Ольга Силаева №1

Заблудший путник

Заблудший путник
Работа №350

Языки пламени жадно нападали на только что подкинутые дрова. Эта борьба сопровождалась едва уловимым треском огня сквозь закрытую дверцу камина. Хозяин очага подвернул черный балахон и с явным наслаждением уселся в кресло:

- Ну, теперь мы точно не замерзнем. Этот дождь в последнее время не дает покоя.
Яркая молния на секунду осветила замерзшее лицо гостя. Не похоже, что его обеспокоенность можно было списать на гнев природы.
- Давно нам не доводилось пообщаться, мой юный друг, - продолжил хозяин очага, - что же стало причиной твоего прихода спустя столько лет?
Гость ответил не сразу, какое-то время вдумчиво подбирая слова:
- За последний десяток лет моя жизнь сильно изменилась, я переехал в другой город, выучился… В общем, многое переосмыслил и открыл для себя новую истину, с которой жил какое-то время. Но недавно я столкнулся с чем-то необычным, с тем, чего не могу объяснить.
- Что тебе довелось увидеть?
- Не увидеть, - гость покачал головой, - услышать, - последовала пауза, после чего он продолжил. - Это необычный случай в моей практике. Знаете, дело в том, что я не уверен в невменяемости пациента. У него однозначно есть нарушения, но сказать, что он безумен, я не могу. Именно поэтому я и пришел к Вам.
- Расскажи мне, - едва заметно прищурившись потребовал хозяин очага.

Гость облизал губы, сглотнул, затем снова облизал и неуверенно начал:

- Его нашел дальнобойщик, зайдя в часовню на рассвете. Там-то и оказался наш пациент, лежащий у алтаря, в луже крови и сжимающий какую-то книгу. Впоследствии стало понятно, что порезы он нанес себе сам. При госпитализации он очнулся, но в этот день понять что-то кроме того, что он агрессивный и буйный, не получилось. Со слов мед персонала он вырвал подсвечник и кричал во все горло «Мое время еще не пришло, вы меня не заберете», яростно отмахиваясь от всех. Тогда-то и стало понятно, что у пациента проблемы с психикой, и его направили к нам в стационар. Когда я пытался произвести осмотр, пациент был сильно перевозбужден, тогда мы вкололи успокоительное и решили подождать. В итоге, спустя какое-то время он более или менее успокоился, но на контакт категорически не шел. Затем выяснилось, что мы усилили его внутренний диссонанс, забрав книгу. Он обвинял нас в том, что мы посланники дьявола и не хотим, чтобы его душа спаслась. Тогда мы предложили помощь местного священника, на что пациент ответил: «Вас там не было, вы ничего не знаете, мне никто не сможет помочь. Верните мне мою библию, у меня еще есть время». Тогда было принято решение вернуть его потерю… Спустя какое-то время он успокоился, и впоследствии мне удалось вывести его на контакт.
- И что же он поведал?
- Ну, я начал разговор из далека… и тут уже оказались проблемы. Пациент считал, что ему двадцать семь лет, хотя на вид ему можно было дать не меньше шестидесяти, и утверждал, что сейчас 1977 год.
- Хм, тяжелый случай.
- Все самое интересное началось потом, когда я попытался восстановить цепочку его последних действий.
- Что побудило искалечить самого себя и прийти в часовню?
- Да, - вздохнул гость, - сначала было тяжело, он был очень непоследовательный и постоянно твердил, что выдержит любое испытание и никогда больше туда не вернется… Но в итоге мне удалось собрать все обрывки и сложить их в одну историю. Но так до конца и не понятно, что побудило его зайти в эту пещеру, какая-то навязчивая идея или голоса… Ох, простите, я и сам непоследовательно говорю.

***

Весенним днем путник отправился в лес за грибами. Он не планировал далеко уходить, но в низине не удалось найти желаемого. Тогда, слегка отклонившись от первоначального курса, он по звуку вышел к реке. Утолив жажду горной водой, путник обнаружил целую цепочку из грибов, которая тянулась все выше вдоль потока. Забив рюкзак до отказа, путник решил не останавливаться на достигнутом. Вытащив пару пакетов, он оставил рюкзак на поляне и отравился дальше.

При выходе на опушку путнику открылся живописный вид на водопад. Но сквозь поток просвечивалось что-то… Кажется, там был вход в пещеру. Любопытство или навязчивая идея побудила путника зайти в пещеру. Пройдя сквозь поток воды, он решил осмотреться. Пещера была непримечательная… Не считая каких-то странных наскальных рисунков. Устав рассматривать сцены насилия, путник присел и непроизвольно уснул.

Его разбудил тихий шепот, как будто кто-то повис над ним и просил о помощи. Но когда путник открыл глаза, стало понятно - мольба исходит из недр пещеры. Как позже сам заявил пациент, к числу храбрецов его отнести нельзя, но и простить себе трусость он бы не смог. Поэтому, обнажив перочинный нож и включив фонарь, который очень кстати оказался в куртке, путник последовал в глубь бездны.

Свет, озаривший пещеру, придал путнику уверенности. Решительными шагами он продвигался вперед. Вторжение незваного гостя явно осталось незамеченным, так как через несколько десятков шагов горизонтальная поверхность сменилась наклоном, и ботинки то и дело задевали камни, которые с шумом устремлялись вниз, в бесконечность. Поэтому путник остановился и, набрав побольше воздуха в легкие, прокричал:

- Кто здесь? Вам нужна помощь?

Тишина томила, и он уже хотел развернуться и бросить это дело, но тут до него донеслись обрывки:

- Тут… помогите…

Голос как будто стал дальше. Путник ускорил шаг, а пещера тем временем расширялась. Света от фонаря уже не хватало, очертания стен пропадали. Беспокойство путника росло, как бы не заблудиться на обратном маршруте. Но тут вмешался здравый смысл, ведь если сейчас спуск, то на обратном пути нужно будет просто подниматься вверх.

Размышляя об этом, путник на секунду потерял связь с реальностью и, не заметив булыжника под ногой, споткнулся, после чего стремительно покатился вниз. Он крутился и крутился. В какой-то момент резкая боль в руке заставила забыть обо всем. Затем яркая вспышка, удар, и вот он неподвижно лежит, тяжело дыша.

Все тело саднило. Теплая кровь струилась из глубокого пореза на руке, виной этому был перочинный нож. Но он пропал, точно так же, как фонарь и надежда на то, что удастся найти обратную дорогу.

Заблудший путник перевел дух. Панике поддаваться нельзя, поэтому он отстраненно, как будто бы это происходит не с ним, встал на четвереньки и попытался определить направление к выходу. Но тут возникли проблемы, так как дно пещеры стало относительно горизонтальным. Тогда он пополз, не меняя направления, в надежде, что рано или поздно он наткнется на одну из стен пещеры, по которой уже сможет сориентироваться.

Было ощущение, что прошла целая вечность, обстановка не менялась. Всюду сплошные острые камни, которые разорвали в клочья штаны и оставляли отметины на коленях. Постепенно паника завладевала путником, ведь никто из близких понятия не имел, куда он направился. Сердце бешено колотилось, виски пульсировали. Тогда он остановился и, перевернувшись на спину, попытался успокоиться.

Спустя какое-то время страх удалось подавить.

Радости не было предела, когда, открыв глаза, путник заметил в дали едва пробивающийся свет. Сердце бешено заколотилось в предвкушении свободы. С каждым метром свет становился ярче. Уже можно было различить очертания своих рук, и это дико придавало сил. Поэтому, встав на ноги, путник стал уверенно продвигаться, но, окрыленный скорейшим возвращением, не придал значения тому, что дорога ведет вниз.

Неожиданно послышались какие-то слова, разобрать которые не получалось. Путник инстинктивно замедлил шаг, хотя голос был мягким и не выражал агрессии. Очертания стен становились четче, проход сужался, уровень наклона рос. Перебирая руками влажные стены, он случайно ухватил что-то приятное и гладкое. С опаской проведя рукой вперед и осознав, что это перила, он успокоился. Через пару шагов появились ступеньки, которые освещались цепочкой из ламп.

В одно мгновение все встало на свои места. По всей видимости путник случайно забрел в рабочую шахту с черного входа, а голоса, которые до него доносились, были всего на всего неотъемлемой частью рабочего процесса. Так же, вероятно, заблудился и один за рабочих, на чью просьбу откликнулся путник.

Ступеньки закончились, дорога вела просто прямо. Желая скорее выбраться, путник трусцой устремился вперед. Спустя несколько поворотов открылся неожиданный вид с обзорной площадки. И это была далеко не шахта, это было метро.

Но как метро может находиться в горах? Быть может, это секретная военная база, и по этим туннелям передвигается высокопоставленная политическая элита? Но такие секреты не должны знать простые смертные, если в таком месте схватят, то тут же и закопают. В таком случае надо бежать отсюда. Но куда? Возвращаться в темноту желания не было.

Прикидывая возможные варианты и параллельно анализируя обстановку, путник пришел к выводу, что станция заброшена. Кругом висела паутина, под ногами валялся мусор и хлам, а центральная люстра вообще не горела, лишь тусклый свет вдоль рельсов освещал станцию. Тогда он решил спуститься по эскалатору и идти по рельсам до следующей станции в надежде, что там будет удобный выход на поверхность. Но, к удивлению, стоило ему ступить на эскалатор, как раздался скрежет, загудели шестеренки, ступенчатая дорожка ухватила и быстро опустила вниз.

Оказавшись в зале, путник обнаружил только одно направление железных путей. Подойдя к информационной стойке в центре зала, он понял, что железное полотно циклично и имеет девять станций. Разобрать название остановок не получилось, так как они были написаны на непонятном языке.

Неожиданно раздался мерзкий скрежет, который проникал в голову до основания, несмотря на то что путник стремительно заткнул уши руками. Но через какое-то мгновение этот гул сменился приятным мягким голосом, который оповестил «Внимание, поезд прибывает».

Испуганный путник метнулся обратно к эскалатору. Шестеренки загудели вновь, отдавая горелым маслом. В углу на электрическом щите, едва отгоняя темноту, горела красная кнопка «Стоп». Путник резко зажал её, но вместо ожидаемой остановки ступенек красная кнопка ответила высоким разрядом, отбросив на пару метров. Эскалатор закрутился еще быстрее. Тогда, набрав разгон побольше, он преодолел около половины пути, прежде чем железное полотно откинуло обратно. Растерянно мотаясь по платформе, путник не придумал ничего умнее как спрятаться за колонной.

Плитка под ногами сильно вибрировала, сотрясая пыль. Грохот смешался со скрипом, гудели тормоза. Уже была видна пасть поезда. Одна фара разбита, другая нервно мигала, давая понять, что работать ей оставалось не долго. Краска на обшивке была обуглена, а местами исцарапана, как будто кто-то гнался за поездом, желая его остановить, или, быть может, догнать и уехать, этого путник не знал. Он знал только одно – не стоило спускаться в эти катакомбы. Вжавшись в колонну и жалея о своем выборе, он мечтал исчезнуть.

Протяжный скрежет сменил тихий звук открывшихся дверей, после чего последовало затишье. Прошла целая вечность, прежде чем приятный мягкий голос пропел «Осторожно, двери закрываются, следующая остановка Платформа…». Двери закрылись. Сотрясая стены, поезд скрылся.

Убедившись в том, что никто на платформе не вышел, путник спустя какое-то время вышел из своего убежища. Немного пройдясь, он уселся на лавочку с печальными мыслями, в такой передряге ему не доводилось бывать. Все это походило на какой-то бредовый сон. Тогда, закрыв глаза, он дал себе мысленную команду «Проснись, ты должен проснуться!». Это было бессмысленно, в воздухе по-прежнему стоял запах горелой резины вперемешку с сожжённым маслом, а порез на руке продолжал ритмично пульсировать.

Открыв глаза, путник столкнулся с новым испытанием. Рядом кто-то сидел. Силуэт был неподвижен и никакого интереса к окружающему миру не проявлял. Какое-то время путник занимал такую же позицию и не осмеливался повернуться к незваному гостю, но это было глупо. Собрав последние капли мужества, он резко повернулся.

Вблизи сидел старик, игнорируя испуганный взгляд путника, только рука, державшая флягу, нервно тряслась. Его пальто было разодрано, лицо усеяно ожогами и ссадинами, а взгляд направлен в пустоту. Путник решил взять инициативу в свои руки и, пытаясь выдавить уверенный голос, спросил:

- Что Вы здесь делаете?

Старик не ответил, его лицо по-прежнему излучало страдания.

- Как отсюда выбраться?

Глаза старика забегали в разные стороны, этот вопрос не оставил его равнодушным.

- Выбраться? А тебе здесь не нравится?

- Ну вообще-то...

- Это очень хорошее место, - перебил старик, - тихое место. Место, в котором никого нет. Цени это. Так не всегда.

Сначала едва уловимо завибрировал пол, затем посыпалась пыль с потолка, и вот уже с дряхлых стен кусками начала падать штукатурка. Гул становился сильнее. Ввиду предыдущего опыта путник сразу заткнул уши руками, но это не помогало. Старик же по-прежнему сидел неподвижно, только коротким движением смахнул стекающую из уха кровь.

Спустя целую вечность ужасный скрежет сменился на приятный голос «Внимание, поезд прибывает». Но сейчас, после объявления о скором прибытии поезда несколько секунд стоял непонятный гул, похожий на неисправность аппаратуры, после чего раздался мерзкий насмехающийся голос «Торопитесь, если не хотите быть съеденными бешеными псами».

Нахмурившись, старик пробурчал:

- Время обеда пришло.

Повеяло теплым ветерком, который нес за собой запах жареного мяса, тормоза трещали. Раскаленный поезд остановился, отдавая жаром.

Заблудший путник внимательно всматривался в проходящие вагоны. Они были пусты. Двери открылись, и приятный голос оповестил «Внимание, посадка начинается». Тогда он встал на проходе, внимательно рассматривая начинку поезда, который был непримечательным, но от него веяло каким-то злом. Голос вновь оповестил «Внимание, посадка заканчивается». Издалека стали доноситься голодные завывания вперемешку с ярым лаем, от которого кровь стыла в жилах. Потерянный путник обернулся напоследок, старик сидел там же.

- Эй, надо ехать! – прокричал путник. Но старик по-прежнему оставался безучастным. Сжалившись над оборванцем, заблудший путник попытался затащить старика в вагон. Но тот был сделан как будто из камня.

- Поднимайся, ты ведь не хочешь быть сожранным! - уже не без паники нарушил наступившую тишину голос путника. Но старик поднял свои больные полные безысходности глаза и прошептал:

- Лучше тут, чем там.

- Нет!

- Да, - клешня старика резко вцепилась в запястье. Путник попытался отступить назад, но железная хватка не отпускала. Старик вытащил нож из-за пазухи. Осознавая свою безысходность, путник вжался в пол, предвидя скорый конец. Но старик лишь разжал кулак своей жертвы и вложил нож в ладонь. Лай становился все сильнее.

- Сделай это, когда придет время! – прохрипел старик.

Хватка ослабла, и путник извернувшись резко метнулся в уже закрывающиеся двери, выронив нож. Тяжелые двери прижали незваного гостя. Послышался звон металла, нож, ударившись об плитку, отскочил и упал под рельсы. Собравшись путник сделал мощный рывок, после чего удалось прибиться внутрь. Порез на руке стал кровоточить сильнее. Приятный голос оповестил «Поезд начинает движение, следующая остановка - Платформа грешников 69»

В салоне стоял затхлый запах гари, с каждым вздохом виски пульсировали сильнее. Поезд неспешно тронулся, и путник бросил последний взгляд на платформу. Из-за закрытого стекла не получилось разобрать последние напутствия старика, но посыл был явно нехорошим. Через несколько мгновений путник с ужасом осознал, это не напутствия, это крики боли. Что-то невидимое разрывало плоть старика в клочья, из предплечья хлестал фонтан крови, обрубок руки лежал на грязной плитке и ритмично подергивался. Кто-то утолял свой голод. Еще целой второй рукой старик допивал последние капли из фляги. Путник смотрел завороженно, не отрываясь. На мгновение их взгляды встретились, старик обреченно покачал головой. Поезд скрылся.

Ноги дрожали и подкашивались. Путник с трудом дополз до сидений. Все это походило на какой-то кошмар. Тогда он закрыл глаза и мысленно прошептал «Надо проснуться, проснись, пожалуйста, проснись скорее». Но шум бежавшего поезда не прекращался. Он в этом поезде, и это реальность, которая есть, и больше ничего.

Открыв глаза, путник с изумлением разинул рот. Обстановка поменялась. Теперь на стенах висели пыльные ружья вперемешку с саблями, а рядом с ними прибиты черно-белые фотографии, на которых были изображены какие-то горцы. Перегородки между вагонами пропали, теперь это было одно бесконечное купе, конца которого не было видно.

За спиной послышалось громыхание вместе со скрипом колес. Путник обернулся. Навстречу двигалась девушка, толкая телегу. Эта ситуация уже граничила с абсурдом, но внимание путника полностью переключилось на длинноногую брюнетку. Любуясь ей, он непроизвольно растянулся в улыбке. Неожиданно она перехватила взгляд и оскалилась в ответ. Но это длилось недолго, она перевела внимание на другого пассажира, сидевшего в нескольких метрах от двери.

- Сэр, Вам повторить? – спросила брюнетка.

- Да, - откашливаясь ответил дедуля, - запишите на мой счет.

- Сэр, боюсь, что величина допустимого кредита превысила свое максимальное значение, - с широкой улыбкой ответила девушка.

- Ну как же так? Я Ваш постоянный клиент, сделаете исключение.

- Сэр, я бы с радостью, но не могу. Такова политика компании.

- Ладно, – задыхаясь сказал дед. - может быть, тогда кто-нибудь из настоящих джентльменов захочет меня угостить?

- Боюсь, что здесь таких нет, – скептично заявила брюнетка.

- Вот дерьмо, - помедлил дедуля, - ладно, сколько я Вам должен?

- Так-так… За эту поездку Вы уже взяли шесть стопок, а за прошлую - десять. Итого у нас выходит тридцать два удара.

Пассажир возмутился:

- Да как же так, что за цены? Раньше пятый повтор был бесплатным.

- Вы что-то путаете, сэр, - заявила девушка голосом терпеливой мамаши.

Но дедуля не сдавался:

- Нет, я не согласен. Кто сейчас администратор? Позовите его. Я точно помню, что раньше было дешевле.

- Дешевле, не означает бесплатно. Я никого не буду беспокоить из-за такой ерунды. Если Вы больше не хотите пользоваться нашими услугами, так и скажите, а расплачиваться все равно придется только уже с процентами, - заверила девушка.

Дед запыхтел:

- Ну ладно, черт с тобой. Но прежде чем я расплачусь, повтори.

Брюнетка наклонилась и пропела на ухо клиенту:

- Он всегда со мной.

Ужасу путника не было предела, когда из-за задранной юбки девушки ему довелось увидеть длинный заостренный хвост. Но это был не весь сюрприз, за спиной торчали крылья, которые местами были прожжены. Похоже это была суккуба, адское отродье.

Дед залпом выпил. Суккуба отстегнула от пояса плетку и расплылась в улыбке. Рассекая воздух, хлыст вонзился в плоть. Раз. Два. Три. Пассажир даже не пискнул, только слегка зажмурился на последних ударах.

Закончив, суккуба пристегнула хлыст обратно и, покатив телегу, стала продвигаться вперед. Путник закрыл глаза и вновь попытался проснуться, но теплое дыхание, исходящее от суккубы, рассеяло все надежды.

- Чего желаете, сэр?

Путник неуверенно замямлил:

- Ээ, мне ничего не нужно.

- Ну как же так? Водку? Виски? А может быть, черный русский? И кстати, мой спектр услуг не ограничивается алкогольной продукцией, – подмигнув, она положила руку гостя на свое бедро. Мимолетное желание быстро угасло, стоило коснутся хвоста. Отдернув руку, он попятился. Суккуба запела обиженным голоском:

- Сэр, тут нет ничего постыдного, у каждого свои специфичные вкусы.

Путник еще больше растерялся:

- Ну нет… я не хочу.

Улыбка суккубы сменилась хищным оскалом:

- От меня не скроешь свои темные желания, они есть у всех, и я вижу твои! – в её глазах вспыхнул огонь, который зачаровывал и манил. Заблудший путник с глупым лицом потянулся обратно. Но поезд резко затормозил и, ударившись спиной об кресло, пассажир вернулся в реальность.

Информатор оповестил «Платформа грешников 69, следующая остановка - Котел мучеников. Внимание! Котел мучеников уже рядом». В открывшиеся двери хлынула беспорядочная толпа людей. Суккуба с тоской смотрела на новых пассажиров, но когда двери закрылись, она вновь с интересом переключилась на незваного гостя:

- Сладкий мой, а ты на какой станции выходишь?

Путник попытался сделать уверенный голос, но вышло не очень убедительно:

- Да мне вообще-то обратно надо ехать…

- Нет, ты что-то путаешь, поезд едет только в одном направлении.

- Ну, значит, я до конца, что ли…

- Очень на это непохоже, - суккуба щелкнула пальцами, и в её руках появилась записная книжка, - Да-да, знаю, не смотри на меня так. Я не могу всех запомнить, - пожав плечами, она стала листать тетрадку, - ничего не могу поделать… Хм, а тебя нет в списках.

- Но Вы ведь даже не знаете моего имени, – озадачено пробурчал гость.

Суккуба хищно уставилась на пассажира:

- Я не на имя смотрю.

Путник решил попытаться проявить инициативу:

- В общем я это, на следующей станции выйду, не буду же я вечно кататься, - заявил путник, с трудом подавляя панику.

Суккуба перестала скалиться и строго сказала:

- У нас так не делается. Я переговорю с руководством, и мы решим, что делать дальше, – она подмигнула, кивнула и, оскалив зубы, пошла в обратном направлении, плавно покачивая бедрами, а хвост покорно следовал её движениям.

Поезд затормозил в очередной раз, и громкоговоритель вновь оповестил «Котел грешников».

Двери открылись, и какая-то часть безумной толпы вывалилась. Путник сделал попытку выбраться, но слишком поздно сообразил, и встречная толпа протолкнула его обратно. Двери закрылись. Информатор сообщил «Следующая остановка - Эшафот блудниц. Внимание! Эшафот блудниц уже рядом». Поезд тронулся, и пассажиру ничего не оставалось, как сесть обратно. Большая часть мест была занята, поэтому, втиснувшись между какими-то мутными типами, путник вдруг услышал обрывок странного разговора:

- Вы знаете, сегодня чудом успел на поезд! Еще мгновение, и пришлось бы ехать на следующем.

- Но так нельзя, это не по правилам, – директивным тоном заявил его оппонент.

На секунду собеседник задумался, после чего поднял руки и, пытаясь подавить безумный смех, загоготал:

- Да, я знаю, но что поделать, меня задержал парикмахер, слишком долго стриг мои пальцы! – уже не сдерживая смех, пассажир стал размахивать культяпками.

Капли свежей крови забрызгали лицо путника. С негодованием вытерев кровь рукавом свитера, пассажир решил, что лучше постоит где-нибудь подальше, один. Но стоило встать, как кто-то резко отдернул его за плечо:

- Из-за Вас я проехал свою остановку, и где мне теперь выходить?

Путник обернулся. Рядом стоял пассажир, выпучив белые глаза куда-то в сторону. Видимо слепой. Но заблудший путник не успел объяснить ощущения по поводу собственной дезориентации, как в разговор вписался другой пассажир:

- Это серьезное нарушение, сейчас вызову администратора, – он нажал красную кнопку, которая обычно служит связью с машинистом, и поспешил отойти.

Все вокруг обволокло туманом. Но исчез он так же быстро, как и появился. Теперь суккуба стояла вместе с каким-то серьезным узкоглазым карликом, разодетым в деловой костюм.

- Сэр, объясните свою проблему, будем рады Вам помочь, – заявил важным тоном карлик.

- Я проехал свою остановку, – ответил слепой.

- И как же так получилось?

Слепой вытянул грязный палец и стал тыкать в заблудшего путника:

- Это он виноват, это из-за него я не смог выйти!

- Где Вы должны были выйти, сэр?

- «Котел грешников».

- Хм, бывает и такое, – карлик на секунду задумался, – мы приносим свои искренние сожаления, разрешите угостить Вас выпивкой за наш счет, разумеется.

Слепой задумался и, почесав затылок, уже более спокойным тоном ответил:

- Да, пожалуй.

Суккуба щелкнула пальцами, и из ниоткуда появилась телега:

- Водку, виски, а может быть, черный русский?

- Б-52, будьте добры.

Суккуба расстроенным тоном стала оправдываться:

- К сожалению, один из необходимых ликеров у нас закончился.

Слепой нахмурился.

- Тогда черный русский, – суккуба щелкнула пальцами, и в её руке оказался поднос с коктейлями, - так-так, осторожно, я Вам помогу, сэр, – она бережно вложила коктейль в руку слепого. Когда слепой сделал первый глоток, суккуба вопросительно покосилась на карлика, а тот положительно кивнул. Молниеносным движением она сняла плетку с пояса и неожиданно зарядила пассажиру по лицу. Слепой пошатнулся, и стакан со звоном разбился.

- Так-как, - заговорил карлик авторитарным тоном, - Вы проехали свою остановку, но маршрут в обратную сторону у нас не предусмотрен, так что, думаю, Вам стоит выйти на платформе «624 слезы».

Суккуба возразила:

- Он уже узрел «Лик Ада» и будет не в состоянии оценить всю атмосферу.

Карлик лучезарно посмотрел на провинившегося пассажира:

- Это легко исправить, - его рука, плавно раскачиваясь, подплыла к лицу слепого. Затем карлик сделал пару таинственных движений, и мертво-белые глаза вновь наполнились жизнью. - Вот так, - жестом он наклонил прозревшего к себе и стал заботливо рассматривать свою работу, как будто перед ним любимый пациент, – отлично.

Но у прозревшего с ужасом забегали глаза:

- Нет, только не «624 слезы».

- Сэр, я понимаю Ваше негодование, но Вы проехали свою остановку, а это недопустимо. Но как видите, мы смогли найти решение Вашей проблемы. Теперь уже ничего не поделаешь, - пожимая плечами заявил карлик.

- Нет, вы не понимаете, я специально лишился глаз, чтобы больше никогда не видеть! Не видеть всего этого ужаса! – заорал прозревший.

- Мы догадались, – суккуба явно наслаждалась моментом.

Прозревший в панике забубнил:

- Я прошу Вас, не надо. Уж лучше внесите меня в список всех станций! Но только не «624 слезы»! Еще раз я этого не выдержу! Я сойду с ума так же, как все остальные, – умолял он.

- Именно этого мы добиваемся, - заверил карлик, - думаешь ты особенный? Решил, что сможешь вечно абстрагироваться? Нет. В действительности, рано или поздно ты начинаешь видеть правду. И сейчас пришло время тебе прозреть до конца.

- Но за что мне все это? – в отчаянии спросил наказанный пассажир.

Карлик развел руками:

- Вы сами в этом виноваты.

Прозревший перестал хныкать, вытянул свой грязный палец и, указывая на заблудшего путника, с ненавистью заявил:

- Неправда, это он виноват. Он преградил мне дорогу!

Карлик уставшим взглядом посмотрел на незваного гостя и спросил:

- Это и есть тот пассажир?

- Да, – ответила суккуба.

Карлик на секунду задумался:

- В общем, сделаем так: пятьдесят ударов жалкому прозревшему глупцу, быть может, это научит его нести ответственность за себя и свои поступки, - он жестом наклонил суккубу и тихо сказал, - Пожестче с ним.

Суккуба обрадовалась и, пытаясь сохранить серьезный тон, ответила:

- Да-да, конечно.

А карлик все хмурился. Видимо, вердикт, вынесенный ранее, его не устраивал:

- И знаешь, я думаю, после «624 слезы» ему стоит посетить «Колодец мук», если от него, конечно, что-то останется, - довольный своим вердиктом, карлик залился зловещим смехом.

Побелев, прозревший замер в оцепенение.

Поезд замедлил ход. Суккуба взяла провинившегося под руку, толпа расступилась. Двери открылись, и они вышли. Затем голос оповестил "Следующая остановка - Ведьмин костер. Внимание! Ведьмин костер уже рядом».

Поезд начал движение. Путник провожал взглядом прозревшего пассажира и гадал, что ждет его самого. Но эти мысли прервались, когда заключенный неожиданно вырвался из цепкой хватки палача и прыгнул под колеса набирающего скорость поезда. Шатаясь, поезд слегка наклонился, был слышен звук раздавленных костей. Цокнув, карлик недовольно заворчал:

- Жалкий глупец, по-прежнему отрицает истину.

Суккуба бросила печальный взгляд. Через секунду она уже была в поезде с обиженным видом, как будто другой ребенок забрал любимую игрушку. Карлик попытался ее утешить:

- Не переживай, скоро он вернется и ответит сполна.

- Ну да, - грустно сказала суккуба.

Карлик переключился на путника:

- Так-так, у нас тут еще одно дело, которое требует моего вмешательства, - он внимательно уставился на потерянного путника, - говоришь, не наш клиент?

- Да, - ответила суккуба.

- Надо смотреть внимательнее, - вскинув бровь заявил карлик, - он есть в наших списках.

- Но я его ни разу не видела! Кто он?

- Это наш клиент и в то же время не наш.

- Как такое возможно?

Карлик задумался, после чего не спеша ответил:

- Ненависть иногда становится сильным проклятием. Настолько сильным, что идет сквозь время.

Путник решил обозначить свою позицию:

- Вообще-то, я случайно тут оказался, мне здесь не место.

Карлик переглянулся с суккубой и, едва сдерживая улыбку, продолжил:

- Оу, сэр. Я столь часто слышу этот ответ. Но поверьте, сюда никто не попадает случайно, – от карлика исходило сияние, эта ситуация явно доставляла ему удовольствие.

Обхватив голову руками, заблудший путник закрыл глаза. Полный абсурд, необходимо срочно проснуться. Этот бред давно перешел границы возможного, но непрекращающийся шум поезда, пульсирующая боль в руке и запах дешевого одеколона, исходящий от карлика, заставляли верить в действительность происходящего.

- От нас так просто не уйти, - протянул карлик.

- От нас вообще никто не уходит, - поддакнула суккуба.

Карлик продолжил:

- Я понимаю Вашу дезориентацию, сэр, и я попытаюсь ответить на ваши вопросы. Вы, наверное, хотите знать, что это за поезд, куда он едет, и когда все это закончится. А я Вам отвечу, что это поезд дальнего следования, мы разъезжаем по бескрайним просторам ада, и длиться это будет целую вечность!

- Но я не мог умереть! – горячо возразил путник.

- Оу, ты полагал, наверное, что проживешь еще лет пятьдесят до глубокой старости? А также надеялся, что успеешь обзавестись семьей? Скажем так, выполнить свое биологическое предназначение, в котором вы видите так много смысла? Но в тот же момент тебя мучали сомнения, и ты допускал возможность, что все же есть загробная жизнь, и поэтому, ставя одну свечку в год, ты наивно верил, что купишь себе билет на небеса? Думал, что перед смертью успеешь привести все свои дела в порядок? Нет. Добро пожаловать в реальность.

- Реальность, в которой люди умирают очень даже неожиданно и попадают к нам...

- На нашу радость. К нам в ад. – закончил карлик.

Окружающая обстановка не вызывала сомнений в достоверности происходящего, но здравый смысл указывал на другое, хотя с каждой минутой его становилось все меньше. Карлик слишком уверенно говорил. Путник судорожно пытался вспомнить, каким образом он здесь оказался, но это было сложно, складывалось ощущение, что кроме мчащегося вперед поезда ничего нет и быть не может. Но, с трудом напрягая память, путник начал вспоминать вход в пещеру и то, как его одолела усталость. Значит, это все же сон, просто чертовски правдоподобный, а один из вариантов проснуться – это смерть. Но его умозаключения прервал карлик:

- Сэр, Вы знакомы с японской кухней?

Путник сразу смекнул, что карлик хочет его облапошить, накормить ролами и суши, а затем позволить суккубе применить плетку. Не бывает ничего бесплатного.

- Да, знаком, и мне она не нравится, - ответил он.

- Оу, Вы подумали, наверное, что мы хотим проявить гостеприимство и накормить Вас? – карлик обменялся лукавым взглядом с суккубой, - Нет, дело не в этом. А Вы знали, например, что умелый японский повар может приготовить рыбу так, что она еще будет жива, когда её подадут на стол? Это блюдо называется «Икизукури» и в Японии считается деликатесом. Знаю, для Вас это звучит дико, ведь Япония очень далеко от Ваших родных мест. Но если заглянуть в историю, особенно в ту часть, которая плохо дошла до Вас, то можно отметить, что японцы не одни пришли к такому весьма необычному способу приготовления пищи. Некогда в кавказских горах проживал немногочисленный, но достаточно древний и самобытный народ под названием Утыхи. Географически сложилось так, что до какого-то времени Утыхи жили в полной изоляции от внешнего мира, за счет чего их культура и традиции могут показаться весьма эксцентричными для современного человека. Так вот, как и многие племена в Южной Америке, Утыхи практиковали каннибализм, но делали они это довольно интересно. Они разделывали и приготавливали своих врагов заживо, прямо как японцы делают «Икизукури», но я считаю, что Утыхи на голову превзошли японцев, ведь это особое эстетическое удовольствие - наблюдать и вкушать муки живого человека!

Путник с ужасом осознал куда клонит карлик - «Он хочет сожрать меня заживо, чтобы я не смог проснуться».

Карлик продолжил:

- Позвольте с радостью представить Эльбуза, непревзойдённого мастера кавказской кухни и не только!

Карлик жестом указал на старую фотографию с помятыми краями, которая висела на стене поезда. На ней была изображена дорога, уходящая вдаль к заброшенной башне. Через мгновение фотография перестала быть статичной. Подул прохладный ветерок, врата башни открылись. Силуэт, вышедший в черном тулупе, стремительно надвигался и рос на глазах. Каждый новый удар сапог об брусчатку был все громче. Он был так близко, что уже можно было разглядеть детали: на плечах покоилась шкура какого-то зверя, которую стягивали цепи из патронов, перекинутые крест-накрест, винтовка с длинным ножом на конце угрожающе торчала из-за спины. На приталенном тулупе болталась пара кинжалов. Лицо воина было исписано символами, а на голове восседал чурбан. Взгляд его был устремлен куда-то вдаль и абсолютно ничего не выражал.

Карлик резюмировал:

- Обычно в таких случаях говорят, что это будет быстро и безболезненно, но это не так, только не здесь. Эльбуз мастер своего дела, под его ножами были приготовлены сотни людей. По сравнению с этим, китайская пытка с крысами в клетке - очень гуманный и милосердный способ наказать человека.

В вагоне стояла атмосфера праздничного пира. В центре появился стол, который уходил в бесконечность. Пассажиры расселись и, шкрябая тарелки вилками и ножами, голодными глазами смотрели на заблудшего путника.

Раздался звук разбитой посуды, уносясь в бесконечность. Один нетерпеливый гурман от чрезмерного давления ножа и вилки расколол тарелку. Все замолчали, после чего последовал яростный рык. С безумной гримасой Утых уставился на виновника. Карлик зацокав заявил:

- На Кавказе пир может длиться от одного дня до нескольких недель, при этом очень важно уметь достойно вести себя за столом. Если кто-то ведет себя неподобающе, этого джигита выведут и больше никогда не позовут. Но мы же не на Кавказе, леди и джентльмены, мы в аду. Поэтому я приговариваю этого грешника к «Икизукури»! Всем приятного аппетита!

Толпа безумно завывала, сквозь шум и гам раздался звон стали. Обнажив клинки, Утых продвигался к своей жертве. Несчастный пытался перекричать толпу, истерично вопя:

- Я не хотел! Это не справедливо!

- Бедненький, ошибся адресом, ведь где только ни ищут справедливость, но уж точно не у нас! – пробурчала суккуба.

- Ты оскорбил Эльбуза и весь его род! И сейчас ты за это ответишь! – карлик походил на шоумена, который очень успешно вел свою передачу.

Заблудший путник заткнул уши руками, но сквозь них так же хорошо было слышно толпу и крики беспомощного грешника. Бедняга вопил, не умолкая, все громче и громче. Но как только путник осознал, что следующим под нож пойдет он, сострадание как рукой смахнуло. Нужно срочно выбираться отсюда, и не важно, сон это или ад. Надо умереть. Тогда это закончится.

Глаза путника закрутились в поисках возможной смерти. Рядом стояла полка с посудой. Он схватил сервантный нож и, занеся его над сердцем, нанес удар. Боли почти не было, точно так же, как и крови. Теперь вместо ножа в руке у него оказалась ложка. Откинув её в панике, он стал судорожно выдвигать другие ящики, но везде были только ложки. Тогда он задумался о другом способе. Броситься под поезд уже не казалось такой уж безумной идеей. Нужно разбить стекло и выпрыгнуть.

Выпихнув одного пассажира из-за стола, путник швырнул стул в окно. Куски щепок вперемешку с осколками ободрали лицо, теплый ветер обжигал, но мысли об освобождении затмили все. Он уже мчался к свободе, но вместо конца последовал гулкий удар. Окон больше не было. Обмякший путник с трудом нащупал осколок стекла, и в отчаянии перерезал горло. Струящаяся теплая кровь стекала на ковер. Путнику было смешно, ему удалось обмануть чертова карлика, но вместо радости вырывался только стон с протяжным хрипом. Сейчас это закончится. В глазах все плыло, звуки абсурда затихали. Сквозь муть и темноту начал прорисовываться силуэт. Яркий свет фонаря ударил в лицо. На путника было устремлено много тревожных взглядов, они переглядывались и шептались:

- С ним все будет в порядке?

- Я думаю, да.

- Выглядит он как-то не очень.

- Ну что ты, сейчас приведем его в чувства.

- Да ему уже лучше, гляди, приходит в себя.

- Да-да, я вижу, отлично.

Главный спасатель в марлевой повязке, вслушиваясь в стетоскоп, заявил:

- Господа, пациент приходит в себя, но сердце его не бьется! А знаете почему? То, что мертво, умереть не может!

У пациента в ужасе забегали глаза. Он по-прежнему в поезде разъезжает по бескрайним просторам ада.

- Ты, наверное, не догадался, - ядовито прыснул карлик, - что я могу вернуть не только зрение, а полностью восстановить любые увечья, и знаешь для чего? Чтобы нанести их заново! Эльбуз, я думаю, настало время приготовить наше любимое блюдо! - Раздался скрежет окровавленных клинков. Неспешные шаги. Толпа вновь загудела, требуя добавки.

- Но я же вам ничего не сделал! Я не должен быть здесь! – отчаянно выкрикнул путник.

Утых остановился, толпа разом затихла.

- Да, ты не должен быть здесь. Это не твоя земля. Ты потомок алчных убийц и предателей. Вторгнувшись в наши земли, вы беспричинно убивали мой народ, а затем обманули и продали нас в рабство. Наша благородная кровь утонула среди океана грязи, на которую вы нас обрекли. Вам всегда было мало, вы всегда хотели все больше и больше! И к чему это все? Зачем? Эти горы пустуют и с тоской вспоминают своих прошлых хозяев. Вы думали, мы все забыли? Вы думали, мы все простили? У вас здесь нет власти, это долина мертвых, и каждый путник, забредший в наши края, поплатится кровью!

Эльбуз целеустремленно надвигался к жертве:

- Это акт справедливости, встречай свою участь достойно!

Утых остановился в полуметре, наслаждаясь моментом и оттягивая вендетту. Путник стремительно оголил саблю из ножен палача и не задумываясь нанес удар, целясь прямо в сердце.

Утых замер в удивлении, после чего вытащил саблю из груди и откинул её в сторону:

- Это уже хоть что-то, но ты не можешь навредить мне моим же оружием.

Задумавшись путник бросил взгляд на карлика, глаза которого тревожно смотрели то на саблю, то на кинжалы в руках воина.

Тогда путнику пришла новая идея.

- Видимо, тебе - нет, но себе - могу, - схватив руку Утыха, он навалился всем весом навстречу острым клинкам. Резкая боль завладела всем телом. В глазах стояла темнота, только шипение карлика доносилось издалека:

- Это была проверка, и ты её не прошел. Есть сильные люди, которые пойдут до конца, а есть такие, как ты. Ты готов прыгнуть под поезд, лишь бы прервать сложный момент. Наложив на себя руки, ты обрек себя на вечные страдания… Сейчас ты ускользнул, но однажды ты вернешься, и это произойдет гораздо быстрее чем ты думаешь. Мы будем тебя ждать.

Сердце бешено билось, но оно билось, это было главное. Путник не шевелясь лежал в холодном поту и не открывал глаза, боясь, что кошмар не закончился. Постепенно страх уходил. Это был обычный дурной сон из-за холода в пещере, но чертовски реалистичный, так он себя уверял.

Поднявшись на ноги, путник задрал рукава свитера, чтобы посмотреть сколько времени. Часы остановились. Сердце бешено забилось. Сквозь порванный рукав был виден затянувшийся шрам.

Выбежав из пещеры, он не оглядываясь летел сломя голову, пока не стал задыхаться. Сверкнула вспышка, прорычал гром, который сменился тяжелыми звуками падающих камней. Похоже произошел обвал.

Выдохшись, путник остановился. Лес изменился. Голые деревья давно успели попрощаться с листвой, намекая на то, что приближается зима. Но он продолжал идти несмотря на боль в ногах и бешеные обороты сердца. Пересохшее горло требовало воды, поэтому путник спустился на шум к ручью. Когда он утолил жажду, и вода успокоилась, ужасу не было предела. На него в отражении смотрел седой старик, тот самый старик, который вручил ему нож и не сел в поезд на платформе.

***

Через закопченное стекло был виден последний танец огня. Дрова тлели. Хозяин очага заерзал в кресле, несмотря на то, что все это время он был неподвижен. Гость продолжил:
- Именно тогда острыми камнями он выцарапал на теле кресты. Объяснив это тем, что без защиты карлик доберётся до него… Ну, а потом, спустившись по ручью, он нашел часовню… Там-то его и нашли.
- Ты пытался найти эту пещеру?
- Найти вход в ад? Как бы это странно ни звучало, да. Но, видимо, ее завалило. Среди обломков я нашел несколько кусков от арки, на которых были фрагменты текста – «Если готов к... следуй…»
- Интересно, интересно… А пациент считает, что сейчас 1977 год?
- Да, точнее считал, пока мы его не переубедили.
- Хм… Мне доводилось слышать о заблудших во тьме и не вернувшихся путниках… В последнее время это бывает так часто.
- Да, случаи участились. Многие полагают, что всему виной серийный маньяк.
- Я так не думаю…
- А что Вы думаете?
- И что же ты хочешь, чтобы я тебе сказал? Болен ли твой пациент? Есть ли бог?
- Да… Святой отец, я запутался…
- Нет, сын мой, ты задаешь не те вопросы. Я скажу по-другому: один раз за тебя уже решили, после чего ты блуждаешь в сомнениях. В какой-то момент тебе удалось взять жизнь в свои руки, но сейчас ты опять заблудился. Ты должен сам найти для себя ответ.

- Ну, а что Вы думаете по поводу этой истории?
- Что я думаю? Да это вообще не важно. Важно, что думаешь ты, и как это повлияет на твою жизнь. Или не повлияет совсем. Истории не всегда правдивы, и еще чаще они ничему не учат.
- Ну… Ад может быть таким?
- Я думаю, каждого ждет собственный ад, если он не выдержит испытание в свое время. И вообще, я не понимаю… чего ты ожидал, придя к священнику? Что я скажу тебе, что бога нет, и это все проделки больной фантазии бедного человека? Не смеши меня. Важно, что сам человек для себя решит, и как это отразится на его жизни. Так что хорошо подумай, не торопись.

-4
463
00:01
Автор, извините, я не осилила..,
15:48
«Ведь это наши горы,
Они помогут нам!»/В.С.Высоцкий
По сюжету двое мужчин говорят о третьем, неком Путнике, неожиданно для себя спустившемся в туннель девяти кругов Ада, и чудом вернувшемся оттуда, правда, спустя лет сорок… Панорама увиденного получилась жуткой, фантасмагоричной, но вполне допустимой, ибо «каждый видит свой собственный ад». Зацикленность типа «Старик/Путник/нож» даже понравилась. Так что с общим посылом рассказа понятно. А вот с исполнением несколько сложнее.
— Давно нам не доводилось пообщаться, мой юный друг, — продолжил хозяин очага, — что же стало причиной твоего прихода спустя столько лет?
Стало быть, «юный друг» — уже не настолько юный?
Весенним днем путник отправился в лес за грибами. Он не планировал далеко уходить, но в низине не удалось найти желаемого. Тогда, слегка отклонившись от первоначального курса, он по звуку вышел к реке. Утолив жажду горной водой, путник обнаружил целую цепочку из грибов, которая тянулась все выше вдоль потока. Забив рюкзак до отказа, путник решил не останавливаться на достигнутом. Вытащив пару пакетов, он оставил рюкзак на поляне и отравился дальше.

Это не художественная литература.
— Да, ты не должен быть здесь. Это не твоя земля. Ты потомок алчных убийц и предателей. Вторгнувшись в наши земли, вы беспричинно убивали мой народ, а затем обманули и продали нас в рабство. Наша благородная кровь утонула среди океана грязи, на которую вы нас обрекли. Вам всегда было мало, вы всегда хотели все больше и больше! И к чему это все? Зачем? Эти горы пустуют и с тоской вспоминают своих прошлых хозяев. Вы думали, мы все забыли? Вы думали, мы все простили? У вас здесь нет власти, это долина мертвых, и каждый путник, забредший в наши края, поплатится кровью!

Как-то слегка отдает национализмом. Надеюсь, мне показалось.
Сердце бешено билось
Чрезмерно часто повторяемая шаблонная фраза
Карлик жестом указал на старую фотографию с помятыми краями, которая висела на стене поезда. На ней была изображена дорога, уходящая вдаль к заброшенной башне. Через мгновение фотография перестала быть статичной. Подул прохладный ветерок, врата башни открылись. Силуэт, вышедший в черном тулупе, стремительно надвигался и рос на глазах. Каждый новый удар сапог об брусчатку был все громче. Он был так близко, что уже можно было разглядеть детали: на плечах покоилась шкура какого-то зверя, которую стягивали цепи из патронов, перекинутые крест-накрест, винтовка с длинным ножом на конце угрожающе торчала из-за спины. На приталенном тулупе болталась пара кинжалов. Лицо воина было исписано символами, а на голове восседал чурбан. Взгляд его был устремлен куда-то вдаль и абсолютно ничего не выражал.

Был/а/о — слишком много.
Текст нужно доработать, возможно, сократить, убрав лишние сцены.
Автору творческих успехов!

20:52 (отредактировано)
Хозяин очага подвернул черный балахон и с явным наслаждением уселся в кресло: нафиг подворачивать? он голой жопой в кресло сел?
— Ну, теперь мы точно не замерзнем. Этот дождь в последнее время не дает покоя.
Яркая молния на секунду осветила замерзшее лицо гостя. Не похоже, что его обеспокоенность можно было списать на гнев природы.
неверное оформление прямой речи
Именно поэтому я и пришел к Вам. почему обращение с большой буквы?
— Его нашел дальнобойщик, зайдя в часовню на рассвете. Там-то и оказался наш пациент, лежащий у алтаря а с каких пор, в часовнях появились алтари? ru.wikipedia.org/wiki/Часовня
онозмы
канцеляризмы
мед персонала слитно
Со слов мед персонала он вырвал подсвечник и кричал во все горло «Мое время еще не пришло, вы меня не заберете», яростно отмахиваясь от всех. где он в больничке взял подсвечник??? wonder
Верните мне мою библию Библию
Весенним днем путник отправился в лес за грибами. Он не планировал далеко уходить, но в низине не удалось найти желаемого. Тогда, слегка отклонившись от первоначального курса, он по звуку вышел к реке. Утолив жажду горной водой, весной с грибами не густо
откуда в лесу горная вода?
Устав рассматривать сцены насилия, путник присел и непроизвольно уснул. уснуть произвольно было бы круче crazyа может, просто возбудился от сцен насилия и присел потешить уд?
Всюду сплошные острые камни, которые разорвалиВШИЕ в клочья штаны которизм есть — ждем Тота?
Перебирая руками влажные стены, он случайно ухватил что-то приятное и гладкое. crazyфаллический символ
Через пару шагов появились ступеньки, которые освещалисьВШИЕСЯ цепочкой из ламп.
— Что Вы здесь делаете? почему обращение с большой буквы?
и вот уже с дряхлых стен кусками начала падать штукатурка кто видел в метро штукатурку?
Но тот был сделан как будто из камня. вот и Тот crazyТот вообще стал памятником нерукотворным для НФ-2019
Любуясь ей, он непроизвольно растянулся в улыбке. споткнулся и растянулся?
корявый, вторичный, громоздкий, скучный шаблонный текст с кучей косяков
Загрузка...
Светлана Ледовская №1