Олег Шевченко №1

Путешествие после запятой

Путешествие после запятой
Работа №312

***

1. Космическая машина.

Это было давно. Еще до того как каждый школьник узнал, что для выхода в космос кораблю нужно набрать скорость в 7,9 км/секунду.

Макс Литвак, подающий надежды механик на заводе под Нижним Тагилом всё своё свободное время проводил за расчётами и чертежами космического паровоза. Да, паровоза…

В Западной Европе паровозы уже покоряли немалые расстояния, и в России уж пару лет как встал на рельсы первый отечественный паровоз. И Макс часто думал: «Ну почему, прошло уже больше двух лет с момента рождения русского паровоза – это же уйма времени! а инженерная мысль стоит на месте. Никак не ускоряется этот потрясающий механизм, ведь паровоз может и летать, и преодолеть земное притяжение, набрав космическую скорость! Она же уже рассчитана, рассчитана мною – 79 км/с…» Но мечты Макса оставались мечтами, инженер на заводе не разделял его энтузиазма, а управляющий не видел никакой выгоды, «так как в космос летать пассажиров не найти и такого паровоза никто не купит».

Макс мечтал, но не впустую, он разрабатывал все новые и новые планы по усовершенствованию паровоза, рассчитывал, моделировал и сам космический паровоз и полёт, а ещё через пару лет вдруг проникся доверием к двигателям на керосине. Вот тогда и завершил свой проект космической машины. Он всё сожалел, что в космос отправится не паровоз, но выбора не было. Он много раз перепроверил расчёты, нет, паровоз не мог взять с собою в космос достаточного количества угля, чтобы взлететь, и тем более, чтобы вернуться на Землю.

Несколько лет кропотливого труда в ангаре, построенном в безлюдном месте – у подножья заросших лесом Веселых гор в 70 км от Нижнего Тагила, и вот было завершено строительство подобия современной для жителей 20-21 века ракеты. Спроектировано, вырезано, заклёпано, заварено, спаяно, покрашено, и, наконец, всё завершено и подготовлено к полёту.

Макс не хотел делиться с немногочисленными друзьями своим открытием и изобретением. Он не был заносчив или мнителен. Просто, когда механик только приступил к своим расчётам, он рассказал одному бывшему однокашнику про идею выхода в космос, а тот, недолго думая, дал интервью местной газете о том, что они с выдающимся механиком Литваком М.Г. планируют полёт в космическое пространство!

Это было опасно для существования идеи о космосе. Любой шум в обществе, любое слово со стороны консервативного духовенства в адрес космической машины могли обрезать ей крылья.

В ту самую дату было прекрасное утро. Солнце слегка прикрылось облаками, да и в 4.30 жары обычно еще нет даже в июле. В такую погоду Максу было легче влезть в многокилограммовый спецкостюм.

Макс уселся за пульт управления и стартовал по четко отработанному плану. Космическая машина рванула сквозь облака, потом сквозь синеву неба, и снова через облака в невиданную ранее Максом высоту. Машина неслась в темноту и звезды. Вот он космос! Макс замер от восторга!

Промелькнула справа Луна, Максу показалось, что машина повернула к ней как иголка к магниту. И тут что-то пошло не так…

***

2. Денис.

Денис всегда хотел вырасти поскорее. Он был одним из тех детей, которые мечтают стать космонавтами или подводниками, и каждый день придумывают себе новые испытания и способы их преодоления. Денис кем только не мечтал быть лет с 4х, а потом серьезно так решил стать палеонтологом-океанологом. И еще до школьных лет он перекопал весь двор своего дома и все пляжи, на которых бывал, в поисках древностей. А в школе увлекся математикой и физикой и начал изобретать – на страницах гаджета только, конечно, всевозможные сканеры дна океана. Он был уверен, что для океанологов и палеонтологов недостаточно техники, соответствующей последним научным достижениям. А увлечение научной фантастикой давало ему столько оптимизма, что его хватало с избытком на все жизненные планы.

Несмотря на свои изобретения и увлечения, Денис не был ботаником. Да, он мечтал о прорыве в палеонтологии, но мечтал так, как полагается мечтать мальчишкам – на бегу из школы на спортивные тренировки, с мороженным в руках по выходным, частенько на уроках, на велосипеде, несясь с соседом на перегонки. Он вообще был очень общительный и активный, поэтому не мог остаться в стороне от новых веяний среди его ровесников.

Летом Денису стукнуло 14 лет, и все его одноклассники, так как им тоже было 14, рванули икать работу на каникулы. И он, конечно, тоже. Первым делом, юноша с резюме в руках заглянул в пару лабораторий при НИИ, которых в городе был косой десяток, потом в книжный магазин, потом в спортивный, но работодатели не могли решиться доверить: ни протирать пробирки, ни продавать книжки или скакалки лицу до 16 лет. Расклейка объявлений казалась скучной и примитивной, хотя Денис уже было решился и на работу промоутера. Но тут подвернулось объявление о вакансии в квест-клубе, куда Дениса сразу приняли стажером, даже не уточнив, сколько ему лет. Выглядел молодой человек лет на 16-17, держался уверенно, содержание квестов усвоил с первого раза, больше ничего в клубе от него и не хотели.

На квестах было не скучно, и в то же время Денис был не сильно загружен, оставалось время мечтать.

Он, как обычно, бродил по пустым квест-залам, вытирая пыль и расставляя реквизит перед открытием клуба, а заодно вживался в роли каждого персонажа квестов по очереди. Один из квестов был про подводный мир. Океан был, конечно, виртуальный, а вот подлодка, которую по сюжету поднимали с морского дна, выглядела реально, хоть и была странной конструкции и местами с плохо зачищенной ржавчиной и пробоинами в обшивке.

- Видно, настоящую, списанную где-то взяли, - решил для себя Денис, с любопытством оглядывая каждый болтик, который перекликался с его мечтами о приключениях на дне океана.

***

3. Жесткая посадка.

Ракету Макса Литвака швырнуло на землю, на почву, по крайней мере. Удар был сильный, но не на столько, что бы эту жесткую посадку нужно было считать аварией.

- Так, - рассуждал Макс, потирая ушибленные затылок и плечо, - Меня повернуло к Луне, но что-то я быстро добрался до её поверхности. Или я терял сознание и не всё сохранилось в памяти?

Он выглянул в иллюминатор и понял, точнее сказать, перестал что-либо понимать – там точно была не поверхность Луны. В голове появились мысли о галлюцинациях. Макс скорее надел шлем от скафандра и включил подачу кислорода. Он решил, что из-за жесткой посадки космическая машина разгерметизировалась, произошла утечка кислорода, и это вызвало у него видения.

За стеклом иллюминатора была зелёная трава, деревья в желтой листве и пихты, такие же пушистые и высоченные как те, что росли вокруг ангара в Весёлых горах, откуда механик практически только что стартанул в космос на своем изобретении.

Макс вышел из космической машины, потрогал почву, зелень, рискнул приоткрыть шлем, сделать вдох. Он понял, что находится на Земле. Нет, это не галлюцинация – это ошибка в расчётах. Механик Литвак был реалистом, хотя и романтиком одновременно, сочетание именно этих качеств давало ему возможность творить и изобретать. А так как он был реалистом, то не огорчился.

- Да, расчёт не верен! Но ведь выход космической машины на орбиту Земли был! Был! Просто машина рухнула обратно. Может даже дело не в расчётах, а в керосине, в его качестве! Следующий раз изготовление топлива тоже надо взять на себя, - рассуждал первый астронавт на Земле.

Макс определил по компасу свое местонахождение, обошел лес в радиусе пары километров и решил идти на юго-запад. Что населённый пункт должен быть там, подсказывал менее густой лес по выбранному направлению, и даже виднелось что-то на подобие заросших после лета тропинок под ногами.

Макс Литвак был так взбудоражен, так взволнован космическим полётом, что и не заметил, что уже наступила осень, хотя утром до взлёта был ещё, кажется, июль…

***

4. 21й век.

Макс Литвак недолго искал ближайшее поселение людей, но долго приходил в себя от того, что в каждом дачном (как он узнал позже) домике были газ, электричество и водопровод! А что удивительнее, в руках у каждого жителя был прибор, который заменял телеграф и содержал в себе все карты местности России…

Вечером за чашкой чая после бани в домике сторожа дяди Миши – в меру пьющего и добродушного деда, приютившего горожанина, который потерял память и заплутал, Макс изучал чудо 20го века – кнопочный телефон GSM-стандарта… другого у деда не было.

- Хорошо, хоть в России приземлился, - подумал гениальный, но в чем-то допустивший ошибку механик, - языки знаю плохо, да и то европейские только, а если б Китай или Монголия? Надо выучить языка два или три… Сколько лет прошло, никого не осталось, ни друзей, ни семьи. Родных ведь не пойдешь пугать своим визитом: «Здрасьте! Я ваш прадед, сохранился, просто неплохо». Всё непросто… Но машина времени – это же какой прорыв в науке!

Мысли и формулы мелькали и путались в уставшей голове Макса. Он уснул в старом кресле в чужом дачном домике на своей родной Земле. Так прошел первый день великого и неизвестного изобретателя в 21ом веке.

Прошло полгода. За это время Макс Литвак нашёл работу в ближайшем городе к месту приземления вахтером студенческого общежития с небольшой зарплатой, комнатой для проживания и бесплатным Wi-Fi-ем. Через социальные сети, с которыми он быстро познакомился и освоил, изучил ситуацию в стране и в мире. Прочитал не один учебник по истории, которых было в глобальной сети в избытке. И сделал вывод, что землянам рано знать о возможности путешествия во времени. Слишком агрессивным был технический прогресс, слишком много воин тянулось веками и не близилось к миру.

И еще один вывод сделал для себя механик 19го века, что без денег не сможет продолжить изучение космоса, пространства и времени. Починка космического корабля (оказывается это корабль, а не паровоз или машина, на современном его приземлению языке) было дело затратное.

Господин Литвак не был сказочно богат в своем времени, но был вполне обеспечен. Его дед, когда-то сбежавший на поиски счастья в Америку на прииски, вернулся с некоторым капиталом, а после завещал его внуку, так как всегда одобрял его тягу к учебе, технике, и даже где-то проникся его мечтами о самоходных механизмах.

Все, что осталось от наследства до полета, Макс забрал из ячейки в банке, и даже дата вклада не стала помехой, ведь ключ и код были при нём. Так как дед радел по всему американскому, то и наследство оставил в американском банке, в американской валюте. А современные финансовые услуги позволили доставить ячейку банка в российский филиал. Максу и выезжать за пределы страны не пришлось, что могло ведь стать проблемой для человека со справкой об утерянном паспорте. Он даже и не мог себе представить сто восемьдесят с чем-то лет назад, как его выручит именно эта валюта в родной России.

Привезённой из позапрошлого века суммы наследства хватило на то, что бы открыть небольшое, но вполне прибыльное дело в Уфе.

Уфа был ближайший город к месту приземления. Город миллионник, зелёный людный, шумный – он приглянулся Максу. Раньше механик не был слишком общительным человеком, но прыжок во времени подействовал на него таким образом, что он начал ценить человеческое общение.

Его родной Екатеринбург был недалеко, когда-то там жила его мама, родные. Но Макс Литвак решил не возвращаться в город, где теперь не осталось ни одного знакомого лица, а прежние места и воспоминания напротив оставались. Макс боялся, что там будет особенно тоскливо, и это помешает идти ему дальше сквозь время, будет тянуть домой, которого по сути уже и нет.

Последние расчеты Макса показывали, что есть возможность попасть в будущее дальше, но нет возможности вернуться обратно.

По замыслу Литвака его бизнес должен был за четыре года принести ему доход, достаточный для заказа запчастей, новой обшивки, части проводки – всего того, что не выдержало экстремального путешествия и жесткой посадки. Дела шли хорошо у сети квест-клубов, и ждать оставалось недолго.

***

5. Единомышленники.

- Что нравится? – спросил Максим Григорьевич, застав Дениса за разглядыванием дна «подлодки», - интересуешься?

- Да, - ответил парень, - пыль вытирал и загляделся. Будто ручная работа прямо, а не с конвейера. Очень старая модель?

- Старая, старинная, - усмехнулся хозяин клуба, - очень.

- Можно по романам Жюль Верна квест специально для нее написать, - предложил Денис.

- Интересно мыслишь, - похвалил Максим Григорьевич, - Квесты писать собираешься, когда школу закончишь?

- Нет, я океанологом буду. Самое интересное – это исследование дна океанов. Однажды во время изысканий в промышленных целях я найду кости ихтиозавров, восстановлю ДНК. А когда получится возродить настоящую живую особь, будет можно ими заселить какой-нибудь малообитаемый уголок океана потеплее – Атлантического, например!

Денис запнулся, он обо всем этом часто думал, но как-то вслух ни разу не выкладывал, да еще чужому взрослому человеку. Парень от смущения даже покраснел, уже приготовился, что хозяин клуба рассмеётся над его мечтами, а он его поддержит, тоже посмеётся над своими фантазиями…

Но Максим Григорьевич не улыбнулся даже. Он как-то изменился после слов парня: глаза заблестели, пропала серьёзность, его солидность, с которой он всегда общался с подчиненными в клубе. Господин Литвак будто даже помолодел до Денискиных лет. Он заговорщически подмигнул мальчишке, увлекая его за плечо в свой кабинет, кивком показывая, мол, спросишь всё не здесь.

Они зашли в кабинет, дверь оставили открытой, потом прошли в смежную комнату, дверь которой была замаскирована под обычный книжный шкаф. Эту дверь Максим Григорьевич закрыл изнутри на замок и предложил жестом юноше сесть за письменный стол. Потом молча достал старую пожелтевшую тетрадь с расчётами, записанными кажется чернилами – Денис разглядел крохотные кляксы в уголке страницы. И, наконец-то, заговорил:

- Ты можешь догадаться, что это за расчеты? – подмигнул он сообщнику, именно так почувствовал себя Денис, сидя за закрытой дверью в тайном кабинете босса и держа в руках чернильные рукописные записи на старой-престарой бумаге…

Максим Григорьевич не торопил Дениса, налил две чашки горячего чаю, который пришёлся кстати, так как квест-клуб располагался в подвальном помещении без окон, и туда не проникала летняя жара, и было даже холодно. Денис изучал расчёты и всё больше убеждался, что это формула скорости для легковесной ракеты для выхода на орбиту Земли.

- Это же расчёт скорости для выхода корабля в космос, только тут ошибка…

- Какая ещё ошибка? – неожиданно закричал всегда спокойный Максим Григорьевич. Сегодня хозяин клуба был во всём не узнаваем, он будто почувствовал, что Денис именно тот единомышленник, которого ему не хватало и в 19ом и в 21ом веке.

Он начал рассказывать про завод под Нижним Тагилом, про паровозы и керосиновые двигатели, про годы работы над расчётами и над постройкой ракеты, которую окрестил космической машиной. Рассказчик выдохся и замолчал, видимо вновь переживая своё космическое приключение.

Денис перебил тишину:

- Тут, правда, ошибка. Запятую на один знак левее поставили.

Литвак молча смотрел в записи.

- Скорость выхода в скорость 7,9 км/секунду, - продолжил Денис.

- Подожди, - остановил его изобретатель. Долго считал на калькуляторе, делая временами записи на бумаге, нервно вздыхал, чему-то радовался, озадаченно хмурился:

- Да! Точно 7,9 км/секунду! Рука, что ли, дрогнула и счёты не так сдвинул??

- Какие счёты? – не понял Денис. Но тут он вдруг осознал не только то, что «подлодка» в зале квест-клуба – это та самая ракета, не только то, что Максим Григорьевич показал ему двухсотлетней давности записи, но и то, что сам босс был из позапрошлого века. Ну конечно, учёный считал не на калькуляторе в те годы, когда в Нижнем Тагиле отливали первые паровозы.

- Вы во времени путешествуете? – восхищенно и ошарашено спросил парень.

- Да, пришлось. Видишь, запятая подвела,- иронично улыбнулся астронавт из прошлого.

Самообладание господина Литвака не подвело и сейчас, он не стал рвать на себе волосы из-за допущенной шибки, а поблагодарил судьбу за эту фантастическую ошибку, принесшую столько открытий в его жизнь. Макс поделился идеями и планами с Денисом о путешествиях во времени и даже предложил отправиться с ним. Юноша не мог, так сразу, согласится, слишком много невероятного он узнал в один миг. А вот помочь новому другу починить ракету охотно согласился.

***

6. Подготовка к полёту.

Оказалось, что Макс Литвак не всё изучил на Земле 21го века – не изученным островком в море информации оказалась банальная газета объявлений, которую можно всегда бесплатно просмотреть в глобальной сети. Денис совсем недавно собрал продвинутый компьютер за треть цены, покупая, обменивая и забирая в дар то одну, то другую деталь, а то и целый блок. Этот опыт Дениса очень пригодился в ремонте космического корабля. Единомышленники быстро нашли по объявлениям и металл для пробитой обшивки (чего только китайцы не продают), и всю необходимую электронику. Ракета обрела множество новых гаджетов и датчиков. Топливо запасли с огромным запасом. И ещё добавилась капсула для катапультирования. Денис уговорил приобрести ее Макса, так как мечтал попробовать «высадиться» на полпути и дать обратный ход в прошлое. Был ещё один реальный предлог для покупки столь дорогого оборудования, который юноша и озвучил боссу – несмотря на полёт не просто в космосе, а перемещение во времени, ракету подстерегали те же опасности, что и все космические корабли – бури, астероиды, да и многое другое неизведанное и непредвиденное…

Сеть клубов была выгодно продана Максом, он оставил себе только один клуб расположенный далеко от центра – на городской территории, но в лесу, упирающемся в берег реки Уфимки. И от лишних глаз подальше, и подвал в этом здании был побольше, чем в других – было где хранить топливо. А недалеко от клуба был мыс, уходящий в обмелевшую в этом месте реку, достаточного размера для старта космической ракеты.

Были предновогодние дни, Денис отпросился у мамы в квест-клуб подработать допоздна – мол хороший вклад себе на подарок к новому году. Он шел с автобусной остановки в сторону леса и прямо летел по снегу, не скрипел и не тонул в нем, мечта о космосе несла мальчишку в клуб, где его ждал изобретатель и его ракета.

Максим Григорьевич сидел в кресле и заучивал инструкции к новым гаджетам и к новому скафандру. К радости астронавта спецкостюм не просто сильно внешне изменился, но стал теплее и на много легче. Денис сходу тоже занялся подготовкой к старту, намеченному на сегодняшний вечер.

Он соединил отдельные части карты звёздного неба в одну целую.

- Вот, - сказал он, закончив, - по звёздам можно ориентироваться в любом времени. Всё внесено в память гаджетов, но мало ли… да и так приятнее рассматривать.

- И привычнее,- сознался Макс.

- А это новые расчёты,- протянул принесённую с собой тетрадь парень.

- Новые? – изобретатель взял в руки тетрадь, раскрыл, стал читать формулы. Потом сел пересчитывать, сверять со своими старыми расчётами, ещё раз пересчитал и видимо пришёл к выводу, что расчёты верны.

- Точка возврата!- помолчал и добавил, - Надо попробовать! Ты ещё больший фантазёр, чем я, - подмигнул он Денису.

- Ну, вроде не фантазия это, а теория, - возразил юноша.

- Я сначала тосковал по дому, вернуться хотел, а потом понял, что моя судьба это путешествия, путешествия во времени. Даже не думал всерьёз о возможности возврата обратно, в то же самое время, когда был старт. Даже не пробовал рассчитать, был слишком увлечен техническими вопросами. Ты прав – это теория, но расчёты реалистичны, шанс для скачка во времени в обратную сторону есть. Хотя теория сомнительная несколько…

- Надеюсь, шансы высокие, - улыбнулся Денис, - Я рассчитываю встретить новый год дома. И потом, полёт в будущее – это тоже теория сомнительная, - заметил он.

- Не подтвержденная фактами - пока, - поправил изобретатель, протягивая другу фотографии.

- А это зачем? На память? – не понял тот.

- Доказательства, что мы из прошлого, когда попадём в будущее, если, конечно, аборигены будут готовы к такой информации.

- Да таких миллион напечатать можно, тем более в будущем!

- Химический состав краски, возраст фотобумаги, всё будет подтверждением, а уж за экспертизой дело не встанет через 200 лет… Но теперь о самом главном для тебя! Я за тебя отвечаю, ты ребенок! Не мотай головой! Тебе 14.

Ещё раз просмотри и чётко запомни инструкции по приземлению капсулы. И помни, что расчёты – это теория, и в них могут быть погрешности и в год, и в два, и даже в сто лет… но это уж в крайнем случае. Но будь готов и к тому, что ты останешься болтаться со мною где-то далеко в будущем.

Путешественники помолчали, и стали дальше готовиться к старту, переговариваясь уже только о бытовых и технических вопросах. Каждый думал о своём. Макс строил планы о том, что и как будет изучать в новом времени, размышлял, будет ли приземление в России, хорошо ли он освоил английский за эти четыре года, достаточно ли одного английского. Денис просто мечтал о приключениях. А на случай ошибки в теории, написал маме письмо о путешествиях в будущее и оставил его в ящике письменного стола с таким расчётом, что мама найдёт его не сразу – вдруг он сможет вернуться, но через пару дней, ну или как-то так. Ещё он мечтал о том, что это только первое путешествие, а впереди много других и в будущее, и в прошлое, где живут ихтиозавры…

***

7. Полёт туда и обратно.

Мысли Дениса об ихтиозаврах прервал Макс:

- Надевай скафандр.

- Пора? – уточнил юноша.

- Пора! Готов? – переспросил бывалый астронавт.

- Готов! – ответил новоиспечённый астронавт.

… Это было последнее, что помнил Денис, когда капсула на автомате приземлилась посреди автодрома в пригороде Уфы в половине третьего утра. Он снял скафандр, вытащил из кармана джинсов телефон – работал. Время сбилось, настройки тоже, но гаджет работал. Смутно соображая от перегрузок, Денис запустил поиск местонахождения по геоданным – ура! родной город Уфа. Навигатор вывел парня к ближайшей автодороге, ведущей в город. Приложение само вызвало такси, которое на удивление быстро появилось. Как ехал домой, как влетело от мамы, Денис помнил неясно.

Ему снился космос, Макс, панель управления ракеты. Утром Денис проснулся и в голове сразу возник вопрос «А было ли путешествие?». И ещё множество вопросов!

Парень заглянул в гаджет – время вызова такси осталось в памяти, время старта он тоже хорошо помнил. Выходило, что полёт был всего 5 часов? Или он вернулся с погрешностью в 5 часов? А что с памятью? Он восстановит все события в своей голове или так и не будет знать, что с ним происходило в космосе, если он был в космосе?

Денис был уверен, что Макс вернется, и он ещё сможет расспросить всё у друга. Оставалось ждать возвращения гениального изобретателя Макса Литвака.

-4
467
10:55 (отредактировано)
Не очень. Все так просто и удачно для этого попаданца, аж не верится. Как можно без документов истребовать вклад? Какой анализ возраста фотобумаги если ее возраст в будущем будет таким-же как и в настоящем(она же будет путешествовать с ними, а не пылиться где-то)? Финал непонятен.
Комментарий удален
10:20
не могу держить это в себе
любой школьник должен понимать такие простые вещи, что достич скорость 79 км\с невозможно.
тут дело не в запятой а в голове. ну и сам рассках немного простоват.
Комментарий удален
07:34
Не могу согласиться — в Девятнадцатом веке были уверены в большинстве своем, что и скорость 7,9 км/с невозможна. Но рассказ разочаровал: началось с научной фантастики, а закончилось распродажей офисов… и то, что автор, может быть, не успевал закончить рассказ — это не оправдание.
12:53
Нда. Не самый удачный рассказ о машине времени. К тому же явно и не рассказ, а часть чего-то большего.
21:07
Макс Литвак, подающий надежды механик на заводе под Нижним Тагилом всё своё свободное время проводил за расчётами и чертежами космического паровоза. намек на Черепановых?
имя какое-то нерусское…
Несколько лет кропотливого труда в ангаре, построенном в безлюдном месте – у подножья заросших лесом Веселых гор в 70 км от Нижнего Тагила, и вот было завершено строительство подобия современной для жителей 20-21 века ракеты числительные в тексте
а как он построил ангар в безлюдном месте? из чего?
Солнце слегка прикрылось облаками, да и в 4.30 жары обычно еще нет даже в июле. 4.30 утра? Солнце уже стоит?
спецкостюм. не было тогда такого слова
с 4х числительные в тексте
онозмы
своизмы
14 лет числительные в тексте
— Так, — рассуждал Макс, потирая ушибленные затылок и плечо, — Меня повернуло к Луне, неверное оформление прямой речи
Макс скорее надел шлем от скафандра и включил подачу кислорода. когда спецкостюм превратился в скафандр?
откуда механик знал слово галлюцинация?
банально, коряво, вторично, громоздко, скучно
Загрузка...
Светлана Ледовская №1