Эрато Нуар №1

Сквозь время

Сквозь время
Работа №353

Часть 1

Первое впечатление

Пробуждение…это как удар током. Резкое и болезненное пробуждение. Я не могу дышать, пульс зашкаливает. При попытке двигаться, все тело охватывает судорогой… я ничего не вижу, перед глазами белая пелена. Я пытаюсь закричать, но трубка во рту лишь доставляет боль. Мне страшно. Я упираюсь руками и коленями в стекло своей капсулы, изо всех я пытаюсь освободиться, но у меня ничего не выходит. Безумный страх…меня охватывает паника. Я не хочу умирать в этой чертовой капсуле. Почти отчаявшись выбраться, я вдруг слышу громкий звук, похожий на сигнал тревоги, затем я слышу голоса людей. И наконец, крышка капсулы открывается. Яркий свет бьет мне прямо в глаза, но пелена не спадает, и я все равно ничего не вижу, лишь слышу мужские голоса. Кто-то берет меня за плечи и помогает сесть.

- Тихо. Спокойно. Алекс, сейчас мы вам поможем. Все будет хорошо, но для начала нам нужно вытащить трубку.

Меня держат за плечи, и кто-то тянет за трубку. И наконец, ее из меня вытаскивают. Я начинаю кашлять и чувствую рвотный позыв.

- Так, Алекс, расслабьтесь и вырвите жидкость, что в вас накопилась.

Меня начинает рвать, и сразу мне становится легче дышать.

- Сейчас я вам закапаю в глаза капли, и вы сможете все четко видеть, – слышала я один и тот мужской голос.

- У меня шум в ушах…я…голова болит…- прошептала я, горло все еще болит от трубки, и я не могу говорить громко.

- Временная дезориентация, это нормально, Алекс, скоро это пройдет. Вам нужно время и отдых.

Я чувствую, как кто-то аккуратно опускает мне голову и закапывает прохладную жидкость в глаза.

И пелена спадает, и я могу видеть лица, окружавших меня людей. Это были два мужчины и одна женщина.

Один молодой мужчина лет тридцати. Придерживает меня за плечи. Он высокий с карими глазами и каштановыми волосами. У него испуганное и обеспокоенное лицо.

Второй мужчина стоит прямо напротив меня, он высокий, лет шестидесяти, с седыми волосами и бородкой, в белом халате, поверх темно-серого комбинезона, такого, как и у первого мужчины. На шее у него висит стетоскоп и я поняла, что это доктор.

Поодаль стоит девушка, высокая и худенькая с каштановыми волосами. На ней также белый халат поверх темно-серого комбинезона.

У всех у них бейджи с именами и должностями, но я не могу их разглядеть.

- Мне холодно…- говорю я.

- Давайте, Алекс, мы поможем вам встать, – говорит доктор, и я понимаю, что все это время слышала именно его голос,- Рейчел, подай нам халат, - обращается он к девушке.

Я встаю на ноги и чувствую слабость и головокружение.

Молодой человек держит меня за руку и не дает мне упасть.

- Все будет хорошо, - нежно он мне говорит.

Я смотрю на него, он краснеет, но взгляда не отводит.

- Алекс, вам нужно лечь на эту каталку и мы отвезем вас в больничный отсек, где поставим вам капельницу, и где вы сможете отдохнуть, – говорит доктор.

Все тот же молодой человек помогает мне лечь на каталку и тут я смогла разглядеть надпись на его бейджи – «Сэм О’Нил. Инженер».

Я очнулась на больничной койке. Тусклый холодный свет освещал палату больничного отсека. В палате стояли еще шесть коек, все пустые.

В палату вошла та самая Рейчел.

- Оооо…я вижу, что вы уже проснулись. Как ваше самочувствие? – спрашивает меня девушка, - Меня зовут Рейчел, я медсестра.

- Приятно познакомиться, Рейчел, я Алекс, и честно говоря, я пока не знаю, кто я на этом корабле, - улыбнувшись, сказала я, - А чувствую я себя хорошо, только курить хочется.

Рейчел на вид милая девушка, очень худенькая, с большими карими глазами, высокая. Но как мне кажется, чем то напугана и обеспокоена.

- Мы на корабле не курим и не пьем, совет и старейшина следят за здоровьем будущего человечества, – ответила мне Рейчел, - но думаю, для вас будут исключения, только нужно сначала поговорить со старейшиной.

- Рейчел, давай перейдем на ты? – предложила я. Рейчел улыбнулась в ответ.

Я так поняла, что старейшину и совет не особо интересовало мое здоровье, но мне было плевать, лишь бы давали сигареты и иногда бутылку вина, если мне придется провести оставшуюся жизнь на этом корабле, я уж точно не собираюсь быть постоянно трезвой.

Рейчел открыла шкаф и достала аккуратно сложенный серый комбинезон.

- Вот, держи. Но перед тем как одеться я отведу тебя в душ.

Она провела меня в душевые больничные кабины.

- Вода идет дозированно, поэтому советую сначала намылиться, а потом включать воду, а то можно не успеть смыть с себя шампунь, - с этими словами Рейчел подала мне полотенце и маленькую баночку с шампунем, - я буду ждать тебя за дверью.

И я осталась одна среди холодных и пустых душевых кабин. Я ступила на кафельный пол, и так было странно осознавать, что под этим полом и за этими стенами ничего не было, мы все парили в невесомости.

Рейчел, как и обещала, ждала меня в холле.

- Сейчас время обеда, все собираются в столовой, - сказала Рейчел.

И я со своей новой знакомой пошла по холлу к лифту. Мы поднялись на третий этаж в просторную столовую.

- Сколько человек на корабле? – спросила я, увидев большое количество людей, самых разных национальностей - европейцев, африканцев, азиатов. Но у всех были похожие черты, все были высокие, в среднем ростом сто восемьдесят сантиметров, с карими глазами и каштановыми волосами, лишь отличались оттенками от светло до темного цвета, у белых людей была бледная с зеленоватым оттенком кожа. Здесь были дети, подростки, взрослые и старики. Все были одеты в серые комбинезоны, и на каждом висел бейдж с его именем и должностью на корабле.

- Около трехсот человек, как ты заметила здесь все население. За исключением самых маленьких и пожилых.

Среди них я маленького роста, пухленькая, с рыжеватыми волосами и зелеными глазами, сильно выделялась, поэтому триста пар глаз уставились на меня. Рейчел заметила особое внимание ко мне окружающих и мое смущение.

- Не обращай внимания, такая, как ты единственная среди нас. Вот всем и любопытно, но скоро они привыкнут.

В столовой рядами стояли металлические столы и стулья, как в тюрьме. В центре стоял отдельный большой стол. За ним я заметила уже знакомое мне лицо. Сэм ОНил сидел за тем столом.

- А это чей отдельный стол? – спрашиваю я у Рейчел.

- За этим столом сидит старейшина и члены совета со своими семьями,- ответила мне девушка.

Значит тот самый ОНил, что был при пробуждении со мной, является членом совета, думаю я.

- А кто та девушка, что сидит рядом с Сэмом? – спрашиваю я.

- А ты запомнила Сэма? – спрашивает, улыбаясь Рейчел, – это его жена, а старейшина его отец, тот мужчина, что сидит в центре стола. Сэм первым оказался около твоей капсулы, а потом уже позвал доктора и меня. Он как инженер первый пришел на сигнал тревоги, – а теперь бери поднос и подходи к стойке с едой. Хоть еда у нас однообразная и кажется на первый взгляд не очень вкусной, зато она богата углеводами, белками и витаминами, а тебе это сейчас необходимо.

Еда и правда выглядит не очень аппетитно, это жижа похожая на овсянку. Мы берем порции и садимся за столик. И я смотрю в сторону стола, за которым сидит Сэм. Он на меня смотрит, как будто мы давно знакомы, мы встречаемся взглядом, но он не отводит глаз и продолжает смотреть на меня, от этого взгляда мурашки побежали по спине, я отворачиваюсь и приступаю к своей трапезе. На удивление еда оказывается съедобной.

Часть 2

Местные порядки

Сижу в кабинете старейшины. Он напротив меня. Высокий, худощавый мужчина со строгим лицом. За его спиной большой иллюминатор с искусственной инсталляцией парада планет. Дело в том, что мы двигаемся почти со скоростью света, да еще и в глубоком космосе, и если посмотреть в настоящий иллюминатор, то кроме тьмы ничего не увидишь. Поэтому на космическом корабле были сделаны искусственные инсталляции, для красоты естественно и ощущения, что ты путешествуешь космосе, а не блуждаешь во тьме. Это было то немногое, что я подчерпнула из научной фантастики в юности. Я сижу и смотрю на эту инсталляцию, она завораживает и успокаивает, как мои мысли прерывает голос.

- Алекс… – говорит старейшина серьезным тоном, на столе перед ним лежит раскрытая папка. – Я ознакомился с вашим делом и мне очень стал любопытен один момент… - он хмурится, - Девушка из благополучной семьи среднего класса, отец художник, мать преподаватель. Окончила университет с ученой степенью бакалавра по специальности педагогика. Работала в средней школе. Есть младшая сестра, а потом вдруг совершила преступление, – он поднимает глаза и смотрит на меня,- предумышленное убийство. - Как такое могло произойти?

- Если в моем деле не указана причина, значит, к моему здесь нахождению это дела не имеет,- отвечаю я.

- Так - то оно так. Это ваше личное дело, конечно, но я должен быть уверен, что среди людей, за которых я несу ответственность, не будет разгуливать маньяк.

- Я не маньяк, господин старейшина, я убийца, хладнокровная. Как и написано в моем деле, - отвечаю я, - и вам решать, выпускать меня к вашим людям или нет. Насколько я помню, по договору, который я заключила, меня должны были разбудить только на планете, и я не понимаю, за каким чертом я делаю на этом корабле, - я говорю это раздраженно и грубо, он это чувствует, откидывается на спинку стула и пристально продолжает смотреть мне в глаза. – Можно ли мне сигарету, прошу. Когда я закурю, я смогу вам ответить на все ваши вопросы.

Он подает мне пачку «лаки страйка», я закуриваю.

- Хотите бокал виски? – Спрашивает он.

- Не откажусь, – явно мне сейчас не хватает выпить. – А вина у вас нет?

- Вино у нас только по праздникам. Мы иногда умеем веселиться, - впервые за весь разговор он улыбается. – А этот виски из личных запасов старейшины. – Он подает мне бокал с виски.

- Мм. Личный запас старейшины, и мне выпала такая честь, ну что ж, благодарю, - я опрокидываю бокал. – А старейшина – это что-то типа президента? Там у вас выборы каждые пять лет и так далее?

- У нас демократия. Выборы каждые десять лет. При старейшине совет из девяти человек. Всех устраивает такой порядок вещей.

- Да, но демократия не распространяется на женщин. Я заметила, что в совете всего одна она, как то это не очень демократично.

- Женщин в меньшинстве, и женщины на нашем корабле должны выполнять свою главную функцию – деторождение, все те, которые могут иметь детей, конечно. – Так как женщин мало, каждая из них в пару может выбрать себе несколько мужчин, мы не заставляем, они сами для себя это решают – один муж обязательно, два и более уже по желанию и согласию всех партнеров. Знаю, это может показаться для вас диким, но мы заботимся о будущем человечества.

- По согласию, говорите…- Я не верю его словам, но молчу. – Значит. Раз я теперь вынуждена жить на вашем корабле, то и обязана подчиняться вашим правилам. Значит ли это, что я должна выбрать себе партнера?

- Александра, ваш сарказм не совсем уместен. Я прекрасно знаю, что вы стерильны, вы не можете иметь детей. Все изложено в вашем деле. Так же тут информация по поводу всех ваших перенесенных заболеваниях и операциях. – А еще указано, что у вас уникальная днк, в вашей крови содержатся антитела практически ко всем известным на сегодняшний момент вирусным и инфекционным заболеваниям. Вы, Александра, настоящая загадка природы. Собственно говоря, вы именно поэтому оказались на нашем корабле, не так ли? Может вам уже пора объяснить?

- Да. Именно поэтому я здесь. Когда я сидела в тюрьме, ко мне пришли люди из организации «Новые рубежи», они объяснили мне, что собирают экспедицию в соседнюю галактику, в солнечную систему идентичную нашей, на планету, на которой мы сможем построить новое будущее. Я была смертницей, приговорена к смертной казни. Но вы это уже знаете, и естественно между смертью и жизнью, я выбрала жизнь. Пусть с сомнительным будущим и оторванную от своего дома, но все - таки, жизнь. Они так же объяснили мне, что у меня уникальная днк. И я буду полезна на новой планете для строительства новой цивилизации. Меня отправят в киберсон, погрузят на корабль, и я очнусь на новой планете, это был шанс начать все заново, начать новую жизнь. Я должна была спать и ждать своего часа с другими добровольцами – учеными, докторами, гениями и с людьми со здоровым генофондом, которые изъявили желание помочь человечеству в освоении новых рубежей космоса. Но чего я не понимаю, так это то, почему я проснулась раньше времени?

- Мы тоже этого пока не знаем, но разбираемся в ситуации. По первым данным, произошел сбой в вашей капсуле и система жизнеобеспечения была отключена.

- То есть…кто – то намеренно отключил мою капсулу?

- Возможно, это была диверсия, и это было сделано намеренно. А может просто что-то сломалось в системе, но вторая версия практически равна нулю. Я пока жду отчета инженеров, во главе Сэмом ОНилом. Вы ведь его уже знаете, он был первым, кто пришел на сигнал тревоги.

- Да. Я знаю, он был первым, кого я увидела.

- Знаете, Алекс, он спас вам жизнь, если бы он вовремя не среагировал и не позвал доктора, то вы бы задохнулись. Думаю, вам стоит поблагодарить мистера ОНила.

Возможно, мне и стоило поблагодарить его, но я не доверяла старейшине. Не доверяла мистеру ОНилу, может это он отключил мою капсулу? Кто-то хотел моей смерти или наоборот моего пробуждения. И это одинаково меня пугало.

- Так, сколько мы уже летим? – спрашиваю я.

- Мы в путешествии уже 324 года и 15 дней, - отвечает старейшина.

- Вау…так долго…- я думаю о всех тех, кто остался на земле, о моей сестре, о моих родителях и о моих друзьях, их всех уже давно не было в живых. – А сколько осталось еще?

- Я вас обрадую, Алекс, если все пойдет по плану, без аварий и так далее, мы будем на месте через пятнадцать лет. Так что, скорее всего, вы ступите на твердую почву.

Эта информация дает мне надежду. Значит, не зря я выбрала это путешествие. Я еще могу увидеть над головой голубое небо и солнце.

- И чем же я буду заниматься все эти 15 лет?

- Я пока думаю над этим, но думаю, я определю вас в школу. Вы ведь занимались преподаванием, вот и здесь этим займетесь.

Я выхожу из кабинета смотрителя с улыбкой на устах. Меня встречает Сэм.

- Алекс, хотел лично поприветствовать вас и представиться – Сэм ОНил, главный инженер на корабле. С этими словами он подает мне руку, я замечаю, что она слегка дрожит.

- Алекс.. Просто Алекс, - с этими словами я пожимаю его руку. Он улыбается, его карие глаза так посмотрят на меня, будто он давно ждет этого рукопожатия. – Так, вы разбираетесь в случившемся с моей капсулой?

- Да, Алекс.. Я обязательно разберусь в случившемся. – Разрешите мне проводить вас в наш главный холл, в комнату отдыха? Это очень красивое место, я знаю, что вы можете тосковать по дому, это место его вам напомнит. Хоть мы все здесь родились, и этот корабль и есть наш дом, но все же, мы все дети земли.

Откуда он знает, что я могу тосковать по дому? Откуда он может знать, каково мне, быть закрытой в этой металлической коробке, парящей во мраке и невесомости? Он знает лишь этот дом, этот космический корабль и есть его дом, его Земля.

- Мистер ОНил, я хочу поблагодарить вас, что вы оказались вовремя около моей капсулы и не дали мне в ней задохнуться.

- Не стоит, я пришел на сигнал тревоги, это моя работа. И. Алекс…называйте, меня Сэм, - он смотрит мне в глаза и улыбается, и снова это ощущение, что он уже давно меня знает.

Я вспоминаю, что он видел меня почти голой, когда извлекал из капсулы, блюющей и испуганной, и эти воспоминания заставляют меня покраснеть и отвести взгляд.

Мы входим в комнату, ту самую, про которую говорил Сэм, она великолепна… Просторная, светлая, с высоким потолком. Это настоящий сад - деревья, кусты, цветы… стоит немыслимое благоухание. Летают птицы и напевают свои песенки. В центре сконструирован маленький водопад, в котором плескаются рыбки. Эта комната не похожа на остальные помещения. Сэм не врал мне, она и правда мне нравится, как будто маленький осторовок Земли в пустом и бесконечном космосе. Сэм внимательно смотрит на меня, он видит мое восхищение… Я дотрагиваюсь до лепестков роз на одном из кустов..

- Они как настоящие не только на вид, но и на ощупь! – воскликнула я.

- Они и есть настоящие, - говорит Сэм, - это все результат совместного труда наших садоводов и химиков.

- Ай…- я укололось о розовый шип, и капелька крови появилась на кончике пальца.

- Осторожней, - произносит Сэм, - он берет мою ладонь, притягивает к себе и вытирает кровь салфеткой.

- Вы меня смущаете, мистер ОНил, - произношу я, он держит мою ладонь в своей руке.

- Прости меня…я…

Он не договаривает, к нам подбегает женщина, и нападает на меня с криками.

- Ах ты, мерзавка…Думаешь, я не помню тебя?! Делаешь вид, что такая невинная овечка! Но я - то знаю, какая ты! Думаешь, увела у меня его в первый раз и получится во второй?! Теперь он мой муж, ясно?! Убери от него свои руки!

- Замолчи, Лори, - говорит ей Сэм,- ты ничего не понимаешь.

Сэм хватает за руку свою жену и уводит её. И говорит мне:

- Я позже все тебе объясню, я обещаю.

И я остаюсь в саду собственных мыслей. Обескураженная, удивленная, не понимающая, что значат эти слова. Лори однозначно меня знает, но откуда?

Вдруг я слышу чье то легкое всхлипывание, рядом с лимонным деревом, на скамейке сидела Рейчел, она тихонько плакала. Сейчас она мне напоминает маленькую напуганную мышку. Обычно я никогда не лезу к людям с расспросами, но сейчас мне жаль ее. Я подхожу к ней и сажусь рядом.

- О. это вы Алекс, - произносит Рейчел, вытирая глаза салфеткой,- вы уже ознакомились с нашим чудесным залом для отдыха.

- Да. Меня сюда привел Сэм, он как чувствовал, что это комната мне понравится. – Рейчел. Позволь спросить, что случилось? Если не хочешь говорить, я не настаиваю, но я готова тебя выслушать и помочь в меру своих возможностей.

Я вижу испуг на ее глазах.

- Ты боишься меня, Рейчел?

- Нет…не тебя, Алекс… - она старается говорить тише, оборачиваясь по сторонам, будто боясь, что нас услышат. – Давай, встретимся в медицинском отсеке, там я все тебе расскажу.

Часть 3

Страшная правда

По дороге в мед отсек, я встречаю Сэма, он хватает меня за руку и говорит:

- Алекс, мне нужно кое-что показать тебе, - он взволнован.

- Хорошо, Сэм, - его волнение передается и мне.

Мы спускаемся на лифте на самый нижний этаж, в подвал.

- В этот отсек нужен особый доступ, этот доступ есть только у меня, у старейшины и членов команды,- с этими словами, он проводит своим бейджем в отсеке доступа. Загорается зеленая лампочка и высвечивается надпись «открыто». Мы заходим в очень большое помещение, слабо освещенное, Сэм поднимает рычаги на распределительном щитке и загорается яркий свет и освещает все помещение…

- Что?! – силы покидают меня, мои ноги подкашиваются, я не в состоянии больше стоять, мне кажется, что я сейчас задохнусь. Я падаю на колени и рот закрываю рукой, чтобы не зарыдать. Сэм подбегает ко мне и обнимает.

- Алекс…- произносит он.

Это было очень большое помещение и в ряд стояли капсулы, где-то около сотни, и в каждом из них была я…

- Скажи мне, что происходит?! Я не понимаю… - говорю я.

- Сначала вдохни, а потом выдохни. Я все тебе расскажу.

- Я не могу…не хочу успокаиваться! Объясни, мне, черт возьми, что происходит?! – Я кричу, сквозь рыдания, мне страшно.

- Ты клон, Алекс. Мне жаль это говорить, но ты один из сотни клонов, которые находятся в этих капсулах.

- Но зачем было меня клонировать?

- Клонировали не тебя…клонировали…Алекс Смит, которая родилась на Земле, которая согласилась на этот эксперимент половину тысячелетия назад. Ты ее клон, Алекс.

- Боже… - я поднимаюсь на ноги, Сэм поддерживает меня за руку, - я вырываюсь из его объятий, начинаю ходить из стороны в сторону, схватившись за голову, - Мне кажется, мой мозг сейчас взорвется. Я не соглашалась на это! Никаких клонов не было в договоре!

- Я знаю, я изучал твое дело много раз, чувствуя, что так ближе к тебе…изучал твою жизнь, ты восхищала меня, ты всегда выступала против угнетения меньшинств и за права животных, атеист, идущий против системы. 

- Не я! Боже! Не я! Я теперь даже не знаю, кто я! Восхищала тебя не я, а она! Я лишь ее копия…

- Ты и есть она, вы все, ее тело и ее сознание. – Он подходит ко мне, и вытирает мои слезы, которые градом катятся по щекам.

Я отстраняюсь от него…

- Корпорация, с которой ты заключила договор, - продолжает Сэм,- она решила клонировать тебя, - он запнулся,- точнее, Алекс Смит. Ее решили пробудить, лишь по прибытии на планету, она оказалась очень ценной, а вас сделали расходным материалом, чтобы пробуждать каждый раз, как на корабле наступит эпидемия.

- Расходный материал…теперь я знаю, кто я – я усмехаюсь.

- Прости меня за эти слова, я сам ненавижу все это, все, что они сделали с тобой! Я люблю тебя, Алекс! Я больше не могу скрывать от тебя правду.

- Любишь? Что значит, любишь? – я смотрю в его глаза, - кого ты любишь, Сэм?

- Свою Алекс… пятнадцать лет назад у нас разгорелась страшная эпидемия и ее пробудили. Мы с ней полюбили друг друга, и думали, что будем счастливы. – он замолкает и опускает глаза, на которые наворачиваются слезы.

- И что же с ней произошло, Сэм? – спрашиваю я.

- Случился пожар в образовательном отсеке. Там были дети и ты вместе с ними. Двери автоматически заблокировались, чтобы пожар не распространился по всей части корабля. Я пришел на сигнал тревоги, я попытался открыть двери вручную. Но ничего не выходило. Тогда я связался с ней по радиорубке и сказал, что единственный способ выбраться – через вентиляцию. Времени было мало, огонь распространялся очень быстро и заполонял весь отсек. Она поднимала детей одного за другим в вентиляционную трубу, которая вела в библиотеку. Моя Алекс спасла их всех до одного, но сама не успела выбраться. Она погибла.

- Мне жаль, Сэм, но я не она, ты это понимаешь? Прости, но я не люблю тебя.

- Я понимаю, но надеялся, что полюбишь меня. Прости меня, пожалуйста, прости, я чертов эгоист!

- За что простить, Сэм? – его слова меня пугают.

- Это я…отключил твою капсулу. Прости…

- Что?! Я ведь могла умереть! Ты не представляешь, как больно и страшно мне было. Боже… Не могу поверить…

- Я знаю, что не имел право на это. Но все пятнадцать лет, я спускался сюда, смотрел на вас… И мне хотелось вернуть ее…

- Но ведь здесь первоисточник, та самая Александра, почему ты не разбудил ее?

- Потому что, я полюбил клона, такую, как ты…

- Да!? И думал, что повезет еще раз!? – меня охватывает гнев, я накидываюсь на него, бью его по лицу.

Он хватает меня за руки, притягивает к себе и целует в губы. Впервые за время пробуждения я чувствую себя по-настоящему живой, теплая волна проходит по моему телу, но я отталкиваю его. И снова отвешиваю пощечину.

Я тяжело дышу, но постепенно гнев и возбуждение проходят.

- Что же делать дальше? Мы должны их уничтожить. Всех моих клонов. Я не хочу, чтобы это продолжалось. Точнее, всех ее клонов… Но ведь среди этих капсул есть и она… Покажи мне ее, я хочу видеть ту, которую считала собой.

Я дотронулась до холодного стекла капсулы с табличкой «первоисточник. Алекс Смит». Она была точь-в-точь такой же, как я. А чего я ожидала?

Сэм мне не врал. Всего капсул было около сотни, меня пробуждали по отчетам три раза, значит, я была уже четвертая. Безликий набор клеток, который выполнял свою функцию по спасению человечества.

- Я не хочу, чтобы это продолжалось дальше, не хочу, чтобы это было снова и снова каждой из них– Говорю я Сэму, - мы должны их убить, всех до одной.

- Я думал об этом уже, и нашел безболезненный выход. Можно перегрузить систему, так что по телу пройдет сильный удар током прямо в мозг, они ничего не успеют почувствовать или осознать.

Я закрываю глаза. Слеза покатилась по щеке.

- Я пока не могу об этом думать, Сэм. Дай время мне на решение.

- Хорошо.

- А теперь, подними меня наверх, я больше не хочу здесь находиться.

Я захожу в мед отсек. Рейчел сидит на кушетке и ждет меня.

- Я пришла, Рейчел. Теперь ты можешь рассказать мне все.

Я сажусь рядом с ней.

- Мне так стыдно, - она снова начинает плакать, - меня изнасиловали и теперь я ношу ребенка.

- Почему ты не расскажешь об этом старейшине или совету?

- Старейшине плевать и совету тоже. Они не станут ничего делать, лишь покроют меня позором и отправят в нижний отсек для тяжелой работы. Как и всех женщин, которые жаловались, что их насиловали. Мне остается только молчать, но каждый раз , как я его вижу, меня охватывает злость и гнев, я не могу жить с ним на одном корабле, да еще и носить его ребенка. Лучше я убью его или себя! Здесь в мед отсеке много острых предметов, которыми я могу воспользоваться.

В моей голове рождается идея…

- Рейчел, я знаю, что мы сделаем, мы ему отомстим. Я помогу тебе.

- Нет, этого нельзя делать, нас казнят. Обеих. Так уже было. Мою мать изнасиловал человек, который долго добивался ее, он хотел быть вторым маминым мужем, но мама любила отца и хотела быть только с ним. И она пошла пожаловаться старейшине, но он сказал, чтобы она молчала, что женщин мало на корабле и мы должны удовлетворять мужчин и терпеть. Тогда она сказала отцу, и отец убил того мерзавца и его изгнали, а мою маму отправили в нижний отсек, а меня - в приемную семью.

- Что значит, изгнали?

- Старейшина говорит, что он очень гуманный и не будет марать руки чужой кровью, у нас нет казней и тюрем, кто провинился, отправляют в нижние отсеки, где люди от радиации и тяжелого труда медленно умирают, а за убийства отправляют в открытый космос, «на волю судьбе», как говорит старейшина, но у бедолаг всего лишь одна судьба, когда заканчивается воздух, они умирают.

- Да. Это очень гуманно. Но как можно отправить в открытый космос человека на такой скорости, его же должно расплющить или моментально разорвать на мелкие кусочки. Или что-то типа этого, я не сильна в физике.

- Перед казнью, скорость корабля замедляют в течение двух недель, и тогда человека изгоняют, после этого у него есть всего полчаса, «чтобы он мог осознать, что он натворил» - снова слова старейшины.

И тут я вспоминаю, как он мне сказал – «если все пойдет по плану, без аварий и так далее..». Вот. Что он имел в виду, под «так далее»…

- Слушай меня внимательно, Рейчел. Тот, кто с тобой это сделал, он насильник и опасен для других женщин. Мы должны обезопасить их от него.

- Но как?

- Мы его кастрируем.

Глаза Рейчел округлились.

- А что потом? Нас ведь изгонят.

- Для себя я все уже решила, я возьму всю вину на себя. А ты должна жить, Рейчел. Ты сможешь. И я уверена, ты еще ступишь на твердую поверхность, - я улыбаюсь и обнимаю ее.

- Я думаю, скальпель подойдет, - говорит Рейчел, улыбаясь.

Но сначала мне было нужно посмотреть на него, пообщаться и убедиться, что он правда тот самый мерзавец, о котором говорит Рейчел.

- Покажи мне его сегодня во время ужина, я попытаюсь пофлиртовать с ним, - говорю я Рейчел, - если он поведется, то я передам ему записку и назначу встречу. Где мы сможем осуществить свой план, как думаешь?

- Думаю, в грузовом отсеке можно, туда имеют доступ все пассажиры, а работники заканчивают смену перед ужином.

- Значит, я назначу встречу ему там и сделаю то, что мы задумали. Надеюсь, моя рука не дрогнет.

Я пишу записку с назначением даты и времени, которую планирую отдать Майклу.

Вечер. Так забавно, сказать вечер на космическом корабле, конечно, здесь были часы, и отсчет времени, но не было солнца, закатов и рассветов, вечная тьма и иногда люминесцентные лампы.

В столовой собираются люди и выстраиваются в очередь. Рейчел мне показывает на молодого человека. Он вызывающе смотрит на меня. Конечно, я выделялась из толпы. Я смотрю на него, как только умею смотреть на мужчин. Он понимает мой позыв.

- Рейчел, лучше, если ты пока будешь держаться от меня подальше, - говорю я девушке, - ты мне понадобишься позже в грузовом отсеке, а сейчас тебе лучше не светиться со мной.

Рейчел отходит от меня. А молодой человек резко идет в мою сторону. Он подходит ко мне очень близко и шепчет на ухо:

- Меня зовут Майкл, для тебя просто Майк. А как зовут тебя, милое созданье? – Он дотрагиватся пальцами до моих волос – Какие красивые волосы они просто завораживают.

- Меня зовут Алекс, - улыбаясь, я ему отвечаю.

- Ну, да, та самая из капсулы. Ты столь необычное создание для нас всех. Знаешь, когда прогремел этот сигнал тревоги, мы все перепугались, думали, что какая-то авария, а нет, оказывается благословение, ведь проснулся такой ангел.

Он стоит слишком близко, я чувствую его дыхание на своей щеке.

- Ангел, если тебе будет одиноко, то обращайся ко мне, и кстати, я инженер, -- он показывает бейдж,- это очень уважаемая профессия на корабле.

- Конечно, - я мило улыбаюсь ему и в этот момент вкладываю в его ладонь записку с местом и временем. – Я заприметила тебя сразу и ты мне очень понравился.

- Ммм…- он читает записку,- ну я буду, крошка.

Тут я замечаю Сэма, он подходит к нам.

- Майкл, тебе нужно проверить системы водоснабжения на втором этаже. Поужинаешь позже.

- Как скажите, начальник,- он наклоняется и шепчет мне на ухо, – до встречи.

-Алекс, что это значит? Что ты делаешь? – я чувствую ревность в тоне Сэма.

- Ты о чем, господин главный инженер, я не понимаю. Между нами был всего один поцелуй, это ничего не значит и не дает вам право следить за мной, и, кстати, вас ждет ваша жена, - я смотрю в глаза Сэма и фальшиво улыбаюсь.

- Ну, как скажите, Алекс. Я просто не хочу, чтобы вы вляпались в неприятности.

- Я сама разберусь, - я отворачиваюсь от Сэма, давая ему понять, что разговаривать больше не желаю.

Мы с Рейчел в грузовом отсеке.

- Майкл скоро придет. Тебе нужно спрятаться. Потом я позову тебя, как мне понадобится твоя помощь.

- Ты уверена? – спрашивает Рейчел.

- Обратного пути уже нет. Давай мне скальпель и сядь вот за теми коробками. Я справлюсь Рейчел.

Рейчел прячется. Я держу в руках скальпель, его холодная поверхность обжигает мою руку, и я как будто возвращаюсь в свое прошлое, от которого мне никуда не деться. Рука начинает дрожать. Я должна успокоиться. Тут я слышу дерзкий голос. Я прячу скальпель в карман комбинезона.

- Где ты, мой ангел…

- Я здесь,- я выхожу к Майклу.

Он подходит ко мне, резко притягивает к себе и начинает трогать меня за грудь, целует мое лицо, губы. Меня тошнит. Нужно было поскорее с этим покончить.

- Подожди…- говорю я ему и встаю на колени.

- Оооо…мой ангел, а ты знаешь, что нужно мужчине.

Я расстёгиваю ему ширинку. Вытаскиваю скальпель из кармана и резко провожу в области мошонки. Кровь брызгает мне в лицо. Майкл хватает себя за пах и падает на колени.

- Сука! Что ты наделала!? – кричит Майкл, корчась от боли.

- Рейчел! – я зову свою подругу.

- Давай, останови ему кровь, пока эта свинья не померла.

- Тебе не жить, сучка…- говорит Майкл.

- Побереги силы, они тебе еще пригодятся, дорогой. – Говорю я ему.

Мы с Рейчел берем его под руки и ведем в мед отсек.

– Майкл, не теряй сознание, иначе мы не дотащим тебя.

Майкл в операционной. Я сижу на кушетке в медицинской палате, мой комбинезон забрызган кровью. Я смотрю на свои руки, они в крови и дрожат. Меня начинает тошнить. Я подбегаю к раковине и изрыгаю все отвращение, но к кому к Майклу или больше к себе?

Шум в ушах. Я почти теряю сознание. Вижу двух человек в серых комбинезонах с надписью «полиция», у одного из них наручники. Я не сопротивляюсь, вытягиваю руки, наручники защелкиваются.

Часть 4

Последствия

Две недели. Мне были отпущены всего две недели. Они подошли к концу. Меня приговорили к смерти. Да я и сама ее хотела. За эти две недели ко мне никто не приходил. Может, не пускали, а может Рейчел боялась, что ее заподозрят в соучастии, а Сэм…ему наверняка все извратили и сказали, что я пыталась соблазнить Майкла, и он расценил это как предательство. Единственное радовало, что Майкл остался инвалидом и уже никого не обидит.

Моя комната, освещенная всего лишь одной лампочкой. И мои мысли. Вот и вся моя компания. Я вспомнила свои времена в тюрьме, снова начала ненавидеть себя. Быстрее бы уже меня «изгнали».

Открывается дверь и заходит старейшина и говорит.

- Сейчас будет приведен в действие твой приговор, может, ты желаешь с кем-нибудь попрощаться?

- Да. Если можно с Сэмом ОНилом.

- Я так и знал. Вы клоны думаете, что вы все такие индивидуальные. Но ты снова влюбилась в моего сына и снова геройствовала. За что поплатилась жизнью. Даже люди не имеют индивидуальности, лишь серая масса, которая и думает одинаково. Ты лишь набор клеток, ты никто. Я рад, что избавлюсь от тебя, ведь у меня таких, как ты, целый подвал,- он усмехнулся и вышел.

Через несколько минут заходит Сэм.

- Сэм…- произношу я, - я хотела подойти к нему, но движением руки, он показывает, чтобы я стояла на месте.

- Молчи…Что…ты наделала, что натворила…Зачем?

- Так нужно было, у меня не было другого выхода, я должна была помочь Рейчел. И обезопасить всех остальных женщин.

- Не было выхода?! Ты могла обратиться ко мне, я бы помог тебе!

- Я не знала, можно ли доверять тебе. Прости, Сэм.

- Я люблю тебя и любил всегда! Я бы ради тебя сделал все! – он подходит ко мне и крепко обнимает, - Рейчел мне все рассказала. И я пытался переубедить совет, но у меня не вышло, я не могу тебя спасти, Алекс…Я не могу снова тебя потерять.

- Послушай меня, я знала, на что иду. Отпусти меня, Сэм. Выполни свой план, уничтожь всех клонов, но первоисточник, разбуди ее и будьте счастливы.

- Но с чего ты решила, что она полюбит меня? Ведь ты не полюбила меня.

- Я люблю тебя, Сэм. Я влюбилась в тебя, как только раскрыла глаза и увидела тебя.

Сэм целует меня.

- Ты ведь знаешь, что я была в тюрьме, но не знаешь, за что. Так вот, я убила человека. У меня была очень близкая подруга, мы вместе с ней жили, но однажды она не вернулась домой, позже ее останки нашли в мусорном баке недалеко от нашей квартиры. Один мерзавец изнасиловал ее, затем убил, расчленил и выкинул, как мусор. Полиция зашла в тупик. На самом деле, они просто не хотели его сажать, он оказался очень влиятельным, все было им куплено в нашем маленьком городке. Поэтому я наняла частного детектива и он нашел его. Затем я купила пистолет, узнала его расписание, когда он будет один дома. Пришла и выстрелила ему прямо в голову, один верный выстрел и человека нет. Но я облажась. Дело в том, что в тот день его маленькая дочь осталась дома, она заболела и не смогла пойти в детский сад. Я увидела ее в дверях, в тот самый момент, когда спускала курок. Я убила на глазах у четырехлетней девочки ее отца. И с этого момента я не хочу жить.

Сэм внимательно меня слушал. Не выпуская из своих объятий.

- Теперь послушай, ты должен помочь этим женщинам на корабле. Измени порядок вещей и эти ужасные правила. Ради меня. Моя смерть не должна быть напрасной.

-Я все сделаю, любовь моя. И я обещаю, я снова найду тебя.

Я стою на мостике перед большим шлюзом. На мне скафандр с запасом воздуха на полчаса. Полчаса… Шлюз открывается, и меня выталкивают в открытый космос.

Остается всего пару минут. Кислород заканчивается. Голова тяжелеет. Начинает тошнить. Я скоро потеряю сознание. Я это знаю… Главное, чтобы моя смерть не была напрасной. Прости, Сэм…

Эпилог

- Капитан ОНил, мы подходим к заданным координатам, входим в чертовоточину.

- Прекрасно. У нас остается лишь пару минут…мы должны успеть.

Капитан Сэм ОНил, высокий мужчина. Уже в летах, с появляющейся сединой в каштановых волосах, но все такой же красивый, смотрит в иллюминатор космического корабля.

- Я же сказал, что найду тебя…

0
386
00:20
Очень понравился рассказ, прям захватил. Удачи! ok
14:35
Идея рассказа заслуживает уважения: любовь сквозь время и несмотря на… — всегда беспроигрышный и волнующий ход! Но к изложению есть несколько замечаний.
Один молодой мужчина лет тридцати. Придерживает меня за плечи. Он высокий с карими глазами и каштановыми волосами. У него испуганное и обеспокоенное лицо. Второй мужчина стоит прямо напротив меня, он высокий, лет шестидесяти, с седыми волосами и бородкой, в белом халате, поверх темно-серого комбинезона, такого, как и у первого мужчины. На шее у него висит стетоскоп и я поняла, что это доктор. Поодаль стоит девушка, высокая и худенькая с каштановыми волосами.

Все тот же молодой человек помогает мне лечь на каталку

В палату вошла та самая Рейчел.

Описания отрывистые, шаблонные, нехудожественные.
— Женщин в меньшинстве, и женщины на нашем корабле должны выполнять свою главную функцию – деторождение, все те, которые могут иметь детей, конечно. – Так как женщин мало, каждая из них в пару может выбрать себе несколько мужчин, мы не заставляем, они сами для себя это решают – один муж обязательно, два и более уже по желанию и согласию всех партнеров. Знаю, это может показаться для вас диким, но мы заботимся о будущем человечества.

Любопытно, но как количество мужей может повлиять на рождаемость?
Поворот с множеством клонов ГГ заинтересовал. А вот нелогичность основной сюжетной линии взаимоотношений ГГ с тридцатилетним Сэмом обескураживает. Если их, скажем так, первое знакомство состоялось пятнадцать лет назад, то парню тогда было… пятнадцать лет. А ГГ — все так же лет двадцать пять… даже на фоне общего феминистского мотива слишком смело.
Намерение уничтожить все клоны кажется странным. И незаконченным. Так и неясно, довел ли Сэм задуманное до конца.
Фрагмент с наказанием Майкла шокировал. Слишком уж безосновательна и проблема (считаю все же, что в обществе, где мало женщин, их должны беречь, уважать, и защищать их интересы) и способ ее решения (который, впрочем, укладывается в типаж ГГ)
изучал твою жизнь, ты восхищала меня, ты всегда выступала против угнетения меньшинств и за права животных, атеист, идущий против системы.

— Теперь послушай, ты должен помочь этим женщинам на корабле. Измени порядок вещей и эти ужасные правила. Ради меня. Моя смерть не должна быть напрасной.

Капитан Сэм ОНил, высокий мужчина. Уже в летах, с появляющейся сединой в каштановых волосах, но все такой же красивый, смотрит в иллюминатор космического корабля.

Слишком много пафоса. Кстати, и во всем рассказе он тоже изобилует.
— Мы в путешествии уже 324 года и 15 дней, — отвечает старейшина.

Числительные в тексте.
смотрит в иллюминатор космического корабля. — Я же сказал, что найду тебя…

Господи, уж не умершую и мумифицированную ГГ в капсуле он там увидел??
Кто-то хотел моей смерти или наоборот моего пробуждения.

Какие красивые волосы они просто завораживают.

он проводит своим бейджем в отсеке доступа

Я подбегаю к раковине и изрыгаю все отвращение, но к кому к Майклу или больше к себе?

Следует обратить внимание на стилистику и пунктуацию. Автору спасибо и удачи в конкурсе!

07:07
сходу агрессивные навязчивые яизмы, похожие на руки тренера-педофила
Я упираюсь руками и коленями в стекло своей капсулы, изо всех я пытаюсь освободиться
— Так, Алекс, расслабьтесь и вырвите жидкость, что в вас накопилась. вырвать, как Данко сердце?
после многоточий нужны пробелы
Это были два мужчины и одна женщина.

Один молодой мужчина лет тридцати.

онозмы
дальше автор обрушивает на несчастного читателя каскад лишних местоимений, стоящих раком к месту и не к месту
— Давайте, Алекс, мы поможем вам встать, – говорит доктор, и я понимаю, что все это время слышала именно его голос,- Рейчел, подай нам халат, — обращается он к девушке.
— Все будет хорошо, — нежно он мне говорит.
на его бейджи что такое бейджи? эвфемизм члена?
В палату вошла та самая Рейчел а там была и другая Рейчел?
— Оооо…я вижу, что вы уже проснулись. Как ваше самочувствие? – спрашивает меня девушка, - Меня зовут Рейчел, я медсестра. вообще-то задав вопрос, надо отета дождаться, а не молотить дальше. и таки да, неверное оформление прямой речи, как и далее по тексту
чем то дефис
— Мы на корабле не курим и не пьем, совет и старейшина следят за здоровьем будущего человечества, – ответила мне Рейчел,
текст коряв и неуклюж, ощущение что Джону Сильверу костыль в задницу засунули — вот так же будет хромать, как и все эти вставки :«сказала я», «ответила мне» и прочий мусор
— Рейчел, давай перейдем на ты? – предложила я. Рейчел улыбнулась в ответ.
лишь бы давали сигареты и иногда бутылку вина, откуда они возьмут ан корабле сигареты и вино?
Но перед тем как одеться я отведу тебя в душ а вот тут фраза неверная. или Рейчел голая? и таки да, пропущена зпт надо: но перед тем, как ты оденешься,…
— Вода идет дозированно, поэтому советую сначала намылиться, а потом включать воду, а то можно не успеть смыть с себя шампунь, — с этими словами Рейчел подала мне полотенце и маленькую баночку с шампунем, — я буду ждать тебя за дверью.
сколько же слов-паразитов притянул на конкурс автор. отжать воду — рассказ уменьшится на 46 %
Среди них я маленького роста, пухленькая, с рыжеватыми волосами и зелеными глазами, сильно выделялась, поэтому триста пар глаз уставились на меня. ну разумеется, стоит ГГ пробудиться, как все только и смотрят на нее
На удивление еда оказывается съедобной. удивительнее было бы, если бы триста человек умудрились питаться несъедобной едой…
Дело в том, что мы двигаемся почти со скоростью света, да еще и в глубоком космосе бывает неглубокий космос? мелкий космос?
— Алекс… – говорит старейшина серьезным тоном, на столе перед ним лежит раскрытая папка. угу, межзвездный перелет и тонны макулатуры на борту. ахинея полная. вот нужен штамп про папку с делом — автор его услужливо лепит
каждая из них в пару может выбрать себе несколько мужчин пара подразумевает одного, если несколько, то это уже тройка, четверка и т.д.
типичный вторичный образчик скучной, шаблонной и корявой женской фэнтези, которому самое место на ЛитНете
не раскрыта тема рейдерского захвата банка «Восточный»…

12:50
Спасибо за вашу критику и оценку. Постараюсь совершенствоваться. Это была лишь проба пера.
можете не благодарить, критик из меня (как уверяют ОНИ) никакой
19:17
бывает неглубокий космос? мелкий космос?

Это термин широко используемый в фантастике
На удивление еда оказывается съедобной. удивительнее было бы, если бы триста человек умудрились питаться несъедобной едой…

У слова съедобный есть несколько значений и оттенков значений, в данном контексте используется оттенок.
лишь бы давали сигареты и иногда бутылку вина, откуда они возьмут ан корабле сигареты и вино?

С корабельного трюма? Со склада провизии? Возможно, у хитрых космических волков бутылочка припрятана в скафандре…
В целом, голос glass
Очень подробный разбор, Влад)
crazyтак себе, херь, а не разбор
Загрузка...
Елена Белильщикова №1