Светлана Ледовская №1

Псопланы

Псопланы
Работа №332

Тишина стояла над ночной тайгой. Лес замер, словно в ожидании чего-то. Ни единого птичьего силуэта нельзя было увидеть на бескрайнем небе. Но, если напрячь слух, можно было услышать лёгкий, еле уловимый свист рассекаемого воздуха.

Внезапно вершины сосен всколыхнулись, и ввысь, к чёрному покрывалу неба взметнулось невиданное существо. Издали оно могло напомнить исполинскую летучую мышь, но взгляд на узкую и вытянутую звероподобную морду животного сразу отметал эту версию. Крупные кроваво-красные глаза круглой формы, острые треугольные уши, белые зубы наводили на мысль, что это, на самом деле, собака.


Однако эта полутораметровая собака была очень худой, а распластанные в воздухе лапы были соединены широкими перепонками-крыльями. И это создание летело над ночной тайгой со скоростью сорок километров в час, устремив немигающий взгляд демонических глаз вперёд, к горизонту.

В русских селениях Западной Сибири о существах, подобных этому, узнали более чем за сто лет до этого дня, в середине семнадцатого века. За пугающий вид их сразу окрестили «слугами Сатаны» и «бесами тайги», их ненавидели и боялись. Крестьяне пугали этими существами, в начале XVIIIвека получившими название «псопланы», непослушных детей. О монстрах ходили легенды, их всегда винили в пропаже скота и селян.


И вот одно из чудовищ неслось над лесом. Оно понимало, куда летит, выдерживая чёткое направление, и знало, что ждёт его в точке назначения. Уже начало светать, а существо всё ещё приближалось к своей цели, изредка отталкиваясь от крон деревьев, чтобы поддержать оптимальную высоту. Солнце всё выше поднималось над деревьями, и псоплан напрягал мышцы, через боль увеличивая скорость своего полёта.

Наконец монстр достиг того, к чему так долго стремился, что несколько часов лелеял надежду увидеть.

Пепелище. Разрушенную, сожжённую, уничтоженную деревню. И трупы. Десятки трупов.


Глаза чудовища полыхнули огнём. Он приземлился на землю и подошёл к одному телу. Это был мужчина лет тридцати пяти с мертвенно-бледной кожей, в груди которого зияли две дыры от ружейных пуль. Псоплан смотрел на него, и ярко-красные глаза медленно бледнели. Казалось, дьявольская собака вот-вот набросится на труп и растерзает его, сожрёт, оставив лишь голый скелет и лужи крови на земле. Но, хотя псоплан и был голоден после двухсоткилометрового марш-броска, он не собирался есть трупы.

Дьявольский пёс скорбел.


Монстр, каких считали безжалостными маньяками, чувствовал непереносимые внутренние терзания. Всё произошедшее казалось чудовищу сном, даже увидев то, о чём ему накануне поведали сородичи, исчадие не могло найти себе места. Оно стояло над трупом своего друга, и горечь в его душе смешивалась с искренней ненавистью к расе, что сотворило такое зверство, к расе, что всегда обвиняло в своих бедах псопланов, лепреконов, троллей, кого угодно — только не свои промахи и оплошности.


К людям.

***

Обладающие разумом, как и любая другая нечисть, псопланы жили в этих землях уже два тысячелетия. Они охотились на животных и чувствовали себя полноправными хозяевами территории. Однако в средние века летающим псам пришлось столкнуться с непредвиденным обстоятельством: на их земли пришло небольшое племя, члены которого именовали себя Анво. Это были двуногие бледнокожие существа, обладающие, как и псопланы, разумом. Они быстро бегали, использовали кинжалы и луки и охотились на тех же животных, что и собаки. Псопланам не нравилась конкуренция, которую представляли Анво, но и вступать в прямую в конфронтацию с двуногими пришельцами псы не стали, не собираясь рисковать собственными жизнями.

В конце концов псопланы и Анво, кое-как научившись разбирать языки друг друга, разделили территорию и продолжили спокойно жить, поддерживая добрососедские отношения. Но через шестьсот лет обыденную жизнь их вновь нарушили существа, пришедшие из других земель. Они были похожи на Анво, но их кожа была смуглее, их было больше, и они обладали смертоносным оружием, убивающими металлическими шариками. Псы и их двуногие соседи единым фронтом выступили против пришельцев, но потерпели поражение и были вынуждены уйти на север, в глубь бесконечной тайги. Но люди — так смуглокожие захватчики себя называли — продвигались всё дальше и дальше. В конце концов Анво и псопланы мигрировали ещё на несколько сотен километров и остались там. Около сотни лет о людях никто не слышал.


Однако животной добычи становилось всё меньше, и совет псопланов принял решение о переселении на двести километров к северо-востоку. А через год до их нового селения добрались несколько Анво, рассказавшие об уничтожении людьми всей их деревни...

***

Псоплан Эйфхе знал Каура почти всю свою двенадцатилетнюю жизнь. Дружба между псопланами и Анво была явлением нередким, но Каур стал для щенка чем-то вроде наставника. Эйфхе вообще подозревал, что молодой двуногий научил его большему, чем родители: в обязанности взрослых псопланов входило лишь учить молодняк охотиться и летать, в то время как Каур рассказал псу, как создавать метательные дротики, как правильно загонять зайцев в засаду и как разорить гнездо пчёл, оставшись неужаленным. Эйфхе и некоторые другие псопланы часто охотились вместе с Анво, при этом двуногие ели не так много мяса убитой жертвы, но при этом выпивали всю кровь до капли. Каур объяснил Эйфхе, что выпитая кровь делает Анво сильнее и быстрее и позволяет дольше обходиться без пищи.

О людях друзья знали лишь из рассказов, и эти похожие на Анво существа не казались тогда реальной угрозой.


И вот пёс стоит на трупом Каура, и на месте бывшего поселения раскиданы десятки мёртвых тел...


Внезапно Эйфхе услышал далёкие звуки шагов. Псоплан мгновенно забрался на высокий кедр и притаился в ветвях. Спустя несколько минут на поляну вышло около сотни солдат с ружьями наперевес. Они выстроились в чётком порядке и Эйфхе увидел, как из их рядов вышел бородатый человек в длинной мешковатой одежде с крестообразной вещицей в руках.

— Это те самые кровососы? - обратился этот человек к предводителю отряда.

— Да. Вы знаете, что надо делать, - ответил командир отряда.

— Я их прокляну, но ваши солдаты должны отсечь упырям головы.

Эйфхе чувствовал, что ещё немного, и он бросится на стоящих внизу людей. Но псоплан понимал, что погибнет, поэтому он оттолкнулся от дерева, широко расставил лапы и полетел над лесом на тёплом потоке воздуха. Сзади зазвучали выстрелы, но псоплан уже был вне досягаемости пуль.


Обратный путь пёс преодолел за семь часов. Последние пятьдесят километров он преодолел, едва не теряя сознание от усталости. Наконец он достиг селения и, снизившись, не рассчитал силы и с размаху врезался в землю. Полежав несколько минут, он поднялся и доковылял до своей хижины. Толкнув носом дверь, он ввалился в жилище и заснул, упав на пол.

***

Проснулся Эйфхе ранним утром следующего дня. Солнце только начало подниматься над горизонтом, и в густом лесу ещё было темно. Эйфхе выбрался из дома на крыльцо и сидел там, вглядываясь в тёмные силуэты деревья. Было зябко, но псоплан чувствовал странное удовлетворение от утреннего холода, который словно заглушал внутреннюю боль.

— Думаешь о людях? — внезапно услышал он тихий голос.

Эйфхе повернул голову. Рядом с ним стояла старая Лефрер - его двоюродная бабушка.

— Не можешь понять, почему они так поступают?

Эйфхе вдруг поймал себя на мысли, что об этом он и думал подсознательно всё время, после того, как узнал об уничтожении поселения Анво.

— Почему они убивают?! — непроизвольно вырвалось у псоплана.

— Они считают нас, Анво и некоторых других разумных существ порождением некой мистической силы, Дьявола. Исчадием ада.

— Но нас же не создавал никакой Дьявол! Почему они так думают?

— Они объясняют создание всех живых существ какими-то незримыми могущественными силами. И то, как мы выглядим, по их мнению, пугающе, а, возможно, ещё и стычки между нашими расами случались в старые времена, они думают, что нас создало абсолютное зло.

— Абсолютное зло? Но это же бред какой-то! — воскликнул Эйфхе. — Как они вообще определяют, что зло, а что нет?

— Очень просто: всё, что выгодно им, в особенности, их главарям — добро, всё остальное — зло. Одна жизнь человека для них ценнее, чем тысячи жизней псопланов и Анво, которых они, кстати, называют вурдалаками.

— Мне нужно это обдумать, — Эйфхе отвернулся. Несколько минут псоплан молчал, потом спросил:

— То есть они убивают из-за предрассудков?

— И из-за ресурсов и территории, — ответила Лефрер. — Анво они могли уничтожить по обеим причинам. Людям сложно противостоять при их уровне технологического развития. Вполне возможно, что они захватят всю планету... Если ещё не захватили.

***

Прошло две недели. Эйфхе спал в своей кровати. На следующий день все псопланы должны были мигрировать ещё севернее, подальше от людей, это была последняя ночь на старом месте жительства.

Вдруг кто-то затряс собаку за плечо. Сонный пёс открыл глаза.

— Млоир? — удивлённо спросил Эйфхе на языке двуногих. — Тебе не спится?

— Эйфхе, я не знаю вашего языка, но мне надо сказать... — молодой Анво был взволнован едва ли не больше, чем псоплан прошлой ночью. — Я вспомнил, у нас в главном доме лежали карты расположения вашего селения... Там ещё формальные разграничения территории...

— И ты думаешь?.. — сердце Эйфхе болезненно сжалось.

— Если они нашли карты, они могут знать, где мы.

— Но они же сожгли дома!

— Да, но они сперва их ограбили.

Не ответив, Эйфхе выскочил из дома, поднял голову и взвыл. Леденящий душу звук разнёсся над деревней. Почти сразу стали открываться двери, псопланы выбегали из домов навстречу неведомой опасности.

— Собратья! — крикнул Эйфхе. — Люди могут знать, где мы находимся! Они, возможно, нашли карты у Анво! Нужно быстро перебираться на север по плану на случай вторжения!

— Но ведь нет никакого вторжения! — возразил один из псопланов.

Эйфхе замолчал и принюхался. И учуял запах, подобный которому чувствовал лишь раз в жизни. Две недели назад.

— Они здесь! — закричал Эйфхе. — Они здесь, улетайте!

Послышался топот множества ног, почти сразу загрохотали выстрелы. Псопланы в неразберихе взлетали, некоторые падали, слышались крики, ругательства и стоны. Эйфхе взобрался на дерево, оттолкнулся от него, но тут его крыло обожгло огнём. Пёс рухнул с дерева на землю, попытался приподняться и увидел перед собой усатого мужчину с ружьём в руках. Угасшие, казалось, ненависть и желание отомстить вновь вспыхнули в душе Эйфхе, и он мгновенно принял отчаянное решение. Одним прыжком раненый псоплан преодолел три метра, отделявшие его от врага, и мощные челюсти сомкнулись на горле человека. А в следующую секунду вторая пуля пробила голову пса.

Анво пытались спастись прочь через лес, но территория была окружена. Выжившие псопланы, а таких было не более трёх десятков, летели на север. Спасающиеся от смерти, они не остановились в пункте назначения и скоро были уже в пустынной северной земле — тундре. И там крылатые псы остановились, но они знали, что рано или поздно люди доберутся и до этого места, а убегать вечно невозможно.

***

Яркий свет заливал бесконечные северные пространства. Вплоть до горизонта на ровной земле не было ничего, кроме редкого травяного покрова и невысоких гор на расстоянии в несколько километров. И по этой холодной пустыне летела одинокая фигурка человека на красном мотоцикле.

Преодолев за считанные минуты полосу земли, отделявшую его от гор, мотоциклист подлетел к горам и резко затормозил. Затем он спрыгнул на землю и крикнул что было силы:

— Я знаю, вы здесь! Выйдите ко мне, невероятные творения эволюции!

Ответом была тишина. Но мотоциклист сдаваться не собирался.

— Вот во что вы превратились, легендарные создания? Загнанные в угол, отрезанные от мира, не знающие ни о какой другой нечисти, кем вы стали? Анво были уничтожены, и вы тут же пали духом? Сколько вы уже живёте в этих пещерах? Лет двести?

Один из камней вдруг отодвинулся, из-за него вылетел псоплан и ринулся навстречу мотоциклиста. Тот отпрыгнул в сторону. Летучий пёс пролетел мимо, но тут же развернулся и крикнул, глядя ярко-красными глазами на невозмутимый чёрный шлем.

— Кто ты?! Откуда знаешь наш язык?

Незнакомец стянул с головы шлем. Это была черноволосая женщина лет сорока с измождённым лицом, огромными синяками под глазами и рассечённой нижней губой. С лёгкой усмешкой она смотрела на летучего пса.

— Ваш язык, судя по всему, не отличается от языка других псопланов, так что с этим проблем не было. Я, между прочим, потратила больше года, чтобы вас найти. И это было не слишком просто.

— В этом мире ещё есть псопланы?! — искренне изумилась собака.

— Да, в Беларуси, в восточной Европе.

— Что тебе нужно? — уже несколько псопланов осторожно выползли из скрытых пещер.

— Вытащить вас отсюда. Нечисть не должна прозябать в страхе. Вы этого не заслуживаете, хоть люди так и не думают. Кстати, рано или поздно вас бы вычислили с искусственных спутников. Хотя... вы же всё равно не в курсе, что вся эта космическая индустрия из себя представляет. В общем, нашли бы вас.

— Как мы можем доверять тебе? Ты такой же человек, как и все остальные мерзавцы!

— Ну, во-первых, не все они мерзавцы, двадцатый век на дворе, предрассудки, если и не ушли в прошлое, то, по крайней мере собираются. Я надеюсь на это, по крайней мере. Некоторые люди нам уже помогали, кстати: нечисти выделили несколько небольших норвежских островов при условии, что они не будут нападать на людей. Ну, они и не нападают, они ж не дураки. Их уже живёт несколько сотен на этих островах.


Во-вторых, если бы я хотела уничтожить, а не помочь, вас бы просто разбомбили с воздуха. Вы бы все погибли, даже не осознав этого. Но в моих планах такого нет.

Ну, а в-третьих, нечисть бывает разная. И некоторые наши ребята очень даже похожи на людей. Да что уж там, я тоже выгляжу как человек. Но есть одно отличие. Единственное наследство, что досталось мне от матери.


Женщина медленно стянула с левой руки перчатку и подняла ладонь над головой. Вместо обычных человеческих на ней располагалось пять покрытых чёрной шерстью когтистых пальцев. Псопланы недоверчиво смотрели на необычное зрелище, и в их душах медленно загоралась надежда на нормальную жизнь и поддержку дружественной нечисти, утерянную больше двухсот лет назад. Глаза их медленно бледнели. Женщина же, окинув собак довольным взглядом, улыбнулась.

— Я Александра-Хелена Линдстрём. Полноправная представительница нечисти. Зверерукая.

-3
403
14:09 (отредактировано)
Ох, ну прям заявка на киношный экшн — Зверерукая и её кровавые псопланы :))) Шучу, конечно. Особенно умилило:

— Я знаю, вы здесь! Выйдите ко мне, невероятные творения эволюции!

Не впечатлило, автор, извините.
01:49 (отредактировано)
+1
Оценки читателей глянцевого журнала “Сибирский кровосос”

Трэш – 2
Угар – 2
Юмор – 3
Внезапные повороты – 2
Ересь – 2
Тлен – 1
Безысходность – 1
Розовые сопли – 0
Информативность – 0
Фантастичность – 0
Коты – 0 шт
Псопланы – 1 стая
Красные мотоциклы – 1 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 1/0
Уровень скорби дьявольского пса – 10 баллов из 10

Дьявольское удивление собак, рукозвери, невозмутимые чёрные шлемы, поддержка дружественной нечисти – мог бы получиться отличный трешак. У тебя явно есть к этому склонности, но ты почему-то стараешься писать нормально, как все. Не делай ошибки, иначе получится очередной сопливый роман про любовь и дружбу.

“Наконец монстр достиг того, к чему так долго стремился, что несколько часов лелеял надежду увидеть.
Пепелище. Разрушенную, сожжённую, уничтоженную деревню. И трупы. Десятки трупов.”


Эйфхе прилетел в разрушенную деревню упырей за двести километров. На трупах видны следы пулевых отверстий. Значит, люди уже тут были, разграбили и сожгли дома. Зачем тогда они опять пришли в деревню? Почему они сразу не отрезали головы тварям?

“Полежав несколько минут, он поднялся и доковылял до своей хижины. Толкнув носом дверь, он ввалился в жилище и заснул, упав на пол.”

Почему не лапой открыл дверь? Если они лапами только бегают и летают, как они построили себе дома?

“Ну, а в-третьих, нечисть бывает разная. И некоторые наши ребята очень даже похожи на людей. Да что уж там, я тоже выгляжу как человек. Но есть одно отличие. Единственное наследство, что досталось мне от матери.”

Вот это поворот под самый конец рассказа! Оказывается, была ещё какая-то нечисть. Если волосатая рука досталась её от матери, не значит ли это, что отец Александры-Хелены был зоофилом? И что случилось с её лицом? Синяки, шрам на губе? Её бьёт муж? Концовка генерирует ещё больше вопросов, чем ответов.

Понятно, что это не рассказ, а первая глава фэнтезийного романа, который мы никогда не прочитаем: нет логической завершённости, персонажи появляются под самый конец. Если не забьёшь и будешь налегать на трэш и закручивать сюжет, получится неплохо. Пока же я ставлю своей зверерукой минус.

Критика)
21:07
Ни единого птичьего силуэта нельзя было увидеть на бескрайнем небе. а как вообще из тайги можно увидеть бескрайнее небо?
звероподобную морду животного сразу звероподобная морда животного — тавтология
летающая собака Электроника мутировала, испив водички из сточной трубы завода по переработке химических отходов
этизмы
канцеляризмы
Полноправная представительница нечисти.
этим все сказано
очередная малосвязная и нелогичная муть
Дед, шалящий со сшитой из собачьей шкуры шапкой, породил новый вид нечисти…
Загрузка...
Константин Кузнецов №2