.

В метро они встретили одноклассницу, Ксюшу:

- Я думала, вас убили.

- Кто должен был нас убить? - спросила изумлённая Света.

- Не знаю, об этом говорит вся школа.

- О чём?

- О том, что вас задушили и спрятали в школьном подвале ваши же родители.

- Что? - Катя захохотала.

- Спрятали, а потом и сами убились.

- Родители?

- Да.

- А-хах! Что ж, это похоже на правду.

- Не шути так, - сказала Света.

Ксюша вышла с мамой на своей станции:

- Пока.

- Везёт Ксюше, спокойно едет домой или куда-то по делам, - вздохнула Света.

- Пускай едет.

- А мы?

- А мы спокойно едем на вокзал.

- И тебе не страшно?

- Нет.

- А мне страшно.

- Света... твоя мама выгнала тебя из дома. За что? За твоё собственное мнение.

- Не лучше ли без него?

- Что?!

- Не все такие смелые, как ты, Катя.

- Тут смелость не нужна.

Девочки приехали на вокзал, и Света перестала дрожать. Она просто устала.

-3
1041
18:23
Это НЕ фантастика!
Как это произведение попало на конкурс Новая Фантастика, я не знаю. unknown
вот после такого и думаешь, а что же тогда отклоняют? wonder
16:29
строить произведение на сплошном диалоге надо уметь, чего у автора, к сожалению, нет
Хи-хи. Мне они и не нужны, буркнула Катя. неправильное оформление прямой речи
Одноклассники возбуждённо вперились. это как вообще? вперились? перьями уперлись?
дык в пятом классе рановато возбуждаться…
всвязи раздельно
непонятная нелепая зарисовка
не ведут себя так дети (или я отстал от жизни)
да и педагоги так себя не ведут
и таки да, а кто отменил то оценки? может заодно и штрафы отменили?

Загрузка...
Надежда Мамаева №1