Валентина Савенко №1

Георг и Нэр. Спираль истории

Георг и Нэр. Спираль истории
Работа №333

Сырость, сплошная сырость окопа, точнее траншеи, одной огромной траншеи протянувшейся на многие и многие километры, по местности, которая раньше была полем. Поле, дававшее многие сотни тонн урожая для обеспечения агрохозяйственного мира и других планет системы. 


В траншеях повсюду сидели солдаты шестьсот шестого полка «Весёлые Горгульи», никто уже не вспомнит почему их так называли, скорее всего имел место мрачный армейский юмор. Три смеющихся каменных чудовища были изображены на полотне знамени, хотя возможно это были крики ужаса. Сперва смеёмся, потом плачем, идеальное описание той мясорубки куда угодили эти люди. Облачённые в шинели тёмно-серого цвета, носящие простые армейский бронежилеты, каски, теперь эти граждане Конгломерата Планет вели войну с последователями Кельцкоатля, Змея С Тысячью Имён и другими слугами Древних.
Впрочем, не это занимало мысли людей в окопах, одного человека в частности, который сидел на ящике из под боеприпасов, добытый под стул для наблюдателя. Пускай сейчас было дневное время, по уставу от каждого взвода выставляется наблюдатель, значит, так будет и неважно, что сейчас не ночь. Видимость в целом хорошая, если так сказано, то так надо делать, крючкотворы проклятые. На синтедосках красовался знак Солнечной Системы, официального символа Конгломерата Планет, большинство солдат которого никогда даже не видели колыбели человечества. Мужчина, сидевший на них был небрит, лицо заросло щетиной, где уже пробивались усы, заметно осунувшийся внешне, с почти бесцветными серыми глазами, сказывалось отсутствие витаминов в рационе питания.
Каска съехала на лоб, плащ-палатка на плечах была влажной, спасибо постоянному мелкому моросящему дождю, который иногда прекращался на десять минут, потом снова начинал свою дробь. Парень слегка поёжился, шмыгнул носом, хриплым от долгого молчания голосом произнёс: - Проклятая простуда.
После этих слов наступил долгий, тяжёлый кашель, спазмы скручивали внутренности, лёгкие буквально горели от боли. Всё когда-нибудь заканчивается, к счастью, кашель тоже. Мужчина сплюнул вязкую слюну на землю, поднялся с ящика, проходя вдоль своей линии наблюдения, выбирая место откуда сможет выглянуть на пару мгновений, военная хитрость написанная кровью гласила: «Лень стоит жизни». Будешь показываться слишком часто с одного места - станешь добычей снайпера. Место было выбрано, солдат аккуратно высунул голову из-за мешков с песком, вскидывая штатный бинокль. К глубокому сожалению, даже разочарованию солдата враги никуда не делись, в тысяче метров от него находились окопы изгоев, никакого движения.
В голове шёл счёт: пятьсот один, пятьсот два, после чего озвученная часть была убрана за спасительную линию земли. Не больше двух секунд, ещё одна мудрость от бывалых ветеранов, три секунды хорошему снайперу точно хватит для выстрела с тысячи метров, при обнаружении цели. Две секунды – нет. А ведь раньше он сам никогда не задумывался о важности секунды или сантиметра. Какая мелочь, ведь так? Вот только пуля ,попавшая чуть выше сердца значила очень много, одна лишняя секунда могла стоить жизни. Война складывается не только из крупных фактов, в первую очередь - это миллионы мелочей.
В агитках было сказано: Слуги Древнего по имени Кельтцкоатль лишь тупые мясники, которых организованная армия Конгломерата может перестрелять из своих лазерных винтовок образца К-6 как цыплят. Для слуг врага топор - есть вершина технической мысли. Сложно поверить, агитка врала. Хах, ещё бы. Возможно эти слуги Врага Человечества были неправильные, они исправно использовали артиллерию, боевую технику, снайперов, минирование , прочее. Вооружение изгоев составляли автоматические винтовки на пороховой основе, поначалу это казалось дикостью, даже откровенным примитивизмом. Всё-таки лазерный луч превосходил в точности и дальности пулю любого вида, однако возможность применения различного вида патронов давала свои преимущества, самыми страшными по праву считались разрывные пули. Луч лазера оставлял небольшое входящее прижжённое отверстие, разрывная пуля оставляла ужасную рану, без медицинской помощи можно было истечь кровью или потерять сознание.
Армия Конгломерата делала ставку на количество лазерного огня, его кучность и точность, учитывая как ковалось это войско в огне Трёх Вампирических Войн. Как там говорится: «Генералы всегда готовы к прошедшей войне». Ни один кровосос никогда не сможет увернуться от луча, в отличие от пули, а лучше пускай лёгкое ранение для этой твари, чем никакое.
Разумеется рядовой состав об этом знать не мог, пускай слухи ходили самые разные, верить армейскому радио дело неблагодарное. А то глядишь, сами Вестники явятся, о белых крылах, дабы сразиться с Древними, прямо здесь, на этом клочке земли. Такая мысль позабавила наблюдателя, он даже слегка улыбнулся. Глаза красные от постоянного недосыпа на миг просветлели, чтобы снова погаснуть. Взор прошёлся по траншее, два дня они почти не спали, копая линию за линией, галерею за галереей. Разумеется лейтенант Толо будучи конченым кретином только кричал, дабы они поторапливались, зля сержантов. Офицер орёт на сержанта, сержант на солдата, солдаты друг на друга – иерархия ора в армии в деле.
Напряжение последних дней сказывалось, ждать всегда тяжело. Все были нервными, злыми, кулаки солдат разбивались о лица товарищей, потом их лица были разбиты сержантами.
- Когда эти уроды уже атакуют? – хрипло произнёс рядовой, взглянув на серое мрачное небо, давая каплям дождям коснуться кожи.
«Скучновато как-то, да?» прокомментировал его слова мелодичный, завораживающий женский голос.
«Нэр, я думал ты хоть два часа дашь мне побыть без твоих комментариев» мысленно произнёс солдат.
« Оставить моего храброго воина без моих бесценных советов и замечаний?! Я бы себе никогда этого не простила» нотки возмущения появились в голосе собеседницы.
-Хм. – скептически хмыкнул мужчина.
Голос в голове заговорил уже с явной обидой : «Как ты так можешь, я же от всего сердца
«У тебя нет сердца, демон» с издёвкой парировал парень.
« Теперь его точно нет, ведь ты Георг только что его вырвал» вещал голос с искренней обидой, сопровождавшийся не менее искренним всхлипом.
Взгляд солдата во время этого мысленного диалога был направлен в одну точку, по совпадению там стояла видавшая виды канистра с питьевой водой. Пожалуй стоило наполнить флягу, после того как его соседка в голове наиграется в театр одного актёра. Всё это представление не трогало, как говорили священники Вестников: «Никогда не верь слову демона»
Один раз Нэр на него вроде как обиделась, м-да, тогда чуть не стоило ему жизни, если ей немного подыграть то от него не убудет, извращённое чувство юмора его спутницы будет удовлетворено.
«Нэр, я не это хотел сказать» мысленно произнёс солдат с почти искренним сожалением. Внезапно прямо перед ним возник образ. Девушка семнадцати лет, с нежно-белой кожей, тонким личиком, пыльцы сцеплены в едва ли не умоляющем жесте, тёмные волосы заплетены в две косички, облачена в форму ВВС Конгломерата, с нашивками курсанта на рукаве. Огромные фиалковые глаза распахнуты, кажется, что она вот-вот расплачется.
«Значит, ты меня не ненавидишь?» шепчет она с детской интонацией, не отрывая взора от своего собеседника, умилительно прижимая пальцы к губам.
Георг уже привык к этому, она всегда меняла образы и облики, доигрывать так доигрывать.
-Нэр, ну как я могу тебя ненавидеть? – произносит он в слух, улыбаясь подобно героям голо фильмов о любви, даже добавив хрипотцы в голос.
Курсант буквально просияла и взвизгнув: «Нэрочка так счастлива!» бросилась ему на шею. По шее Георга прошла волна тепла, на пол мгновения заставляя забыть об иллюзии, наваждение прошло. Снова тихо моросит дождь, от земли идёт холод. Примерно в пятидесяти метрах от него сидит другой наблюдатель соседнего взвода, парень отчаянно боролся со сном, поклёвывая носом. А ведь таких наблюдателей здесь полная траншея. Георг перевёл взор на на галерею, которая вела к блиндажу его взвода, скоро его должен сменить Кристофер, с ним приятно стоять в паре. Тот всегда был точен как часы, потому спутник Нэр всегда поступал так же по отношению к нему.
-Как же холодно. – прошептал часовой и встав с ящика быстро сделал с десяток приседаний, дыхание немного сбилось от резких нагрузок, зато ломота от прохлады медленно уходила. Отложив винтовку, солдат сделал несколько быстрых взмахов руками.
-Опять тренируешься, воин? – раздался за спиной мужской голос.
«Воин» обернулся, увидев стоявшего в проходе улыбающегося мужчину, в полной экипировке и плащ-палатке на плечах, только он ещё капюшон набросил, даже сейчас держался как настоящий франт из рассказов, казалось грязь и усталость его не волновали.
-Ни дня без спорта. – с предельным пафосом процитировал Георг один из агитационных плакатов, с очередной порцией пафосных изречений, цитат, прочего.
- Если бы ты только для зарядки каждый раз не терялся, то да, я бы поверил. – посмеиваясь произнёс сменщик, сам «спортсмен» засмеялся вместе с ним, чем заставил встрепенуться другого наблюдателя, недовольно обратить взор на свою галерею, ещё бы, он хотел вернуться в тепло.
-Пора достойному мужчине занять Древесный Трон. – усаживаясь на ящик подытожил Клис.
-Отдыхайте, Ваше Величество.
-Вы тоже, герцог, развлекайтесь.

Подхватив оружие спутник демона поплёлся к по выкопанному в земле укреплению, на душе стало несколько легче от всей той чуши, которую они несли.
« Как мило вы воркуете» с умилением произнесла демоница.
«Вечно тебе всё извратить надо» вяло парировал человек.
«Природа такая» с вздохом заключила его спутница.
-Угу. – лишь буркнул он, подходя к двери блиндажа.

Тусклый свет от неоламп едва ли выхватывали лежащие силуэты, кое-как оборудованные спальные места не давали комфорта, зато не могли лишить солдата почек или другого органа, которому предстояло быть простреленным пулей, разорванным штыком, разрезанным лопаткой, пробитым шрапнелью. У этих органов иная цель, прожить ровно столько, сколько стоило их обучение и содержание, в идеале принести прибыль в виде убийства солдат противника. Война про цифры, только про них. Георг переступал через спальные мешки, пробираясь к своему месту. Самое хорошее, что лейтенант Толо находился на одном из бесчисленных совещаний роты. Во время реформы армии Первой Вампирической Войны число человек во взводе увеличили до пяти десятков. Ещё бы, кровососов нельзя было взять качеством, только элитный спецназ корпораций Конгломерата в экзокостюмах мог потягаться с ними в скорости, те люди были больше киборгами, чем живыми существами. Настоящие сверхсолдаты, не всякое отребье набранное с окраинных миров. У них была одна судьба: простое оружие, простая защита, число, которое было легко восполнить. Соотношение размена пятьдесят человек на одного вампира Конгломерат вполне устраивало, понятно, что приходилось сражаться с целыми армиями людей-слуг кровососов, для этого прекрасно подходили линейные части. Как сказал один древний мудрец, кажется мудрец, или кто он там был: «Для войны нужны три вещи: деньги, деньги и ещё раз деньги». Люди дёшевы, Конгломерат в этом в опросе никогда не жадничал. Наконец его мешок был найден, солдат перехватив лазвинтовку, как любимую девушку, уснул с ней в обнимку, мокрая плащ-палатка была уложена у накалённой лампы для сушки. Где-то раздался надсадный кашель, послышалось ворчание, снова кашель. Как всегда, то ли взвод, то ли отделение больных чахрой, ночью не всегда разберёшь, формы не видно. С этими мыслями уснул, почти сразу, сказывалась усталость. Сон не принёс облегчения, снова возвращая солдата во времена о которых всеми силами мечтал забыть.

Георг родился на планете Косис-31, в огромном мегаполисе насчитывавшем почти сто миллионов человек Астис-6. Чьи шпили возносились к небесам тераморфированного мира, чем-то отдалённо напоминавшего Землю, разве что небеса были чёрными от десятков тысяч фабрик, часто ждали снегопады из пепла, отчего город казался серым. На улицах ходили сотни тысяч людей, большинство носили респираторы, те, что побогаче имплантаты. Несмотря на тяжёлые условия мира, город откровенно страдал от перенаселения, полицейские не справлялись с бесчисленными бандами и преступными синдикатами. А героев как в сказаниях Древней Земли, ну где ещё были картинки с ярко одетыми людьми в плащах, не было никогда. А если были, то скорее всего умирали на улицах в крови, всеми забытые, ненужные. Когда прохожие проходили мимо истекающих кровью людей или умирающих от побоев, болезней и других причин было нормой. Всем было плевать. Косис пожирал людей, как чудовище из сказок. Человечество достигло вершины, теперь снова скатывалось вниз. Регресс неизбежен.
Вернувшиеся изгои были потомками тех людей, кому не хватило места в обитаемых мирах. Страны, которые выиграли звёздную гонку не собирались делиться сливками с миллиардов тонн добытых ископаемых, в итоге бедные страны, даже целые континенты отправились за пределы известного космоса, чтобы вернуться через тысячу лет. С твёрдым намерением забрать своё.
Жарко, при этом очень холодно. Странное чувство, будто болеешь, он болен? Ему плохо. Нет, шаги. Они пришли за ним, конечно, банда, в которую он вступил потом. Кража информации, её сбыт, правило было только одно: никогда не делай ничего без ведома босса. Он его нарушил, теперь за ним идут. Четверо, они прирежут его здесь. Разум метался в панике, что же делать?! Нет, умирать нельзя, нельзя, нужно жить, иначе всё зря. Неужели это конец, на каком-то складе.
«Хочешь жить, да?» прошептал женский голос в голове.


Георг открыл глаза. Земляной потолок, укреплённый досками, сколько они сделали «накатов» четыре или меньше? Всё по стандарту. Брёвна двадцать сантиметров в диаметре, слой земли, снова брёвна, снова злой земли «накат» за «накатом». Вопрос хороший, одновременно уже не имевший значения. У изгоев не было авиации, значит стоит ждать стандартного обстрела. Снаряд полевой артиллерии не возьмёт такой слой защиты, в теории. Запах сырости снова ударил в нос, сбоку тяжело закашляли, с другого конца раздался не менее тяжёлый кашель, доброе утро или который сейчас час? В общем, с пробуждением тебя отделение больных чахрой. Георг приподнял голову, спало уже не так много людей, кто-то тихо говорил между собой, отдельные даже писали голописьма. Откуда такой солоноватый привкус во рту? Рука прошлась по подбородку, запёкшаяся кровь, блеск. Он вправду прокусил губу во сне. Рука легла на фляжку, та была пустой. Прекрасно, ведь думал же наполнить её. Блеск. С губ сорвалось злобное шипение, он же думал о канистре. Согласно уставу пить в расположении из фляжки было запрещено, как там говорили? Фляжка – неприкосновенный запас воды, который поможет избежать дегидрации в организме в случае продолжительного боевого взаимодействия связанного с пешим переходом. Солдаты всегда нарушали правила, кто-то из духа протеста, кто-то по глупости, другим было вообще плевать.
Тусклый свет гололамп выхватывал силуэты мужчин, которые внимательно слушали одного рассказчика, тот поведывал о чём-то страстным шёпотом, активная жестикуляция только добавляла некой театральности. Родриго был уроженцем морского мира Ифен, двадцати лет от роду, с смуглой кожей, тёмно-карими глазами, ярким выразительным лицом на фоне рабочих с миров-фабрик это было особенно заметно. Паренёк знал много, очень много историй. Сейчас он травил байки о своих любовных похождениях. Сослуживцы были самые разные.
Ночь прошла спокойно, утром Георг проснулся от звука канонады, битва началась.


От самих залпов парень привыкший спать в любых условиях не проснулся, а вот от первых взрывов человек вскочил, хватаясь за оружие на уровне инстинкта. Быстро осмотревшись обнаружил, большинство уже проснулось. В блиндаже стоял запах синтитабака, пота, грязных носков. Ничего нового. Курить как правило не разрешали в помещении, во время артобстрела это правило игнорировалось. Лица окружающих людей были напряжены, многие уже были бледны как полотно, логично, здесь большинство новобранцев, до этого они участвовали только в «зачистках», полковник не хотел чтобы его «желторотики» гибли пачками, впервые оказавшись в серьёзном бою, так они уже успели повидать перестрелку. Школа закончена теперь экзамен.
Георг слегка протёр глаза, обстрел всё шёл и шёл, грохот не умолкал. Клис сидевший рядом поправил каску тихо прошептав: -Давно пора. - его лицо бледнело с каждой минутой. Артподготовка продолжалась уже почти полчаса, постепенно люди вернулись к разговорам и самому простому солдатскому быту, пускай с некоторой нервозностью послышался смех. Лейтенант Толо читал некую книгу по тактике, лениво перелистывая страницы.
Офицер медленно поднялся, расправив шинель, быстро застегнул на голове каску, схватив винтовку приказал: - На позиции. Бегом марш!
Сержант Паркер рявкнул: - Первое отделение, бегом марш! Быстро, быстро! – активно подгоняя солдат жестами. Долгое обучение дало о себе знать, скорее на инстинкте, чем от разума, отделение покинуло укрытие. Первым наружу выбежал Нолан за ним остальные.
«Ну, наконец-то» с придыханием произнесла демоница, её спутник энтузиазма не разделял.
Звенела амуниция, снаружи стоял удушливый запах пороха и серы, грохот стоял адский, земля содрогалась. Георг бежал, едва ли не врезаясь, в спину ближайшего солдата, ботинки хлюпали по грязи, он едва не поскользнулся, пока не занял своё место на бруствере. Возле специально оборудованного окна в мешках с песком для ведения огня. Необходимость стрельбы с разных точек была очень важна, потому придётся смещаться, меняя углы в укрытии, иначе снайпер или любой стрелок может пристреляться. Это напоминает танец вокруг одной точки. Лоун медленно присел на колено, сверху слышался свист осколков, как же громко, на голову упало несколько комьев земли. Земля попала за шиворот заставив с руганью начать её вытряхивать. Мозг отчаянно отвергал происходящий вокруг кошмар, норовя уйти от него куда угодно, вцепиться в любую мысль.
Пока в реальности они сидели на дне окопа, пятьдесят человек в серых шинелях, пять машин на подразделение. Всё готово к атаке противника, по крайней мере, по документам.
«Весёлые Горгульи» должны были отразить атаку, они были отдохнувшие, даже поевшие. На что надеялся рядовой Лоун так это на то, что артиллерия Конгломерата тоже не замолкает, ведёт свою дуэль с противником. Георг поднял глаза к небу, серое в тучах. Мрачный зритель кровавой драмы. Снова на лицо попала землю, заставив с рычанием вытирать влажную почву с кожи. Над ним, в небесах, промчалось целое звено самолётов, истребители, с ними кажется, штурмовики летели обрушить на врага свою смертоносную мощь.
Значит всё не так уж плохо, ведь так, это заставило даже слегка улыбнуться.
«Вдохновляет, да?» демоница говорила с воодушевлением, как будто смотрела салют, а не была полноценным участником театра абсурда на передовой. Её спутник лишь хмыкнул. Грохот стих внезапно, в ушах стоял писк, казалось, всё вокруг стало немым, беззвучным. Георг медленно поднял глаза к «окну» и поднялся, теперь стал слышен гул бронемашин противника, к ним мчались бронетранспортёры, БМП противника, на котором уже находился десант змеепоклонников, за силуэтами машин маячило куда больше солдат противника. Поставленные на вооружение крупнокалиберные пулемёты несли две функции, первая функция: уничтожение живой силы и техники, калибр от 12,7 мм прекрасно рвал на части людей подавляя желание сражаться, ещё бы, учитывая, что при попадании оно отрывало конечности, даже сами тела рвались буквально на куски.
Вторая: психологическая. Небольшое попадание лазерного луча слабо пугало противника, в то время как пуля рвущая на куски товарища сбивала настрой сражаться куда быстрее.
-ОГОНЬ!!!- закричали едва ли не синхронно сержанты.
«Смерть ублюдкам!» поддержала Нэр заливисто смеясь.
Георг оценил расстояние, не больше четырёх сотен метров. БМП противника первыми открыли огонь, мощные лазерные лучи ударили по их позициям, заставив Лоуна сразу укрыться, чтобы высунуться чуть позже. Со всех сторон раздалось шипение, влага в воздухе испарялась от лучей, в остальном лазерное оружие было бесшумным, загрохотали пулемёты, технология пулевого оружия быстро нашла популярность у Конгломерата. Особенно пулемёты с крупным калибром, которые могли справиться даже с лёгкой техникой, один из бронетранспортёров получив несколько прямых попаданий замер, заходясь в дыму. Змеепоклонники быстро старались покинуть его, оказываясь лёгкой целью для обороняющихся. Другая БМП получила несколько попаданий в место где сидел механик-водитель замерла подобно раненному зверю, башня начала поворот, длинная очередь туда заставила машину замереть уже навсегда. Пулемётное гнездо было накрыто беспощадным огнём, больше ждать было нельзя, он и так засмотрелся. Противники спрыгнули с машины, сразу укрываясь в воронках. Всё логично, артиллерия подготовила им путь к наступлению, перепахав почти весь участок поля, только в фильмах враги атакуют по чистому ландшафту, любая складка местности используется как укрытие. А если таких нет, значит нужно создать. Так они лезли, рыками из воронки в воронку, приближаясь к ненавистным им конгломератцам.
Георг поймал в прицел одного из противников, облачённого в форму ВСК, да все они были в ней. «Предатели, понял.» отстранённо мелькнула мысль. Противник успел спрятаться в воронке, палец не успел нажать на контактный спуск. Плохо. «Ну держись тварь!» с этой мыслью он навёл оружие на перемещающегося змеепоклонника, зажимая спуск выпуская сразу несколько тонких, едва ли с небольшую монетку лучей в цель, лазер против пули, никакого упреждения, малая убойность. Не в этот раз, потоки энергии ударили прямо в тело, враг рухнул в воронку.
«Есть!» пропела Нэр, довольная успехом.
Лучи лазеров шли сплошным потоком, заставляя врагов падать, миномётные снаряды рвали их тела, пули и осколки делали своё дело. Кровь лилась на поле аграрной планеты. Впрочем, позиции врага тоже расцветали «огненными цветками», судя по крикам с разных сторон не так уж безуспешно. Окопы предателей напоминали улей, пулемёты работали во всю, прикрывая пехоту в наступлении, летели миномётные снаряды. Взаимное уничтожение началось во всю силу.
По укрытию бывшего бандита ударило несколько пуль, заставив пригнуться, мужчина попытался занять позицию, сменив угол, только стрелок навёлся на цель, когда очередь ударила по мешкам. Вновь перед глазами мелькнул бруствер. «Нужно ждать»- билась мысль в голове, пока тело находилось в полуприсяде, несколько солдат тоже пережидали. Сержант вёл огонь из своей винтовки, укрывшись, он впился взглядом в своих солдат, в его задачу входило в первую очередь поддержание огня.
Георг не собирался испытывать терпение сержанта, потому быстро высунулся. Сделал несколько выстрелов, толком не успев прицелиться, враг сиганул в воронку, возможно, его даже не задело. Неважно, главное продолжать стрелять. Смена позиции у «окна», в одной из воронок поднялась голова, вскидывая оружие, занимая позицию для огня. Георг прицелился, посылая туда луч, с мерзким шипением поток энергии нашёл цель, противник выронил оружие, уронив голову в грязь, больше он не двигался.
«Плюс один» прорычал мысленно бывший преступник.
Изменники преодолели уже больше двух сотен метров, теряя машины, живую силу. Среди атакующих не было танков, почему?! Плевать, Георгу не было времени думать, он стрелял вновь, менял позиции, стреляя снова. Пулемёты вели мрачную песнь, лазерные пушки уничтожали машину за машиной. Лоун много мазал, но всё- таки смог подстрелить ещё одного врага.
Теперь до позиций оставалось не больше ста метров. Винтовка издала грустный писк, батарея кончилась. Георг присел, грязные сбитые пальцы быстро вытащили из оружие пустую батарею, отбрасывая её сторону. Спутник Нэр ловко вытащил из подсумка новую батарею, с силой вгоняя её в оружие. Винтовка издала громкий писк, лампочка засияла зелёным, бой продолжается.
Рядом с траншеей раздалось несколько мощных взрывов, противник усилил миномётный огонь, вопреки всякой логике, поскольку миномёты конгломерата замолкли из опасения попасть по своим. Изменников это не смущало. Где-то справа раздались жуткие крики, снаряд угодил прямо в окоп, куски человеческих тел взметнулись к небесам. Пулемёт замолк.
Противники, явно ободрённые таким попаданием, лишь усилили натиск, они дико завопили, приближаясь всё ближе ведя огонь, пускай их секли так же снаряды союзников. Они не считались с потерями. Георг , вскинул винтовку, когда у одного из врагов треснула грудная клетка от разрывной пули снайпера. Другой противник не успел укрыться в воронке, падая рядом. Женский взвод снайперов поддержки помогал бойцам, возможно даже его знакомая Регина добавила к счёту поражённых целей новую зарубку.
Лоун сделал несколько выстрелов в другого противника, бронежилет спас его, тот укрылся, а по «окну» Георга забила очередь, заставляя укрыться. Крики боли послышались со стороны, один из солдат второго отделения упал залитый кровью на землю. Теперь стало заметно, взвод несёт потери. Уже не так мало тел лежало на земле. Лоун начал подыматься, чтобы снова открыть огонь, увидел вспышку из воронки, жужжание рядом с головой, в паре миллиметров не дальше. Внутри всё сжалось с новой силой, он хрипел ругательства, снова укрываясь за спасительной землёй.
«Пф, косорукие» издевательски произнесла демоница.
Её спутнику было не до шуток, мужчина осмотрелся, Нолан сидел с простреленным плечом, его перевязывал Хьюберт. Клис с громкой матерщиной присел на дно окопа, у него по лицу текла кровь, машина Венса и Клауса вела огонь, не прекращая ни на секунду, посылая лазерные лучи и изрыгая свинец. Цейсс остервенело, стрелял из лазерной винтовки, рядом стоял его огнемёт, его вообще не смущали ни разрывы, ни огонь врага. Он что-то постоянно повторял, рыча посылая луч за лучом. Георг встретился глазами с Кристофером нервно улыбаясь, тот ответил тем же.
«Потом поцелуетесь» - раздался в голове голос полный азарта «А пока стреляй во имя Вестников»
Георг аж скривился от такого лицемерия: «Может, сама поможешь, праведница?!»
«В стрельбе я тебе не помощник, все эти Ваши пушки. А вот в рукопашной» - она просмаковала последние слова. А ведь и вправду, скоро в штыки.

«Солдат всегда готов к рукопашной» так гласила одна из агиток, учитывая как противник всегда к ней стремился, это стало одной из истин. Абсолютное варварство, люди убивают друг друга глаза в глаза, а не с дистанции как подобает цивилизованным существам. Изгои использовали самый обширный арсенал оружия для рукопашной, в уставе Конгломерата поэтому сделали послабление солдатам разрешалась иметь личное оружие для ближнего боя. Георг поставил на свою винтовку штык нож его деда, сразу после получения оружия. Когда он поднялся, то враги были уже в пяти десятках метров. Разрывы мин наконец прекратились, как мог видеть Лоун врагов наступало гораздо меньше в сравнении с тем, сколько шло в самом начале. Примерно рота на роту. Интенсивный огонь, миномёты, пулемёты, сделали своё дело. Боевых машин на ходу врага не осталось. -ГРАНАТЫ!!!- прошла команда по траншее, отработанным движением Георг вытащил маленькую машинку смерти. Со всех сил бросая её как можно дальше, в ответ им летели такие же «подарки». Прямо на бруствер упала одна из них, заставив в ужасе упасть на землю закрывая голову руками. Разрыв, нет всё таки она не упала за бруствер, значит всё хорошо, хлопок больно ударил по ушам, заставив вздрогнуть. «Пора Георг» прошептала Нэр, мужчина раскрыл глаза, перед ним стояла она. Мраморно белая кожа, фигура которую не смог выточить даже лучший скульптор, длинные волосы переливающегося оттенка, воительница была облачена в некий доспех в стиле мифов древней Земли. В первую очередь он не мог оторваться от её глаз, огромные ярко фиалковые, казалось проникали в саму душу, так и было. На чёрных губах демоницы была улыбка, игривая, жестокая. Такой он видел её в первый раз. Теперь снова пришло время отдать своё тело под контроль ей. -Какое моё любимое число…- прошептал он, чувствуя как дыхание успокаивается, разум очищается. «Какое твоё любимое число…» - произнесла демоница. Мужчина ощутил, как по телу прошла агония ужасной боли, сковывая мышцы, выворачивая суставы. За болью пришла расслабленность, лёгкость о которой нельзя мечтать, по телу разлилась сила, каждая клетка ощущала происходящее вокруг. Теперь земля ощущалась по- другому, ярче, острее. Нэр пришла, да начнётся бойня.
Запахи самые разные: пота, крови, страха, смерти, ненависти, отчаянья, вот как пахли люди здесь, на этом клочке земли. Мир заиграл новыми красками. Георг-Нэр поднял голову, подымаясь с земли, медленно, как кукла, которой кукловод ещё не вспомнил как управлять. Язык прошёлся по губам в змеином движении, пробуя на вкус воздух, тот стал ощутимо теплее. «Как же приятно» произнесла Нэр, смакуя каждый миг. Винтовка, казалось, перестала весить хоть сколько, время играть кончилось. Первый враг запрыгнул в траншею, на его автомате кривой зазубренный штык- нож, лицо перекошено яростью берсеркера , глаза горят огнём боя смешанным с наркотическим опьянением, вот откуда храбрость. Щёки человека были небриты, при желании Георг увидел бы частицы пота на его лбу. Демоница не собиралась рассматривать человека, тот приземлился чуть правее от Георга, второй набросился на Цейсса, сцепившись, они упали.Противник бывшего бандита нанёс быстрый колющий удар в грудь, за секунду до этого в голове появилась мысль : «Колющий в грудь, примитив», в ногах была лёгкость профессионального танцора, вернее танцовщицы. Лёгкий шаг влево, предатель бьёт воздух в дюйме от Георга, тот же делает мгновенный удар в шею, сталь пробивает плоть с чавкающим звуком. «Для Кельтца не жалко» пропела Нэр. «Или как его там теперь?»Чувство атаки с тыла, ноги сами делают полу пируэт, небольшой топорик противника входит в стенку окопа. Георг не глядя мгновенно бьёт оппонента в голову, кроша челюсть, каска мгновенно улетает в сторону. Враг оглушённый сползает по стенке, которую недавно ударил. Под шаг, штык бьёт точно между невидящих глаз. Волна удовольствия проходит по телу Лоуна, когда сталь легко пробивает череп, возбуждение напоминает сексуальное, нет, всё таки иное. Ему хочется убивать, или это ей? Уже не разберёшь. «Ещё» - на выдохе шепчет демоница, глаза ищут врага, вокруг полный хаос, люди в серых шинелях убивают друг друга. Изменников можно узнать только по нашивкам, если они хотели посеять неразбериху, то у них получилось. Глаза видели одно, взор демоницы иное. Души людей запятнавших себя массовыми казнями, резнёй, убийствами сослуживцев отличались от душ обычных солдат. Повсюду кипела бойня. Один солдат навалился на спину другого, со всех сил пережимая тому горло винтовкой, пока не раздался хруст. Изменник с жуткого вида ножом уклонился от удара прикладом, всаживая своему врагу сталь в живот, выпуская внутренности. Разворачивается, всаживая нож другому в лицо, пока его спину не проткнул один из сержантов. Другой безумец стоит на бруствере, стреляя с дробовика в траншею, там слышен только жуткий вой, криками это не назовёшь. Пуля пробивает ему грудь, маньяк падает прямо в кровавое месиво, которое сам устроил. Паркер точным ударом штыка пронзил грудь очередному врагу, проворачивая , вырывает штык, делает выстрел ещё в одного, пока его не сбивает с ног, новый враг. На земле они начинают бороться со всех сил. Взгляд задерживается на Цейссе, которого уже оседлал его оппонент, пытаясь всадить нож в грудь, губы Цейсса залиты кровью, он рычит сопротивляясь. Ноги сами несут туда, всаживая штык во врага, буквально сбрасывая его с солдата Конгломерата, пригвождая к земле. Резко вырвав орудие из плоти, за ним следует удар приклада в лицо, отчего то превращается в кровавый фарш. «Ещё». Спасённый товарищ подымается благодарно кивая. «Нужны мне твои благодарности» -презрительно думает демоница. Сержант рывком сбрасывает с себя убитого противника. «Выжил, урод» - прошипела она. Георг поворачивает голову, Хьюберт испуганно визжа отбивается от уколов противника казённой частью лазерной винтовки, у него уже ранена рука, в ноге видна немаленькая дыра. Паренёк успевает отразить ещё два удара, пока Януш зашедший с тыла буквально не всаживает сапёрную лопатку в ключицу противника. Кто-то из отделения лежит лицом в землю, «Нолан, пока жив» - подсказывает Нэр. Больше врагов рядом с ним нет, нужно найти. Изменники и конгломератцы лежали вперемешку, соседние отделения продолжали рукопашную, Родриго как-то оказался во втором отделении, с неистовством отражая атаки сразу двух врагов, своим небольшим топориком, который уже был весь в крови. На теле Ифенца были видны раны, его это не беспокоило. Он поймал момент, нанося удар по кисти врага, которая сжимала оружие, пальцы посыпались на землю. Противник, завопив, выпустил винтовку. Родриго остался один на один.
Внимание демоницы привлекла душа человека, которая отличалась от прочих. Она была пропитана энергией, это был не изменник, один из изгоев. Его длинные дреды, выбивались из-под каски, мужчина был худой, вытянутый, без шинели, только в бронежилете и штанах, руки были полностью «забиты» татуировками. Рядом с ним уже лежало три трупа, вряд ли это были единственные убитые им в этом бою. Ноги несли прямо к новому противнику, изгой обернулся, Нэр радостно засмеялась. Череп человека был деформирован, на лице были ритуальные рисунки. Этого человека пропитала сила Кельцкоатля. Кажется, таких называли «Воины ягуары». Новый враг Георга был весь в крови, буквально с ног до головы. Алые зрачки смотрели на атакующего с плотоядной жаждой, рот раскрылся в оскале обнажая острые подпиленные зубы. Спутница Георга продолжая смеяться приближалась к врагу, на лице Лоуна появилась широкая нездоровая улыбка. Когда до противника оставалось не больше двух шагов , в глазах изгоя мелькнуло осознание, теперь он начал улыбаться ещё шире делая шаг к оппоненту, вскидывая автомат. Георг легко отразил удар штыком в лицо, пытаясь поразить противника в грудь, враг отбил его с не меньшей лёгкостью, ударив по нему рукой. Нэр сменила стойку, слуга Древнего нанёс несколько колющих ударов огромной силы, если бы не опыт Нэр, то Лоун уже упал бы мёртвым. Спутник Нэр попытался вогнать сталь ударом справа, прямо в шею врага, тот подставил ладонь, напрягая руку, останавливая удар, до шеи противника оставалось буквально три сантиметра. Через растопыренные пальцы на Георга смотрел алый зрачок, жёлтые острые зубы улыбающегося врага. Противник сомкнул пальцы на стволе, буквально вырывая оружие из рук, уводя то вниз. Ладони Георга-Нэр разжались, в этот же миг бок пронзила боль, по телу прошла волна смешанных чувств. Боль и удовольствие смешались в одно, Нэр экстатически застонала. Изгой всадил штык в тело Георга, демоница не осталась в долгу, сложив пальцы левой руки , она мгновенно ударила в глаза, из глазниц брызнула кровь. Изгой выпустил автомат уже вслепую нанося удар в голову бывшего бандита. Георг едва успел уклониться, уходя в сторону, сжимая рану рукой. Его лишь слегка зацепило, по телу вновь прошла волна чувств, голова дёрнулась в сторону. Изгой уже не видел куда бьёт, начал бесцельно идти вперёд нанося удары конечностями крича имя своего бога. Пальцы Георга залитые своей и чужой кровью нащупали лазерную винтовку, сжав тёплый метал он широко улыбнулся, со всех сил нанося удар прямо в живот выродка. Враг подлетел немного, быстрая подсечка, вот противник уже на земле. Штык Лоуна бьёт врага с огромной скоростью, погружаясь в плоть раз за разом. Воин Змея не кричит от боли, только смеётся, его убийца улыбается, в то время как демон в душе хохочет во всю. Требуя «Ещё! Ещё! Ещё! Ещё! ЕЩЁ!!!». В какой-то момент враг затих, его уже не узнать от возможно пяти или шести десятков ударов. Георг опускает винтовку в левой руке стволом вниз, молча глядя на деяния своих рук. Каска съехала на глаза, ему казалось будто они сияют фиалковым цветом. Левая половина лица перекошена широкой улыбкой, мужчина весь в крови, не лучше воина Змея. «Так, а теперь…» демоница не успела закончить мысль, по телу прошла волна боли, скручивая мышцы. «Печать, сейчас!? Кхаэл дареад!» прошипела она, пропадая из сознания. Мир снова обрёл краски, усталость вместе с болью ударили по телу, Георг прислонился к стенке окопа, медленно сползая вниз. Сознание погружалось в небытие, для него бой окончен.


«Георг!» казалось будто тот кто зовёт его стоит за много километров. «Георг!» уже гораздо ближе. Глаза раскрылись, лучше бы они этого не делали, болела каждая клеточка тела, вид был как через мутное стекло, невозможно сфокусироваться. Коричневая стена с алыми пятнами, серыми сгустками на земле с вкраплениями красного. Запах крови, страха, вспоротых внутренностей их содержимого. Запах войны как он есть, кишки, кровь, рвота. Сознание работало медленно, каждая мысль с боем прорывалась сквозь кисель в голове. «Георг» - раздался голос вновь, чувство мягкого прикосновения даровало телу тепло, Нэр сидела перед ним, положив руку на его плечо. «Не смей умирать тут, один разок пырнули ножом, а вид такой будто был главным куском мяса в мясном салате из отбивных» Солдат вновь почувствовал как «плывёт», язык вяло ворочался во рту, мысли как сломанные роботы-уборщики хаотично перемещались в голове. Мягкое настойчивое касание щеки, лицо демоницы перед глазами, она совсем близко. «Смотри на меня, не отключайся, я рядом. Слушай мой голос, не закрывай глаза» она говорила вкрадчиво, нарочито спокойно. Собрав волю в кулак мужчина сфокусировал зрение, так вот что произошло, он сидел прямо у стенки, кровь была повсюду, тела валялись куда только мог достать глаз, кругом слышались стоны, отчаянные крики раненных, умирающих. Всё это оттеснял образ Нэр перед глазами. Длинные волосы почти касаются земли, на ней нет формы или чудного образа, она такая какой он её видел впервые. Лёгкий доспех в стиле древней Земли, который скорее подчёркивал достоинства девы чем старался защитить здоровье. Глаза демоницы смотрели с напряжённым беспокойством, по крайней мере так казалось. Бывший бандит, что язык начал подчиняться, затем произнёс : -Ты такая заботливая, Нэрочка. – с разбитых губ стекала кровь, в словах сквозила ирония, он всё равно может умереть сейчас, она сожрёт его душу. «Идиот» послышалось в его разуме, на лице спутницы появилась обида.Натурально отыгрывает, почти верю, мысленно хмыкнул Георг. Образ девицы растаял в дымке, когда через него пробежал санитар с красным крестом на каске. Паренёк был моложе самого Георга, по крайней мере внешне. -Куда зацепило? - В бок.Тот молча разрезал ткань, изучая место удара. Потом кивнул : -Повезло, только мясо. - медик вогнал небольшой шприц в ногу вводя обезболивающее, сноровисто залепил место раны медпластырем, времени чтобы промыть не было, а кровь нужно хоть немного остановить.-Рану промыть, забинтовать нормально, идти можешь? Если не можешь , тебя заберут. Понял? – он говорил медленно глядя в глаза, следя за реакцией. –Если понял, то скажи: да, я понял. -Да, я понял.Блаженная химия текла по венам, сознание прояснилось на какое-то время. Довольный таким ответом сообразительного пациента медик подхватил сумку и помчался дальше, выискивая раненых. Георг медленно посмотрел на свои руки, все в запёкшейся крови. В куче мелких порезов, царапин, ссадин, как же сильно трясутся ладони. Внутри полная апатия, всё это не с ним. Ведь такого не бывает. Взор прошёлся по окопу, люди лежали повсюду, как будто сумасшедший художник шёл здесь с вёдрами крови, окропляя всё что видит. Вот лежит человек с почти отрубленной головой, только небольшой лоскут кожи удерживает её на плечах, другой лежит на бруствере, третий лежит на спине у него в груди торчит автомат, который убитый отчаянно зажал в руках. На лице смесь неверия и ужаса, последняя гримаса в жизни. Рядом с ним другой человек с проломленной головой, недалеко лежит камень, вот и орудие, его убийца лежит на нём. Может они даже с одной роты, но в этом бардаке не поняли что происходит, поубивав друг друга. Некоторые буквально растерзаны выстрелами с дробовика. Ещё десятки картин смертей, глаза спутника Нэр остановились на убитом им выродке, тот из-за деформированной челюсти продолжал улыбаться, безмолвно смеясь над всем. Что нужно сделать с человеком, чтобы он стал таким. Когда его убивали, изгой смеялся. Смертные убивали друг друга под хохот Древних и демонов. «Нужно кое-что сделать» от этой мысли ему поплохело, чувство липкого отвращения к себе заполнило сознание. Пальцы не сразу нашли в потайном кармане шинели кольцо с неизвестными символами, которое он не с первого раза одел на палец, эти знаки мужчина нанёс под чутким руководством демоницы. «Какое?» спросил он внутренне боясь услышать ответ. «Справа от тебя у стенки» Пошатываясь от усталости, мужчина направился к телу. Это точно изгой или предатель? Он медленно повернул умирающего, на его лице был стилизованный знак Змея, ошибки быть не может. Облегчение было странным, по крайней мере, это точно один из врагов, вынимая штык нож из втулки думал Георг. Уроженец Астиса приложил кольцо к щеке врага, который был без сознания, губы начали шептать: -Керад ноз, гортали Нэрана Ки зориад. – после чего с силой вогнал нож в глаз противника. По его телу прошло странное холодное чувство, боль затопила мышцы, в голове раздался полный ужаса нечеловеческий крик, человек кричал отчаянно, ему вторил злобный смех. Голос затих, как будто захлебнулся ужасом. Нет, его ждала участь куда страшнее.«Либо я сожру твою душу, либо ты дашь мне другую» таково условие сделки. «Следующий в десяти метрах от тебя, лицом вверх не перепутаешь» с предвкушением произнесла спутница. Георг осмотрелся, все были заняты, ещё бы, после такой мясорубки, никому нет до него дела. Тяжело поднявшись мужчина направился к ещё одному телу, с стали стекала свежая кровь. Ноги заплетались, перед глазами на минуту всё помутнело, идти надо дальше. Жертва лежала на спине, голова слабо двигалась, тело казалось, окаменело. «Перебит позвоночник» произнесла Нэр в голове. Растрёпанный, в расстёгнутой шинели солдат грузно сел рядом с будущей пищей для демона. Изгой смотрел на него с ненавистью шипя : -За Змея!- с силой сплюнув кровью прямо в лицо Лоуну. Тот даже не стал вытираться, лишь мрачно хмыкнул, фиксируя голову парню: - Керад ноз, гортали Нэрана Ки зориад. – в этот момент в глазах врага мелькнуло понимание и ужас, его ждали не залы Кельтцкоатля, нет, его участь будет кошмаром наяву. Он попытался что-то сказать, штык вошёл в его глаз, снова в разуме раздался истошный вопль, алчный голодный смех. Теперь спутник демона вытер кровавый плевок с лица, медленно подымаясь. «На сегодня хватит» сладостно пропела спутница. Георг мрачно кивнул, пора было идти в госпиталь. На сегодня хватит, с него тоже.
Дым, тяжёлый чёрный маслянистый дым, подымался из многих точек, горели БМП и БТРы, обломки лазерных пушек валялись вместе с телами расчётов. За позициями Конгломерата тоже вился вестник смерти, не вся артиллерия пережила дуэли. Впрочем у изгоев ситуация была гораздо хуже, там дыма было в разы больше. Вот только врагов гораздо больше. Они не щадили своих при обстреле, только для того чтобы нанести максимальный урон армии Земли. В целом это логично, такие выродки как предатели никому не были нужны, вот от них избавились. В воздухе проревели самолёты, полное превосходство воздухе – это прекрасно. Хороший налёт может сорвать атаку или задушить её на корню. Предателей перебили, немало солдат конгломерата погибло, почти все были так или иначе ранены. Кто-то легко, кому-то повезло меньше. Убитых заменит пополнение, людей всегда хватает. Внимание Георга привлёк труп, который лежал лицом вниз, след от удара штыка в спину говорил обо всём. Вот такое безликое тело, человек жил двадцать или тридцать лет, возможно в счастливой семье, чтобы сначала стать рядовым, затем просто трупом на чужой планете. Лицом в грязь, заколотым в бесконечных рукопашных, застреленным в перестрелке, сожжённым огнемётом, разорванный гранатой, ещё кучей способов быть убитым на войне, которой не видно конца. Спутник Нэр остановился, зачем?! Ну, зачем всё это!? Кому нужно!? Кто выигрывает, за… перед глазами возник образ изгоя. Человека, который отринул всё, посвятив свою жизнь кровопролитию, убийствам. Они изменены внешне и внутренне, каждый из них с радостью убьёт солдата в бою, ребёнка в кроватке, женщину принесёт в жертву. Отчаянная злоба на тех, кто обрёк их на смерть. Столетия назад. Наверняка он убивал не только военных, женщин, стариков, детей, мужчин которые были не на фронте. Причины были самые разные, глупо сажать врача в окопы, учёного подавно. Каждый помогает, как может, в этом общем деле. Изгоям плевать, кого убивать, они зарежут любого, напоить своего Змея кровью, высшая ценность это человеческая жизнь, значит кровь его наиболее ценна. Безумие , да и только. Так погиб его отец, пытаясь их остановить, спасти сына, жену, соседей. Сделать так, чтобы безумие не докатилось до них, Ганс не хотел, чтобы они видели этот кошмар. Отец знал за что сражался, знал почему умер.У Георга такого понимания не было, в родном мире его ждали только бывшие подельники, которых он продал. Никто не ждёт, никто не думает о нём. –Какая жалкая жизнь.- проскрипел Лоун. «А, ты о чём?» спросила Нэр, она снова была в курсантской форме, стоя с задумчивым видом над телом убитого предателя, сложив руки за спиной. Мужчина невольно задержал взор на её фигуре, правда сам вид с которым она рассматривал распоротое тело вернул его к реальности. Так женщина изучает цветы в саду, а не искалеченные судьбы, оборванные жизни. Сразу отрезвило. Он продолжал идти уже не глядя на тела, демоница шля рядом своим прыгучим шагом, руки всё так же были за спиной. Она рассуждала как на прогулке в парке: «Никогда не понимала эстетику Кельтцкоатля, снятая кожа, каннибализм, острые зубы, деформация черепов, разрезание языков. Вот у Бастед например, мягкие изгибы, точные формы подчёркивание красоты человеческого тела, не тупой анимализм.» она перешагивала через трупы, пускай в этом не было нужды, ведь это было только в его разуме. - Возможно у вас разное представление об эстетике. «Да какая у мясников эстетика? Всё для Змея! Слава Кельтцкоатлю!» нараспев произнесла демоница ,пародируя мужской голос. «Это есть предел их мозговой, будь она там, активности»
Георг молча шёл рядом, Нэр уже шла по верху траншеи. «Знаешь, что мне нравится в людях? Вы такие забавные. Отрицаете свою тёмную сторону, постоянно ей следуя. Поколение за поколением воюете, сами же пишите об ужасах войны, столько песен, стихов, посланий, книг. Не надо этого делать! Там ад! Вот только никого это не останавливает, поколение за поколением, по любой причине, по любому поводу. За веру, идею, землю, деньги, причин много - результат один. Вы всегда найдёте причину, потом будете говорить, как были неправы, как вас обманули. А чего Вы ожидали? Неужели история ничему не учит. Вот только знаешь Георг, нет, ничему не учит. Каждое поколение считает себя самым умным, правители этим пользуются. Потом выжившие пишут стихи, книги, песни. Всё по новой, круг за кругом. Будь проклята жестокость войны, да Георг?» с улыбкой закончила она, изучая его глазами. - Ненавижу. – хрипло произнёс солдат, продолжая идти по траншее, залитый кровью, грязью, потом. С небес начал накрапывать дождь, влага снова заполняла всё. Сырость, сплошная сырость окопа…

-2
1089
20:00
мясорубки зпт
из под дефис
канцеляризмы
написанная кровью зпт выделить
зпт много пропущенных
пыльцы сцеплены в едва ли не умоляющем жесте что за пыльцы?
тошнит от «элитных спецназов»
больных чахрой что за болезнь такая?
Георг поставил на свою винтовку штык нож его деда штык-нож
его -кого?
доспех в стиле мифов древней Земли что за стиль? каких именно мифов? о черепахе и трех китах?
корявый неудобоваримый слипшийся, как комок недозаваренного комбикорма, банальный и скучный текст
Загрузка...
Мартин Эйле №1