Эрато Нуар №2

Оцифровка

Оцифровка
Работа №355

– Даже когда человечество колонизирует полдесятка планет, пиццу будет доставлять курьер с обреченным взглядом, – сказал Влад.

– Дал чаевых больше, чем хотел? – усмехнулся Егор.

– Слабак, – не дожидаясь ответа, обозвалась Таня.

– Ну да, ты лучше, совсем не платишь, – огрызнулся Влад, расставляя на журнальном столике картонные коробки. – Или ты не будешь?

– Иди ты, я вчера два часа в спортзале корячилась.

– Ради кусочка пиццы?

Егор в перепалку не вступал, прагматично выбирая самые сочные куски.

– Сколько мы уже не собирались? – спросил Влад. – Недели три?

– Работа, работа, – оправдался Егор.

– И как?

– Четыре квантовых компьютера уже месяц рассчитывают цифровую аналогию для каждой мозговой операции.

– О, как интересно, – без энтузиазма отозвалась Таня.

– Разве это возможно унифицировать? – удивился Влад. – Каждый дурак – дурак по-своему.

– В смысле?

– Вот поднял я руку, а дальше что сделаю? Может комара прихлопну, а может решил помахать на прощание?

– Да это совсем легко. Мозг посылает электрические импульсы на мышцы – это мы давно научились оцифровывать. В кибернетическом теле пауза между мыслью и действием станет еще меньше.

– Какая на фиг пауза? – возмутилась Таня. – Хочу пиццу – беру пиццу.

Влад усмехнулся, Егор продолжил:

– Квантовые алгоритмы позволяют учитывать вероятность всех событий, помечать каждое определенным ярлыком и вызывать индивидуальным триггером.

– А попроще?

– Внутри тела будет набор инструкций для любого движения. И тело как бы будет предсказывать, что ты подумаешь и прикажешь ему.

– То есть если мне в спортзале будет лететь в морду мяч, я не только успею глаза закрыть, но и руки подставлю?

– В точку, Танюш! – обрадовался Егор.

– А у тебя как идут дела? – спросила Таня у Влада.

– Обхожусь без квантовых компов, – чопорно ответил Влад.

– Все мечтаешь о бессознательном бессмертии? – хмыкнул Егор. – Строчишь?

– Пишу, – поправил Влад, – думаю, нашел, что хотел написать. Наконец-то что-то настоящее. Как у классиков.

– Классика бессмертна, – поддакнула Таня.

– Сейчас не добьешься долгосрочной популярности без череды новых книг и постов в соцсетях. Любая современная слава – это костер: только успевай подкидывать дрова нового контента.

– Нашелся эксперт, – поморщился Влад.

– Да все очевидно. Не девятнадцатый и даже не двадцатый век, когда грамотных было меньше, чем сейчас писателей. Сейчас этих писателей – миллион.

– Это не писатели, а графоманы.

– А разница? На самиздатах они уже друг друга не успевают читать. Да что там друг друга! Они даже себя не читают. Пишут – выкладывают, пишут – выкладывают, и ждут комменты, комменты, комменты…, и чтоб каждый похвалил.

– И что, предлагаешь не писать?

– Почему? Пиши, но пойми, это такая же работа, как сварщик, программист или повар. Возьми Толстого, Достоевского, что им с того, что их помнят? Одни кости остались.

– И книги.

– И книги, – согласился Егор. – Да только школьники думают, что «Война и Мир» это что-то нереально длинное и скучное, там есть Наташа Ростова и Пьер какой-то безухий. А про Достоевского в лучшем случае: «Тварь дрожащая или право имею», а то и просто: «Бабку топором замочили, прикинь».

– Ты снова меня вдохновил, – мрачно сказал Влад. – Аж сдохнуть хочется.

– Не торопись, скоро я сделаю тебя по-настоящему бессмертным.

***

– Видали, че по телеку вчера казали? – спросил Толя и сам ответил: – Бессмертие скоро будет.

– И че, Толян, нас не смогут грохнуть? – удивился Вася.

– Не, грохнуть смогут, но от того, что сердечко прихватило, больше не скопытишься.

– Круто.

– Я тож видела, – сказала Катя. – Там много прикольных фишек, не только бессмертие.

– Прикинь, как упекут в тюрячку лет на сто, – сказал Толя, – оптом за все дела!

– Ха! Сотку чалиться! – оскалился Вася. – Точно паханом станешь.

Катя приподняла ладонью грудь и сказала:

– Может и я себе чего получше сделаю, раз тыщу лет с ними ходить.

– Да они у тебя и так ого… – выдал свой лучший комплемент Вася.

– Ненадолго, – ответила Катя, сморщив нос и чуть высунув язычок.

– Тока бабла нереально надо собрать, чтоб тела такие замутить. С микросхемой вместо мозгов, – посетовал Толя.

– Или в их конторе братка закорефанить, – предложил Вася.

– Совратить, – подмигнула Катя.

– Припугнуть на крайняк, – сказал Вася.

– Разберемся, че, – с хищной ухмылкой, закончил Толя.

Три года спустя

– Егор, как успехи с ускоренной оцифровкой? – спросил Влад. Теперь он работал бренд-менеджером при лаборатории Егора.

– Можно сэкономить огромное количество времени, если не перекодировать знания, вроде умения ходить, садиться, плавать. Лучше заново в кибертеле научиться. А если у пациента будет только так называемая «голова», то эта информация ему и вовсе ни к чему.

– А это не ударит по воспоминаниям? Не породит баги в восприятии?

– Ну да, – согласилась Таня, которую Егор устроил лаборантом со следующей ступенью в карьере «менеджер по продажам». – Как вспомнить, что ты бежишь и перепрыгиваешь через лужу, если ты не знаешь, как бегать и прыгать?

– Это будет уже не воспоминание, а фантазирование, – добавил Влад. – Как если я начну «вспоминать» о вертикальном взлете с помощью рук.

– Вот накинулись, критиканы! – усмехнулся Егор. – Как вариант будем помещать пациентов, если они финансово не обеспечены, в арендованное тело. Научились, и обратно в «голову».

– Чудовищная жестокость. Не каждый захочет жить аквариумной рыбкой с мозгом человека, – возмутился Влад.

– Да никто не захочет, – поддакнула Таня.

– Вы спросили, я ответил, – пробурчал Егор, – я рассказываю, как сэкономить время на оцифровке. И бессмертие, пожалуй, самый простой продукт в монетизации. Создаешь рекламу: «Купи бессмертие» и добавляешь подпись уважаемого медико-технического бренда. И все. Любая цена. Покупатели все равно будут. Так что не сгущай тучи.

– Наша цель не арабские шейхи и русские олигархи. Нас интересует хотя бы пять процентов населения планеты, – заучено протараторила Таня. – Умные предприимчивые люди с доходом выше среднего.

– А вот насколько «выше», пока непонятно, – иронично заметил Егор.

– Еще можно организовать собеседование для непризнанных гениев, – сказал Влад, – но это потом, в качестве благотворительности.

– Меценат от бога, – скривился Егор. – Думаю, в первую очередь надо решать проблему хосписов. Во многих странах должны разрешить эвтаназию при переходе личности в цифровой вид.

– Вечно ты о всякой жести, – поморщилась Таня.

– Люди ужасно страдают и умирают, – серьезно сказал Егор. – Это естественно. Но большей жести в мире нет.

– Ну почему, – начал Влад, – бывают люди все теряют…

– К примеру, у людей сгорел дом, – завелся Егор. – Что ж они, годков за двадцать не заработают себе на новый, если впереди тысячи?

– Возьмут ипотеку на сто лет, – соглашаясь, хмыкнул Влад.

Таня погладила себя по плоскому животику, привлекая внимание парней.

– И что, все эти старания зря? – спросила она. – Зачем ходить трижды в неделю в спортзал, если все равно станешь механической куклой?

– Мы не ходим, – пожал плечами Влад. Егор одобрительно усмехнулся.

– Еще одна проблема, – убежденно сказала Таня, – люди начнут наплевательски относиться к здоровью.

– Сейчас будто таких мало, – буркнул Егор.

– Нет-нет, погоди, – вмешался Влад, – экстремалы будут писать свои резервные копии. Ну или переживающие мамочки будут затаскивать их в наш медцентр.

– «В наш» сказал бренд-менеджер, – скептически заметил Егор.

– Я готов стать подопытным, лет за сто я уж точно напишу что-то стоящее, – сказал Влад. – Тогда и куплю пару акций.

– А что с церковью? – озабоченно спросила Таня. Озабоченность она проявляла так редко, что парни вскинули брови. – Вы с ней договорились?

– А что с ней? На костре нас сжигать не станут, – сказал Егор. – Приняли же они как-то, что Земля не в центре Вселенной, как-нибудь и с этим свыкнутся.

– Процесс запущен, будущее неизбежно, а последствия…, как же без них? – философски заметил Влад. – Оружием можно убивать людей, можно защищаться, или, скажем, красоваться на параде. Так же и здесь.

– Нет, надо как-то официально их предупредить! – не унималась Татьяна. – И людей подготовить, чтоб конфликта на религиозной почве не вышло.

Егор с подозрением прищурился.

– Тань, ты чего это?

– Знаешь, как упадут продажи, если патриарх заявит, что бессмертие противоречит миссии церкви?

– Вот оно что, – с облегчением вздохнул Егор. – Это в тебе менеджер по продажам говорит, а то я уже забеспокоился…

– Таня права, надо этим заняться, – поддержал Влад.

– Ну вот и займитесь! – ответил Егор. – А то только и можете, что меня отвлекать!

***

– Ходу, ходу, ходу! – орал Толя. – Васян, ты че, тачку бережешь?! Или педали путаешь?!

– Да она тупая! Турбонаддув что ли не дует?

– Режим «Sport» включи, – подсказала Катя. – А то у тебя какой-то «Eco».

– Да один хрен, – ответил Вася, но режим переключил.

– Вроде уехали, – уже спокойно сказал Толя, когда они остановились в обшарпанном подземном гараже.

– Ниче так выручка у этой ювелирки! – восхитился Вася.

– Я оставлю себе колечко? – спросила Катя.

– Ага, чтоб нас потом повязали?! – возмутился Толя. – Не, все барыгам на перебойку.

– Катюх, станешь бессмертной, хоть по три кольца нацепишь, – утешил Вася.

– Сейчас охота, – вздохнула Катя.

– Много че охота, но надо лавэху копить, пока своего кента в конторе нету.

Катя сняла кольцо и протянула Толе.

Семьдесят шесть лет спустя

– Слишком много уникальных условий подарила нам Земля. В космосе надо думать о галактическом излучении в отсутствии магнитного поля, о достаточном запасе воздуха, воды, еды, – глядя в обзорный иллюминатор космического корабля, сказал Влад.

– Чудовищные перегрузки во время взлета и посадки, – добавила Таня. – Даже в лучшие годы мое тренированное тело не выдержало бы их.

– Хотим едим, хотим не едим, – ухмыльнулся Егор. – Мало энергии? Оставил аварийный датчик и отключился на пару недель.

– Да-а, с датчиком и отключкой ты круто придумал, – улыбнулся Влад. – Впал в депрессию или творческий ступор, поспал недельку и все, как новенький. А ты, Тань, даже в биологическом теле всегда была идеальна.

– Влад, ты и через сто лет будешь ко мне подкатывать?

– Я колонизировал бы с тобой отдельную планету.

– В обычных телах у вас это наверняка бы не вышло, – сказал Егор. – Даже на кислородных планетах сначала надо изучить вирусы и бактерии, наладить производство пищи и лекарств.

– Лет семьдесят назад я не думал, что тело такое уязвимое, – сказал Влад. – А теперь сам лечу готовить для этих «хрупких» новый дом.

– Четвертая волна колонистов: парни и девушки от восемнадцати до тридцати пяти, – сказал Егор. – Это огромный шаг к глобальному бессмертию человечества.

– Они молодцы, – согласился Влад. – С Землей ведь тоже может что-то случиться: гигантский астероид, экстремальная активность вулканов, взрыв ядерных боезапасов…

– И они на это согласились? – удивилась Таня. – Им же лететь в пять раз дольше.

– Как только каждая пара родит четверых детей, то по исполнению пятидесяти лет, каждому члену семьи обеспечена оцифровка и лучшие кибернетические тела. И, как очень крутой бонус от несчастных случаев, резервное копирование каждый год, – объяснил Егор.

– Единственное, по чему я скучаю, это по нормальному сексу, – сказала Таня. – Ради него я сама бы четверых родила. Тут какие примочки не ставь, все равно как-то без страсти получается.

– Да-а, сексуальные ощущения плохо оцифровываются, – посетовал Егор, – никак не получается найти ошибку.

– Ну и чего сидишь болтаешь? – удивилась Таня. – Бегом искать!

– А найдешь, проверь на нас с Таней, – подмигнул Влад.

***

– Толян, это ты четко придумал секонд полететь, – сказал Вася, участник второго потока колонистов. – Народу мало, но главное пахалово тю-тю.

– Да тут роботы-хероботы все сделали, – отмахнулся Толя, – но ждать не пришлось, это кайф.

– Раньше колечко с ювелирки оставить нельзя было, – восхищенно сказал Катя, – а сейчас… Целая планета!

– Да, тока делать нефиг, когда все твое. Ни в казино не сходить, ни контору не обчистить, – сказал Толя.

– Адреналина ноль, – согласился Вася. – Тухляк.

– Еще эти стены голые на нервы капают, – оглядывая самую большую комнату на планете, проворчал Толя, и коснулся сенсора на запястье. – Устроили тут гребаный инкубатор.

Главный интендант планеты Жизнь подошел спустя минуту. Руки его заметно дрожали.

– Хочется чего-нибудь эдакого, картину какую-нибудь крутую, – сказал Толя, – статую…

– Анатолий Владимирович, мы можем распечатать любую картину или скульптуру, – заверил интендант.

– Копии, копии, задрали эти копии, – оскалился Толя. – Накалякай им там че-нить, пусть присылают настоящее.

– И прочитай, перед тем как отправлять, – погрозив пальцем, сказала Катя.

Интендант зачитал:

– Ситуация на планете Жизнь по-прежнему благоприятная. Прошу добавить к стандартным поставкам предметы роскоши для открытия музея: оригиналы картин и скульптур. Это поднимет моральный дух колонистов и упрочит связь с культурными ценностями Земли.

– Отправляй, – сказал Толя. Затем прочитал всплывшее перед ним сообщение и нажал кнопку «Подтвердить отправку». Без его ведома ни один бит информации не покидал планету Жизнь. – Ну че там, летит этот третий поток?

– Да, Анатолий Владимирович, через неделю прибудет.

– Хорошо, пока свободен.

– Спасибо, – сказал интендант и бегом покинул зал.

– Хоть повеселимся немного, – хмыкнул Вася.

– И дела быстрее пойдут, – добавила Катя. – А то на всей планете ни одного развлекательного центра!

– Косяк, – согласился Вася.

– Все будет, – уверенно сказал Толя.

Семь дней спустя

– Кажется, мы попали в рабство, – сказал Егор.

– И длится оно будет вечно? – подняв брови, с нервным смешком спросила Таня.

Влад пожал плечами:

– Цена бессмертия.

– Им либо надоест, либо они в чем-то ошибутся, – успокоил всех Егор.

Таня скривила губы:

– Сейчас я счастлива, что секс в кибертелах такой безрадостный.

– Когда у тебя впереди столетия, побыть пару лет рабом даже прикольно, – хмыкнул Егор.

– Слушай, и правда прикольно, – сказал Влад. – Будет о чем книгу написать.

Егор подмигнул:

– Начинай собирать материал.

-2
1027
09:42
Такая горячая идея и такое дилетантское исполнение… Главные герой — это не друзья, а какие-то сокамерники. Один сплошной диалог ограниченных в своих моральных качествах личностей.
21:14
– Это не писатели, а графоманы. хорошая характеристика для 98 % участников НФ-2019
комменты…, зпт не нужна
писать рассказ диалогом надо уметь. тут умения нет. не прокатило
Загрузка...
Светлана Ледовская №1