Нидейла Нэльте №1

Кое-что в подарок

Кое-что в подарок
Работа №338

Марк стоял на вершине башни и смотрел, как расцвечивает аспидно-чёрное небо салют. Тёплые струи воздуха упруго били в широкую грудь, длинные волосы, не заплетённые в косы, развевались, подобно победному знамени. Марк был громаден, лицо суровое, в шрамах. Он нарочно оставлял эти знаки войны, женщинам это нравилось…

Аурелия была пятьсот сорок седьмой завоеванной планетой, аборигены только-только начали осваивать звёздную систему. Они летали на примитивных кораблях, травили друг друга на дипломатических миссиях. Марка привлекли междоусобицы, терзавшие царства. Ему нравились новые, захватывающие игры…

Но все в этом мире имеет конец, полчаса назад сдалось последнее царство, и он, Марк Непобедимый стал правителем всей планеты.

Игра закончилась.

Стихли последние залпы салюта, рассеялось свечение, впитываясь в звёздное пространство.

- Господин, кого назначить наместником? – раздался за спиной заискивающий голос Юни-Туира, Советника и Первого Помощника.

- Я слышал, младший бездельничает в провинции, - безразлично отозвался Марк, - пусть будет он. Теперь все сыновья при деле?

- Мудрость Господина так же велика, как и его слава, - полилась сладкая речь, - я немедленно вышлю катер за Кассандром. Будут еще распоряжения, мой повелитель?

Марк вяло пошевелил ладонью, отпуская Советника. Грустные мысли собрали на лбу складки. Торжественное шествие по Вселенной все больше напоминало ищущего развлечений юношу. За Марком тянулся шлейф славных побед. Он выиграл тысячу семьсот сражений, разрушил и построил шестьсот городов. Он превращал бесплодные земли планет в райские сады, опреснял океаны, сровнял с землей горы. Марк потерял счёт своим детям и внукам, они жили в разных уголках Вселенной и едва походили на него, Марка настоящего. Он сам плохо помнил свой истинный облик, так долго жил в разных мирах…

Он был могуч и всесилен. Но отчего-то перестали радовать победы. В системе Трехпалого Медведя Марк подхватил странную болезнь, и чтобы он теперь ни делал, это не приносило удовлетворения. Внутри владыки поселилась щемящая, жгучая тоска. Разочарование и безграничную печаль, вот что ощущал Марк, завоев очередной мир.

Отшельник, усохший старик, ростом с десятилетнего ребенка, рылся посохом в угасшем кострище. На звук шагов Марка старик не обернулся, хотя эхо каблуков с железными набойками старательно било в каменные своды.

- Тихого заката тебе, старче, - с почтением сказал Марк.

- Что тебе до меня, путник? – буркнул старик. – Иди себе, куда шел. Я уж и забыл, как звучит человеческая речь. Скажу что-нибудь не то, ты и обидишься…

- Я шел к тебе, - сказал Марк, - а обидеть меня, старче, трудно.

Старик повернул к Марку сморщенное кукольное личико. В ясных нефритовых глазах мелькнуло удивление.

- Управитель Аурелии, - пробормотал старик. – Слышал… слышал… честь, доблесть, несокрушимость… Зачем я понадобился светлейшему господину? У меня нет земель, которые можно завоевать, разве что эта сырая пещера, где можно схватить мерзкую простуду, от которой сгниют лёгкие…

Марк сел на корточки, чтобы быть со стариком одного роста. Но и так он был выше на целую голову.

- С какой ты планеты, старче?

Старик усмехнулся, скрюченные пальцы нарисовали знаки, языки огня лизнули обугленные поленья.

- И ты не здешний… господин…

- Тоска грызет сердце, - признался Марк, - жизнь немила стала… Веришь ли? Готов царство оставить и пойти, куда глаза глядят…. Да только везде одно и то же…

- Тоска – страшная болезнь, - пробормотал старик, - я ушел в отшельничество, искать ответы на свои вопросы.

- Нашел? – с надеждой спросил Марк.

- На свои нашел, - коротко ответил старик.

Марк вежливо промолчал. Старик, если когда и был могучий чародей, как про него говорили, сейчас явно выжил из ума. Ну, а он?Не безумство ли надеяться на чудо в этой первобытной пещере?

- Ты создал на Аурелии великую империю, люди поклоняются тебе, словно богу, - скрипуче заговорил старик. – Так было и на других планетах…

И хотя это было утверждение, Марк кивнул.

- Славную жизнь ты прожил, господин… Неужто твоя беда в пресыщении?

Марк вспомнил последнюю девушку Лису. Трепетную, нежную, сочную, как созревший персик… И Ладу, черноокую красавицу, косы, что змеи, она таяла в объятьях, и было сладко лишать ее девственности, наверное... Стоны, слова любви - всегда одно и тоже.

- От пресыщения есть хорошее лекарство, - сказал старик, - простая крестьянская работа, но ты, гляжу, уже попробовал… Трудно быть богом, когда нет равного тебе по силе…

- Откуда ты знаешь?! – пришёл в изумление Марк, - никто и никогда…

- Не говорил, что ты бог? – усмехнулся старик. – Послушай притчу, мой господин…

Когда-то во Вселенной не было ни звезд, ни планет, ни света, ни тьмы. Жило одно Существо, и Существо было – Бог, и Богом было каждое живущее в Существе.

Однажды Существо решило создать Вселенную из вещества. Так появились галактики.

И Существо решило, что это хорошо, и создало жизнь, и заселило планеты в галактиках. И делало оно это так: брало часть себя и заселяло созданный мир. Так Существо разъединилось…

- Да знаю я эту притчу, - нетерпеливо прервал Марк. – Мои предки, действительно, произошли от Бога, мы разлетелись по Вселенной, чтобы не мешать друг другу. Но остальные люди созданы, как рабочий скот, они для того, чтобы служить...

- Ты жаждешь игры, но тебе все доступно, ты всемогущ… А у них интересная жизнь, - пробормотал старик. – Люди ложатся спать и не знают, каким будет следующий день. Их бытие полно случайностей. Они живут одним днем, и это наполняет существование смыслом, нужно успеть вкусить всех радостей, кто знает, доживут ли они до восхода утренней звезды? Сердце тревожно поет в груди воина, возможно, он умрет, покрытый славой, или его будут ласкать как победителя плененные им же женщины. Кто знает? Конь хрипит, бьет копытами неприятеля, муж врезается в гущу врага, круша всех мечом… Сладка победа точно плод, взращенный под солнцем юга...

- Старик, ты прав! – вскричал Марк. – Это то, что мне не хватает! – у Марка загорелись глаза, как у ребенка при виде чудесной игрушки. – Как я хотел бы это получить!

- Всемогущество богов поменять на жизнь простого воина? – наивно спросил старик.

- Да! – воскликнул Мрак. – Если бы ты мог сделать это!

- Могу, - усмехнулся старик, - я еще кое-что помню из того, что умел когда-то…

Звездолет завис в атмосфере голубой планеты, Марк прильнул к иллюминатору, жадно разглядывая мир, в котором ему предстояло жить.

- Древняя Земля чем-то похожа на Аурелию, - равнодушно заметил старик, - дикая, много войн, мало порядка, жизнь кипит, тебе понравится…

Марк взялся за рукоять меча, воинственно расправил плечи. Он чувствовал необыкновенный прилив сил и нетерпеливое юношеское возбуждение… Как будто внутри закипала кровь. Такого он не ощущал давно…

- Это и называется – дышать полной грудью, - заметил со смешком старик. – Нравится?

- А как… это произойдет? – спросил Марк.

- Как… как… - ворчливо отозвался старик, - мое - слово, твое – согласие. Ничего в этой Вселенной не делается без обоюдного согласия... Еще напиток из растения, которое растет в пустыне этой планеты…

Песок перекатывался, пересыпался с места на место, образуя бесконечные дюны. Растительность была более чем скудная: редкие корявые деревца, не дающие тени, да колючие кустарники. Старик сказал, что это место - начало всех цивилизаций…

Марк поиграл мускулами, разогревая кровь, теперь он мог рассчитывать только на свою физическую силу и природную выносливость. Это ему нравилось, он спешил в город, разрабатывая стратегию покорения дикой планеты…

Через три дня Марк понял, что если он не найдет воду, то - погибнет. Он умел создавать пищу и влагу из окружающих веществ, разлагая их на атомы и соединяя в необходимые молекулы. Или синтезировать белок с аминокислотами непосредственно в своем теле. Но это было раньше…

Кожа обгорела и вспучилась, губы потрескались, кровоточили. Тело плавилось днем, ночью – обмерзало.

Когда не осталось сил идти – Марк пополз…

Он очнулся от протяжного рёва животного, горло обожгла тоненькая струйка воды. Марк тяжело задышал, пытаясь зубами вырвать источник живительной влаги.

- Не давайте ему пить много! - крикнул каркающий голос. - Мне не нужен дохлый раб!

Марк со стоном приподнял голову. Повозку с плетеным верхом тянули маленькие животные с длинными ушами. Рядом шли связанные одной верёвкой чернокожие голые мужчины.

- Кто ты? – в грудь Марка упёрся кнут.

Марк с недоумением уставился на простую, грубо вырезанную из дерева рукоять.

- Я господин Марк Непобедимый.

- Автул, тебе повезло! Ты подобрал принца! – загоготал в длинном одеянии женщины человечек.

- Мне все равно кто он! – огрызнулся Автул. – Зато - он воин! За него Луций отвалит денег не в пример больше, чем за всех твоих черномазых! Чего они могут твои чернолобые?

- Где я? – спросил Марк, переводя глаза с кнутовища на человека, которого окликали именем Автул.

- В руках судьбы! – важно заявил Автул. – Ты силен, как бык, хотя и сильно исхудал. И ты умеешь драться. Я никогда не ошибаюсь в людях. Ты будешь лучший на арене!

Марк почувствовал, как рушится небо, и придавливает его своей тяжестью.

- На арене? – неверяще переспросил он.

- Ты – будущий гладиатор! – сказал Автул. - Рим полюбит тебя! Тебе будут рукоплескать с трибун, а женщины осыпать стражу золотом, прося свидания с тобой.

- Гладиатор, - с горечью прошептал Марк, - об этом ты мне ничего не сказал, старик…

Увий Кааб спрятал межгалактическую кредитку во внутренний карман комбинезона. Любовно погладил скользкую, отливающую металлом материю. Поерзал, устраиваясь поудобнее, в кресле, которое было для него большим.

- Аурелия теперь ваша, - сказал Увий. - Ни один из сынов Марка не способен защитить даже свой город. Марк забрал у своих детей все их победы… Они способны лишь на то, чтобы разводить коз… Забросите меня домой, капитан?

- И что у тебя дома? Жена, дети? – хохотнул довольный своей шуткой Дада, второй пилот звездолета из эскадрильи императора Крискентиана.

Увий не обиделся, другого от общества штурмовиков он и не ждал. Жители его планеты походили на старичков: сухонькие, сморщенные, точно печеные яблочки. Только по глазам можно было определить настоящий возраст. У молодых глаза ясные, цвета зеленого нефрита.

- Ты ничего не рассказал, Кааб, - недовольно заверещал Дукс, капитан звездолета, - как тебе удалось заманить Марка в ловушку?

- Я рассказываю, вы доставляете меня домой, - хитро улыбнулся Увий.

Дукс на мгновение наморщил зеленый складчатый лоб. Кожистые крылышки за спиной затрепетали от усилия мысли. Приказа лететь в систему Тоолоба не было, не ближний свет, но и рассказ Увия услышать хотелось…

- Идёт! - цокнул Дукс.

- Сначала разгони звездолет, - засмеялся Увий, - знаю я вас, зеленых…

- Хитрый ты, Кааб. Везде свою.выгоду найдёшь.… Не томи мои три сердца, начинай говорить!

Дукс от нетерпения подпрыгнул в кресле.

- Одного не пойму, - задумчиво проговорил Увий, - зачем императору нужна Аурелия? На кой ляд она ему? Скрещивание с этой расой не удастся, другой генетический код, аурелианцы - народец беспокойный, хлебнете с ними…

- Никто не смеет обсуждать решения императора! - Дукс показал желтые клыки, - Крискентиан – самый мудрый и самый могущественный император!

- Я разве спорю? – Увий примерительно вскинул крохотные ладошки. – Я так, любопытствую… Мне ж интересно…

- Рассказывай про Марка! – щелкнул зубами Дукс. – Как заманил Непобедимого в ловушку?

- Я разве ещё не сказал? – всплеснул Увий детскими ручками.. – Он сам пришёл, я всего лишь дал то, что Марк искал: острые ощущения и опасную жизнь на дикой планете.

- И он не вернется? – недоверчиво спросил Дада.

- Я не новичок в этом деле, - обиделся Увий. – Полгода такой жизни, и Марк забудет кто он и откуда. – Увий хихикнул. – Я оставил господину одну способность: забывать то, о чем не хочется помнить… Они все забывают… Тяжело это: был князь, а теперь – в грязь...

Дукс недоверчиво зашуршал крыльями.

- На Земле много таких героев, и ни один еще не вернулся оттуда, - с чувством превосходства заявил Увий.

Межгалактическая кредитка уютно устроилась в потайном кармашке. Приятно было осознавать себя очень богатым существом. Но более всего – грела мысль о хорошо выполненной работе. Увий Кааб был профессионал в своем деле...

+2
315
14:55
От текста странное ощущение недосказанности, как будто вырезали каждое второе предложение. Вроде и перескоков сильных нет, но и завершенности мысли тоже.
превращал бесплодные земли планет в райские сады, опреснял океаны, сровнял с землей горы.

Разные виды глаголов — превращал, опреснял — что делал, несовершенный сровнял — что сделал, совершенный. В таком перечислении скорее более выгодно будет «ровнял горы с землей»…
сморщенное кукольное личико
, кукольное личико — устойчивый образ, обычно это большие глаза, бледная кожа, розовые щеки, маленький носик, пухлые губки — ну короче, все, что ассоциируется именно с куклой. Чаще о девушке или о юноше, если нужно подчеркнуть его миловидность. Иногда с подтекстом мол пустышка. Тут же и устойчивый образ рушиться и новый не создается. Ибо морщинистая кукла — представляется довольно жуткой, но есл инадо сделать акцент на том, что старик страшный, то почему бы не описать это? А если не надо, то зачем плодить сущности.
Тексту точно не хватает хоть каких-то разделителей, хотя бы "***".
Диалоги как и текст кажутся недосказанными. Вроде много чего говорят, а все так мм метафорично что ли — как будто нельзя героям прямо в лоб проблемы обсуждать, все вокруг да около.

загоготал в длинном одеянии женщины человечек.

более ровно будет: «загоготал человечек в длинном одеянии женщины», а если это действительно важно, то лучше сделать акцент тпиа «в длинном, словно женском, одеянии» или " в длинном одеянии, так что внешне его было не отличить от женщины" — примеры на коленке.
Кстати второй блок диалога, в звездолете, вполне себе живой и интересный. Разве что по факту Увий не ответил на вопрос как он Марка одолел. Ну сказал про ловушку и все, вряд ли его собеседникам, которым было действительно это интересно, такой отговорки хватило.

В целом ощущение от рассказа — превышенные ожидания. Автор в самом начале задает масштаб, придумывает и героя и историю ему, какие-то маркеры мира типа специфического приветствия. Ведет историю довольно прямо с понятной идеей и моралью, а потом оп — и сюжетный поворот аки рояль.
До конца рассказа два абзаца, а мы получаем и оппозицию (довольно мощную, судя по всему), и интригу, которой как бы не было, но вот она. Вот это действительно: «ничего не предвещало».
Тут какое дело, если не давать зацепок интриги в тексте раньше, то такая развязка — кулаком в глаз, вообще не понятно зачем и почему, если давать зацепок слишком много — тоже не хорошо, исчезнет напряженность и не будет удовлетворения от развязки. В этом рассказе — первый вариант. Развязка внезапно и кажется перегруженной.
Найти бы золотую середину.
05:34
Он нарочно оставлял эти знаки войны, женщинам это нравилось… эти/это
Марка привлекли междоусобицы, терзавшие царства. не верю, что монархии способны дорасти до межпланетных перелетов
Старик, если когда и был могучий чародей космические полеты и какое-то замшелое чародейство?
Конь хрипит, бьет копытами неприятеля, муж врезается в гущу врага, круша всех мечом… космические перелеты и архаическое убожество мысли
загоготал в длинном одеянии женщины человечек. коряво и неграмотно. надо «загоготал человечек в длинном одеянии женщины».
финал откровенно слит
почему Увий не разговаривает в стиле Мастера Йоды?
Загрузка...
Надежда Мамаева №1