Нидейла Нэльте №1

Война

Война
Работа №656

“Я сейчас поймал зубами пулю, пущенную Вами!

Пуля пахнет вашим телом и в висок мне рвется смело.

Выплюнул – упала вниз. Так растаял Ваш каприз…»


1

Октябрьским вечером ветер завязывался шарфами на шеях прохожих, не давая им замерзнуть и обозлиться. Небо навело лучшие фиолетовые краски и угрюмо давило на землю своим превосходством. Люди толпами входили в вырытые ими же норы метро, не поднимая головы вверх. Каждый старался не потерять глазами нарисованную на асфальте линию судьбы. Бесконечный вечный двигатель миллионов сердец. Обычного человека тянет к земле, лишь некоторые любят высоту.

Арни жил на последнем этаже самого высокого здания в этом мегаполисе. По утрам облака проплывали ниже его окон. Он часто выходил босиком на балком с теплым мраморным полом, на котором не было парапета, становился на самый край, поднимался на цыпочки, разводил руки в сторону, закрывал глаза, напрягал несколько раз до изнеможения все мышцы тела и старался заснуть крепким утренним сном. Так он проверял свою необходимость судьбе, и ветер каждый раз подталкивал его обратно в комнату, не давая упасть в бездну.

Арни жил один, но был один очень редко. Каждый день в его доме бывали десятки разноцветных людей. Они вели с ним или между собой молчаливые разговоры или бурно обсуждали глазами последние новости, которые еще не достигли новостных лент. Арни очень любил людей и разбирался в каждом из них до мелочей.

Сегодня вечером он сидел один в тишине и приглушенном коричневом свете в круглом кресле, обтянутым белым мехом и напряженно рассматривал пулю, которую держал в руке двумя пальцами. Пуля была из тех, что никогда не промахивается и прилетает с улыбкой. На ней золотыми буквами были выгравированы имена всех девушек, которых он любил и которые дарили ему вдохновение. Каждое имя дариловоспоминания и оставляла царапину на теле Арни. Сделав несколько глотков дождевой воды, он положил пулю пол язык, чтобы она пропиталась своим хозяином и слушалась его безупречно.

Арни размышлял о том, насколько стара была его профессия. Арни понимал, что как настоящий мастер он обязан сделать в жизни три главных убийства. С первым убийством начинается приятельство с Дьяволом, со вторым убийством раскрывается мастерство, последним же киллер должен подарить больше жизней, чем отнял самостоятельно! Другого пути нет.

Он услышал шорох в соседней комнате, безупречный по звучанию ночной женский шорох.

- Мммм, ты знаешь, я заметила что, у тебя серые глаза сегодня…- сквозь сон неожиданно прошептала девушка, чье имя должно было быть следующим на пуле. Она отвернулась, обнажив спину с татуировкой стоимостью несколько миллионов евро, спину, о которой мечтали многие стиснув зубы.

Серый цвет глаз как нельзя лучше подходил для работы, не привлекая взгляды окружающих и не светился в темноте. Мужчина оделся в черное и вышел из дома походкой, обозначающей вершину успеха. Всегда было загадкой вернется ли он обратно.

Тем временем золотистые имена на пуле накалились, стали обжигать язык. Арни аккуратно положил пулю на ладонь, а потом – в левый карман пиджака, от одного итальянского мастера, подмигнул луне и завел машину.

***

Через некоторое время Арни подъехал к месту, о котором думал несколько дней, поднялся на крышу дома и огляделся по сторонам. Тишина трогала его своими женскими пальцами, уступая иногда дорогу лунному свету. Арни расположился в выбранном месте, поздоровался поцелуем с оружием и посмотрел в нужное ему окно в доме напротив.

Это было единственное окно, которое светилось, похожее на театральный софит. Из окна открывался вид на огромную комнату. Белое убранство, белые ковры, белая мебель и белый рояль были словно чистый лист бумаги перед кляксой. За роялем сидел мужчина с красивым лицом и умным взглядом. Он играл давно забытую мелодию, не отрывая подсоленного взгляда от тела женщины, сидевшей на крышке рояля. Мужчина был одет в вечерний костюм, на шее четко виднелись временные татуировки женской помады. Девушка стояла на коленях и локтях и изгибалась, размахивая длинными черными волосами, рисуя этим танцем древнейший узор нежности. С каждым движением с нее спадало платье, выполненное в виде сети из жемчужных нитей. Белые зубы были сжаты перед ярким поцелуем.

***

Их фотографии Арни получил в Женеве. Произошло все очень неожиданно и нелепо, когда он рассматривал пейзажи, нарисованные на стенах города уличными художниками и удивительно его вдохновляющие. Никогда не рисовавший ранее, он зашел в художественный магазин и купил баллоны с белой и черной краской, нашел пустующую стену, закрыл глаза и попытался изобразить картину, которую видит внизу своего балкона каждый день. Посмотрев на результат – он увидел нелепость и безвкусицу, которую лучше убить самостоятельно. Арни потряс баллоны и закрасил стену размашистыми движениями до тех пор, пока не кончилась краска, бросил баллоны в урну и пошел прочь. Пройдя квартал, он обернулся и бросил взгляд на свою картину. На картине издалека виднелись четко вырисованные лица мужчины и женщины. Он понимал, что это заказ, но не понимал кто заказчик.Через неделю он нашел этих людей в двух разных странах, через месяц он изучил их повадки и слабости, смешал их в одном бокале, добавил щипотку страсти и умело организовал их знакомство и влюбленность в одном месте и в один час. Сегодня этот час настал.

***

Арни оторвал взгляд от окна, поднял голову верх, выдохнул в морозный ночной воздух густую струю горячего дыхания и стал ждать появления своего зрителя.

Ждать пришлось недолго. Через некоторое мгновенье Арни услышал знакомые звонкие шаги, звук мужских каблуков, смело идущих по стене противоположного дома. Дом был построен из старинного красного камня и из –под железных каблуков то и дело выбивалась искра.

Шаги остановились. Темная фигура, чуть больше человеческого роста, ударила каблуком по каменной фигуре совы под крышей дома и прикурила от созвездия искр трубку, из которой тут же пошел фиолетовый дым. Фигура была одета в длинный плащ того фасона, который будет в моде еще множество тысячелетий. Над светящимся окном фигура вновь остановилась и разглядела действующих лиц сегодняшней трагикомедии. Тень его плаща от яркого света легла через всю улицу угрожающим покрывалом и тронула хвост спящей собаки. Та подскочила, громко взвизгнула и умчалась прочь зализывать рану от сильного ожога.

Через мгновенье фигура перепрыгнула на крышу к Арни и Дьявол через клубы густого дыма посмотрел ему прямо в глаза на расстоянии женской ладони. Этот взгляд не выдерживал никто и Арни опустил глаза вниз. На пальцах рук Дьявол носил серебряные перстни, на пальцах ног – золотые. Ярко черные волосы спадали на плечи. Его плащ был вышит золотыми нитками тяжелых судеб великих людей. Из-под плаща виднелся мощный длинный хвост, показывающий настроение хозяина. На угольно – черной бороде была заколка в форме черепа с алмазами вместо глаз. Улыбался он самой доброй улыбкой зла.

Сделав семь глубоких вдоха табака Дьявол сел рядом с Арни как всегда на воздух как на софу.

- Твои пули, Арни, всегда прилетают непонятно откуда и поэтому тебя невозможно вычислить. Так же невозможно вычислить логику твоей игры.

- Надо ставить новые границы возможного! – ответил Арни собеседнику и распечатал новую колоду карт.

Каждый раз перед представлением Арни они ужинали карточными играми. Это было непонятно кем заведенной традицией их отношений. Играли только картами черной масти с перевернутыми сердцами. Остальные карты бросали вверх и пока последняя карта не касалась земли увлеченно рисовали сюжет игры.

Во время игры Дьявол думал долго и потом неожиданно подкидывал высоко вверх нужную карту. Когда та делала несколько сальто в воздухе Дьявол резким громким плевком прибивал ее крыше дома, к их игральному столу. Арни отвечал сразу, не задумываясь и кидал карту так, что сначала та стояла на ребре несколько секунд, потом падала поверх карты соперника.

Карты и сегодня были странным образом связаны с тем что происходило в комнате. Когда Дьявол зашёл с двойки пик – девушка резким движением бедер сбросила остатки платья, облизнула две ладони и смазала слюной сначала глаза, а потом и губы музыканта. На ответную девятку, брошенную Арни, мужчина выпрямился и нанес девять острых нежных ударов в самые загорелые отрезки ее кожи, девушка сползла каплей с рояля на белый ковер комнаты.

Когда осталось по три карты на каждой руке, они как всегда бросили играть, оставив возможность персонажам самим закончить партию. Арни предложил Дьяволу протереть взгляд ароматной тряпочкой крепкого угольного кофе, от которого у мужчин на некоторое время окрашиваются волосы на серебряных висках. На кофе было несколько минут, необычных для напитка вечерних минут, от чего пар от турки шёл в форме вопросительного знака. Подогревали кофе они всегда подставленной снизу трубкой Дьявола. Пили молча, каждый думал о мыслях соседа, пристально вглядываясь в финальные аккорды любовной серенады за окном. Запах напитка пошел по всей улице, ночной свободный воздух заносил его в самые узкие расщелины каменного пола.

***

Вдруг в соседней от происходящего комнате с открытым окном зажегся яркий свет детской. Девочка была разбужена наглым запахом напитка, она взглянула яркими глазами в темноту за окном, и отвернулась. Ей было около шести лет и носила она светлые весенние волосы, одета в кремовую ночную распашонку. Десяток игрушек еще хранили ее тепло, разбросанные по светлому одеялу постели. Отвернувшись, она выгнала кофейные привидения в окно, как выгоняют молодые девушки мысли о надоедливых телефонных кавалерах, и встала на колени, на ночную молитву. Милая минута детской серьезности.

Вот она, минута Арни пришла! Он бросил кофейную чашку с остатками жидкости с крыши вниз, схватил ружье, вставил согретую им же пулю, поцеловал ее на прощанье, и прислонил взгляд к оптическому прицелу. Целился он молниеносно и стрелял так же уверенно, как уверенно поезд переезжает на полном ходу заскучавшего на рельсах прохожего.

Раздался брызг разбитого стекла кофейной чашки об асфальт. Неожиданно, вместо намеченной цели Арни резко развернулся, закрыл глаза и выстрелил в девочку, стоящую на коленях в мягкой перине! Выстрел Арни был бесшумным, пуля была разъярена и полетела к цели! В тот момент, когда она была в нескольких сантиметрах от её светлых молодых волос, девочка обернулась на звон разбитого стекла. Волосы, описывая полукруг вслед за хозяйкой, отбили пулю и поменяли ей вектор полета. Пуля громко пробила стену, пробила воздух между стеной и сидящей друг на друге пары в соседней комнате и пронзила их головы вместе с криками о конце истории! Смерть взяла их обоих мгновенно. Пуля прилетела неясно как и неясно откуда!

Во время выстрела Дьявол не торопясь ушел. Уходил он всегда не попрощавшись!

2

Сегодняшним утром на берегу Атлантического океана подавали черный чай карри с привкусом бергамота. Арни, сидя в глубоком кресле, втягивал носом тонкий аромат женских духов, именно тех которые шевелят офицерские усы. Через мгновенье аромат привел за собой латиноамериканскую нимфу, выступающую в роли официантки этого утреннего ресторанчика.

- Это Ваш чай с острыми ощущениями! Меня же зовут Анжела и в Сан – Пауло никто не смеет не дать мне вдоволь чаевых! – произнесла девушка бразильскими губами и, улыбнувшись, уткнула холодное дуло пистолета в горячий лоб Арни.

Он знал, что в это время года в Рио - де – Жанейро разгул преступности и действует строгое правило: сразу отдавай если требуют, потому что правда стреляют…Арни молча улыбнулся взгляду девушки и обнажил белые зубы, сжимавшие золотую монету. Девушка наклонилась и с поцелуем забрала награбленное золото, хотя как потратить его она не имела понятия! Все магазины были закрыты, а город перекрыт пестрыми лентами: в Рио - де Жанейро царствовал карнавал!

К чаю подали семь кусочков сахара разных цветов. Арни взял чашку с блюдцем и вышел на улицу, ожидая попасть в хаос музыки и вечно молодого танца.

Неожиданно Арни встретила тишина! Многодневный карнавал застыл, люди в разных костюмах и разноцветных национальностей изумленно подняли лица вверх. На их головы падал снег! Крупнолистовой, уверенный в себе снег покрывал дороги и самбодромы, заглушил страстные звуки ритмичной музыки. Непонятно было откуда он появился, видимо пришел посмотреть на что-то очень важное.

***

С этими мыслями Арни отпил глоток чая, закусив его фиолетовым кусочком сахара, и пошел против течения основного хода карнавала, пытаясь поймать ртом снежинки самых красивых форм.После паузы и одновременно с Арни ему навстречу двинулось рычащее течение карнавала, законы которого запрещают останавливаться при любых обстоятельствах. Со следующим глотком чая и оранжевым рафинадом зазвучала музыка и Арни превратился в давно знакомого и долгожданного участника событий.

В этом разноцветном веселье ярких перьев Арни чувствовал себя крайне одиноко. Он всей душой осознавал, что делает своими руками великое дело, но рассказать об этом никому из людей он не мог, кроме своего отражения в зеркале чая. Противно было иногда смотреть на своего зеркального пантомима, и со всего размаху он кинул чашку с остатками чая в проезжающий мимо автомобиль карнавальной процессии. Облако осколков накрыло его на мгновение и осыпалось на землю вместе с тяжестью побежденной грусти. Разноцветные кусочки рафинада на лету подхватили дети и убежали прочь.

- Что же скрывается в каждом таком ребенке, любовь, голод, а может быть война? -подумал Арни. - Всех ли можно предугадать и вычислить по цветовой гамме взгляда. Одинаково ли все мыслят или по разному? Кем будет каждый из них через несколько лет…..

Вдруг он услышал как четкий и необычный для этих мест звук прорывается сквозь шумное веселье желто – зеленого карнавала, сквозь шум, который слышат даже птицы на высоте в сотни футов над землей. Звук раздавался со стороны моря и так же как и Арни звук кружил сквозь неожиданных снежинок. Это были звуки скрипки в уверенных мужских руках, причем скрипка была явно старше Арни на несколько поколений.

Он пошел на звук музыки по асфальту, покрытому радостными улыбками проходящих в танце людей. Задевая бубенцы на масках загорелых танцовщиц, он на мгновение мог потерять звуки скрипки. Тогда Арни слюнявил указательный палец с остатками сахара о поцелуй проходящих красоток и опускал его вниз, зная что звуки скрипки всегда начинают будоражить со ступней и до самого мозга. Так он находил мелодию снова и шел по ее течению, отбиваясь от сотен рук, покрытых блестками и влекущих его в гущу карнавальных страстей под звуки ритмичных мелодий самбо.

Мелодия влекла его к старому городу, к той части, которая помнила как пахнут исчезнувшие давным давно виды ядовитых цветов. Так он свернул в переулок и вышел на небольшую площадь, одну из тех, на кого карнавал обижен и проходит стороной. На площади нещадно светило солнце, не обращавшее внимания на падающий снег. Дома вокруг были выкрашены в ярко белые цвета, брусчатая поверхность тоже предстала отбеленной снегом. В самом центре площади стоял человек в белом и играл с закрытыми глазами и открытым сердцем.

Арни одел сорванную с кого-то маску на лицо и стал медленно приближаться к музыканту. За пол – минуты ходьбы он остановился, подобрал с земли слой снега, слепил снежок и точный снайперским броском засадил его аккурат в голову исполнителю. Тот не шелохнувшись продолжал играть. Арни подошел ближе и отправил второй снежок в скрипку, но и та не поддалась ледяной атаке, музыка продолжалась. Арни обошел кругом вокруг невозмутимого исполнителя, снял с лица маску и, не выдержав, прокричал:

- Как тебе удается не терять нить музыки в такой обстановке?

- Твои пули должны прилетать неясно как и неясно откуда, чтобы поразить цель. Разве нет? – Это был Дьявол.

Дьявол резким движением рук отпросил скрипку и смычок в разные стороны и подошел к Арни. Инструменты подхватили чайки черного цвета и с гоготом унесли прочь. Дьявол обнял Арни за плечо и повел с солнечной площади назад в самую гущу карнавала. Он первый раз посетил Арни не во время работы, а просто так, легко и по – дружестки. Дьявол тоже учасвовал в карнавале и был одет в костюм католического священника, с той незначительной разницей, что костюм был белого цвета с черной, а не белой полоской на шее.Карнавал был единственным местом, куда Дьявол приходил со свободным дыханием.

- Кажется, ты рассуждал про детей, что они все предсказуемы, собственно как и все люди, поскольку на поверхности души вы все дети и ими остаетесь даже тогда, когда приходите ко мне на поклон с большим мешком прожитых лет за спиной.

- Дети предсказуемы, по крайней мере – отвечал Арни.

- Никто не предсказуем. Твои пули это доказывают. В каждом надо искать индивидуальность и не думать, что все пойдет именно так, как ты себе представляешь. В каждом скрывается главная тайна и у каждого она своя. Не ищи в человеке того же, что ты видел в нем вчера. Не ищи в людях вчерашний день, как и не ищи вчерашнего дня в себе.

- Мы все творцы своего счастья, хотя большинство вместо этого ошибочно солит там, где надо перчить и перчит там, где надо подсластить, тем самым рисуя свое несчастье. Большинство одинаково.

- А ты чем отличаешься от всех?

- Тем, что я могу с тобой свободно общаться, и наша дружба шнурками завязывает наши ботинки.

- Поверь Арни, я дружу со всеми, с тобой я начал это делать просто намного раньше. И не ищи в людях то, что думаешь в них найти. Это всегда не так. – На этом Дьявол улыбнулся и подкурил свою трубку, аккуратно схватив сильной рукой прохотящую мимо девушку с испуганными глазами и сигаретой во рту. Подкурив, он поцеловал ее в нос, в знак благодарности он выкинул в мусорку несколько лет ее старения.

Они остановились у края дороги и наблюдали за происходящим движением.

- Неожиданность нынче в моде Арни.

- Какая же неожиданность может быть в карнавале, разве что снег на головах и телах?

- Послушай, - Дьявол выдохнул дурманящий дым ему в глаза, - У индейцев - ацтеков в жизни и мифах был бог, которому приносили самые зверские, кровавые человеческие жертвы. Он ежедневно сражается с силами ночи и тьмы, не позволяя им проглотить солнце. Звали его Уицилопочтли, лично я был с ним неплохо знаком. У вас с ним много общего Арни, тот тоже умел и любил убивать неожиданно. Смотри!

Вдали в течении карнавала показалась огромная фигура - голова древнего божества, вокруг которого одетые в яркие перья девушки танцевали самый страстный и неприкрытый танец уважения и страха одновременно. Дьявол улыбнулся.

- А вот тот, о ком я тебе говорил. В этом году его особенно почитают Арни.

Фигура медленно приближалась. Карнавал вынес на стол зрителям главное блюдо вечера. Все самбодромы одновременно заиграли одну, самую старую мелодию самбо. Во время движения фигура божества притягивала некоторых девушек из толпы, в буквальном смысле слова вырывая их из уст и объятий кавалеров. Птицы разлетались с окрестных домов и с ужасом уносились прочь.

В скором времени стало видно черты лица божества. Арни пригляделся и остолбенел от удивления. Лицо Уицилопочтли было его лицом, голова была его головой, выполненная неизвестным скульптором страстей и удивлений. Он видел себя и боялся себя одновременно. Жар охватил его тело, все мышцы резко напряглись, Арни схватился за металлические перила чтобы не упасть. Чем ближе была фигура, тем жарче ему было, вот вот и он превратится в лаву. Когда фигура была рядом Арни закричал от боли, сквозь которую, через приоткрытые веки увидел в порыве жаркого экстаза, что на голове у странной фигуры, проезжающей мимо на специальной площадке танцевала маленькая девочка. Это былаименно та девочка со светлыми волосами из ночной комнаты, разбуженная кофе, в которую он стрелял своей пулей последний раз. Она узнала его по запаху пота и мило улыбнулась его взгляду. Прекрасный милый ребенок, тот от которого ждешь только тепло и детскую нежность горячих ладоней на уставшем лице. В танце она раскидывала людям разноцветные цветы, некоторые из которых по древней традиции были отравлены. Люди поднимали их с земли и нюхали с вожделением. Те, кто умирал от паров яда – был самым счастливым: считалось, что так они ни когда не попадут в объятья к Дьяволу, который конечно же ушел во время нескольких последних секунд. Уходя, он поднял обе руки вверх, чайки вернули ему скрипку и смычок, и тот медленно удалился, на ходу играя сложное сочетание бразильских мелодий.

Арни с удалением фигуры пришел в себя, проводил процесиию взглядом и обнаружил, что металлические перила подплавились от его рук в нескольких местах. Он понимал, что эта девочка еще встретится ему в ярком фотоальбоме грядущих событий.

3

Утреннее свидание с местом, которое принято называть своим домом, шло полным ходом. Арни лежал развалившись в любимом круглом кресле, которое судя по теплоте и уюту безумно было влюблено в Арни и каждый раз безотказно принимало его в свои объятья. Рядом с ним стояла большая хрустальная ваза в форме медузы полная разнообразных фруктов иностранных пород. Он только что аккуратно разлил по всему зеркальному полу комнаты молодое красное вино и вдыхал первые ароматы испарений. Именно они дарили ему успокоение, поскольку были молоды и чисты перед небом, перед которым, как известно, преклоняется каждая капля забродившей души.

Арни безмолвно пускал мыльные пузыри и наблюдал за траекторией их полета. Каждый из этих пузырей прилетал через отведенное ему время к приоткрытым губам девушки; той для него сейчас самой красивой с безумной татуировкой на спине, сидящей напротив у стены, раскрашенной разбиваемыми по утрам чашками с недопитым кофе, который нельзя оставлять живым до вечера. Глаза девушки покрывала черная мягкая повязка, одета она была в саму себя.

Арни прикуривал от холодного огня камина сигарету и, закрывая глаза, медленно вдыхал в себя дым. После этого рукой он выбирал наугад фрукт из вазы и кусал жестоко по – мужски. Дым сигареты он выпускал вместе с ароматом свежего сока фрукта, и, выдувая, помещал его в мыльный пузырь. Фруктовый снежок дыма не спеша долетал до губ девушки и лопался от удовольствия, она же вдыхала ароматный дым и всегда с точностью угадывала наименование фрукта, который и был виновником вкуса. Игра продолжалась несколько часов.

- Послушай Арни, а я ведь знаю о чем ты размышляешь. – произнесла она.

- И о чем же?

- А вот о чем – лови! – и она сорвала с глаз повязку и кинула в него конфету, завернутую в шуршащий фантик.

Арни развернул упаковку, но вместо конфеты на его ладони лежал вопрос. Не листочек бумаги с написанным текстом, а некая меняющая цвета мутная шарообразная масса, которая с виду была похоже на облако в форме теннисного мяча.

- Что это?

- Это вопрос Арни!

- Вопрос? Не мог я предположить что вопрос возможно увидеть и подержать в руках. – Арни аккуратно перекинул вопрос с ладони на ладонь – тот на мгновение повис в воздухе, потом опустился в мужскую руку.

- Редкий человек видит вопрос Арни. Потому что лишь немногие в своих размышлениях подходят к главному вопросу своей жизни, а остальные вопросы нам не заметны. И только единицы способны найти ответ на этот главный вопрос.

Девушка кошачьим движением встала с взволнованного ею пола, взяла свою любимую серебряную трость и уверенно пошла в сторону балкона. Выйдя на самый край мраморной поверхности без парапета, она поднялась на цыпочки, улыбнулась и повернулась к Арни лицом. Ее красота простиралась намного дальше чем видимый глазу горизонт. Это была девушка, умеющая танцевать без музыки, ее движения и без того были музыкальны. Она знала, что именно нравилось Арни и станцевала отрывок его любимого танца, которым она в свое время и захватила его воображение.

С помощью трости ей удавалось удерживать равновесие на этой опасной сцене. В конце выступления девушка приняла позу, позволяющей ей изогнуться, выкинуть руку и расположить трость словно перед ударом шпагой противника. Так она замерла.

Через мгновенье Арни услышал шум крыльев и в их молчаливую компанию неясно откуда прилетел ворон, покружил над балконом и послушно уселся на вытянутую над бездной серебряную трость как на ветку дерева. Девушка аккуратно приблизила птицу к себе и что- то прошептала ему глядя в глаза.

- Ты думаешь о том что пришло время подарить больше жизней, чем отнял самостоятельно! - произнесла она, выстрелив в Арни взглядом.

- Как это сделать?

- Ворон всегда приносит вести. Эти вести можно прочитать. Древние индейские племена ацетков считали, что птица принесла такую весть – какая написана цветом ее перьев.

Девушка взяла трость двумя руками, вошла обратно в комнату и отдала ее в руки Арни. Сама же аккурано приподняла крыло послушной птицы и притянула взгляд мужчины от своей груди к цвету перьев. Бурное соцветие оттенков черного ударили по глазам Арни и он резко зажмурился.

Вдруг, с широко закрытыми глазами от начал слышать еле отчетливый шум. Сначала тихий шум издалека, потом все ближе и громче. Вскоре он осознал, что это не просто шум, а многоголосье мужских и женских голосов, переходящих в крик! Арни услышал голос черного цвета! И это был крик был той масти, когда кричат от боли, ужаса и горя! В этот момент он открыл глаза и увидел взгляд девушки, наполненный слезами черного от туши цвета! Арни понял что слыщал голос ВОЙНЫ, голос своей последней жертвы!

- Я должен убить войну…. Произнес он одними губами….

Ворон повернул голову в его сторону, взмахнул крыльями и вылетел в окно.

Вопрос растворился в воздухе вместе с последней каплей разлитого по полу вина. Девушка подошла ближе, раскрыла объятья и одарила Арни поцелуем, после которого он ощутил под языком уструю как лезвие бритвы пулю. Девушка улыбнулась.

- На этой пуле моё имя, и выгравировано оно не золотом, как ты любишь, а мелкими бриллиантами. Каждый из этих камней носит цвет крови всех твоих прошлых жертв.

4

Арни пересмотрел сто каналов с новостями, выбирая те, чьим словам и многоцветию картинок можно верить хотя бы на одну треть и то только по субботам, когда главные режиссеры могли с приступе расслаблений пропустить действительно правдивые кадры.

Арни с упоением искал настоящую войну. Он понимал, что настоящая война несет горе обеим сторонам процесса, коммерческая обогащает одну из сторон, убивая как можно медленнее вторую. Со слезами он наблюдал сцены жестокости и насилия, постановочные сцены счастья освобождения и неотрепетированные сцены гибели детей и умных мокроносых преданных до смерти животных. Найти настоящую войну было непросто.

В итоге он остановил взгляд на картинках мирных переговоров воюющих сторон, кадая из которых пила разбавленную вином воду, что как известно избавляет от угрызений совести от происходящего вранья. Мирный процесс переговоров был в самом расцвете и оба из представителей выглядели несколько уставшими от утренней процедуры смывания с себя следов купленных за деньги покровителей женщин.

Через три часа Арни был в гуще событий. Это была Африка в той ее части, где бедность властвует над обогащением, там где ребенок видит мать не более нескольких лет, где улыбка это лишь ошибка мимики лица на дешевых похоронах братьев и сестер.

Дворец одурманивал редких животных местной фауны дорогими ароматами духов присутствующих в нем представителей воюющих сторон. Стороны представляли из себя двух мужчин средних лет, у кадого из которых за душей был длинный поезд неумолимых грехов и маленький голубой вагон благих человеческих желаний спасти чьи – то жизни.

Сегодня шел сто первый день длинных дебатов об условиях перемирия.

Пуля была под языком хозяина с самого утра и пропиталась его ненавистью так, как пропитывается водой зерно, перед тем как дать корень в блюдце.

Арни расположился напротив в доме убитой недавно семьи, чья собака до сих пор приходила после ночных поисков пищи, чтобы принести ее хозяевам. Собака ласково виляла хвостом и, стараясь вести себя как можно тише, села рядом с Арни. Он сидел в полной готовности уже более часа, дожидаясь удачного момента для жирной кляксы в этой истории.

Время пришло. Свиты расступились и босыми ногами, по полу усыпленными свежими фруктами враждующие стороны медленно и чинно начали перемещаться в сторону переговоров по громким коридорам дворца. В зале со столом, покрытым зеленым сукном стояли кальяны, каждый с подготовленными любимыми вкусами своих будущих насильников. Шелест бумаг, с нарисованными схемами условий перемирия заглушал легкую музыку скрипки, доносящуюся непонятно откуда. Арни начал взглядом искать этого знакомого музыканта и вскоре, на самой крыше дома обнаружил Дьявола, снова упражняющегося в своем искусстве. Тот под взглядом Арни остановился на секунду и подмигнул своему старому товарищу. Он снова пришел сполна вкусить всю сюжетную линию событий.

В то время, как Дьявол прекратил играть – представители воюющих сторон явно почувствовали некую неловкость и обе процессии остановились. Лишь только скрипка от рук Дьявола снова начинала постанывать, стороны улыбнулись и двинулись под наркотическую мелодию к столу переговоров. Усаживались долго, отсчитывая в уме как минимум по пять смертей за это время с каждой стороны.

Арни выплюнул разъяренную пулю себе на ладонь и вставил для выстрела в ружье. Сделав три глубоких вздоха, он зажмурился, открыл протертый взгляд и стал выбирать одного из переговорщиков в качестве жертвы, последней в его жизни жертвы.

Вдруг собака, сидящая рядом сорвалась с места и понеслась с диким лаем в сторону комнаты с переговорщиками. На лай животного из толпы приближенных вынырнула девочка. Это была та самая девочка шести лет со светлыми волосами, прекрасный милый ребенок, тот от которого ждешь только тепло и детскую нежность горячих ладоней на уставшем лице.

Собака с лаем неслась в сторону переговорщиков. Охранники начали тянуть руки к кобурам, но пес неожиданно остановился, пропуская вперед клубок сухой полуденной пыли. И это был нужный долгожданный момент!

Арни резко развернул ружье в сторону девочки и выстрелил, понимая что после ее волос пуля сама найдет нужную жертву и убьет войну, навсегда освободив его и даря тысячи молодых жизней.

Пуля вылетела с азартом! Мгновение остановилось. На лай животного девочка снова повернула голову, описывая дивными волосами полукруг. В десяти сантиметрах от ее головы пуля решила идти до конца.

В этот раз она не отразилась от белоснежных волос девочки, она пробила волосы насквозь и убила!

***

На следующий день стороны подписали перемирие.

+2
1257
06:11
Настоящий магический реализм. Довольно качественный. Прям Павичем повеяло… По крайней мере не выглядит надуманно и чрезмерно пафосно. Наоборот, текст легкий, образы красивые, за сюжетом интересно следить.
Не знаю только, подойдет ли текст для конкурса? Он сильно выделяется на фоне прямолинейной фантастики… Ну мне-то что, я такое люблю, спасибо за приятный вечер с рассказом.
07:45
+1
Магреализм тоже фантастика!
Ох, время останется если, тоже почитаю.
08:00
+1
Тут даже с некоторым уклоном в сюрреализм (реально напоминает Павича!), сюжет неочевиден. Образы, сцены — как картинки. Автор — поэт.
(Есть, правда, немного ошибок. Но фиг с ними).

В форме рассказа, такой стиль, кстати, воспринимать легче. Когда целый роман читаешь, устаешь.
08:06
+1
Ну всё, точно отложила на почитать smile
16:23
Это было очень хорошо и очень красиво. Ошибок много, но красота образов и сюжета оправдывает все ошибки. Круто rose
06:21
Великолепная образность на фоне грубых ошибок. Что ж, бывает и такое. Лично для меня первое по значимости перевешивает второе, так что рассказу ставлю плюс, а автору желаю сил, возможностей и здравого смысла, чтобы доводить свои последующие работы до совершенства.
13:10
А что сказать то хотел? Так себе конфетка, но в упаковку завернута неплохую.
14:06
Весьма… своеобразный текст. Честно говоря, местами автор явно выходит за пределы русского языка. Читал с телефона, комент оставляю только сейчас, так что с примерами плохо, надо было выписывать по ходу. Вот, например:
Бесконечный вечный двигатель миллионов сердец. — жуткая тавтология) Бесконечный вечный)
Но это очевидная ошибка. А хватало кривостей, которые не являются однозначно неверными, но сбивали с панталыку.

И концовку я не совсем понял. Что их заставило подписать перемирие? Смерть девочки? А почему?
Но даже не это важно. Почему окончание войны, причем, не Войны вообще, а конкретной маленькой войны в жопе мира, является концом карьеры Арни? Последней жертвой? Что в этом такого сакраментального? Вот если б он каким-то образом прекратил войны как класс — тогда да. А так — не верю.

И поэтому я даже не знаю, зашло мне или нет. Хватает красивых образов, но много и кривого. Герои странные, я не знаю, как к ним относиться. Сюжет прост, но концовка интересна, хотя и сомнения свои я изложил. Очень странный текст.
Все же он мне скорее не понравился, но это мои проблемы. Плюс поставлю во имя равновесия. Минусов текст однозначно не заслуживает.
Хочется поддержать автора. Очень надеялась, что рассказ выйдет из группы, несправедливо низкие оценки. Слишком противоречивые отзывы. Мало кто любит новое, многие предпочитают знакомое.
Знаете, на что это похоже? Вот вы читаете серую массу, читаете, все рассказы как один, безликие (не обижайтесь, остальные авторы, я и свой к таким отношу), и вдруг бамс — взрыв ярких красок, просто бомба! Необычные ощущения от текста. Я не могу сказать, что я фанат подобных тем, вовсе нет, но нельзя не отметить во-первых, невероятный язык, во-вторых, удивительную атмосферу, антураж, в-третьих — глубокий философский подтекст.
По языку: да есть опечатки, есть даже шаблоны (вроде широко закрытых глаз), кажется, что писалось это всё наспех и не вычитывалось. Местами даже перегруз с образами. Но ёлки-моталки, даже при всём этом практически все образы строятся на ассоциациях и противоречиях, и это круто! Отличная игра с языком, я такое люблю, и это надо уметь.
Атмосфера задана великолепно, все детали, каждая мелочь работает на антураж.
По поводу смысла текста… Я вообще-то не уверена, правильно ли я поняла автора, но рассказ заставил задуматься, крепко задуматься, а это дорогого стоит!
Автор, кто бы вы ни были — не расстраивайтесь и не останавливайтесь! Удачи!
Загрузка...
Мартин Эйле №1