Ольга Силаева №1

Рыжий

Рыжий
Работа №357

По крутому склону высоченного песчаного холма спускался мужчина с короткостриженными рыжими волосами, покачиваясь устало под тяжестью заплечного рюкзака. На вид ему было лет сорок с небольшим. Минутами ранее, оказавшись на вершине одного из холмов окружавшей его местности, он убедился: вокруг ни души. Следы, тянущиеся за ним, исчезали под слоем песка, расползающегося под натиском порывистого временами ветра.

Мужчина по прозвищу «Рыжий», отбывая десятилетний тюремный срок, на четвёртый год заключения начал проявлять признаки психического расстройства: ругаясь беспричинно с сокамерниками он разглагольствовал о том, кто из них действительно заслуживает смертной казни. Впоследствии, точнее – четыре дня тому назад, во время прохождения обследования в психиатрической клинике, симулянту удался дерзкий побег. И теперь, удаляясь всё дальше от места заключения, намеревался он затеряться в безлюдной местности.

Не зная, как долго придётся ему быть в пути, Рыжий впервые на ходу задумался с некоторой растерянностью: «Как мне прожить, не привлекая к себе лишнего внимания и не вызывая ни у кого подозрений? Скорее бы пересечь эту пустыню, избегая по пути случайных встречных. А как я был бы рад оказаться в захолустном продуктовом магазине с какой-нибудь продавщицей, да без свидетелей, чтобы заиметь немного деньжат. И, добравшись до ближайшего города и завладев там чужим паспортом…».

Рыжий, считавший себя жертвой чудовищной ошибки правосудия, поймал себя на мысли о том, что он уже начинает рассуждать в манере типичного рецидивиста. И тут же его мысли унеслись к событиям трёхлетней давности.

…Прохладным осенним утром двое мужчин выехали поохотиться на уток. Прибыв на место, они вышли из автомашины, желая согреться за распитием спиртного. Закончив трапезу, один из них – Рыжий – потащился в камыши с ружьём, оставив спутника отдыхать под деревом.

Порядком отдалившись от места привала, он вдруг услышал выстрел. Следом раздался второй. Встревожившись, Рыжий поспешил назад, и обнаружил под деревом тело бездыханного товарища с простреленной грудью. В растерянности Рыжий поднял с земли валявшееся ружьё, совершив столь необдуманный поступок …

Суд признал его виновным в предумышленном убийстве и приговорил к десяти годам тюремного заключения. Главной уликой против него послужили опечатки его пальцев на орудии убийства. Экспертиза установила в крови подозреваемого повышенное содержание алкоголя…

…Заметив незнакомое растение, в надежде извлечь из него живительную влагу, Рыжий сорвал его и начал разжевывать, невзирая на горький вкус. Но легче ему не стало. Мучила жажда. Рот пекло как огнём. Присев на песок, обратил внимание на черенок лопаты, выступавший из рюкзака. Одновременно в голове Рыжего блеснула мысль, подтолкнувшая его на действие: полагая, что там, где растёт трава, могут залегать грунтовые воды на небольшой глубине, достал лопату. Следом, проникая в песок остриём лопаты глубже и глубже, ушёл в землю, сначала по пояс, затем по самую шею. Однако его ждало горькое разочарование: уже на глубине по пояс остриё лопаты наткнулось на толстый слой глины.

Взвалив рюкзак на спину, Рыжий двинулся вперёд. Взобравшись на очередную возвышенность, вдруг он вздрогнул, как вздрагивал каждый раз, замечая на горизонте движение, чаще всего – при виде гонимого ветром перекати-поля. А на этот раз ему навстречу приближалась издали одинокая фигура. Несколькими минутами погодя, уже с близкого расстояния он разглядывал загорелое лицо полногрудой молодой азиатки в красной косынке, выцветшем старом платье и с открытыми смуглыми плечами. Остановившись в шаге от незнакомца, она уставилась на него испуганными глазами. Не зная, что делать дальше, Рыжий прислушивался к позыву собственной плоти, внезапно возжаждавшей вожделенную земную радость. Одновременно в его голове завертелись хаотичные мысли: «Судьба улыбнулась мне в то время, когда настроение у меня преотвратительное. Уступая необоримому желанию, я настроен на совершение насилия прямо сейчас. Я, пожалуй, не смогу предотвратить то, что должно вот-вот случиться, даже если бы хотел. Порядочность – понятие расплывчатое, предписывающее условности поведения людям, пресыщенным прелестями безбедной жизни. А я – человек сильных страстей и измученный душой и телом, смогу ли поступить по-другому? Понимаю, что похоть и эгоизм – самые приземлённые из всех чувств. Но я – жертва обстоятельств, три с лишним года не прикасавшийся к женщине. И вот шанс восполнить этот пробел. Мне нужно действовать прежде, чем она пустится бежать…».

Совершенно внезапно Рыжий набросился на женщину, которая, извиваясь гибким телом, раз за разом ускользала из его рук, одновременно выкрикивая ругательства на непонятном языке в твёрдой решимости отстоять свою честь и достоинство. Её крики, похоже, были услышаны: издали раздался ответный крик. Оглянувшись, Рыжий заметил в той стороне, откуда донесся крик, мужской силуэт. Грозно размахивая издали кулаками – брат или муж этой женщины – явно приказывал Рыжему не притрагиваться к ней. «Что же делать? Мне ведь нельзя конфликтовать с кем бы то ни было. Хлопотливым выдался день …», – подумал Рыжий, уходя прочь от женщины с оглядкой на ощетинившегося угрозами мужчину, приближавшегося бегом издалека.

Рыжий продолжил путь, понуро наклонив голову. А когда он снова приподнял голову, то увидел молодую женщину в соломенной шляпе, идущую ему навстречу с мешком за спиной, спускаясь с пологого склона песчаного бугра.

Оказавшись лицом к лицу, они остановились в одно и то же время. Сбрасывая мешок на песок, женщина сверкнула мгновенной улыбкой, слегка обнажив ровные белые зубы. Рыжий разглядывал её стройную фигуру, жизнерадостное лицо и раскосые чёрные глаза. И он забыл о мучительной жажде, забыл обо всём, размышляя: «Наши ожидания, кажется, одинаковые, но я почему-то сильно робею. Неужели меня обезоружило её доверие, наступившее внезапно в бескрайнем пространстве, где нет суеты, мелькания лиц и назойливых взглядов? В городской суматохе даже чрезмерно разукрашенные благоухающие дамы с элегантными причёсками по последней моде выглядят не так разительно, как выглядит не столь ухоженная женщина в захолустье. Такое, возможно, случается только в местах необжитых, где любая женщина, словно редкий самородок, верно схваченный по достоинству машиной времени, но не прошедший сквозь её сито, отсеивающее «мелочных» и заурядных особ, непременно предстанет перед глазами такой, лучше которой и не пожелаешь. К тому же жители древней пустыни, затерянной в бескрайных просторах вдали от крупных очагов цивилизации, более близки к духовной сущности своих далёких предков. А женщины, стоявшие у истоков человечества, возможно, казались созерцающим их первобытным мужчинам намного красивее, чем современницы наши кажутся нам…».

Вдруг, осмелев, прикоснувшись губами к горящей щеке перед собой, Рыжий почувствовал её взволнованное дыхание. Одновременно, словно знак свыше, благословляющий их на решительные действия, с головы женщины ветром сдуло шляпу и соблазнительно колыхнулся подол её платья. В это самое мгновение она опустила голову на его правое плечо – сделала это удивительно изящно, демонстрируя красивый изгиб шеи нежнейшим движением. Испугавшись дерзости её поступка, Рыжий отпрянул чуть назад, отпуская её руку, охваченную горячими его ладонями. Невзирая на сильный потный запах, исходящий от него, она вновь потянулась к нему, словно к приятно пахнущей приманке.

Рыжий снова недоумевал: «Передо мной словно бесконечно родное тело, хотя – всего-навсего податливое тело странной незнакомки, произносящей страстный шёпот согласия. Временами она перестаёт произносить слова, понятные мне без перевода, и чем дольше я ожидаю повтора трогательного шёпота, тем удивительней мне кажется наступившая пауза. Но почему я вдруг оказался высоконравственным мужчиной? Не укусила ли меня какая-нибудь волшебная муха из древней сказки? Душа моя приказывает измождённому телу творить добро! А что же случилось с ней? Если даже это и есть любовь с первого взгляда, она должна была быть недоверчивой. О нет, я не судья этой женщине, когда не в состоянии разобраться в своих чувствах…».

Насторожив внимание, Рыжий увидел кизяк – коровий навоз, высушенный в пустыне – сквозь дыру с ладони в боковой стороне мешка. И, догадавшись кое о чём, думал: «Скитаясь по пустыне, она собирает кизяк для сжигания в печи. Похоже, что она живёт в беспросветной нужде. Ночуя одна в конюшне среди домашних птиц и коз, вполне возможно, что она часто просыпается ночью от запаха парного навоза. Тоска в её глазах наводит меня на мысль о том, что ей не найти кого бы то ни было, кто окажет ей посильную помощь и чуточку внимания. Ещё немного и она последует за мной хоть на край света. Ох, нам бы держаться друг за друга до конца наших дней! Однако я – беглый заключённый с туманным будущим, должен оставить её в покое…».

Рыжий, испытывая внезапно сильное головокружение от жары, приостановился. Устало прикрывая глаза, простоял он на месте до тех пор, пока не прочувствовал присутствие кого-то постороннего за спиной. Резко обернувшись, Рыжий поверил своим глазам не сразу: рядом с ним оказался человечек ростом не выше и полутора метра, с поджатыми толстыми губами и мрачноватым лицом. Рыжий, Справившись с внезапным испугом, размышлял: «…мне кажется, что он ненамного старше или моложе меня, а рост у него и вовсе никудышный. И кто же он? Один из преследователей по долгу службы? В таком случае за ближайшим бугром могут затаиться его сообщники…».

На всякий случай Рыжий погрузил руку в карман брюк, нащупывая нож. Но затем, вглядевшись более пристально, почувствовал удивление, вызванное необычным внешним видом незнакомца: в руках, затянутых в белые матерчатые перчатки, он держал саквояж алюминиевого цвета; сапоги причудливого пошива, густые тёмные волосы и чрезмерно широкие брови придавали незнакомцу вид вульгарно разукрашенного манекена.

Рыжий, позабыв о спрятанном ноже, строил догадки: «Что там у него в саквояже? Вода...Или же…».

– День добрый! Не будете ли вы столь любезны объяснить мне, как вы вдруг оказались здесь? – спросил его незнакомец, без всякого выражения в голосе.

Стараясь не показывать досады по поводу неожиданной встречи с ним, Рыжий ответил ему сухо:

– Добрый… Я – путешественник. Спешу домой…

– Понятно. Но вы не похожи на путешественника, – сказал незнакомец, сочувственно глядя на Рыжего. Следом, словно размышляя вслух с оттенком злого остроумия «…улитка спешит домой…», – добавил:

– Мне кажется, что вы нуждаетесь в помощи. Неважный вид у вас…

– Ни в ничьей помощи я не нуждаюсь. В жару пустая болтовня отнимает много сил. Извините, неотложное дело ждёт меня, – упорствовал Рыжий, небезосновательно полагая, что рядом с таинственным незнакомцем, невесть откуда появившимся, ему совсем небезопасно.

– Что ж, вам виднее. Прощайте!

Эти слова мигом отрезвили Рыжего. Тревожно оглядываясь по сторонам и прислушиваясь к печальному звону ветра, он созерцал заново тускло-серую безжизненную пустыню вокруг себя, где не было видно даже мечущихся в небе птиц. В нескольких шагах от него из земли торчал низкорослый омертвевший саксаул, сожжённый беспощадным солнцем. Из-под его обнажённых узловатых корней виднелись три хвостовых пера какой-то крупной птицы. В душе Рыжего нарастала необъяснимая тоска, а в глазах поплыло. Встревожившись, устремился было он вслед за уходящим незнакомцем, вытянув вперёд руки, но рухнул наземь от бессилия, будто споткнувшись в воздухе о невидимую преграду. Незнакомец, услыхав за собой шум падающего тела, обернулся.

– Жара даёт себя знать…! Пить хочется…, – произнёс Рыжий отрывисто, напрягая гармошкой вспотевший лоб со страдальческим усилием.

– Вы, вижу, устали. Отдохните. А затем попытаемся раздобыть воду, – сказал незнакомец, усаживаясь на песке рядом с Рыжим.

– Раздобыть воду? Каким же образом?

– Делайте, что говорю. Ведь это вы говорили о пагубности пустой болтовни в жаркую погоду. А сейчас, собравшись с силами, выроете яму и, разувшись, опустите в неё ноги.

Выкопав неглубокую яму там, где ему указал незнакомец, Рыжий неторопливо разулся. Следом свои босые ноги опустил на дно ямы и присел на её край, низко наклонив голову, словно застыв в поклоне в благодарность за проявленное к нему внимание со стороны заботливого незнакомца.

Чуть позже, ощущая прохладную влагу на дне углубления под стопами, Рыжий слегка взбодрился. Еле осязаемый сквозняк слегка остудил его пылающее лицо. Но по-прежнему его сильно мучила жажда.

Они двинулись дальше. Рыжий едва поспевал за незнакомцем, то и дело теряя его из виду. Поджидая его у подножия очередного бугра, незнакомец обратился к нему в ласковом тоне, словно с дружеской рекомендацией:

– Копайте колодец прямо здесь!

Оказавшись на глубине по самую шею, судя по чрезмерной влажности песка, Рыжий догадывался, что на этот раз старается он не зря. И действительно, вскоре обнажились сильно разжиженные плывуны. Рыжий безмолвно наблюдал за мелкими ручейками подземных вод, стекавших вниз со стенок колодца. Взбаламученная жижа постепенно оседала, и вода, накапливаясь на дне колодца, становилась прозрачной. Согнувшись в три погибели, Рыжий начал торопливо пить, черпая зубодробительно холодную пресную воду сложенными вместе ладонями.

– Как вам удалось безошибочно определить место залегания подземных вод? – спросил Рыжий, как только в душе воцарился покой с утолением жажды.

– В песчаной пустыне грунтовые воды аккумулируются только у подножья северного склона бугра. Влага, образующаяся на других его склонах за счёт таяния снега, разъедаемого лучами солнца ранней весной, хватает лишь на формирование верховодки, которая затем быстро испаряется, – ответил незнакомец, встряхивая густыми чёрными волосами.

– А почему вы решили мне помочь? – спросил Рыжий.

– Я уже привык к тому, что часто встречаю людей в плачевном состоянии. И также я, никогда не имевший собственных детей, по мере своей возможности помогаю всем, как заботливый отец помогает своим сыновьям…

– Сыновьям? Вы считаете… Разве мы не ровесники, по крайне мере?

– Не удивляйтесь! Хотя родился я две тысячи лет назад, я никогда не постарею. Я сложен из кусочков, которые идеально подогнаны друг к другу. Могу объясняться на любом языке, на котором разговаривают хотя бы два человека, не считая меня самого. Я даже не совсем человек в вашем понимании, хотя был им давным-давно…

– И кто же вы в таком случае?

– Как вам сказать…

– Вы – инопланетянин?

– Угадали. Да, я прилетел из неизвестной землянам галактики. Не располагая достаточным временем, лишь вкратце расскажу вам историю моей жизни. Но вы не надейтесь услышать от инопланетянина-технаря складную речь.

Итак, на некой планете, которая старше Земли на много сотен миллионов земных лет, задолго до моего рождения моим далёким предкам стало известно, что небесное светило – подобие вашего солнца, вокруг которого она вращалась, начинает гаснуть, но сначала превращаясь в красного гиганта. С усилением его яркости испарились моря и океаны, участились природные катаклизмы: аномальная дневная жара чередовалась ночными холодами. Наиболее слабые среди нас умирали раньше других, снижалась рождаемость и планета стремительно пустела. Иное небесное тело для переселения, на котором была бы возможна жизнь, не было известно моим далёким предкам. Когда стало совершенно ясно, что им не вынести тяготы все более возрастающей агрессии окружающей среды, у них созрело решение отказаться от биологического тела, заменив его механическими деталями, безупречно выполняющими функций органов и конечностей разумного существа. Как только они успешно решили эту нелёгкую задачу, возникла более сложная проблема: как быть с мозгами и душами? Позднее учёные изобрели искусственный мозг, собранный из нужных деталей и питающийся от энергии атомных ядер. А ведь на базовом уровне сознание разумного существа формируется из ряда атомов и электронов, отвечающих за разум. Однако мои далёкие предки недолго радовались первому прикосновению к самим себе в новом облике. Оказалось, что человек, превращаясь в механического робота, перестаёт быть прежним разумным существом. Тогда же, занимаясь вплотную проблемами искусственного мозга, те же учёные сделали ошеломляющее открытие: причиной их неудачи стало отсутствие в искусственном мозге полноценно функционирующего гиппокампа, отвечающего за хранение воспоминаний, являющегося вместилищем нейронов. Спустя столетия учёные изобрели отвечающий всем строгим требованиям искусственный аналог гиппокампа. И вновь мои люди предстали полноценными разумными существами, какими прежде были. Стали они долгожителями, но перестали размножаться путём воспроизведения себе подобных, не употребляли пищу, не болели, физически не уставали, не спали и не старели.

– Как я вам завидую! Вы – самое настоящее бессмертное разумное существо! – воскликнул Рыжий.

– Ничего подобного! Мы погибаем в стихийных бедствиях, во время межпланетных путешествий или в результате серьёзных аварий летательных аппаратов по техническим причинам. Наша нервная система, управляющая по сути искусственным интеллектом, не может быть заново восстановлена после разрушения в подобных ситуациях. В отдалённом будущем последний представитель нашего рода непременно завершит свой жизненный путь трагически, но не от инфаркта. Но мы и не думаем о смерти. Если не думать о ней, то ни у кого и не возникнет мысль о бессмертии. Вспомните, как в раннем детстве каждый день приносил вам массу новых впечатлений, когда вы видели что-то впервые и были уверены в том, что смерть людей наступает по недоразумению, а старики, родившиеся стариками, будут жить вечно вместе с вами. А когда вы нетерпеливо ожидали наступления особо радостного события, считая с трепетом дней, тогда же наверняка вам казалось, что время, раздробленное в своей протяженности на невыносимо тягучие мгновения – останавливалось, и для вас словно наступала вечность. В действительности же, в постоянно меняющемся времени для человека важно лишь восприятие иллюзорной вечности как реальности, хотя бы в течение нескольких мгновений перед тем как исчезнуть в пропасти небытия. И это тот самый случай, когда миг жизни человека, условно говоря – равнозначен вечности. Вы – земляне, не понимаете тайного значения смерти, и совершенно не цените счастье быть разумными смертными существами...

– Извините, можно я вас перебью? Возможно, вы правы. Однако меня интересует другой вопрос: «Что ж теперь подпитывает ваше желание жить? Потусторонние видения?».

– Абсолютно всё, что нас окружает, а от любой мелочи мы испытываем блаженство постижения сути очередного таинства. Мы – рьяные искатели мудрости, а создание технических новинок стало для нас чуть ли не единственным способом почувствовать себя живыми существами…

– Вы, получается, не только сверхчеловек, но и – представитель всемогущей расы!

– Нет более безответственной формы эгоизма, чем изображать из себя всемогущего героя и всезнайку. В различных ситуациях я частенько оказываюсь беспомощным. К примеру, могу утонуть в воде, не умея плавать…

Рыжему показалось, что слова инопланетянина прозвучали совершенно непринуждённо, но с явным оттенком ложной скромности, и этот человечек с дерзким нечеловеческим лицом разговаривает с ним с высоты своего величия с насмешливым высокомерием. Вполне возможно, что он вступил в контакт с землянином в отчаянном порыве сделать хоть что-то для него. Подозревая об этом, Рыжий высказался вдруг в манере подростка, обиженного на своего сверстника:

– Пройдёт ещё одно тысячелетие – и глядишь – наступит славная эра, когда мы – земляне, достигнем уровня вашей цивилизации, словно влетая в совершенно иной мир на крыльях прогресса…

– А что это такое, по-вашему, прогресс? На смену вашим повозкам пришли автомашины, поезда, самолёты и космические корабли. И вы называете это прогрессом? А ведь в многотысячелетней истории развития человечества прогресс в духовной сфере людей и вовсе не наблюдается. Земляне до сих пор даже не покончили с междоусобными войнами…

– К сожалению, – снова перебил его Рыжий, – на Земле войны случаются довольно нередко. Но не кажется ли вам, что вы – безоружный инопланетянин, сильно рисковали, решившись на контакт со мной – землянином.

– Я вооружён особым видом оружия: могу заражать людей вирусом доброты, даже находясь от них на значительном расстоянии. Не так давно вы едва не овладели молодой женщиной в красной косынке силой. А перед вашей неизбежней встречей с другой женщиной, я успел заразить вас обоих вирусом доброты. И она, раздобревшая внезапно, безудержно потянулась к вам – незнакомому мужчине, оказавшись во власти безумной страсти. А вы, также зараженный этим вирусом, сумели взять верх над повелениями собственного первобытного природного инстинкта, побеждая грешное вожделение и преобразуя его в святость…

А теперь я осмелюсь предположить о том, что вы – человек, попавший в беду. Если вы даже преступник, я в этом не вижу ничего страшного. Древняя мудрость гласит: у каждого грешника есть будущее…

– Я совершил побег из тюрьмы, отбывая наказание за убийство, которое я не совершал…

– А кто же убийца?

– Не знаю…

– В таком случае истина должна восторжествовать. Сами увидите …

Доставая из саквояжа компьютерный планшет, инопланетянин привёл его в действие. Засветился дисплей, обращённый лицевой стороной к Рыжему. И с появлением на нём его отражения замелькала вереница событий, меняющихся в обратном направлении. Затаив дыхание, Рыжий предался созерцанию собственного утомительного путешествия. Далее события следовали одно за другим: побег из тюрьмы, тюремные будни…

На дисплее планшета появляются мужчины с ружьями. Покидая автомашину, они устраивают привал под деревом. Выпивают, шумно разговаривая. Заканчивая трапезу, один из них – Рыжий – спускается к реке с ружьём, оставляя позади себя бородатого спутника, пожелавшего отдохнуть.

В фокусе наблюдения оказывается уснувший под деревом бородач, который просыпается от непрерывного стука по дереву. Запрокинув лицо к вершине дерева, он замечает дятла, прижимающегося к стволу дерева. Рука тянется за ружьем, достает его. И, лёжа на спине, мужчина целится в крошечную птичку. Раздается выстрел. Смертельно раненный дятел с растопыренными крыльями застревает в плотных сплетениях тонких веток, вися головой вниз на высоте намного выше человеческого роста. Перезаряжая ружье, бородатый мужчина снова взводит курок, но медлит с выстрелом, понимая, что птичку можно сбить наземь, действуя попроще. И, поднимая над головой ружьё и держа его за дуло, старается он прикоснуться до птички прикладом ружья, забыв о взведённом курке.

Инопланетянин, перебирая пальцами по дисплею планшета, многократно увеличивает масштаб сцены кульминационного момента: очередная неудачная попытка дотронуться до птички прикладом ружья заканчивается его скольжением вниз по стволу дерева, и спусковой крючок наталкивается на сучок. Раздается выстрел…

– Я дарю вам этот компьютерный планшет, который содержит доказательство вашей невиновности.

– По-другому он называется машиной времени, не так ли? – спросил Рыжий, полагая, что должен же он в эту минуту сказать что-то, хотя бы из чувства благодарности.

– Я стараюсь не думать о времени. Я ведь сильно истосковался по тем далёким временам, когда имел родное тело, состоявшее из костей, кровеносных сосудов и мышечных тканей, подобно вам. Как я теперь скучаю по одной прелестной женщине, когда-то со мной знакомой, мне не выразить словами. Помню её молодой и красивой...Позвольте мне дальше выразиться, не затрагивая понятия о времени…

Итак, как только сверхчувствительный компьютерный планшет в ваших руках оказался настроенным на один из видов вашего жизненного следа, о котором люди не знают ровным счётом ничего, вы смогли наблюдать за эпизодами собственной жизни в прошлом. А теперь пора нам проститься навсегда. Побег из тюрьмы – не более чем смиренное безразличие к самому себе. Не нужно скрываться от людей. Пересмотр судебного дела завершится в вашу пользу. Мужайтесь и не опускайте руки! За мной прилетели. Прощайте!

Инопланетянин кивнул головой в сторону ближайшего песчаного бугра, на макушку которого бесшумно опускался летательный аппарат сферической формы, поднимая верх облако песчаной пыли. Провожая инопланетянина изумлённым взглядом, мужчина с короткостриженный рыжими волосами впервые почувствовал себя умственным карликом с сомнительными морально-нравственными качествами.

-2
1316
15:15
На мой взгляд, рассказ представляет собой повествование без каких-либо эмоциональных всплесков. Нет чёткой кульминации и развязки. Идея с инопланетянами и компьютером, через который видят эпизоды прошедшей жизни интересна, хочется больше обыграть. Не хватает изюминки.
Три нестыковки, которые портят рассказ:
простреленная грудь у бородатого спутника на охоте (охотятся на уток с мелкокалиберными спортивными ружьями (сейчас запрещено) или дробью, прострелить дробью грудь нельзя, тем более дробью на уток. Дробинки застревают в теле утки, а тут взрослый мужчины с мышечным каркасом, одеждой и рёбрами);
куда делась женщина после появления инопланетянина. Только что была на расстоянии вытянутой руки, в следующее мгновение о ней забыли;
мысли главного персонажа очень сложно выражены. Мужчина, отсидевший в тюрьме три года не выдал ни слова на фени.
Ещё предложение очень длинные, много деепричастий, наречий, оборотов. Усложняют восприятие. Это относится к первой половине рассказа, потом, видимо, писатель успокоился и стал писать понятнее.
23:45 (отредактировано)
Странный рассказ. Вначале показалось, что написано в стиле реализма, а не фантастики, но потом появился инопланетянин. Эпизоды с женщинами оставляют много вопросов и общая идея тоже не совсем понятна, а потому, возможно, меня не зацепила.
Стиль изложения — неплохой, но иногда хромает орфография.
20:20
под тяжестью заплечного рюкзака бывают незаплечные рюкзаки?
Минутами ранее, оказавшись на вершине одного из холмовокружавшей его местности, он убедился: вокруг ни души. как же канцелярски убого-коряво
расползающегося под натиском порывистого временами ветра. eyes
корявый и убогий текст, который вовсе не спасает инопланетянин
за что так ненавидеть редкого читателя?
Загрузка...
Мартин Эйле №1