Ирис Ленская №1

Недетское детство "Крайн"

Недетское детство "Крайн"
Работа №364

Мезир. Мир, в котором слово «магия» не то чтобы не радует, его просто ненавидят. После того, как сто лет назад отгремела война, в которую были втянуты все проживающие на материке расы, люди остерегаются магов и живут, перебиваясь с хлеба на воду. Но только не Залир. Залир всегда был небольшим городком, или большой деревушкой, ну, это как посмотреть. Главное, что через него проходят десятки торговых путей. Именно поэтому люди здесь не бедствуют. И не бедствовали никогда. Не только люди, конечно — гномы, эльфы, гоблины, даже тролли живут здесь. Торговый город — гибкие стандарты.

На главной улице Залира стоит здоровенный дом.Подвал, выложенный камнем, поднимается на полтора метра над землёй. На мощном основании лежат крупные брёвна. Дом красив и загадочен. Живут в нём Барадион и его сын, Крайн. Барадион — в прошлом воин элитного императорского отряда «Корона». Человек он суровый, владеющий оружием выше всяких похвал. Но добрый, всегда улыбается соседям. Те редко общаются с ним, но всегда улыбаются в ответ, страшно. Крайн же — эльф шестнадцати лет отроду. Многое судачили о нём, когда Барадион только пришёл в эти места вместе с Крайном. Крайну тогда не было и года, он, конечно же, не помнит, сколько пришлось его отцу раздать зуботычин и денег, чтобы закрыть недовольные рты. Хоть Крайн и не выделялся — ну эльф и эльф, подумаешь — люди почему-то его обходили стороной. В свои шестнадцать лет Крайн не отличался мускулатурой, но уже умел постоять за себя. Ростом в метр семьдесят сантиметров мог похвалиться каждый его сверстник. Но глаза… У Крайна на самом деле были необычные глаза. Радужка его глаз бурлила огнём, словно всепожирающая лава. Хоть отец и говорил, что он такой, какой он есть, Крайн всё ещё не мог привыкнуть к тому, что люди боятся встречаться с ним взглядом.

Глава 1. День рождения

— Крайн! — Раздался за окном звонкий мальчишеский голос. — Крайн! — Да чтоб тебя! — Недовольно ругался тот, пытаясь залезть в открытое окно. — Ты чего тут спрятался? — Вынырнул из-под окна светловолосый щуплый мальчишка.

— Зар, — недовольно покосился на него Крайн, — я никуда не пойду. Мне из-за тебя ещё тысячу раз написать «я так больше не буду» и почистить свинарник.

— Да ладно тебе! — Залез мальчишка на подоконник. — Кстати, меня окном не шандарахнет?

— Нет. Дом в неактивном режиме. Наверное.

— Вот не надо тут мне твои «наверное». В прошлый раз из-под моего зада табуретка три раза убегала. Сколько тебя знаю, всё не могу привыкнуть к твоему дому.

— Надеюсь, ты об этом не болтаешь на каждом углу.

— Эх, злой ты. Да ну тебя. Не я же виноват, что ты до воды не долетел!

— А кто кричал «Прыгай сразу, там метра четыре глубины»?!

— А кто знал, что озеро обмельчало?! Зато как ты классно, а? Разбег, толчок — и как птица, ууух!

— Над птицами девчонки не ржут.

— Это да, — сел рядом Зар. — Ты до воды всего-то сантиметров двадцать не долетел. Как руки?

— Обе сломаны в двух местах. И пальцы, почти все, — поднял уже совершенно невредимые руки Крайн.

— Обалдеть! Я сам видел, как правая была вот тут переломана, — показал на предплечье Зар, — а большой палец вообще куда-то вверх завёрнут. И всего-то за две недели зажили?!

— Ты обалдел «всего-то»? Знаешь, как больно было? Слёзы сами лились ручьём, я их вытирать, а чем? Руками поломанными? Иду, реву. Отец чуть дуба не дал, когда увидел, — зло выделял каждое слово Крайн.

— Зато девчонки о тебе болтают без перерыва. Говорят, что у Крайна нет души, раз он даже не покривился от боли.

— Шикарные слухи! — Закатил глаза Крайн. — А то, что я просто умею терпеть боль, никому в голову не пришло?!

— Чего ты на меня-то кричишь? Не я же ерунду несу. Я-то знаю, в чём дело, — хитро подмигнул Зар, показывая, что он — молчок! — Но ты сам подумай, ещё два года назад у тебя открытый перелом сам сросся за два месяца. А теперь…

— А теперь ты будешь об этом молчать, — показал Крайн на дверь.

Дверь скрипнула (хотя никогда раньше не скрипела) и в дом вошёл Барадион.

— А! Зар. Вот ты-то мне и нужен. И даже не думай прыгать в окно, — предостерег его отец Крайна, — я там две косы положил.

Зар обречённо остался на месте.

— Да ладно. Я знаю, что это ты подбил Крайна прыгать с обрыва. И я даже знаю из-за кого. Малира?

— Да, — виновато опустил голову Зар.

— Ты не виноват, — потрепал его по светлым волосам Барадион. — А Крайн — да, он виноват.

— Но честно, это я…

— Нет, — строго прервал его Барадион. — Неужели к шестнадцати годам у Крайна так и не появился мозг? Сын, я наделся, что уже вот-вот да вырастет, а нет.

— Я пишу, — тяжело вздохнул Крайн, уже не одну сотню раз написав «Я так больше не буду» в наказание.

— Ладно, сегодня у тебя день рождения, и думаю, что ты усвоил урок.

Крайн так закивал головой, что появилось ощущение, будто она у него сейчас отвалится.

— Я долго думал, что тебе подарить. Ты хорошо освоил рукопашный бой, весьма неплохо управляешься с ножом для своего возраста, конечно. В теории боя ты подкован хорошо, но практика ужасно хромает.

— Да Крайн любого взрослого в Залире уделает! — Воскликнул Зар и сразу же закрыл рот ладонью.

— Обычного мужика бить — дело не хитрое, — поучительно заговорил Барадион. — А кузнеца Здобра ты побьешь? — Обратился он к Крайну. — А может, ты хочешь показать свою силу на мне?

— Зар! — Гневно сверкнул глазами Крайн. — Я не хочу драться просто так!

— Значит, боишься?

— Пап! Ты провоцируешь меня.

— Да, — улыбнулся Барадион, — потому что знаю, Зар прав. Тебе всего шестнадцать, но ты уже можешь покалечить без причины. Просто от хвастовства.

— Я не тупой, — насупился Крайн.

— Я знаю, — протянул Барадион Крайну искусной работы клинок.

Рукоятка, сделанная из ноги лани, удобно легла в ладонь Крайна. Изящный, но крепкий упор предохранял руку от соскальзывания. Лезвие длиной в двадцать сантиметров было холодное, словно лёд, и отдавало голубоватым оттенком.

— Это не обычный клинок. Выкован он был самим королём гномов. Для… гхм... Для одного героя. Никому его не давай, — увидел Барадион жадный взгляд Зара. — В неопытных руках он только навредит.

— Я знаю. Убить ножом легко, воскресить же невозможно, — явно процитировал кого-то Крайн.

— Опять ты свои сказки читал?

— Баррид не сказка! — Возмутился Крайн. — Он воин времён. Самый сильный боец во всём мире.

— Ладно, ладно, — остановил разошедшегося Крайна Барадион. — Пускай будет так. Я уезжаю на два дня к графу Бумбару. Он пригласил меня судить финальный бой.

— А кто дерётся? — Загорелись глаза Крайна азартом. Он всегда мечтал участвовать в развлечении под названием Бои. Без оружия, только твоё тело и мастерство.

— Окто против Гекарда.

— А, — махнул рукой Зар, — Гекард победит.

— Неа, — сразу же вступил в спор с другом Крайн, — Окто восемь раз становился чемпионом, а Гекард пять. Окто ещё никто не обошёл. Ещё два раза — и он станет мастером арены.

— Окто старый.

— Старый конь борозды не портит, — возразил Крайн.

— Ага. Он ложится в неё и спит.

— Я отправляюсь прямо сейчас, — перебил спорящих детей Барадион. — Дома посиделки не устраивать, пива много не пить, — строго помахал перед носом Крайна пальцем отец.

— Один раз уж выпил, и всё, клеймо теперь на всю жизнь, — пробубнил себе под нос Крайн.

— Я ушёл, — улыбнулся Барадион напоследок и хлопнул дверью.

— А сейчас не скрипнула… Смотри, это же Витольд! — Нервно тыкал пальцем в окно Зар.

— Да, он часто заходит к отцу. Они, вроде как, раньше вместе служили.

— Обалдеть! Витольд! Знаменитый воин Короны. Лучший мечник Империи! — Ещё больше зауважал Барадиона Зар. — Ты знаешь, Витольд сейчас второй человек после графа Бумбара. Его боятся даже далеко за границами Залира. У меня знакомый служит в замке. Он рассказывал, что князь севера к ним приезжал. Так он Витольду руку лично жал.

— Всё. Я уже понял, что ты обожаешь Витольда. Отец говорил, что Витольд раньше был одним из генералов империи.

— Ничего себе, и ты молчал?!

— Отец запретил об этом говорить.

— Эх, значит, больше я из тебя ничего не вытащу. Ладно. Что мы будем делать в твой день рождения?

— В навозе ковыряться.

— У тебя сегодня день рождения! — Стоял на своём Зар.

— И свиньи не должны из-за этого стоять по пояс в дерьме.

— А где у них пояс? — Заинтересовался Зар.

— А я откуда знаю! Хотя… — Задумался Крайн. — Ай, да ну тебя!

— Ты пиши. Раз такой принципиальный. А я пойду твой свинарник почищу. Меня Малира сегодня вечером на озере ждёт.

— Я на озеро не пойду.

— Да ладно тебе! — Отмахнулся от него Зар.

— Ты это видел? — Поднял руки Крайн.

— Руки как руки.

— Вот именно, они целые! За две недели ни у кого руки не срастаются.

— Думаешь, раньше никто не замечал, что на тебе всё быстрее, чем на собаке заживает? Давно уже все говорят, что твой папка то ли маг, то ли целительные снадобья умеет готовить. Думаешь, почему тебя почти весь Залир недолюбливает? Завидуют и боятся.

— Всё-то ты знаешь! — Прищурился Крайн.

— Я-то знаю, а они нет, — заговорщицки понизил голос Зар.

— Иди чисть, мне половину осталось дописать. Потом пойдём твою Малирку искать.

— Вот это другой разговор! — Широко улыбнулся Зар и убежал во двор.

Глава 2. Расплата за веру

Вечерело. Таверна была огромной. Там хорошо знали Крайна, и так как ему уже исполнилось шестнадцать, он мог спокойно пить пиво или другие веселящие напитки. Таверна была просто переполнена людьми, всё было спокойно. Друзья сели за дальний столик.

— Пойду за пивом, — не выдержал Крайн.

— Мне мёд! — Прокричал ему вслед Зар.

Быстро вернувшийся Крайн поставил на стол две пол-литровые кружки и, взяв свою, сделал большой глоток.

— Ух! Холодное.

— Малира! — Помахал Зар девчонке в окружении подружек.

— Ты представляешь! — Подошла она злая. — Дядя заболел, и вместо него сегодня на разливе Агар. — Зар, ну ты же у меня мужчина видный, придумай что-нибудь, а?

— Эх, малая! — Деловито развалился на лавке Зар.

— Мне столько же, сколько и тебе, оболтус, — села рядом с улыбающимся Крайном Малира. — Крайн, с днём рождения! — Поцеловала она его в щёчку.

— Тебе мёд? — Поднялся эльф.

— Крайн, ты просто мужчина мечты! — Похлопала ресницами Малира, сложив ручки на груди. — Учись, — зыркнула она на Зара.

— Ну и встречайся тогда с Крайном! – Улыбаясь, ответил девушке Зар.

— Я тебя когда-нибудь прибью! Болобол! — Сверкнула глазами Малира.

***

Когда Крайн вернулся, за его столом кроме Зара и Малиры сидели ещё три парня. Эльф не удивился им, подумав, что это тоже друзья Малиры. Он, улыбаясь, поставил кружку с мёдом на стол.

— Всем привет, я Крайн, — протянул он руку для приветствия, но был проигнорирован. — Малира, они с тобой?

— Я их не знаю, — прошептала девушка.

Услышав Крайна, парни перестали переговариваться между собой и уставились на эльфа. Но через несколько секунд отвели глаза. Бурлящий в глазах Крайна огонь словно обжигал их разум, не давая сосредоточиться.

— Я Кулак. А ты кто? — Воткнул в столешницу нож один из парней.

— Кулак, это имя? — ответил вопросом на вопрос Крайн, игнорируя угрозу.

— Кликуха. Меня все знают.

— Я не знаю.

— Мал ты ещё, кто постарше, тот знает. Шад! — Махнул он рукой одному из старших парней.

Парень поднялся, важно подошёл к их столику и крепко пожал тому руку.

— Здорово, Кулак. Как житуха? Давно не заходил.

— Дела, — кивнул на нож Кулак.

— Спрячь, пожалуйста, нож, — забеспокоился Крайн.

— А чё ты мне указываешь? Или нарваться хочешь? — Без повода вспылил Кулак.

Малира о чём-то зашепталась с Заром.

— Крайн, пошли отсюда, — поднялся взволнованный Зар, вставая и беря Малиру за руку.

— А ну стоять! — Рявкнул Кулак. — Не разрешал я вам уходить. И ты, — посмотрел он на Зара. — Девку свою оставь, познакомлюсь с ней поближе. Да, сладкая? — криво ухмыльнулся Кулак.

— Это моя девушка, — вылил Зар тому на голову кружку мёда. — Сладкий.

— Ошалел?! — Взревел Кулак.

— У тебя мёд на голове, а я ошалел? — Отскочил Зар, утаскивая с собой Малиру.

— Спасибо, друг! — Приготовился к драке Крайн. — Всех заляпал, — глядел он на поднимающегося Кулака и его дружков.

— Я такой, — улыбнулся Зар. — Ты, надеюсь, справишься? — Задвинул он силой Малиру себе за спину.

— А у меня есть выбор?

— Постой, — встал между Крайном и Кулаком Шад. — Может, утрясём?

— Ты видел, что этот малой утворил? — Засунул руку под плащ Кулак, будто собираясь достать ещё один нож.

— Не надо, Кулак. Лучше не связывайся.

— Шад. Ты меня знаешь, я ведь могу всех здесь порешить.

— Ты не знаешь, кто его отец, — стоял на своём Шад.

— Ссышь его папеньки? Так пускай он сюда придёт, я и его уделаю.

— Крайн? — Повернулся Шад, игнорируя скрытую угрозу.

— Мы уходим. — Строго посмотрел на друга Крайн.

— Иди, — кивнул Шад — Я разберусь.

— А ты типа местный решала? — Взревел прямо в лицо Шаду Кулак, всё ещё держа руку за пазухой.

Крайн, поняв, что драки не избежать, потащил Зара к выходу.

— Ребят, я заберу подругу, Ратиэль, и догоню вас! — Побежала в сторону стойки Малира.

***

— Ух, — натянул на голову куртку Зар, прячась от дождя. — Придурок! Узнаю, где живёт, под дверь в листик нагажу да подожгу.

— Листик?

— Дом, — улыбнулся Зар.

— Крайн! — Выбежала Малира из таверны. — У Кулака какая-то штука, он убил Шада.

Вбежав, Крайн мгновенно оценил обстановку. Парни прикрывали девушек. Шад лежал с огромной дырой в груди.

— Ты больной что ли?! — Закричал Крайн. — Да что вы все стоите?

— Ты слепой?! — Прокричал какой-то парень, закрывавший собой беременную девушку. — У него магия в руках.

Всех сковал страх. Не забылись ещё рассказы о Краа`зере — маге,уничтожившим половину этого мира.

— Стоять! Кто дёрнется, — угрожающе осмотрел исподлобья таверну Кулак, — на месте кончу.

Разбойник сжимал в руке боевой артефакт. Крайн не разбирался в артефактах, знал только, что они очень-очень опасны, и изготовить его может только сильный маг. Кулаку было на вид чуть больше двадцати, он не мог быть сильным магом.

— Ты! — Указал пальцем на Крайна Кулак. — Подошёл!

Крайн выдохнул. На расстоянии у него не было бы и шанса.

— Не ссы ты, — поднял руку над головой Кулак и, наслаждаясь страхом, (по крайней мере, он думал, что Крайн боится) проговорил: «Убей!»

Крайн и сам не понял, как ему это удалось. Он быстро вытащил нож и отбил им смертельный снаряд. Тот пробил крышу и, жужжа, улетел в небо. Не останавливаясь, Крайн приблизился вплотную и ударил Кулака локтем в ухо. После обогнул разбойника и глубоко порезал руку, в которой был сжат артефакт. Осев, Кулак выронил камень.

Люди в таверне было дёрнулись бежать, но на пороге стоял начальник стражи, Калшур.

— Что здесь происходит? — Смотрел на капающую с клинка Крайна кровь Калшур. — Сержант!

— Да, капитан.

— Перемотать Кулаку руку. Шада, походу, уже в холодильню тащите. А это отродие Барадиона — за решётку.

— Ну уж нет, — сказал Крайн и рыбкой нырнул в окно.

— Тому, кто приведёт мне этого сорванца, лично выдам сотню монет золотом.

Таверна ожила криками одобрения. Все любили золото.

***

Крайн бежал. Драться ему уже приходилось, и не раз. Но вот опасно ранить человека ножом — это впервые.

— Я защищался, я защищался, — бормотал он на бегу.

Дрожь била его так сильно, что зубы стучали, словно двери на сильном ветру. В глазах темнело, а ноги немели. Он быстро добежал до тайника, о котором знал только он и Зар. Сейчас Крайн мечтал, чтобы отец пришёл и всё исправил.

— Крайн! — Прокричал где-то неподалеку Зар. — Крайн!

— Я здесь! — Крикнул эльф и тут же пожалел об этом.

— Не бойся. Она не выдаст, Малира посоветовала взять её с собой. А я Малире верю, — зашёл в схрон Зар.

— Я тоже Малире верю, — посмотрел на вошедшую девушку Крайн.

— Малира знала Шада. Она пошла со стражей, попросила меня, если что, подлечить тебя. Я же эльфийка, магия целительства у меня с рождения, — заговорила, словно запела соловьём, Ратиэль.

Ратиэль… В эту девочку Крайн был влюблён с четырнадцати лет. Её отец, Тулиль, был высшим эльфом. Это очень древняя раса. Тулиль занимал высокий пост при дворе эльфийской королевы. Забрать дочь он не мог, дело политики. Но он часто навещал Ратиэль, которая жила в Залире в своём личном доме под присмотром тёти. В эти дни все ликовали и радовались. У безногих отрастали конечности, слепые прозревали, а проклятые очищались. Ратиэль любили все. Эльфийке было семнадцать лет, и она была самой красивой девочкой в Залире. Светло-бархатная кожа, волосы цвета свежей пшеницы, стройная фигурка и большие голубые глаза, сводили Крайна с ума.

— Крайн, я была в таверне. Ты молодец, но ты крупно попал. Кулак — племянник начальника стражи. С ним даже взрослые не связываются.

— Ратиэль, — расплылся в улыбке Крайн. Только что его била дрожь, и вот уже он готов сделать всё, что угодно, лишь бы эта девушка улыбнулась ещё раз.

— Я сделал то, что было нужно, — выпятил он грудь.

— Молодец. Надо уходить отсюда. Вдруг за нами следили?

— А куда пойдём? — Не задумываясь, спросил Крайн.

— Надо идти на озеро. Там сейчас никого не будет.

— Пошли. — Подкинул нож Крайн и картинно засунул его за пояс.

— Ага. Значит, когда я звал на озеро, ты всеми копытами упирался, — возмутился Зар. — А как она позвала, бежишь, как собака. Я считаю, что туда вообще соваться нельзя, — упёр руки в бока Зар.

— Малирка сказала, что тоже туда пойдёт, — сверкнула белоснежной улыбкой Ратиэль. — Но больше никто. Возле таверны все собрались, тебя ищут. Так что мы там как бы по парам будем, — кокетливо улыбнулась эльфийка Крайну.

— Я иду, — тут же согласился Зар.

Крайн возгордился собой и вышел из укрытия первым. Впервые в жизни его труд оценил еще кто-то, кроме отца, Зара и Малиры.

***

Ребята долго пробирались лесом к озеру.

— Давайте купаться! — Запрыгала она на месте и захлопала в ладошки. — Отвернитесь.

Как только Крайн и Зар отвернулись, Ратиэль сбросила одежду и с плеском прыгнула в воду.

— Ааааа, — смотрел остекленевшим взглядом то одежду, то на обнажённую девушку Крайн. Муть уже начинала оседать, и её прекрасное тело всё больше и больше открывалось взгляду эльфа.

— Ратиэль, — опасливо оглядывался Крайн по сторонам, — ты же сама сказала, что меня все ищут.

— Да, Ратиэль, — поддержал друга Зар. — Пошли лучше к Крайну домой. Никто туда не сунется.

— Какие вы скучные. Мой отец имеет большое влияние в этих землях. Пользуясь этим, я всё узнала. Калшур думает, что Крайн бежит в сторону замка Бумбара. Всем же известно, что твой отец там. Крайн, не бойся, иди ко мне.

— Решай, я пошёл навстречу Малире. — Ушёл быстрым шагом Зар.

— Ух, — вздохнул Крайн. — Хорошо. Я же не виноват. Найдут, надеюсь, разберёмся, — утешал сам себя взволнованный Крайн.

Крайн начал спешно раздеваться.

— А набедренную повязку? — Прыснула водой в сторону Крайна Ратиэль.

— Эм.

— Ну, я же голая. Это будет не честно.

Секунду подумав, Крайн всё-таки оставил повязку и быстренько прыгнул в воду. Несколькими сильными гребками он подплыл к девушке и оробел. Она была прекрасна.

— Какие у тебя красивые глаза, — усмехнулась девушка, приобняв Крайна. Ноги её дотронулись до ног Крайна, и тот остолбенел, словно был сделан из камня.

— Расслабься, — Шепнула она ему на ухо. — Ты что, не знаешь? Эльфийки носят детей под сердцем двадцать лет. Так что, нам, считай, уже давно за двадцать. Нам всё уже можно, — прижалась она к Крайну.

— Это… Я давно хотел тебе сказать. Ты мне нравишься, иии, это… — Крайн забывал слова, мысли путались.

— Ха! хахаха… — Пролетел нежный смешок Ратиэль по округе. — Я всё знала. Вот сейчас мы наедине, скажи, ты и правда меня любишь?

— Ты очень мне нравишься. А как это, сильно любить?

— Ну, это когда прям хорошо-хорошо становится. И сердце замирает от счастья, — отплыла она от Крайна к берегу, маня его пальчиком. — Чувствуешь?

— Я чувствую, чувствую!

В этот момент Крайну прямо в лицо прилетел комок грязи.

— Тьфу, тьбр-брл, тьфу, — пытался смыть грязь с лица Крайн, но в него всё бросали и бросали.

— А-ха-ха-ха, — слышал он многоголосый смех.

Крайн нырял, пытался увернуться, но в него всё летела и летела грязь.

— Хватит уже, — услышал он сквозь крики голос Ратиэль. Злость начала клокотать в ушах эльфа. Кто-то обижает его любимую девушку.— Кулак, — снова закричала Ратиэль. — Любимый, ты обещал, что только накажешь его, а не убьёшь.

Никто не бил сегодня Крайна так сильно, как эти слова. Ни грязь, ни камни, которые были в ней. Да что там сегодня — за всю жизнь Крайну не было так больно.

Когда ему всё же удалось стереть грязь с лица, он увидел много народу и Кулака с перемотанной рукой. А из кустов, вывели Зара и Малиру, заломав им руки за спину.

— Крайн! — Закричал Зар. — Крайн! Я не знал!

— Я тоже не знала. — Оправдываясь, закричала Малира. — Ратиэль, ну и тварь же ты!

— Я ненавижу Крайна. Его никто не любит, в таверне его никто не оправдал перед Калшуром. Да и страшный он, фу!

Все смеялись, глядя на обмазанного грязью Крайна. Загорелся костёр. Брошенная в него одежда эльфа вспыхнула, словно облитая маслом.

— Хватит! — Поднял руку Кулак. — Ты. — Показал он на Крайна. — Смотри, что у меня есть, — повертел он в руке нож Крайна.

— Я не советую…

— Заткнись, Малира, — жёстко прервал её Кулак. — Скажи спасибо, что тебя не побили. Если бы Ратиэль не просила, я бы и тебя там искупал.

— Как только Крайн выберется из воды...

— Зар. Так же тебя зовут? — Перебил парня Кулак, подойдя к нему вплотную. — Лучше беги, или я тебя здесь же кончу.

— Он мой друг!

— Ты меня плохо слышал?! — Поднёс Кулак острый нож к лицу мальчишки.

— Зар! Пожалуйста! — Пыталась вырваться Малира из крепких рук двух мальчиков.

— Я не уйду без Крайна, — стоял на своём Зар.

— Да? Тогда раздевайся и идите вместе. Выход к Залиру лежит через ущелье, там вас стражники и схватят. После допроса вас на площадь поведут и, в назидание другим, в колодки закуют, голыми. Вот уж потеха будет! Отпустите их.

Зар, дёрнувшись, освободился и, гневно сверкая глазами, начал раздеваться.

— А ты сними набедренную повязку, и валите отсюда! — Пнул Кулак Крайна в спину. — Ссыкуны. Выпьем! — Прокричал он, поднимая кувшин с вином.

Дети отозвались одобрительными криками.

***

— Крайн. Честное слово, я не знал.

— Я это понял, — Шёл эльф, опустив голову.

— А Ратиэль, тварь же такая! — Ярился Зар. — Я обязательно всем расскажу, какая она сволочь! У него Артефакт. Крайн! Ты вообще слышишь меня?

— Слышу, — медленно шёл с опустевшим сердцем эльф. — Не надо ничего никому говорить. Его дядя начальник стражи.

— А твой отец?

— Зар. Меня раздели, накормили грязью и пнули, как шелудивую собаку. Отец не обрадуется.

— Даааа, дела. И что мы будем делать? На выходе из ущелья нас точно примут.

— Я знаю несколько проходов к моему дому.

— Откуда?

— Пещеры, — пожал плечами Крайн. — Дома торт ждёт.

— Ай, как будто родители не знают, что мы чуть-чуть выпиваем. Всё они знают, сами такими были. И Крайн, сладости? Ты маленький, что ли? — Покривился Зар.

— Уж точно ещё не взрослый. И ты из себя взрослого не корчь! — Вспылил Крайн.— Ладно. Там и вина нам хватит. Стой!

— Зачем?

— Тихо! Быстро за дерево.

Как только они спрятались, в десяти метрах от них появилась бурого цвета воронка. Портал увеличился, вспыхнул бурым пламенем, и перед Крайном и Заром предстал великан. Выше шести метров, монументальную грудь прикрывает кожаный доспех, массивные мышцы рук поражали своими размерами. Он ужасал своей мощью и силой. Выйдя из портала, великан на ходу вырвал небольшое дерево и, быстро обломав сучки, положил его себе на плечо. Следом за первым вышли ещё двое.

— Сударх, а мы? — Обратился один из великанов к собрату, который вышел первым.

— Давайте быстрее. — Поторопил их Сударх. — А вы замыкаете, — тыкнул он пальцем в грудь одного из великанов.

***

— Вроде ушли? — Прошептал Зар, когда два последних великана, протиснувшись среди пушистых елей, скрылись из виду.

— Вроде да. Надо срочно бежать в деревню. Кулак их должен задержать на некоторое время.

— Я не пойду. Там же Малира. Я её не брошу.

— Ладно. Сиди здесь. Для таких случаев дома лежит артефакт специальный. Отец говорил, вызывать его только по важным делам.

— Это очень важно, очень важно, — закивал головой Зар. — Беги.

— Кто здесь шепчется? — Вдруг пробасил великан в нескольких метрах от ребят.

Парни притихли. Великан подкрался настолько тихо, что даже Крайн с его эльфийским слухом не услышал и шороха. Секунда замешательства — и Крайн рванул в сторону, чтобы увести великана подальше от друга.

Крайн бежал сломя голову. Он отталкивался от деревьев, перепрыгивал здоровенные завалы, скатывался с небольших косогоров. Через двадцать минут бешеной гонки Крайн с того же обрыва, что и две недели назад, сиганул в воду. На этот раз ему повезло: на знаменитом озере Шираш был прилив. Потеряв из виду добычу, великан кинул в воду несколько валунов и, развернувшись, ушёл. Дорога к озеру показалась короткой, а вот назад Крайн возвращался более получаса.

***

— Зар! Зар! Опять куда-то подевался. Зар, я принёс одежду. На озере у рыбаков спёр, — усмехнулся Крайн. — Вот блин! — Увидел он следы другого великана, который все-таки нашёл Зара.

Радовало одно — не было крови, а значит, он жив.

— Да чтоб же вас всех взяло да об колено! — Опёрся на ствол дерева Крайн. — Двадцать три км до замка Бумбара, — рассуждал он вслух, — четыре до местной стражи. Местная стража обгадится, когда увидит великанов. Добраться бы до отца, тогда обгадятся великаны. Но ни то, ни другое не подходит, слишком мало времени. Но и я один тоже их не положу. Блин, и что делать? Ладно, пойду к озеру, на месте разберусь.

— Тащите их быстрее! — Донёсся до Крайна знакомый бас великана.

Крайн притаился.

— Портал будет стоять двадцать минут. Торопитесь, куски мяса! — Рычал Сударх на людей.

В портал потянулись люди. Почти у каждого на плече без сознания висел ребёнок. Великаны несли по несколько детей. Последним, гордо подняв подбородок, в портал вошёл Кулак. Крайн выждал немного времени и ринулся за ним.

Глава 3. Взрослое решение

Прошло два дня и ничего не подозревающий Барадион, вернулся домой. Бойцы на арене дрались неистово, но его это не впечатлило. Войдя в дом, старый воин сразу понял, что в нём уже как несколько дней никто не ночевал.

— Так. Клинок, — приложил руку к груди Барадион. — Не чувствую. Надо идти к Калшуру, он будет знать, где мой сын.

Собравшись и взяв всё необходимое, Барадион оглядел ещё раз дом и отправился в путь.

— Как это не у тебя?! — Повысил голос Барадион, услышав, что Крайн не под стражей. — Ты из меня дурака не делай.

— Он и ещё пятьдесят детей пропали. В основном из приюта, на них мне плевать, но вот дети торговцев похищены, это плохо. Крайн устроил потасовку в таверне, одного убил, а второго ранил. Я его хотел забрать, а он в окно.

— Кто мёртв?

— Шад мёртв. Кулак ранен.

— Где они?

— Шад в холодильне. Кулак тоже пропал.

— Я хочу осмотреть подвал и труп.

— Проводите нашего гостя за решётку, — ухмыльнулся Калшур.

Не прошло и трёх минут, как Барадион буквально вылетел из подвала.

— Ты мене голову не дури! У парня дыра в груди, это явный след боевого артефакта!

— Ты мне тут голос не повышай! Разорался он здесь, видишь ли. Ты офицер Короны, и сына с детства учил драться. Все в Залире знают, убивать ты умеешь.

— Вот именно, — наклонился к сидящему начальнику стражи Барадион.

— Ты мне не угрожай! — Поднялся Калшур, но тут же сел.

— Ты не пропустишь момента, когда я начну угрожать, — посмотрел ему в глаза Барадион, прижимая того к стулу одной рукой.

Стражники дёрнулись сзади к Барадиону.

— Витольд узнает! — Закричал Калшур, останавливая подчинённых жестом.

— Узнает, — согласился Барадион и, чеканя шаг, вышел.

Начальник стражи засуетился.

— Найти опытного убийцу. Две тысячи золотых за голову Барадиона. Я не потерплю такого отношения от всякого сброда.

***

Вечер третьего дня, как и двух предыдущих, Крайн встретил, дрожа от холода. Костёр разводить было нельзя. Единственное, что утешало — перед входом в пещеру было множество валунов, за которыми было удобно прятаться. За эти несколько дней он подслушал и точно узнал план разбойников.

Кулак работал на рабовладельцев. Нападая на маленькие деревушки, он убивал мужчин, а детей и девушек продавал. Дело было прибыльным, пока его не поймал местный начальник стражи. И вместо того, чтобы казнить разбойника, тот затребовал долю, пообещав прикрывать его. Так вышло, что единственный человек, сдерживавший Калшура, был отец Крайна. И как только тот уехал, по приказу начальника стражи Кулак заказал вечеринку в самой большой таверне Залира. Но не для увеселения, а ради собственной выгоды. Кулак был знаменит. И только всегда сидящий дома Крайн не знал местную легенду.

Дерзкий парень был кумиром многих подростков, пришедших посмотреть на разбойника, которому всё сходит с рук. План был прост. После закрытия таверны позвать детей богатых торговцев на озеро и, опоив их снотворным зельем, продать работорговцам через два дня. После залечь на дно в оговорённом с Калшуром месте. Через три дня Калшур заявил бы, что найти детей — это дело чести. Зная, каким именно работорговцам Кулак продаст детей, Калшур нашёл бы всех, или почти всех. В любом случае, Кулак при деньгах, а Калшур и при деньгах, и герой. Да и местный комендант, Витольд, ничего не узнает. За три-то дня. Но Крайн и Зар спутали все карты. Они разозлили Кулака. Тот, зная, что ему как всегда всё сойдет с рук, применил боевой артефакт. Молния, улетевшая в небо, привлекла внимание, и Калшуру пришлось вмешаться лично. Но Кулак уверил того, что всё будет хорошо и, попросив Ратиэль увязаться за Заром, начал подбивать детей торговцев идти на озеро. За теми потянулись и дети из приюта.

— Витольд не смотрит на титулы, но дочка эльфа. На кой ты её притащил? Её папаша поднимет всех на уши.

— Отстань. Не возвращать же теперь.

— Витольд…

— Да ладно тебе! Витольд такой же смертный, как и все остальные, — отмахнулся Кулак от Сударха, как от брюзжащей мухи.

— Витольд — бывший воин Короны.

— И что?

— Один боец Короны, даже самый молодой, стоит не менее тридцати таких мужиков, как у тебя.

— У меня боевой артефакт.

— Опытному воину Короны такие артефакты на один зуб.

— Блин. Ладно. Раньше прокатывало, и сейчас прокатит.

Крайн аккуратно выглянул из укрытия и увидел связанных детей.

— Ратиэль, — посмотрел Кулак на эльфийку, — какая же ты дурёха!

— В опасные игры ты меня втягиваешь, — прорычал Сударх, тяжело поднявшись. — Воины, всем спать, — указал он на проход в другие пещеры, те послушно пошли отдыхать.

— Сволочь! Я верила тебе! — Закричала Ратиэль.

— Ай, не ты первая, не ты последняя.

— Ублюдок. Свинья. Ты даже хуже тёмной семейки Крайна.

— Крайн?! — Нервно дёрнулась щека Кулака. — Не волнуйся, я доберусь и до него. Всем спать! – Рявкнул тот.

Выждав немного времени, Крайн ринулся в атаку. Рывок — и он, оказавшись прямо за спиной Кулака, он отправляет его в глубокий нокаут.

— Отца он моего положит, — брезгливо отёр ладони молодой эльф.

— Крайн! — Закричала Малира.

— Тсссс, — приложил он палец ко рту.

— Кулак, что у тебя там происходит? — Прокричал Сударх, явно намереваясь лично проверить, что творит молодой разбойник.

— Поздно, — на секунду остолбенел Крайн.

Крайн мог бы легко уйти, но детей всё равно допросят, а очнувшийся Кулак использует при этом всю свою извращённую фантазию. Бежать было нельзя. Вытащив из кармана Кулака компактный телепорт в виде небольшого шарика, он крепко сжал его в руке и представил Залир. Ничего не произошло.

В этот момент появился один из разбойников, а метко брошенный им камень попал Крайну прямо в руку. От боли он выронил компакт, но быстро опомнившись, метнул этот же камень разбойнику прямо в лоб. Тот упал без сознания.

— Разрежь верёвки, — бросил клинок Зару Крайн. — И, вот, — поймал следом Зар компакт. — Разберитесь, как он работает.

Топот приближавшихся разбойников отзывался набатом в полупустой пещере. Из пещер выбежали напуганные разбойники, сзади напирали великаны. Крайн помахал им рукой, указывая на чёрный, похожий на телепорт камень, и скрылся из виду. Начался ливень.

— Мужики! У него телепорт! — Закричал один из разбойников.

— Отобрать! — Проревел откуда-то из глубины Сударх.

***

— Как же хорошо, что сейчас уже темно, — бормотал себе под нос Крайн, перебегая от одного валуна к другому. — И ещё, как же хорошо, что я вижу лучше, чем эти недоумки, — бросил он очередной камень прямо в затылок разбойнику.

— Я чую его, он близко, — схватил огромный камень он и бросил в сторону Крайна. Крайн понял, что про обоняние великанов отец ему не врал. Выбрав ближайшего к нему разбойника, он начал действовать. Прыжок, удар ребром руки по шее — и мужик лежит без сознания. Ещё рывок — и подхваченный камень врезается в затылок другому противнику.

— Он здесь! — Закричал мужик, и факел в его руке сразу же потух.

Крайн, словно тень, перебирался от противника к противнику. Гроза была на его стороне. Факелы шипели и затухали. Но вот появившаяся грязь, мокрые и скользкие камни играли против одинокого молодого воина. Счёт упавших противников подходил ко второму десятку, когда Крайна ударили факелом в лицо. Правый глаз перестал видеть, кожа взбугрилась, но эльф всё же не отступил. Уже как полгода он учится вести бой с закрытыми глазами. Но не в ливень и не с вооруженными бандитами.

— Блин. Как больно, — сжал зубы Крайн, превозмогая сильную боль и пытаясь не дотрагиваться до обожжённого лица.

— Это разве больно? — Подкрался с правой стороны очнувшийся Кулак и ударил Крайна ножом в грудь.

Эльф был быстрее. Но Кулаку всё-таки удалось пронзить его руку насквозь. Крайн, закричав от боли, ринулся в сторону и скрылся за другим валуном. Его крик и смех Кулака были слышны на всю округу.

— Беги, беги! Я поймаю тебя, слышишь, поймаю!

***

— Да бей же ты сильнее, — нахмурилась Ратиэль, глядя, как Зар пытается разрубить цепь.

— Она очень прочная, — оправдывался запыхавшийся парень, раз за разом ударяя по цепи клинком Крайна.

— Твой друг, идиот, — злилась Ратиэль. — Ну как можно так обращаться с компактом? Он же треснул. Выведет нас на дно озера, вот тогда узнаете, — пыталась она активировать поломанный артефакт.

— Тебе ведь нравится плавать голышом, — сидела рядом насупившаяся Малира. — Крайн вообще-то сейчас там, — показала она на выход. — Тянет время, рискуя своим здоровьем, а ты… Убила бы своими руками! — Потерла кулак о кулак Малира, показывая жест, каким обычно откручивают головы питухам.

— Слышала я, как он нас там спасает. Мог бы и не орать так. И прятаться получше, — не унималась Ратиэль.

— Не испытывай моё терпение, — помахал ножом перед её носом Зар. — Если он далеко отойдёт, они придут сюда.

— Ничего. Отец говорил, что давно пора навестить дом этих отщепенцев. Они оба в чёрной магии замешаны. Вот доберётся папка до них, спалит этот бесовский притон.

— Да заткнись ты! — Не выдержала Малира и залепила эльфийке пощёчину.

Ратиэль от неожиданности выронила телепорт, и тот покатился к выходу.

— Держите! — Прокричал Зар, но все были скованны страхом, услышав крик Кулака.

— Хватит за ним бегать. Сударх, отправь одного из своих великанов. Убивайте каждую минуту по одному бедному выродку, пока этот герой не придёт и не будет умолять меня убить его.

Великан, появившийся на пороге, схватил сразу двух детей и, размахнувшись, сильно ударил их о стену. Пещера окрасилась кровью.

***

Крайн не мог видеть удары справа, из-за чего уже не раз получил небольшие ранения. Великаны и Кулак стояли в сторонке, явно наслаждаясь тем, как тот раз за разом вскрикивает от пропущенного удара.

— Еще! — Прокричал Кулак, и рёв великана из пещеры оповестил всех, что ещё один ребёнок только что был зверски убит.

— Ох, — ударил ладонями по бёдрам Сударх, когда Крайна ударили ногой в живот. — Хороший боец. Жаль, что умрёт.

Электрический шар размером с голову коровы летал за Крайном и освещал каждое его действие.

— Пора и нам пустить ему кровушку, — подмигнул великану Кулак.

После того, как Кулак приказал убивать детей, уже прошло долгих десять минут. Десять жизней оборвались в ужасном рёве великана. Крайн ничем не мог им помочь. Прорвись он вперёд, и его тут же убьют. Кулак и великаны не вмешивались в бой. Но и обычные воины, махавшие топорами и мечами, уже достали его несколько раз. Рука, которую порезал Кулак, слушалась очень плохо и сильно кровоточила. Да и остальные раны, отзывались сильной болью. Не сейчас, так через минут десять он упадёт либо от потери крови, либо от усталости. Даже тот факт, что его раны заживали быстрее, чем у других, сейчас не играл никакой роли — слишком мало времени. Ярко вспыхнула близко подлетевшая молния, ослепив на секунду Крайна, и в этот же момент ему в живот ударили широким мечом.

— Что, добегался?! — Стоял перед ним Кулак, сжимая окровавленный меч. — Дружище, — отошёл он в строну, глядя сумасшедшим взглядом на державшегося за живот Крайна, — ударишь?

Сударх не стал мудрить и просто ударил Крайна ногой в грудь. Хруст рёбер услышал только Крайн. Проехав спиной по грязи и острым камням, Крайн ударился спиной о валун и замер.

— Почему же вы не ушли? — Прошептал Крайн, глядя на пещеру, лежа в луже грязи, перемешанной с его собственной кровью.

— Ты ещё живой? — Удивился подошедший Кулак.

— Крайн, ведь так? Ты погиб достойно, — наступил ему на грудь Сударх, вызывая этим болезненный стон.

— Даааа! — Заорали разбойники, утирая кровь.

— Отец, — выплюнул с кровью последние слова Крайн.

— Отец?! Да, ты правильно думаешь, и твоему отц…

Кулак почувствовал тычок в область шеи, и сильно сжавшиеся челюсти начали крошить его же зубы. Сударх взревел от боли: его ногу срезали начисто в колене. Глаза великана расширились от страха, и тот начал рывками отползать от Крайна. Разбойники попадали на землю от невыносимой боли. Каждый из них ощутил именно ту боль, которой больше всего боялся.

— Сынок… Сейчас, сейчас… — Нагнулся над Крайном Барадион.

Дождь прекратился так же быстро, как и начался. Барадион вытащил какой-то свиток и надломал печать. Крайна окружило голубоватое свечение. Оно начало набирать цвет синевы, и бирюзовые разряды, мягко гудя, начали аккуратно касаться тела Крайна. Через несколько минут купол стал прозрачным, но ни дождь, ни звуки не проникали через его тончайшие стенки.

— Успел, — вытер со лба пот Барадион. — Ты полежи, полежи, я сейчас.

Только что отец Крайна стоял на коленях, нагнувшись над его израненным телом, и вот он уже напал на разбойников. Мечи, топоры, попавшиеся под удар деревья — всё срезалось начисто скимитарами, которыми мастерски управлял Барадион. Почти сразу же Крайн смог подняться на локте, смертельные раны зажили, словно по щелчку. Отец же в это время бушевал, как огненный смерч посреди поля сухой травы. Его удары били точными и смертельными. Не прошло и десяти минут, как купол полностью растаял, отдав всю целебную силу Крайну. А с пригорка уже шёл, разметавший разбойников, словно солому ветер, Барадион.

— Ммммм, — промычал, державшийся за лицо Кулак, поднявшись на колени.

— Папа! — Закричал Крайн, но было уже поздно.

Артефакт осыпался прахом в руках разбойника. Боль спала, он выиграл. А гигантская, размером с собаку, шаровая молния ринулась к Барадиону.

Отец Крайна уверенно шёл навстречу шаровой молнии и в последний момент просто отмахнулся от мощнейшего разряда. Крайн выдохнул, но его сковал ужас. Он боялся и одновременно восхищался своим отцом.

— Балуемся, значит? — Мягко, но угрожающе спросил Барадион, подойдя в упор к Кулаку.

— Я вшо, вшо фделаю, вшэх шдам, — упал в грязь испуганный парень.

— А куда ты денешься, — встал перед ещё живым Судархом Барадион, смотря на парня. — Сколько тебе лет, и знаешь ли ты, кто я? — Сурово посмотрел он на великана.

— Мне сто три года, я не знаю, кто ты, но твоя аура… Первый раз в жизни я чего-то боюсь, — старался не смотреть в глаза Барадиону Сударх.

— Я дарю тебе жизнь. Но у твоих собратьев я её отобрал. Что ты на это скажешь?

— Они были хорошими воинами.

— Ты смелый, вернись к своему предводителю, Шыгруду, и передай: если я ещё раз увижу великанов в Залире, они умрут. А когда он спросит, кто это сказал, расскажи всё, что видел.

— Я тебя услышал. Нога кровоточит, я не дойду.

Барадион бросил тому на живот какой-то свиток и компакт.

— А что с ним? — Поглядел на Кулака Сударх, используя свиток заживления.

— Он? — Поглядел на скорчившегося Кулака Барадион. — Он заслуживает не меньшую кару, чем те дети, которые остались в пещере. И если кто-то, кроме тебя и Шыгруда, узнает…

— Никто не узнает, — сжал Сударх компактный телепорт в ладони, и открывшаяся прямо под ним портальная арка унесла великана далеко на север.

— Дети, можете больше не прятаться, — закричал Барадион и помог подняться Крайну.

— Вы видели, видели? — Причитала Ратиэль откуда-то из-за валуна.

— Мне долго вас ждать? — Снова крикнул Барадион.

Через пять минут поляна, на которой погибло больше полусотни разбойников, опустела. И только кружившиеся стервятники указывали на то, что здесь кто-то умер.

***

Выйдя из телепорта на центральной площади Залира, дети зашумели.

— Вы видели?! — Всё не унималась Ратиэль. — Говорю вам, он тёмный маг. Он отбил молнию рукой.

Шлёп! Залепила Малира пощечину эльфийке.

— Ещё одно слово — и я отобью твою глупую голову.

— Крайн, из-за тебя убили тех ребят! — Закричал она, глядя на эльфа.

Шлёп!

— В следующий раз я буду бить кулаком, — пригрозила Малира.

Ратиэль умолкла, растирая ушибленную щеку.

— Дети, — оглядел, все ли на месте, Барадион. — Все по домам. Вы, — показал он на нескольких бездомных,— Отдадите вот эту монету гоблину. Пускай через час будет на приёме у Витольда. Крайн. Иди домой, мне надо ещё кое-что закончить.

— Дядька Барадион, — нагло дёрнула его за рукав Малира. — А можно и нам с Крайном?

— Да, идите. Чай на столе, вино. Крайн, будем считать, что твой день рождения ещё не прошёл. Можете чуть-чуть пригубить.

— Это мы можем! — Улыбнулся Зар и тут же стушевался, поняв, что он ляпнул.

— Я знаю, что можете. Всё, я скоро. Ждите меня дома, — открыл портал Барадион и забросил в темноту поскуливающего Кулака.

***

Барадион ожидал чего угодно от начальника стражи, но только не такого глупого поступка. Не успел он ступить на порог, как на него молниеносно напали. Без слов, лишних действий и эмоций. Удары были сильные и смертельные, но не один так и не попал в цель.

— Аристократ? — Почесал подбородок Барадион, глядя на испуганного Калшура.

— Здравствуй, Барадион, — тепло улыбаясь, вышел незнакомец из состояния скрытности. Поджарый, невысокий. Мягкая поступь и зелёные кошачьи глаза создавали очень загадочный и нагоняющий страх образ. Одет он был в чёрный костюм.

— Аджур — так же тепло улыбнулся Барадион в ответ, узнав старого знакомого. — Я думал, ты погиб.

— Я думал, ты тоже.

— Значит, это тебя нанял этот недоумок?

— Да.

— Продолжим бой? — Размял плечи Барадион.

— Я похож на самоубийцу? — Приподнял как бы в удивлении тонкую бровь Аристократ.

— Убей же его. Две ты тысячи сейчас и ещё три-пять через месяц! — Закричал напрягшийся Калшур.

— Через месяц? Контракт был подписан на семь тысяч сегодня же.

— Ничего, подождёшь малёк.

В комнате запахло сталью и кровью.

— Я разрываю контракт. Из-за невыполнения договорённости.

— Ты всё такой же принципиальный вампир, как и раньше, — опёрся на столб плечом Барадион.

— Как это расторгаешь? Стой! Как это Вам-вам-вампир?! Я думал, ты пошутил, — запричитал из-за двери начальник стражи.

— Я? Пошутил? Люди, — тяжело вздохнул Аристократ, — вы меня обманули.

— Это не имеет значения! — Заверещал Калшур.

— Балаган, — направился к выходу Аджур.

— Надеюсь, тебя не надо предупреждать? — Угрозой прозвучали слова Барадиона.

— Я жить хочу, — не оборачиваясь, ответил Аджур и скрылся в ночи.

***

— Что здесь происходит, и к каким хренам я должен среди ночи сюда являться?! — Вышел из открывшегося портала Витольд. От уже старого, но всё ещё державшего себя в форме коменданта исходила такая волна уверенности, что многим стало не по себе.

— Я спрашиваю, какого хрена ко мне ночью прибегает гоблин из дома детей сирот и орёт про какое-то похищение?

— Господин Витольд. Ситуация уже под контролем, — робко ответил Калшур.

— Барадион, что ты скажешь? — Покривился Витольд от слов Калшура.

— Подвал, — коротко ответил тот и закурил трубку.

— Барадион. У меня сегодня был очень тяжёлый день.

— Загляни в подвал, говорю, — указал дымящейся трубкой Барадион.

— Нет у меня ничего в подвале, — уверенно заявил Калшур.

— Открыть!

— Эй, сам выйдешь или помочь?! — Рявкнул Барадион.

Из подвала, опустив голову, вышел Кулак.

— Ах, ты ж! — Бросился на него Калшур с ножом в руке, но Витольд одним движением уронил того на пол.

— Заковать. Обоих, — указал он на Кулака и Калшура.

Стражники быстро выполнили приказ коменданта. После было ринулись заковать и Барадиона, но остановившись в паре метрах от него, начали нервно переминаться с ноги на ногу.

— Я ушёл, — махнул на прощание Витольду трубкой Барадион, пройдя мимо расступившихся стражников.

Глава 4. Тяжесть доброты

Крайн уже третью неделю не показывался на людях. Только Малира, Зар да несколько детей из приюта рассказывали всем, что Крайн их спас. Остальные же поливали эльфа словесными помоями и кричали, что он и его отец — тёмные маги. Все они были на стороне Ратиэль, которая утверждала, что именно из-за Крайна великан начал убивать детей. Когда Крайн всё-таки вышел из дома, многие из тех, кого он спас, жертвуя собой, обвиняли его даже в том, что Кулак их похитил.

— Да не обращай ты внимания. Бред же несут, — сидел на подоконнике Зар. — Мы-то знаем правду.

— Это да, — без настроения ответил Крайн.

— Да пошли им всем по шиям надаём, да и всё.

— Не, не хочется что-то.

— Зар! — Услышали друзья голос Малиры. — Пошли купаться!

— Крайн, может с нами? — Уставился на эльфа добрыми глазами Зар.

— Спасибо. Но мне по дому работы много.

— Как хочешь, — быстро спрыгнул с окна Зар и побежал к Малире. — Здравствуйте.

— Зар. А Крайн с вами идёт? — Донеслись слова отца до Крайна.

— Не, говорит дел по дому много. Врёт.

— Разберёмся.

Наказывать было не за что, Крайн спас много жизней, но потерял веру в себя. Он столкнулся с самым опасным врагом — со своими мыслями.

— Эх, — присел рядом на стул Барадион. — Ты молодец, — потрепал Крайна по длинным чёрным волосам отец. — Понимаешь, они дети. Дети всегда жестоки. Родители видят в них только хорошее, поощряют это хорошее, а плохое быстро прощают. Наказали, а за что наказали, сами и не знают. Вот дети и не учатся. Тебя будут ненавидеть. Чем больше ты будешь им помогать, тем больше будут ненавидеть и бояться. Потому что они слабые, они выедены, словно яблоко червями. Злоба, жадность, алчность. Это их поприще.

— Но ведь есть и хорошие?

— Да, да, — ухмыльнулся Барадион. — Вот именно об этом я и говорю, Крайн. Ты очень хороший.

— Но это разве плохо?

— Да, для тебя плохо. Все вокруг пользуются такими, как ты, хорошими. Но спасибо тебе не скажут, так уж они устроены. Конечно же, в мире есть и кроме тебя добродетели. Но в основном, это чёрствые люди. Да и представители других рас, не отстают от людей в этом деле. Не обязательно они будут злыми, они просто окаменели и сдались на волю судьбы. А ты будешь жить именно среди таких. Они будут отдавать тебе свой холод, и твой огонь начёт чернеть. Ты должен это знать, ты должен быть к этому готов.

Барадион посмотрел на нахмурившегося сына, и, отпив воды, продолжил.

— Мне не хочется разбивать твои мечты. Я не хочу, чтобы твоё сердце очерствело. Но ты увидел только краешек этой погони.

— Папа, — нахмурил брови Крайн, отложив маток ниток, который всё это время перекладывал с одной руки в другую.

— Да?

— Всего несколько дней назад мне исполнилось шестнадцать лет. Я знаю, я ещё ребёнок. Но по всем законам Мезира я уже взрослый. И именно по этим законам меня судят. Там, на озере, они раздели меня и отправили в лес. Они смеялись мне в лицо и бросали грязь в спину. Из-за них меня проткнули мечом, ткнули факелом в лицо, кромсали топорами и сломали почти все рёбра. Я лежал в грязи, перемешанной с собственной кровью. И после всего этого они опять смеются надо мной. За что?! Разве это честно?

— Сын. Я всегда за твоей спиной. И что бы ты ни решил, я поддержу твоё мнение. Но помни: месть, в первую очередь, убивает тебя самого. Это не означает, что не надо наказывать тех, кто тебе навредил, обидел. Это означает только то, что мстить можно не той же монетой, которую подсунули тебе.

Крайн тяжело вздохнул. Прошло несколько томных минут. В голове совсем ещё молодого эльфа, крутились совсем недетские мысли. Но всё-таки собравшись, он продолжил:

— Нет, пап, я не они.Да, ты назовешь меня наивным, живущим в своём мире. Но я так хочу. Мне нравится мой добрый, лучезарный мир. Пускай сейчас я в нём один, но со временем я докажу, покажу другим, что он существует. Объясню всем, что и они могут жить в нём. Я уверен, меня ещё много раз ударят, и не раз мне будет больно. Они меня не боятся, а я их буду любить. И пускай я буду самым наивным эльфом, но я так хочу.

Барадион поднялся со стула и крепко обнял сына. Слёзы сами катились по строгому лицу воина. Он не мог их остановить, он не хотел их останавливать.

— Ты не наивный, ты живой.

-1
1049
06:31
Не только люди, конечно — гномы, эльфы, гоблины, даже тролли живут здесь. опять фэнтезийная дешевка
воин элитного императорского отряда очередное клише
Ростом в метр семьдесят сантиметров в мире с эльфами и гномами СИ действует? не смешите мои тапки
Обе сломаны в двух местах. коряво
Неужели к шестнадцати годам у Крайна так и не появился мозг? зачем в фэнтези мозг? громоздишь штамп на клише и готово
Рукоятка, сделанная из ноги лани прямо целиком из ноги?
дальше скучный напыщенный диалог болельщиков
и так как ему уже исполнилось шестнадцать, он мог спокойно пить пиво или другие веселящие напитки. раньше наливали любому, только плати
оназмы
важно подошёл к их столику и крепко пожал тому руку. там еще и Том был? из хижины?
вылил Зар тому на голову кружку мёда а Тома то за что?
беременную девушку автор, вы уж извините, но беременных девушек по определению не бывает
Разбойник сжимал в руке боевой артефакт там еще и разбойник был?
Крайн приблизился вплотную и ударил Кулака локтем в ухо. После обогнул разбойника и глубоко порезал руку кто понял? он что. со спины руку резал?
Ратиэль любили все. за деньги или так?
цвета свежей пшеницы а что это за цвет? свежая пшеница?
Ты мене голову не дури мене?
корявый неуклюжий нелепый скучный текст рассчитанный на препубертатных подростков
LoD
18:02 (отредактировано)
-1
Спасибо за Неконструктивный коммент)
Ты явно хороший редактор, и оценил рассказ исключительно по тексту. Так как ты в основном подмечаешь выражения двойственного типа.
— Беременная девушка.
— Ножка лани.
Как я вижу, других ты так же оцениваешь, цепляясь только к двойственным определениям.
Ну а про то что ты оцениваешь придуманный мною мир, на основе других миров, которые похожи на мой только по жанру, я вообще молчу.
Оценка твоей критике.
Неконструктивная критика. Опирающаяся исключительно на придирки, к двойственным оборотам речи. Хотя, у меня такое ощущение, что ты просто стебаешься.
И, да. Спасибо тебе. Теперь я знаю как ненадо, оценивать рассказы.
10:47
достаточно примитивно и излишне напыщенно, но не лишено занимательности.

Перечитайте ещё раз, медленно и внимательно, исправьте хотя бы опечатки. Их хватает, более чем. И заодно уж поправьте оформление прямой речи. Слова автора, когда они являются продолжением предложения, пишутся со строчной, а не с заглавной буквы, даже когда прямая речь заканчивается вскл или впрст знаком.
Сильно делу не поможет, бо перебор с косноязычием, но хоть глаза у читателей авось не повытекут.

Невзирая на обилие махалова-ушибалова, фентазятина фсёшки в итоге оказалась пацифистской, тобешь правильной. От меня плюс тока за это, поскольку остальное очень уж ощутимо хромает, извините, автор.

пысы — и нет, прям уж чтоб минусов — ну эта работа на фоне прочих кошмаров уж точно не заслуживает, ящетаю.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1