Эрато Нуар №1

Навсегда

Навсегда
Работа №360. Дисквалификация за отсутствие голосования

В курятнике было душно. Рон ворвался, размахивая руками, и несушки, захлопав крыльями, кубарем свалились с насеста. Он быстро собрал восемь крупных яиц с тонкими подтеками помета на рыжих боках и побежал обратно в дом. В окно Рон увидел мать, которая стояла у плиты и варила кофе. Он хотел ей что-то крикнуть, но зацепился ногой за деревянный порог и упал на сосновый пол. Яйца вязкой лужицей растеклись рядом. Рона затрясло, он вскинул глаза на мать, но вместо любимого лица увидел свои побелевшие ладони и пальцы. Еще час назад они были почти алыми, организм боролся с низкой температурой, а теперь руки начали бледнеть. Фредди Меркьюри из динамика телефона уже много часов подряд пел о том, что он убил человека. Все шло по плану. Еще немного, и Рон потеряет сознание. Его дыхание и кровообращение замрут. И если повезет, то навсегда.

Рон терпеть не мог слова «навсегда», «бесконечность», «вечность». Даже слово «космос» вызвало у него ярость, потому что он, космос, мечта миллиардов, не имел конца и края, как и жизнь Рона. Много десятков лет назад Рон одним из первых землян вошел в программу «Сансара». Он отвечал всем требованиям: ему было 35 лет, у него не было детей и хронических заболеваний, и он был платежеспособен. В детстве Рон, как и все его ровесники, мечтал полететь на Марс. После того, как там нашли воду, и какой-то делец, мечтающий о всемирной славе, построил первый корабль, поток колонистов двинулся к планете и потихоньку заселил ее. Одиннадцать миллиардов погрязли в конфликтах, мусоре и голоде. Земля бредила новыми завоеваниями. Космос казался спасением. Следующим прибежищем должен был стать спутник Сатурна, на котором нашли воду и протеины. Но расчеты оказались неверными. И пока ученые пытались найти другие доступные для колонизации места во Вселенной, еще один делец придумал, как дать землянам то, о чем они мечтали веками. И начал продавать им бессмертие.

За начальный взнос в сто пятьдесят тысяч долларов США и последующие более скромные ежегодные платежи человек получал неограниченный доступ к 3D технологии по печати всех устаревающих и выходящих из строя частей тела. Медики научились извлекать стволовые клетки не только у новорожденных, но и у взрослых людей. Поэтому для всех желающих и платежеспособных бессмертие стало таким же доступным, как когда-то изменение пола. Всемирное Содружество поставило несколько дополнительных ограничений – минимальный возраст вступления в программу, равный тридцати пяти годам, и отсутствие потомства как до, так и после проведения всех необходимых медицинских манипуляций.

На свое тридцатипятилетие Рон загадал всего одно желание. Чтобы Лора, его подруга, согласилась войти в программу вместе с ним. Денег после продажи родительского дома хватало с лихвой. После того как Рон задул парафиновый частокол на огромном кремовом уродце, он буквально прокричал Лоре о своем желании. Та обещала подумать. Они раньше никогда не касались этой темы. Они, вообще, мало говорили о будущем. Через пару дней, утром, когда Лора пекла блинчики и насвистывала какую-то детскую песню, она вдруг громко сказала «да». Рон не сразу понял, о чем идет речь, но Лора стояла и повторяла все громче и громче: «да», «да», «да».

На подготовку ушло три месяца. Они сдали анализы, подписали кучу электронных форм, и, наконец, получили дату и время, в которое их пару ожидали в офисе компании для забора клеток и еще нескольких медицинских манипуляций, призванных лишить Рона и Лору возможности иметь детей. Рон шутил, что еще чуть-чуть и он станет Горцем (его отец обожал это старье). Лора смотрела на него своими огромными зелеными глазами, улыбалась и почти все время молчала.

В назначенный день договорились встретиться прямо в вестибюле медицинской компании. Рон приехал на двадцать минут раньше. Лора опаздывала. Ровно в четыре за Роном пришли. Лоры так и не было. Он попросил дать ему пару минут, чтобы набрать ей. Но ее трубка была вне зоны действия сети, трекер отключен. Вдруг раздался звонок. Рон раздраженно ткнул в экран, это была Лора. Она извинялась. Говорила, что уже на подходе, чтобы он начинал без нее. Рон выдохнул и отправился вслед за медсестрой.

Надо ли говорить, что она так и не пришла? Женщина, ради которой он слушал хип-хоп, ел выращенных в пробирке червей, смотрел старые фильмы ужасов, ездил в Огайо к ее выжившей из ума матери, не пришла. Он, как дурак, сидел и ждал ее после своей процедуры целый час. Потом подошел к блондинке-администратору и поинтересовался, когда у Лоры закончатся процедуры. Девушка полистала список пациентов, попросила еще раз медленно произнести нужные имя и фамилию, чтобы датчик голоса зафиксировал малейшие нюансы, и сказала, что пациентка Лора Дерч вчера отменила свой визит. Бессмертный и стерильный Рон стоял и хлопал глазами как последний идиот. «Я еще чем-то могу вам помочь?” – ласковым голосом выдала девушка заученную фразу, но Рон промолчал и медленно направился к лифту.

Домой он шел шесть часов. Петлял по улицам, бесконечно звонил ей, останавливаясь в каждом попутном баре. Всю дорогу ему казалось, что она смотрит на него. С противоположного тротуара, из-за угла дома, из толпы на переходе. Спустя восемь бурбонов он перестал оборачиваться. До дома добрел за полночь. У двери замешкался и чуть не обмочился от ужаса, когда услышал торопливое сопение за спиной. Оглянулся. На асфальте сидел пес-робот и часто ловил носом воздух. «Ты кто, мать твою?!» - Рон вжался в тяжелое полотно входной двери. Робот приветливо моргнул лазерными диодами и юношеский звонкий голос откуда-то из недр стального живота изрыгнул: «Я Лесси, ваш ангел-хранитель». «Приехали», - подумал Рон. «Я был прописан у вас в контракте как обязательное условие. Я буду дистанционно измерять показатели вашего состояния и помогу вам в случае угрозы». Рон забыл этого уродливого пса в больнице. Ребята, продающие бессмертие, оказались крайне предусмотрительными. Псы-ангелы контролировали физическое состояние своих хозяев и, по возможности, предотвращали события, которые могли привести к травмам. То есть допиться до чертей Рону не удалось бы. «Интересно, как они это делают?» - подумал Рон и тут же осел по стене прихожей, чтобы проспать десять долгих тревожных часов. Лесси улегся рядом.

Искал ли он Лору? Еще бы. Он позвонил всем ее друзьям и коллегам, которых знал, и даже ее придурочной матери в Огайо. Никто ничего не слышал о Лоре, или не хотел ему говорить. Он подал заявление о пропаже человека в полицию штата. Но ее нигде не было. Однажды, года через два после исчезновения Лоры, он получил от нее сообщение в мессенджере одной из соцсетей. Она просила Рона не беспокоиться, заняться своей жизнью и прекратить ее искать.

Он разломал почти всю мебель в доме. Даже замахнулся на пса, который тихо сидел в углу спальни и бесстрастно наблюдал. Рон подумал, что у Лоры появился кто-то другой. Может, кто-то, кого он знает. Женщина или мужчина. И она сбежала с ним, или с ней, за тридевять земель, в Индию или Новую Зеландию. Его тошнило и трясло. Он влил в себя залпом половину бутылки джина и тут же побежал к унитазу, чтобы вывернуть желудок наизнанку. Лесси обеспокоенно прыгал вокруг, пытаясь оценить угрозу. Но все обошлось.

Рон взял на работе отпуск и три недели не вставал с постели. А потом однажды утром взглянул в мутное зеркало на свое заросшее лицо, улыбнулся, сварил кофе, натянул тренировочные штаны и вышел на прогулку, прихватив пса. Точнее, пес сам побежал за ним. Рон шел и думал о том, что жизнь с уходом Лоры не кончается, уж его-то точно. Она теперь совсем не кончается. И баб в его бесконечной жизни будет бесконечно много. Столько, сколько он сам пожелает. А эта дура может катиться ко всем чертям. Такая же психопатка, как ее мать. Он вернулся домой и накатал Лоре ответ: «Рад за тебя, иди на хрен, сучка!». И впервые потрепал электронного пса за ухом. Тот отчаянно замигал и радостно взвизгнул.

Сейчас, когда Рон сидел на Эвересте и с огромным трудом пытался шевелить окаменевшими пальцами, проверяя по реакции тела, сколько времени осталось, он увидел ее лицо. Оно медленно, как тяжелый круизный лайнер, плыло перед его глазами. Впервые за долгие годы он был рад его видеть. Лицо улыбнулось и сказало: «Сын – вылитый ты, кстати. Такой же деревенский нос картошкой. Это у вас семейное». Рон сощурился и метрах в семи от себя разглядел мутные очертания невысокого парнишки в синей моряцкой штормовке и зеленых шортах. Рон попытался вытянуть руку, но она весила целую тонну. Мальчишка помахал ему, развернулся и прыгнул с камней вниз. Рон заплакал. Лесси встрепенулся, вскочил на лапы и стал лизать ему лицо. «Не надо, не надо, милый, ложись, все хорошо!», - он с трудом потрепал пса за ухом и похлопал по стальному боку.

В первый раз это случилось через шестнадцать лет после того, как Лора прислала прощальное сообщение. Рон читал лекции по аэродинамике летательных аппаратов в атмосфере Юпитера в школе пилотов космолетов, и как-то в онлайн чате среди сотен аватарок слушателей увидел фото парня с большими зелеными глазами. Это были глаза Лоры, Рон не сомневался ни секунды. Он запросил список имен и ID участников, но ему отказали, это было запрещено правилами. Рон промучился недели две и убедил себя, что ему померещилось. Еще через десять лет он отправился на Марс, чтобы взойти на тринадцатикилометровый Элизий, третий по высоте вулкан планеты. Рона, никогда не увлекавшегося экстремальными видами спорта, уже лет пять тянуло испытать себя во всем: в межпланетных гонках, полетах в костюме-крыле, космическом альпинизме. На обратном пути, перед тем, как вместе с Лесси погрузиться в капсулу сна, он заметил в толпе туристов те самые зеленые глаза. Молодой мужчина среднего роста. Рыжие волосы, тонкие губы. Всего секунда. Раз, и не было. Сердце колотилось где-то за кадыком, он его узнал. «Мой сын?» - успел подумать Рон перед тем, как провалиться в криосон.

Дома Рон искал профиль незнакомца в соцсетях, но все было тщетно. Мысль о том, что его подруга тайком забеременела, самостоятельно приняла решение рожать и отказалась от бессмертия, мучила Рона. Но постепенно из гнусной предательницы Лора превратилась в Деву Марию, спасшую своего нерожденного младенца от смерти. Ведь не факт, что Рон бы выбрал ребенка вместо бессмертия. Рон представлял, каким вырос их с Лорой сын, что ему нравится, где он живет, что любит есть, какую музыку слушает. За все это время ему ни разу не пришла в голову мысль, что ребенок мог быть не от него.

Рон попытался приподняться, но ноги онемели и не слушались его. Руки горели от боли. Пульс упал до 50 ударов в минуту. Телефон все еще играл «Богемскую Рапсодию». Рон чувствовал себя одновременно безумно пьяным, безумно уставшим и безумно счастливым. Пики дальних вершин медленно желтели. Лучи выхватывали лиловые склоны, покрытые серым предрассветным снегом. Лесси было почти не слышно. Пес тихо лежал где-то сзади. Рон не любил его. За все эти годы он так и не привык к глупому и уродливому роботу.

Первым участником программы, попытавшимся покинуть ее, оказалась женщина, решившая прыгнуть с небоскреба. Пес-ангел в последний момент спас беднягу, ухватив за ногу. Женщине ампутировали конечность, расторгли с ней контракт на обслуживание и немедленно направили в передовой отряд колонистов, своеобразный штрафной батальон космического фронта. Рон решил, что женщина была просто сумасшедшей. Однако внимательно перечитал все, что было написано мелким шрифтом в копии контракта. В пылу гонки за мечтой он не обратил внимания на то, что любое намеренное причинение вреда физическому телу со стороны его обладателя, участника программы, автоматически прерывало действие контракта и влекло за собой санкции. Работа колонистов, находящихся на переднем крае освоения космоса, славилась своими нечеловеческими условиями, жестким контролем и изнурительными полувоенными заданиями. Но умереть или причинить себе вред штрафники не могли. Сотни собак следили за ними. Так компания – продавец бессмертия обеспечила себе лояльность властей, налоговые льготы и дополнительный рынок сбыта роботов.

Вторым, не выдержавшим счастья обладания бессмертием, стал какой-то парень, живший в Нью-Йорке. Он наглотался снотворного, которое купил за криптовалюту на черном рынке. Аптеки в США исчезли много лет назад. Выписанные врачами лекарства, даже самый простой аспирин, доставляли специальные медицинские дроны. Их часто сбивали, поэтому на черном рынке можно было достать абсолютно все. Но дорого. Пес и тут спас своего хозяина. Он сделал ему промывание и вызвал парамедиков. Эти железные церберы как-то могли набрать в себя воду и откачать хозяина. Парня тоже отправили в передовые отряды, о чем сообщили все новостные сайты.

Рон сидел, облокотившись на восмидесятилитровый рюкзак, и пытался расслышать редкие шевеления пса у себя за спиной. Вдруг прямо перед собой он увидел огромный 747-й. Из кабины выглянул отец и радостно прокричал: «Парень, ты, вообще, в курсе, оказывается, Джордж Вашингтон не знал, что на Земле когда-то жили динозавры! Бедолага отбросил коньки в 1799 году, а первый скелет нашли только в 1824!» Его отец был ходячей энциклопедией бесполезных фактов, а также гражданским пилотом, разбившимся на автомобиле в год, когда Рон закончил колледж. Вез любовницу домой. Погибли оба. Мать пережила их на пять лет. Рон зажмурился от ужаса, а когда открыл глаза, боинга уже не было. Отца тоже.

Как-то утром Рон отправился на собачью площадку. Лесси был в восторге. Они начали ходить туда ежедневно и грать в мяч. А вскоре Рон отвез пса на дикий пляж и бегал там с ним часа три, пока не выбился из сил. Однажды вечером Рон заметил, что Лесси сидит и без остановки мигает диодами на голове. «Что с тобой?» - спросил он. Пес замер, а потом медленно прошептал: «Я думаю!» «О чем?» - удивился Рон. «О том, как слопать его ферзя!» - нахмурился Лесси. Рон поднял бровь, но Лесси продолжил: «Я играю в шахматы с другими псами-ангелами, нас в округе двенадцать». В шахматы Рон играл когда-то в детстве, правда, без особого успеха. Он нанял онлайн тренера, парня из Индии, и за полгода очень прилично подтянул свой уровень. После чего предложил Лесси партию. Пес обыграл его за двадцать четыре хода. Рон демонстративно расстроился и пообещал взять реванш. С тех пор они начали играть через день. Рон притащил в дом игрушки и соорудил собаке спальное место. Выяснилось, что Лесси любит старую музыку, и они начали слушать допотопный «Queen». «Кто хочет жить вечно? Кто хочет любить вечно? Кто осмелится любить вечно? Кто будет ждать вечно, несмотря ни на что?» На этих словах Лесси, обычно, начинал подвывать.

С некоторых пор Рон тоже начал подвывать, когда думал о том, что у него есть все шансы никогда не кончиться. Он застыл в возрасте тридцати пяти лет, новые технологии позволяли бесконечно менять выходящие из строя органы и части тела. Совсем недавно ему вырастили и напечатали новую сетчатку. И он опять стал видеть со всей остротой. Но то, что он видел, ему не нравилось. Перспектива хоронить любимых женщин вызывала ужас. После того, как его смертная очередная подружка погибла в аварии с беспилотным аэротакси, он перестал заводить длительные отношения. Довольствовался парой-тройкой свиданий. Однажды он зашел в кабак у дома и улыбнулся темнокожей красотке: копна вьющихся волос, карие глаза, нос с горбинкой. Подсел рядом, решил угостить, спросил, как зовут. За сотню лет поменялось многое, но не обязательный ритуал соблазнения. Она улыбнулась, придвинулась, потом странно повела носом и скривилась. «Ты мертвец что ли?» - она опрокинула в себя стопку чего-то зеленого. «С чего бы?» - Рон нахмурился. «Да несет от тебя мертвечиной, знаешь ли. Ты из этих? 3D-отпринтованных?» - девушка отшатнулась от Рона. «Есть такое», - промямлил он. «Катись отсюда, ок? И пса своего прихвати!» - и она быстро пересела в другой конец бара. Рон решил, что сумасшедшая. В городе часто происходили выбросы химикатов. Заводы добрались даже до Манхеттана.

Через некоторое время все повторилось. Девушку с красным ежиком на голове он подцепил в ночном клубе. Она разоралась о мертвечине прямо на танцполе, оттолкнув его с такой силой, что Рон свалился под ноги каким-то парням, затянутым в целлофан. Дома Рон обнюхал себя, но ничего особенного не почувствовал. Как-то вечером, поиграв в шахматы с Лесси, а с некоторых пор играть они стали каждый вечер, Рон вызвал поисковик и начал пробовать разные варианты запросов. С пятого раза нужная информация нашлась. Поисковик рассказал ему о сообществе «Слей мертвяка», основатели которого призывали смертных по всему миру не соглашаться на любые контакты, и, тем более, на секс с бессмертными. Он начал искать дальше, и вскоре обнаружил, что в мире полно подобных сообществ, в которых люди обсуждают способы убийства ему подобных, предлагают законодательные инициативы по ограничению их прав, и призывают ко всем формам бойкота касты «избранных». Вычисляли «мертвяков» очень просто - по псам-роботам.

В свой сто пятьдесят седьмой день рождения Рон понял, что ему все надоело. Его бабка, когда ей стукнуло девяносто семь лет, прошамкала за праздничным столом: «Господи, как же мне все это обрыдло!» - и медленно обвела всех своих многочисленных родственников единственным мутным глазом. Вот именно таким мутным глазом Рон теперь смотрел на мир. За время, прошедшее с момента обретения бессмертия, он успел научиться всему, о чем когда-либо мечтал, и на что не хватило бы обычной человеческой жизни. Он преподавал, волонтерствовал, сочинял, совершил десятки восхождений, играл в театре, создал пару неуспешных музыкальных команд, побыл в меру удачливым инвестором, вложившись в стартап, разработавший технологию прямого подключения человеческого мозга к «облаку», переспал с огромным количеством женщин. Он никогда не считал, но их точно было не меньше пары тысяч. И все же у Рона оставалась еще одна цель.

Рон изучил уйму разных источников, представляя, как лучше организовать свой конец. Загвоздка была в псе. Его надо было приучить к тому, что Рон не может, просто не способен причинить себе вред. На то, чтобы придумать план, ушел почти год. Рон вычислил все, что любил Лесси. И повторял это без остановки: партия в шахматы, игра с красным мячом, прогулка в парке, песни Фредди Меркьюри. Однажды Рон включил «Богемскую Рапсодию», достал нож, уселся на пол и начал осторожно надавливать лезвием на кожу левого запястья. Лесси встрепенулся. Подбежал в волнении. «Тсс, малыш, все хорошо!» – шепотом сказал Рон и погладил морду пса. «Я просто шучу! Я не причиню себе вред, не волнуйся!» - и Рон начал тихонько подпевать Фредди. Лесси втягивал ноздрями воздух, сидел рядом и не двигался. Потом лег. Рон опять провел лезвием по коже. Лесси зарычал и подпрыгнул. «Ну, что ты, дурачок!» - и Рон потрепал Лесси за ухом. Робот, казалось, был сбит с толку. За ночь Рон послушал композицию группы «Queen» девяносто семь раз. И сто двадцать два раза надавил ножом себе на вены. К утру оба, и хозяин, и пес, были изрядно измучены. Рон понятия не имел, сколько ночей уйдет на то, чтобы усыпить бдительность и сломать Лесси. Где-то через год ему показалось, что время пришло. Но при пробной попытке пес рванул к нему и начал зализывать рану холодным силиконовым языком, попутно вызывая парамедиков. Тем Рон соврал, что порезался нечаянно, пока шинковал лук. Следующую попытку он предпринял только через два года. Когда кровь начала капать на пластиковые плиты пола, Лесси подскочил, но Рон зашипел на него как на младенца «Тсс, малыш, все хорошо!» - и пес тихонько лег на пол. Кровь не останавливалась еще минут пять, а Лесси смирно лежал у ног Рона. Пес был готов.

Рон почувствовал, что дрожь отступила. Руки и ноги замерли. Веки стали совсем тяжелыми. Он прикидывал, сколько ему осталось, но не мог сосредоточиться ни на одной мысли. Лесси тихо лежал где-то за спиной. Вдруг встрепенулся. Подбежал к Рону и начал тревожно мигать диодами. «Ну-ну, не волнуйся!» - еле-еле прошептал Рон обмороженными губами. Лесси лег ему на ноги. Вдруг Рон увидел в проеме распахнутой двери мать, которая стояла у плиты и варила кофе. Он крикнул ей с порога: «Ма! Ма, смотри, они все целые!» И протянул пакет с рыжими яйцами. Мать разбила их на шипящую чугунную сковороду, и Рон увидел, как круглые яркие желтки начали превращаться в живых цыплят. Вдруг один цыпленок выбрался на пластиковую столешницу, спрыгнул с нее на пол, и крикнул голосом Лоры: «Догони!» И Рон побежал.

Другие работы:
-1
1164
00:33
О́тличный рассказ. Затронуты серьезные темы — бессмертие, любовь. Автор правильно упомянул фильм «Горец» (который самый первый) и добавил музыку группы «Queen». Получилось невероятно атмосферно. Герои и ситуации расписаны хорошо, прям жизненно. Ведь любое хорошее произведение, будь то фантастика или нонфикшн, всегда про людей.
Текст вычитан. Заметил только одну опечатку:

и грать 


В целом отлично, аплодисменты автору.
02:18
Так.
Псы-роботы в антиутопии — ладно, сделаем вид, что Брэдбери ни при чем.
И почему на конкурсе так популярна архивно-летописная манера изложения? Лично я, за других говорить не будем, хочу наблюдать за действиями героя, а не читать двадцать тысяч знаков предыстории вперемешку с хвастульками о сексуальных победах. (Да, я с первого раза понимаю, что он за свои сто пятьдесят лет успел затрахать половину штата, можно было даже не упоминать, это и так очевидно. Вроде того, что сходить на горшок он успел в сотни раз больше, чем простой смертный).
Но давайте поговорим о содержании.
Первое. А к чему история про космос? Пищевая добавка «фантастичность» к жиденько поданной идее о бессмертии? Убери эту вставку — ничего не изменится. Логики она не добавляет, бреда не умаляет.
Цыпуля, кинувшая нашего унылоГГ — чёткая. Единственная твёрдая мысль в рассказе. И яйца тоже только у неё. И разве не иронично, что персонаж, не имеющий активных действий в сюжете, прописан лучше и выгоднее, чем единственное «действующее» лицо?
(Кавычки здесь строго необходимы, потому что весь рассказ герой дохнет в снегу, а история его жизни — надо полагать, предсмертный бредор)
Про собак было… Честно, мне смешно. И про трупную вонь от генномодифицированных людей, и про любую мотивацию в этой части рассказа. Ах, смертные выпаливают бессмертных по псам. Ах, они хотят уничтожить бессмертных. Ну, если последние только трахают смертных баб безо всякого толку, то конечно, они — биомусор, подлежащий уничтожению. Но нет, вы упоминаете, что ГГ ещё искусствами морочился, чтоб скуку разогнать. Довольно беспонтово причём. Короче, как ни крути, бессмертники — шлак.
И тут мы возвращаемся к вопросу об эксперименте. Нет, не к космической ахинее про спутник Сатурна и другие потенциально пригодные вместилища (лол), а к тому, зачем кому-то вообще создавать бессмертных. Как раз здесь мотивация отсутствует.
Галюны о сыне трогать даже не буду — с одной стороны, не хочется разрушать хрупкий образ Лоры как единственного приличного персонажа (из двух), с другой — ну пусть, чо.
Итог? Хрен там, а не итог. Вы поленились нормально прописать муки человека, разочарованного в бессмертия (как бы не была заезжена эта тема), а я ленюсь подводить черту.
Короче, мне не понравилось совершенно. Можете считать вкусовщиной, если от этого будет легче.
07:11
Он быстро собрал восемь крупных яиц с тонкими подтеками помета на рыжих боках помет на яйцах редкость
В окно Рон увидел мать, которая стояла у плиты и варила кофе. которизм есть — ждем Тота
Он хотел ей что-то крикнуть, но зацепился ногой за деревянный порог и упал на сосновый пол. что за противопоставление деревянного порога сосновому полу?
он вскинул глаза на мать, но вместо любимого лица увидел свои побелевшие ладони и пальцы. Еще час назад они были почти алыми, организм боролся с низкой температурой, а теперь руки начали бледнеть. Фредди Меркьюри из динамика телефона уже много часов подряд пел о том, что он убил человека. вот с этими проклятыми «Он» возникает сразу путаница — кто убил человека? вскинул глаза — это как? вытащил из глазниц и швырнул, чтоб растеклись по матери, как яйца по полу?
Рон терпеть не мог слова «навсегда», «бесконечность», «вечность» либо слов, либо ставьте двоеточие и перечисляйте
Даже слово «космос» вызвало у него ярость, потому что он, космос, мечта миллиардов, не имел конца и края, как и жизнь Рона.
онозмы вступили в хроническую стадию
Он отвечал всем требованиям: ему было 35 лет, у него не было НЕТ детей и хронических заболеваний, и он был платежеспособен.
ему было 35 лет числительные в тексте
В детстве Рон, как и все его ровесники, мечтал полететь на Марс. прямо таки все? кто-то наверное все-таки о девочках думал?
Одиннадцать миллиардов погрязли в конфликтах, мусоре и голоде. Земля бредила новыми завоеваниями. как эти два предложения сочетаются? они противоречат друг другу
Следующим прибежищем должен был стать спутник Сатурна,на которомТАМ нашли воду и протеины. протеины, значится, нашли? автор знает, что такое протеины? или дань англоязычности текста?
как дать землянам то, о чем они мечтали веками. И начал продавать им бессмертие. нахрен им бессмертие в нищете?
по печати всех устаревающих и выходящих из строя частей тела что значит, «устаревающая часть тела»? морально изношенная? ну напечатали новую руку, а как сменить? а мозг как сменить?
канцеляризмы
корявизмы
Лора смотрела на негосвоими огромными зелеными глазами, улыбалась и почти все время молчала. могла смотреть чужими?
«Ты кто, мать твою?!» — Рон вжался в тяжелое полотно входной двери. Робот приветливо моргнул лазерными диодами и юношеский звонкий голос откуда-то из недр стального живота изрыгнул: «Я Лесси, ваш ангел-хранитель». Лесси — Ресси? аллюзия на Электроника?
а ничего, что в подомном мире бессмертных те, кто не дотянул будут вылавливать и уничтожать?
этизмы
Однажды вечером Рон заметил, что Лесси сидит и без остановки мигает диодами на голове диоды мигать не могут, в отличии от светодиодов
«Господи, как же мне все это обрыдло!» — и медленно обвела всех своих многочисленных родственников единственным мутным глазом. взяла глаз в руки и обвела им силуэты родни?
вторично, предсказуемо, откровенно скучно tired

Загрузка...
Константин Кузнецов №2