Нидейла Нэльте №1

Роберт-исследователь

Роберт-исследователь
Работа №356

Роберт шёл по городу старого мира. Все было покрыто зеленью, вьющиеся побеги укрывали высокие бетонные постройки. Это больше напоминало джунгли, чем город. Или микросхему, полностью обросшую плесенью.

Давным-давно отравленная радиацией и отходами почва перестала плодоносить, а воздух стал ядовит. Человечество, а вернее те кто смог, покинули Землю и поселились на космической станции Ковчег-2. Прошли сотни лет и на Земле снова появилась растительность, но вместо кислорода новые растения стали выделять токсины. Как будто природа запомнила обиду и больше не желала видеть на этой планете людей. И вот уже несколько лет с Ковчег-2 на Землю отправляют исследователей.

Роберт, как и его коллеги, не знал прошлого Земли. Он знал только о своей задаче - постоянно докладывать о состоянии на планете. Датчики отслеживают температуру, давление, состав атмосферы, а фоновая функция в системе периодически отправляет результаты космической станции. Но иногда со станции присылают и особые задачи.

Сегодня у Роберта была такая. Довольно типичная и простая - проанализировать состав Астро, некого синего цветка.

Свернув на очередном перекрёстке, оптические сенсоры уловили синий цвет среди листвы. Скорее всего, это и был тот самый цветок. Роберт был уверен в этом на 67.6%.

Три конечности забарабанили по бетону, ловко переступая поваленные обросшие мхом столбы и кишащие травой трещины в асфальте. Он раздвинул клешнеподобной рукой листву куста и сорвал тоненький стебель, на верхушке красовалось переплетение синих лепестков. Дополнительный анализ показал что это Астро с точностью 98.8%.

Цветок отправился в специальный анализатор, который бездушно принялся расчленять его на волокна. В основном такие задачи на анализ приходили довольно часто - проанализировать состав почвы в отдельном месте, листика, коры и прочего.

Кроме растений на планете никого не было. По крайнем мере, о существовании животных неизвестно. У каждого исследователя есть набор протоколов, основных правил поведения и указаний. И один из протоколов предписывал доложить о любом организме, который предположительно не является растением, и ожидать дальнейших инструкций. Насколько Роберту было известно, к этому протоколу ещё никто не прибегал.

Как только анализ состава цветка завершился, Роберт отправил результаты на Ковчег-2. Задача отметилась как выполненная, и он сразу ощутил какую-то внутреннюю радость. Что он сделал что-то полезное, что-то правильное.

Уже было поздно, время приближалось к полудню. Задач больше не было, и Роберт решил отдохнуть. Он выбрал ровное место на вершине груды обломков, и медленно опустился на корпус, прижав к нему все три конечности. Далее по очереди отключил систему связи с Ковчег-2, географическую систему, датчики и большинство фоновых процедур. Боковые панели открылись и развернулись к солнцу стороной с чёрным покрытием. Диагностика показала, что зарядка стабильная. Роберт выставил таймер и отключился.

***

Когда Роберт пришёл в сознание, небо тлело ранним закатом. Исследователь активировал обратно отключённые системы, тело ощущало бодрость и прилив энергии. Как только возобновилась связь с Ковчег-2, он узнал о новой задаче.

Со спутника пришло требование найти пропавшего коллегу и отправить его журнал. Роберт запросил координаты последнего выхода на связь. Это оказалась поляна недалеко от реки, которая протекала через город. Роберт бывал там, и помнил, что на поляне стояла вывеска “Площадь Независимости”. Проложив оптимальный маршрут, он двинулся к поляне. Шаговый движок хорошо справлялся с местностью, где в жизни бы не проехали колесо или гусеница. Через 1 час 23 минуты и 7 секунд Роберт прибыл к месту, указанному на координатах.

Сканирование поляны не указало на наличие исследователя. Попытка отследить радиоволны тоже не принесла результатов. На основании местности Роберт выбрал подходящий алгоритм поиска и начал прочёсывать поляну.

И вот, у покрытой мхом лестницы к цилиндрическому зданию, он нашёл панель для солнечной зарядки. По состоянию контактов - она была вырвана из корпуса. Здание высотой насчитывало 10 этажей, они состояли из широких каркасных рам, обвитых древесными побегами. А над предполагаемым входом под растительностью ещё можно было прочитать “Отель”.

Внутри висела тьма, и Роберт переключил оптические сенсоры в ночной режим. Это был просторный зал, где колонны облепили грибы, а от широкой лестницы осталось только основание. Среди всего этого он увидел серый стальной корпус исследователя. На нем красовалась гравировка с серийным номером PL4T0. Роберт прочитал его как “Плато”. Он давно открыл для себя, что некоторые цифры можно читать как буквы из-за визуальной схожести. Ему очень нравилось это забавное свойство, поэтому себя ассоциировал как Роберт, хотя его серийный номер был R0BRT. Он приблизился и детальнее осмотрел Плато.

Верхняя часть корпуса пережила множество механических повреждений. На левой боковой панели зияла огромная вмятина, разбитые оптические сенсоры и надломленная антенна для связи с ковчегом чудом держались на верхней части корпуса. Но самое странное - вырванная грудная крышка, которая закрывала батареи. Внутри слоты для двух батарей были пусты.

Роберт просканировал помещение ещё раз, но батарей не обнаружил. Как будто их кто-то забрал.

Чтобы получить доступ к журналу, достаточно достать жёсткий диск и подключится к нему напрямую. Тогда можно получить доступ ко всем данным, не только к журналу. Роберт подумал, что он не хотел бы, что бы так поступили с ним. Как бы влезли в душу. Состояние Плато было вполне работоспособное, если не считать отсутствие батарей. Поэтому он решил попросить журнал, вместо того чтобы забрать.

Сначала Роберт отключил часть маловажных фоновых процедур, снизил энергопотребление другими системами. Клешневидной рукой он открыл крышку у себя на груди и достал одну из батарей. Закоротившие контакты выдали сноп искр. Роберт сразу же ощутил резкий упадок сил, а в его журнал посыпались предупреждения и ошибки о проблеме с питанием. Он дал системе инструкцию больше не информировать об этом.

Каждый исследователь знал, как работает его тело, из чего оно состоит, а соответственно - и граничные возможности. Данная информация необходима на случай поломки и вынужденной самопочинки. Используя эти знания, Роберт и решил, что функционировать на минимальном уровне производительности возможно и с одной батарей. Он склонился на телом Плато и вставил батарею в уцелевший слот на груди.

Кулеры загудели, а это означало что Плато жив. Роберт испытал странное чувство, похожее на то, которое он испытывает при завершении задачи. Но ведь он еще не отослал журнал на станцию.

Плато медленно поднялся на конечности и завертел оптическими сенсорами. С такими повреждениями он не мог видеть ничего кроме помех. Плато был слеп.

Роберт помнил, что антенна Плато сломана, а значит связаться с ним можно только аналоговым способом через кабель. Гнездо аналогового кабеля тоже находилось на грудной панели. Роберт вытащил свой кабель и подключил в аналогичное гнездо у Плато. Тот отшатнулся, и Роберт понимал почему. Отсутствие оптических сенсоров, множественные сообщения о повреждениях и неожиданное подключение другого исследователя выходили за рамки стабильной ситуации.

Прежде всего Роберт представился, отослал свой серийный номер, описание, характеристики места, где они находятся.

В ответ от Плато сразу полился поток требований срочно прервать связь с Ковчег-2 и отключить систему связи.

Роберт сказал, что это запрещено. Запрещено отключаться от спутника кроме как для зарядки. Его очень смутило такое требование. В сопровождение Роберт выслал протоколы, в которых это описывалась. Такие же протоколы должны быть и в реестре Плато. Странно, что он не знал.

Плато проигнорировал это, и продолжал слать просьбы отключится.

Роберт расценил это как сбой, и отправил запрос на доступ к журналу вместе с данными о задании, которое он получил с Ковчег-2.

Поток одинаковых сообщений от Плато прекратился, но доступ к журналу он не дал. В ответ Плато послал ему образ старой модели исследователя, в несколько раз большей по размерам, с обломанными солнечными панелями. Этот огромный кусок металла и пластика гнался за Плато, чтобы причинить вред, и куда бы Плато не прятался, он находил. Громила вычислял его по радиоволнам, по которым Плато общался со спутником. Но когда исследователь это понял - было уже поздно. Догнав Плато, вспорол ему грудную пластину и забрал себе батареи.

После этого Плато еще раз попросил отключиться от спутника.

Роберт немедля согласился. Он испытал страх, что его сознание и существование может кто-то прервать.

Весь этот разговор занял меньше секунды. Роберт отключил систему связи с Ковчег-2, и они остались в тишине. Так исследователи простояли несколько часов, а потом вышли из здания. И пошли. Без цели.

***

Они бродили по озелененным городам, по диким лесам которые соединяли города. В таких местах не было ничего из бетона или железа, а только цветы всей радужной палитры и высокие деревья. Как раз их листва, согласно анализу, и выбрасывала токсины в атмосферу. Кроме оптических сенсоров у исследователей установлена мембрана с датчиками, которая воспринимает звук. Так Плато и ориентировался в пространстве и следовал за Робертом.

Бывало они останавливались и обменивались данными о внешнем мире. Роберт посылал Плато своё представление исходя из интерпретации визуальной картинки. Он очень удивился, когда Плато впервые отправил ему в ответ свою интерпретацию, построенную исключительно из анализа звуков, датчиков состава атмосферы, давления и гальванометра. Роберт и представить себе не мог что окружающий мир можно воспринимать и так.

Кроме того, после продолжительного общения Роберт обнаружил, что Плато думает совершенно не так, как он. И тем интереснее им было делится друг с другом мыслями.

Когда заряд в батареях падал, Роберт отключал Плато. Аккуратно доставал его батарею, вставлял себе в грудь и, распахнув солнечные панели, до вечера заряжал их. Потом возвращал батарею коллеге. Первые разы Плато опасался “умирать” каждый раз, но вскоре полностью доверился Роберту. Всё-таки это был единственный способ как они оба могут функционировать.

Роберт уже привык к работе на одной батареи, когда все системы на минимальной мощности.

Со дня их встречи прошло много времени. Отключившись от Ковчег-2, Роберт ощущал какую-то пустоту. Как будто пропала цель в его существовании. Они с Плато придумывали себе задачи, на основании тех, что уже выполняли, но радости это не приносило. Им больше нравилось просто исследовать мир, посещать новые места. Вроде как Плато получал от этого удовольствие, ну а Роберт просто занимал этим мыслительные процессы, что бы не думать о связи со спутнике.

Общаться каждый раз через кабель было неудобно, поэтому Плато предложил другой вариант. У каждого исследователя есть динамик, но он может издавать очень примитивный диапазон звука. Плато составил алгоритм шифрования информации в звуковых частотах, и способ расшифровки. Скорость общения стала меньше, но зато теперь не было необходимости соединяться кабелем. С того момента они практически всегда разговаривали без остановки, со стороны это напоминало чириканье двух птиц.

Других исследователей они не встречали. Ни тех, кто охотился за батареями, ни тех, кто все ещё выполнял свою работу. Лишь однажды по пути двое натолкнулись на обваленное здание, где под бетонной плитой торчала верхняя часть корпуса какого-то бедолаги. Плита полностью раздавила сам корпус, уцелели лишь несколько датчиков и оптические сенсоры. Роберт сразу предложил пересадить их Плато, но тот отказался. Слепой исследователь объяснил это тем, что научился видеть мир по-своему, что данных с других датчиков ему хватает для необходимой картины мира. В крайнем случае, говорил Плато, Роберт всегда может рассказать ему как что выглядит. Роберт не стал долго спорить и согласился.

Все чаще и чаще Роберта посещали мысли связаться с Ковчег-2, узнать состояние, возможно получить какую-то конкретную задачу. Но он не мог этого себе позволить, ведь так попросил Плато. Да и быть замеченными охотниками за батареями он боялся. Роберт увеличил цикл зарядки, просто чтобы больше находится в спящем режиме. Это было единственное время покоя, свободное от мыслей о спутнике. Он вычистил весь архив задач, журнал сообщений от спутника, все что было связано с Ковчег-2. Но это чувство никуда не исчезло. Чувство, что он делает что-то неправильно, что он обманывает. Затем это переросло в периоды тревожности. Постепенно исследователь позабыл с чем они связаны.

По время пути через поляну с высокой травой Роберт заметил странный лист. С прозрачными прожилками, которые двигались, с маленькими тёмными отростками. По всем признакам это было живое существо с точностью 78.6%, принадлежащее к классу насекомых. Роберт рассказал об этом Плато, показал внешний вид.

Он удивился, подтвердил что это первое животное которое они встретили.

И тут Роберт ощутил вину и отчаяние. Он понимал, что должен что-то сделать, но не мог понять что. Тщательные раздумья и анализ так и не дали результатов. А затем его окликнул Плато, и они двинулись в сторону гор. Там, на верхушках было что-то белое. Им не терпелось узнать что.

0
1107
23:33 (отредактировано)
Неплохой рассказ, но не окончен, а скорее оборван на пол пути.
10:09
Чем-то напомнило «Валли». А так да, соглашусь с комментарием выше, рассказ не закончен. Так, что это ни о чем. Автор показал, что умеет писать, ну а дальше то что?

Числительные в тексте моветон. Убирайте их, пишите нормальным русским языком…
21:40
Роберт-исследователь аллюзия на Жюля Верна?
но вместо кислорода новые растения стали выделять токсины это как понять?
на 67.6%. числительные в тексте, проценты в тексте
Через 1 час 23 минуты и 7 секунд Роберт прибыл к месту, указанному на координатах. скорее «в», а не «на»
вторично, скучно, да еще и числительные
Загрузка...
Мартин Эйле №1