Нидейла Нэльте №1

Желание клиента - закон

Желание клиента - закон
Работа №655

Женщина внимательно огляделась, прежде чем поднять руку к двери. Ухоженные пальцы с ярко-алыми ногтями были на полпути к ручке, когда дверь распахнулась. На пороге появилась девушка в темно-синей униформе и, осмотрев посетительницу, отошла в сторону, проговорив свое обычное приветствие:

- Добро пожаловать в эксклюзивный салон исполнения желаний, Анна Павловна. С каким Мастером вы бы хотели поговорить?

- Здравствуй, Амика. Я хотела бы как обычно.

Девушка замерла, как будто прислушиваясь, глаза у нее были устремлены в никуда. Потом они снова сфокусировались.

- Мастер Том сейчас занят. Хотели бы вы просто посидеть тут или у вас есть другие пожелания?

- Я думаю, я хотела бы изменить внешность. Ты думаешь, я успею?

- Да, конечно. Вас…

- Нет, меня не нужно провожать, - небрежно отмахнулась клиентка. – Думаю, я успела запомнить за все эти годы, что я тут бываю.

- Прекрасного вам дня, Анна Павловна. Помните, желание клиента – закон.

Но Анна Павловна уже не слышала: ее спина с небрежно накинутым модным пиджаком исчезала в полутьме левого коридора. Амика проводила женщину взглядом и, чуть пожав плечами, вернулась к двери ждать следующих клиентов.

***

Дверь открылась, и снова перед Анной предстала молодая женщина в синей форме. Увидев, кто к ней пришел, она расплылась в искренней улыбке, совершенно не похожей на формальную полуулыбку, с которой встречала всех Амика. Было видно, что женщину здесь ждали и любили.

- Анна Павловна! Какой приятный сюрприз. Проходите, проходите! – захлопотала вокруг пришедшей девушка. – Вы моя самая любимая клиентка. В наши дни так редко встречается сочетание вкуса и фантазии настолько гармоничное, как у вас. Я вам даже завидую иногда!

- Катюша, милочка. Я тоже очень рада тебя видеть, но давай ты умеришь комплименты, они заставляют меня краснеть. Ты же знаешь, что твоя заслуга в том, как я выгляжу, не меньше моей.

- Да что вы, что вы! - замахала руками Катя. - Я же только помощница, все идеи – ваши. Вы представить себе не можете, как часто ко мне приходят женщины, да и мужчины, которые не знают, чего они хотят или хотят такое, что мне потом стыдно быть причастной к созданию такой безвкусицы. Так что верьте, я правду говорю, вы – настоящее сокровище!

- Хорошо, мне тебя Катюша не переспорить. Но давай все же займемся делом. Я сегодня еще хочу попасть к Мастеру.

Анна Павловна не заметила, как в момент упоминания Мастера с лица Кати на миг слетела маска восторженной девушки-простушки. Глаза стали холодными, мудрыми. И сразу же она стала выглядеть старше, гораздо старше, чем можно было дать ей, не вглядываясь в них. Но это длилось меньше секунды, и потом она захлопотала снова.

- Вот кресло, садитесь, пожалуйста, Анна Павловна. Я сейчас все подготовлю.

Она забегала по помещению, переставляя скляночки, баночки, вазочки, заполненные разноцветными мазями, порошками и жидкостями. Обе женщины знали, что это скорее элементы интерьера, чем реальные снадобья и косметика, но все это создавало атмосферу, и перемещение объектов было своеобразным ритуалом, позволяющем настроиться на нужный лад. Можно было заметить, что Катя в своих метаниях двигается по спирали, постоянно приближаясь к креслу в середине помещения, и как только Анна Павловна удобно устроилась на предназначенном ей месте, девушка замерла у нее за спиной. Тихим, размеренным голосом, так не похожим на ее недавнее взволнованное щебетание, она начала говорить:

- Закройте глаза. Расслабьтесь. Представьте, что вокруг вас исчезают предметы. Вы остаетесь одни в пустоте, и теперь только ваше желание имеет значение, оно – закон этой вселенной.

Катя сделала краткий перерыв, давая клиентке время выполнить указания, прежде чем возобновила подсказки:

- Теперь, когда ничего не отвлекает вас от поставленной задачи, визуализируйте образ, который вы хотите получить. Попытайтесь сосредоточиться на каждой детали, чтобы изображение стало четче. Мысленно раскрутите модель и рассмотрите, как все выглядит с боку и со спины. Как только вы закончите это делать, можете начинать описывать.

Девушка начала ходить вокруг кресла и, оказавшись снова за спиной клиентки, она услышала:

- Я невысокая: думаю около 160 см, хрупкое телосложение, худая… Пальцы длинные и тонкие. Лицо… лицо ближе к треугольной форме. Уши маленькие, но с удлиненной мочкой. В каждой мочке по три прокола друг под другом.

В то время как Анна Павловна говорила, ее тело менялось соответственно ее словам: она укоротилась и как бы съежилась. Лицо, бывшее овальным, начало искажаться, принимая новые очертания. В ушах появились новые проколы. Все это время Катя ходила вокруг кресла, пристально следя за процессом и тихо шептала, сглаживая переходы, исправляя ошибки и неточности, делая образ более цельным и совершенным.

- Волосы… Они прямые, примерно до плеч, ровно отрезаны. Цвет – серовато-стальной. Некоторые пряди чуть посветлее. Челка такой же длины, как и остальные волосы, цвет, как у тех, более светлых прядок, - она ненадолго замолчала, подбирая нужные слова для описания, а потом продолжила.– Кожа бледная, почти прозрачная, с легким голубоватым отливом. У глаз пусть разрез останется таким же, радужка темно-серая с серебристыми вкраплениями, ресницы длинные и темно-серые, брови такого же цвета, тонкие.

Так продолжалось довольно долго. Одна женщина заказывала свою внешность, другая – кружила вокруг первой и тихо подправляла пожелания. Анна Павловна обзавелась маникюром, сделавшим ее ногти похожими на остро заточенные лезвия, серебряными украшениями, одеждой в разных оттенках серого, темно-серыми босоножками на невысокой платформе и макияжем, который не добавил красок в ее новый облик. Она выглядела так, будто сошла с экрана черно-белого телевизора. И в этом разнообразии серого выделялся единственный яркий акцент – кроваво-красные губы.

Чем больше проявлялся образ, тем больше становились заметными озабоченные морщинки на лбу Кати. Несмотря на различные эксперименты, которые проводила Анна Павловна за те многие годы, что она посещала Салон Желаний, заказанное сейчас было для нее необычно. И Катя не могла не интересоваться, что вызвало изменения. Но к каким бы выводам она не пришла, они остались невысказанными, и образ под ее шепотом становился завершенным. Наконец, Анна облегченно вздохнула и, чуть помедлив, решительно произнесла:

- Все, я закончила.

-Хорошо, Анна Павловна, - засуетилась Катя. – Сейчас я разверну кресло к зеркалу и вы сможете открыть глаза и посмотреть на себя. Все, готово.

Женщина распахнула веки и посмотрела на свое «новое» тело. Каждый раз, видя свое новое отражение, она немного пугалась, но уже через несколько секунд изменение казалось естественным, и шок проходил. Этот раз ничем не отличался от остальных. Анна Павловна, не отрывая глаз от своего отражения, медленно встала и, немного покрутилась перед зеркалом. Потом, сделав шаг вперед, чуть покачнулась и поморщилась. К ней сразу же бросилась Катя:

- Анна Павловна, с вами все в порядке?

- Да, Катя, успокойся. Просто потеряла равновесия. Еще не совсем привыкла к новому центру тяжести. Думаю, мне пока нужно двигаться аккуратней.

Она снова принялась внимательно изучать себя: потрогала лицо, чуть пригладила волосы, расправила одежду. Она молчала так долго, что Катя наконец не выдержала:

- Ну как вам? – взволнованно спросила она.

Женщина долго ничего не говорила, а потом ее красные губы расплылись в довольной улыбке:

- Идеально.

Катя тоже улыбнулась:

- В соседней комнате уже готов гардероб к вашему новому образу. Хотите взглянуть?

- Нет, спасибо, Катюша. Я полностью доверяя вашему вкусу. Отправьте просто все ко мне домой, вместе с нужной для этого образа косметикой. Я разберусь.

- Да, конечно. Что-нибудь еще?

- Нет, Катя, еще раз спасибо. Я думаю, Мастер уже освободился. Я очень бы хотела с ним поговорить.

- Желание клиента – закон, Анна Павловна.

- Знаю-знаю. Можно не напоминать мне об этом каждый раз? Надоело.

И клиентка покинула помещение, не попрощавшись и не сказав больше не слова. Катя смотрела ей вслед, и взгляд у нее снова был мудрым, знающим и наполненным нехорошими предчувствиями.

***

Дверь, которая раньше вела в коридор, сейчас открылась совсем в другую комнату. Это был небольшой кабинет, который любого вошедшего поражал своей белизной. Белыми были стены и потолок с полом, стол и два кресла. Белыми были лампы и ковер на полу. Но все это не могло сравниться с белизной сидевшего на полу человека. Он не был бледным или блондином, или даже альбиносом – он был просто белым. Анна Павловна вздрогнула. Она боялась этого человека. Особенно ее пугали глаза. Полностью белые без видимых радужки и зрачков, они казались слепыми и невыразительными, но она знала, что мастер прекрасно видит, а отсутствие эмоций в них добавляло мужчине пугающей таинственности.

Мастер Том чуть повернул голову в сторону вошедшей. Голосом, который нельзя было охарактеризовать иначе, чем пустой, он произнес:

- Здравствуй, Анна Павловна. Закрой, пожалуйста, дверь и присаживайся.

Женщина послушалась, и как только дверь была неслышно затворена, дверной проем исчез, оставив за собой пустую стену. Анна Павловна примостилась на самом крае кресла и принялась нервно рассматривать свои переплетенные пальцы, боясь поднять глаза на человека перед ней. Через несколько минут тот снова заговорил:

- Итак, что же привело тебя сегодня? Насколько я помню, последний раз мы виделись больше двадцати лет назад, - он немного помолчал, а потом продолжил. – Я знаю, ты посещаешь Катю довольно часто. Зачем же было избегать меня?

Женщина поежилась и тихим голосом ответила:

- Я не избегала…. У меня просто не было желаний…

- Не было желаний? Интересно. Так почему же ты пришла сегодня?

Анна Павловна немного распрямилась, и глаза ее заблестели, когда она начала объяснять:

- Мастер, я хочу… понимаете, у меня все есть: красота, богатство, молодость, бессмертие. Но мне… я думаю, мне становится скучно.

Неожиданно смех прервал сбивчивую речь женщины:

- Скука! О! Она навевает самые лучшие желания. Извини, что перебил, продолжай.

- Ну, я думаю, я хотела бы привлечь к себе внимание. Вы ведь можете сделать все?

- Вы знаете о нашей единственной оговорке.

- Желание не должно угрожать тайне Салона Желаний.

- Все верно. В остальном, желание – клиента закон, излагайте.

***

На небольшой площади постепенно собирались люди. Их привлекало довольно необычное зрелище: прямо у стены неказистого грязно-желтого здания выступала фокусница. Если бы она сняла темно-серую полумаску, то в ней можно было узнать Анну Павловну. К ее наряду, кроме ткани, закрывающей лицо, были добавлены темно-серые цилиндр и плащ. Сначала прохожие останавливались, привлеченные необычной внешностью женщины, а потом оставались, забывая свои дела, завороженные фокусами иллюзионистки. Или следует сказать – волшебницы? То, что она делала, назвать фокусами можно было с таким же успехом, как и окрестить корону – скромным головным убором. Это было поистине колдовство.

Руки женщины порхали, и вместе с ними в быстром, тревожном ритме кружились, исчезали, появлялись, меняли форму и перетекали из одного в другой разные предметы. Вот из цилиндра вылетает голубь, через секунду это белый цветок, который медленно опускается, постепенно краснея, приближаясь к земле. И вот грязного асфальта уже касается красная роза и мгновенно вспыхивает пламенем, из которого выползает алая змейка и, обвившись вокруг ног, поднимается наверх, пытаясь скрыться в шляпе, но не успевает, и превращается в пурпурный платок, который артистка уже использует в следующем превращении. Кажется, что этому не будет конца, и этот ритм, эта музыка движений будет продолжаться вечно. Но ощущение обманчиво, и калейдоскоп маленьких сценок замедляется и, взмыв колодой карт вверх и осыпавшись дожем блесток, останавливается.

Минуту толпа не двигается и молчит, а потом воздух начинает звенеть от криков и аплодисментов. Женщина устало дрожит, но берет себя в руки и делает жест, призывая к молчанию, готовясь к заключительной, самой зрелищной и необычной части представления. Сразу становится тихо, и негромкий голос фокусницы прекрасно всем слышен:

- Я бы хотела пригласить сюда одного добровольца.

Как ни странно никто не хочет выйти, и в толпе происходит заминка, когда каждый смотрит на своего соседа.

- Ну! Один доброволец. Ему ничего не придется делать.

Люди зашевелились и вытолкнули на импровизированную сцену женщину из первого ряда, которая постеснялась возвращаться обратно в толпу и, смущенно оглядываясь, подошла к артистке. Та улыбнулась ей и подвела к середине пустого пространства, на котором проходило выступление.

- Стойте вот здесь. Не шевелитесь.

Фокусница начала ходить вокруг нервной женщины. Толпа замерла и затаила дыхание. Один круг. Второй. Третий. Вдруг Анна Павловна резко остановилась и, вытащив откуда-то топор, отрубила женщине голову. Одновременно раздался ее крик:

- Время, остановись!

Все вокруг замерло. Полное молчание и неподвижность. Люди застыли в середине движения, оборвались звуки, зависли в воздухе капли крови, брызнувшей из обезглавленного, но не успевшего упасть, тела. Единственным живым человеком в этом внезапно наступившем мире восковых фигур осталась сама фокусница. Она деловито вытерла топор, и подойдя к стене, тихо прошептала:

- Откройся.

Сразу же в стене проросла дверь и, открывшись, выпустила Мастера Тома с двумя Подмастерьями. Мастер остался в стороне, а двое его помощников засуетились над обезглавленной женщиной, шепотом размораживая ее и быстро приставляя и приращивая ей голову. Через несколько секунд жертва уже стояла внешне целая и невредимая и судорожно хваталась за горло, испуганно задыхаясь. Подмастерья быстро убежали обратно в дверь. Последним ушел Мастер, печально и знающе улыбнувшись Анне Павловне белыми губами. Дверь закрылась, а потом исчезла совсем, оставив за собой прежнюю грязно-желтую стену.

Фокусница снова подняла топор, и прежде чем только что исцеленная женщина успела пошевелиться, произнесла:

- Время, иди!

Снова все зашевелились, и из толпы стали раздаваться восторженные крики. Для собравшихся это выглядело, как будто топор прошел сквозь шею, голова на миг отделилась, а потом приросла обратно. И за этим восторженным гомоном никто, кроме самой фокусницы, не услышал лепет испуганной жертвы:

- Что случилось? Моя голова… ее нет…. Дверь. Тут была дверь… она исчезла... как голова.

Анна Павловна с ужасом поняла, что она забыла стереть женщине память о нескольких минутах вне времени.

Лжефокусница попятилась несколько шагов и вдруг, развернувшись, побежала, на ходу сбрасывая цилиндр, плащ и полумаску.

Она бежала очень быстро, часто меняя направление, как будто уходя от преследования. Внезапно она наткнулась на тупик, и повернулась, пытаясь выбраться из него поскорее, только чтобы остановиться. Вход в тупиковую улочку перегораживала Амика. За спиной у Анны Павловны раздался звук открывающейся двери, и из того, что только что было сплошной стеной, вышел Мастер Том. Увидев его, беглянка запричитала:

- Простите! Простите! Я не хотела нарушать правило. Я просто забыла. Пожалуйста, не надо…

Мастер поднял руку, и сразу же бессвязный поток просьб прекратился.

- Анна Павловна, в нашем Салоне одно единственное правило. Ты его нарушила и знаешь, что за этим последует.

- Нет, пожалуйста…

Мастер сделал еще один жест, и провинившаяся женщина поняла, что руки перестали ее слушаться и теперь, подчиняясь воле Мастера, начали разрывать ее грудь.

- Нет! Нет! Неее…

Панический крик захлебнулся, когда рука, предавшая хозяйку, последним судорожным движением вырвала сердце из груди. Все тело передернулось и замерло. На земле лежал труп еще недавно красивой женщины, лицо которой теперь застыло в маску ужаса, в одной из рук – сизый ком сердца. Губы у нее посерели, и теперь единственным ярко-алым акцентом на «серой» женщине была кровавая рана на груди.

Мастер и Амика отошли немного от трупу, и вдруг женщина спросила:

-Зачем такая жестокая смерть, Том? Можно было просто остановить ей сердце.

Мастер помолчал некоторое время, наблюдая, как из ниоткуда собирается толпа зевак, желавших поглазеть на труп, и совершенно не замечавших странную пару неподалеку, а потом произнес:

- Она хотела внимание людей. Она его получила. Желание клиента – закон.

-2
1111
09:56
+1
Идея интересная, конечно, но вот ее оформление все портит. Вроде как и главная мысль текста есть, и сама идея довольно хорошая. Но сюжет… Можно же было «потянуть» немного, развернуть текст и события. А так все события слишком скомканные, как будто текст писался второпях.
И зачем Анна Павловна вообще решила отрубить голову этой несчастной дамочке? Действие неожиданное, но слишком бессмысленное.
05:13
+1
Даже не в голове главный вопрос… Чего женщину обладающую «красотой, богатством, молодостью, бессмертием», потянуло выступать с фокусами на улице? Как-то странно и мелко… А это неловкая сцена с выбегающим потом Мастером…

Хотя начало было многообещающим. А потом все скомкалось.
16:24
Красота, молодость, богатство не дает всеобщего внимания, восхищения и т.п. По мнению автора для этого достаточно отрубить голову кому то. Маразм. Что, по-другому никак?
Загрузка...
Ekaterina Romanova №1