Валентина Савенко

Кризис Лича

Кризис Лича
Работа №371

Сегодня тот самый день. А какой?

Я беспорядочно роюсь в рукописях на столе. Их много, и все они давно заплесневели, часть уже рассыпается, новой, чистой бумаги уже давно нет. Пишу по стенам.

Разум вернулся ненадолго. В прошлый раз я был собой около недели. На сколько ты падаешь в темноту, потом не понять. Здесь, в темноте пещеры времени не существует. Особо, когда ты в таком состоянии.

Я не могу прочесть свои бумаги. Вроде там было что-то важное. Имена тех, кого я любил. Имена давно забытые, имена проклятые мной. В прошлый раз в забытье я порвал много таких листов. Сложно когда ты сам свой злейший враг. Вот это я помню. Моя задача победить себя…

Вдали стук. НЕ такой, к которому я привык. НЕ спокойный стук капель, не спокойные удары крыльев летучих мышей. Этот звук неровен, некрасив. Такие звуки ударов издает только похожие на людей существа.

Вдали огонек. Пещера, в которой я нахожусь, огромна. Когда-то здесь под землей жили цивилизации. Теперь же, лишь их кости медленно тлеют в бесконечном потоке времени. Их дома уже давно стали пылью. И тлею я. Жаль, что я еше не пыль.

Огонек приближается. Я не могу двигаться, старые цепи, приковавшие меня к скале, рядом с рабочим столом все еще крепки. И тем не менее, видимо мой длинный черный силуэт видно издалека.

Огонек приближается еще ближе. Две фигуры продвигаются сквозь огромное нагромождение камней. У одного из них лук. Часть меня смеется, с большой иронией заметив, что в случае битвы это им явно не поможет. Другая же часть молит о том, что бы они прошли мимо.

Но… Они уже видят меня. Крикливые голоса доносятся до того, что когда-то было ушами, их голоса так мерзки, и одновременно, красивы.

Они подходят в плотную, с ужасом смотря на меня. Ох, выгляжу я явно ужасно. Мое тело давно истлело, и от него остался лишь скелет с ошметками плоти. Я бессильно лежу на столе, и мои руки сжимают бумаги. Цепь приковывает меня к огромному камню, рядом со столом. Я притворяюсь мертвым, хотя… Хотя я действительно мертв.

Они говорят на знакомом мне языке. Первый вздрагивает, и спрашивает второго:

-Что же это за образина?

В моем черепе возникает возмущение. Посидите с мое в пещере, посмотрю на вас, жалкие людишки.

-Просто скелет. Пошарь по нему, может у него есть ценности.

Ценного у меня почти нет. Его теплые руки касаются того, что когда-то было моей плотью, касаются жадно, и с омерзением. Он находит лишь кольцо. Дергает его, но мой палец крепок. Тогда он пытается оторвать мой палец. Я не хочу отдавать кольцо. НЕ помню, зачем оно мне, но… Что-то оно значило. Я помнил запах чьих-то волос, чей-то голос, и ощущение этого кольца на пальце. Я и так потерял слишком много воспоминаний. Не хочу терять и это.

Я поднимаю голову, и с усмешкой говорю:

-Осквернители!.

Удивительно, что первый рухнул в обморок, но второй даже не удивился. Он был среднего роста, полный, с кудрявой бородой.

-А. Лич. Давно не встречал таких.

-Я демон – попытался отпереться я.

-Неа. Ты лич. Поэтому в этой пещере столь много магии. Ты когда-то был очень силен. Кто же тебя заточил?

-Я проклинаю тебя – патетично закричал я. Хоть я и давно ни с кем не говорил, с этим молодым человеком мне почему-то общаться абсолютно не хотелось.

-Неа. На словах. Не на деле. Эх, какая мощь все же покоится под землей. – его глаза сверкнули огнем. – давай заключим сделку. Я освобожу тебя, и ты будешь мне служить.

-Что-то не хочется. – я встал в полный рост и мрачно уставился на чародея. Я был выше его почти в два раза. Он невольно сглотнул.

-Почему?

-Мне и так хорошо. Сыро, темно. Бумага есть. Пишу иногда. Очень интересно. Хочешь присоединиться?

-Нет. Я хочу воспользоваться твоей мощью.

-А я хочу спать – я притворился мертвым. Жаль веки сгнили, все равно видно этого придурка.

Маг начал пытаться околдовать меня. Читал наговоры, проклятья, пытался порвать цепь. Я скоро начал демонстративно храпеть. Первый все еще лежал в отключке.

Маг скоро перестал заниматься ерундой и спросил меня:

-Что мне нужно сделать, что бы обрести твою мощь?

-Не помню – сварливо ответил я, не переставая храпеть.

-Я хочу быть сильным

-А я хочу быть мертвым.

Тут его глаза загорелись еще больше.

-Я предлагаю тебе сделку. Я убью тебя окончательно, если ты покажешь мне, как получить силу.

Я засмеялся. Тяжело смеяться без легких, получается чуть позерски, по актерски. Поэтому я добавил немного злобы по ходу своего смеха. Будь я живым, я бы раскашлялся.

-Да, конечно. Я же не пробовал… Я бессмертен, мальчик. БЕССМЕРТЕН. Это одно из немногого, что я помню. Кроме этого, у меня не совсем в порядке голова.

-Да вы же скелет. Что у вас может быть с головой – отмахнулся тот – вы тут сидите, небось, несколько сотен лет. Технология убийств и суицида шагнули далеко вперед!.

-Рад, что общество эволюционирует. Только, правда в том, что через неделю я превращусь в маньяка, с невероятным магическим потенциалом. Лучше я побуду здесь.

Он схватил меня за плечо:

-Мы успеем убить тебя за неделю. Я тебя уверяю. А ты сделаешь взамен меня личом. Расскажешь, как это сделать. Неужто ты не хочешь увидеть земной свет снова?

-Хочу. – согласился я.

-Так пойдем со мной. Клянусь, что если мы не сможем этого сделать, то снова прикуем тебя.

***

Я прочитал где-то, что умный человек всегда ощущает себя глупцом. Видимо, я гениален, ибо я принял это очень глупое предложение.

В конце концов.… Надоело. Альтруизм, это конечно хорошо, но хочется понежить косточки на солнышке. Во всех смыслах.

Маг представится:

-АЛЬДЕРЗАВУЛОН ПЯТЫЙ, владыка хаоса.

Я мрачно прожег его взглядом.

-Я буду звать тебя ученик. Или Альдер. Ты мой ученик. Язык у меня давно сгнил, но ломать его я не буду. Второго тоже зовут интересно, КОКЕРПРУДОНИСТ девятый, небось?

-Нет. Его зовут Эрни. Он мой крепостной. С детства мы ищем приключений. С недавних пор грабим могилы. Финансовый кризис, выживаем, как можем.

-Мне плевать. Кто его потащит на поверхность?

-Сам пойдет. Узри мое искусство.

Он пять минут скакал зайчиком у распростертого на земле Эрни, выкрикивая странные слова. Эрни, конечно, очнулся, но как мне кажется, без помощи магии.

-ААААА - начал он, глядя на меня. Я демонстративно отвернулся. Жаль что мой плащ давно истлел. Люблю плащи. Нет ничего более зловещего, чем запахнуться в плащ.

-Заткнись.- приказ крепостному Альдер.

В общем, пока мой ученик пытался доказать Эрни, что я не дьявол, я готовился к отбытию. Цепь я испепелил, и начал собирать бумаги.

-Так ты мог освободиться?

-Да мог.

-Отчего же не ушел?

-Я сам приковал себя.

Он не понял меня. Мой ученик вообще мало чего понимал. Как кстати и те, кто были до него.

-Ну, на поверхность.

***

Ох, как я скрипел эти пару миль, что мы двигались к поверхности. Мои кости очень давно не разминались, я кряхтел, и Эрни, паренек лет тридцати пытался мне помочь. Первые два раза гордость мага заставила меня отогнать его с презрением, но очень скоро я понял, что помощь его мне просто необходима. Поэтому Эрни почти тащил меня, благо вещал я очень мало.

-Как вы собираетесь убить меня?

-О, у меня есть пара идей. – загадочно произнес ученик. Иногда люди пытаются быть загадочным, специально для того что бы их расспрашивали. Я же презрительно замолчал. Играть по правилам мальца мне не с руки.

Я так долго скучал по поверхности. И мечтал о солнце, но жизнь человеческая даже после смерти полна разочарований. Выйти зимой в горах я явно не ожидал. Впрочем. Солнце все равно ослепило мои глазницы. Эх, будь я поэтом… А может я им и был? Жаль память давно истлела.

Ученик гордо произнес:

-Вот он, солнечный свет.

Я ехидно подумал о том, что эту фразу Альдер вынашивал весь наш путь. Лучше бы думал, как меня убить. Более полезно.

-Здорово. Солнце, снег, горы. Воздух хороший, но все-таки, куда нам дальше?

-О, великий мертвец, слышал ли ты про Агри?

Я безразлично посмотрел на него:

-Я подземный, дремучий мертвец. Откуда мне знать, что это такое?

-Это город – услужливо начал Эрни. – в нем есть много чего. Он очень грязный и в нем очень много домов и людей.

-Но наша цель есть не дома и люди. Наша цель – гильдия самоубийц.

Я несколько оторопело посмотрел на Альбера. Мне казалось, я ослышался.

-Да, да о порождение ада – теперь он говорил с придыханием, подражая поэтам. Это меня злило. Старики бывает раздражительными, а я все-таки очень стар. – Самоубийство стало искусством. Тебя научат.

***

Дорогу до Агри описывать не хочу. Мы шли по снежной дороге, на восток. Нас вел Эрни, мои кости уже не так скрипели. Встречавшие нас путники в страхе бежали, видя мой несколько мертвый вид. В результате, меня замотали в тряпье и шарфы, что бы укрыть от посторонних глаз величие лича. Мне, в принципе, было все равно.

Агри был большим городом. Косноязычный Эрни бил в самую суть – город был грязен, и в нем была куча людей. Мы шли по нему, на заснеженных улицах не было почти никого, снег запорошил мои пустые глазницы, проваливаясь прямо в череп. Омерзительно. Здание гильдии было красивым, и необычным. Витое, оно устремлялось в небо, как и всякая башня. Нас встретил утомленный секретарь гильдии:

-Цель вашего визита?

-Самоубийство.

-Банальщина. – фыркнул тот – квоты переполнены. Можем дать членство за взнос.

-О нет. Это не банальшина – мой ученик попытался эффектно сдернуть с меня шарф, но получилось у него это только со второго раза. Утомление сменилось на страх. Секретарь, чуть заикаясь, произнес:

-Хорошо… Предположим… - и начал заполнять отчеты. Это его сразу же успокоило, как и всякого чиновника, которого приводят в умиротворение бумажная работа – вам наверх. Крепостной вас подождет. – он легко угадал сущность Эрни.

Я с Альбером начал подыматься. Лестница была огромной, я скрипел и стонал, он пыхтел и плевался. На шестом этаже нас провели к главе гильдии. Им был субтильный юноша лет двадцати пяти, полный, с нездоровым цветом лица и маниакальным огнем в глазах.

-Здравствуйте. Вы лич – сразу же спросил он меня.

Я кивнул.

-И вы хотите умереть?

Я снова кивнул.

-Я вам помогу – счастливо произнес он и протянул мне толстую тетрадку. В ней были столбики стихов.

-У меня уже есть план для таких ситуаций. Сначала мы встречаемся внизу, в кружке, где вы рассказываете, как дошли до жизни такой. Затем, упившись горем, вы пишете стихи. Потом, вы ,созерцая, ищете смысл который потеряли. И пишите стихи. Потом вы вспоминаете женщину, которая вас не любила, и снова пишите стихи. Потом вы уходите в камеру, где предаётесь унынию. Лучше делать это два раза в день. Потом вы вспоминаете друзей, которые вас предали…

-А когда я смогу убить себя – просто спросил я.

Он глубоко изумился и тихо произнес:

-Когда будете готовы.

-Я уже готов.

-Мы лишь помогаем таким как вы. Помогаем найти смысл. Мы не помогаем вам умереть. Мы показываем вам путь.

-И много у вас суицидов – с глубоким скепсисом спросил я.

-О, за последние два года – ни одного – гордо произнес он мне.

Будь у меня слюна я бы презрительно сплюнул. Но так мне пришлось выйти из гильдии и быстро пойти по улицам. За мной бежали Альдер и Эрни.

-Я не знал что это не настоящие самоубийцы – оправдывался мой нерадивый ученик.

-Как же измельчали люди – с яростью читал лекцию я – раньше все было просто. Хочешь умереть – умри. Хочешь писать стихи – пиши. Но теперь, все перемешали между собой. Теперь все хотят всего. А так не работает этот мир! Я вот хочу смерти и…

-А я хочу учиться – крикнул Альбер. Я проигнорировал его. Слишком много расстройства за день.

Ох, этот мир. Ну почему же все так плохо.

-какие еще есть варианты по моей смерти?

-А почему ты вообще хочешь умереть – спросил Эрни.

-Потому что спустя пару дней я сойду с ума. – я с яростью посмотрел на крепостного. Он начинал меня бесить.

-Пошли в церковь – просто сказал Альбер. Меня перекосило. Я с презрением произнес:

-Очередные боги меня явно не убьют.

-Кислота?

-Мои кости очень прочные.

-Но ведь есть еще один вариант… - мой ученик насмешливо улыбнулся.

***

Кушетка была мягкая, часы с кукушкой спокойно отбивали ритм. Напротив меня сидел спокойный человек, лет пятидесяти с небольшой аккуратной бородкой и интеллигентными очками. Его звали Карт, он был из гильдии мозгоправов.

-Право, я несколько удивлен – спокойно начал он – обычно мы решаем проблем посредством лоботомии, но, к сожалению, у вас физически нет мозга.

Я мрачно кивнул.

-Впрочем, я считаю лоботомию пережитком прошлого. Пожалуйста, представьтесь.

-Не помню своего имени. Лич.

-Нет. Так не пойдет. Любой человек имеет имя. Сосредоточьтесь и постарайтесь вспомнить.

Я попытался, и вдруг странное слово вернулось ко мне. Оно скользило, выскальзывало из моей памяти, но вскоре я все-таки поймал его.

-Орсон.

-Вот. Орсон. Что именно вас тревожит.

-Я боюсь, что уничтожу мир через неделю.

-У вас есть такая потребность.

-Нет. У меня раздвоение личности.

-А. Все очень просто. Расскажите мне о себе.

И тут меня прорвало. Историю того что помнил я рассказал за 10 минут, и затем грустно спросил:

-Я сумасшедший?

-Как и все. Вы в конфликте со своей темной сущностью. Вы же знаете, как появляются личи? Вы платите за могущество разумом. Есть только один способ исцелиться. Я организую диалог вас с вашим альтер эго и вы помиритесь. Смотрите на маятник.

-На меня это шарлатанство не действует – успел сказать я перед тем как провалился во тьму.

***
Я представлял темную часть своей души по-иному. Такого, жёсткого, здорового амбала со злодейским смехом. На самом деле, он был очень похож на лидера гильдии самоубийц – такой же субтильный, небрежный, говорил с акцентом и заиканием.

Я спросил его:

-Зачем ты хочешь уничтожить мир?

-Смысл не в этом – ответил он мне. – Смысл совсем в другом.

Он приблизился вплотную.

-Мне хочется жить для себя. Я эгоист, та часть твоей души, которую ты всегда прятал.

-И все- с презрением произнес я. Его затрясло от гнева.

-Ох, придворный маг видите ли не любит заботится о себе. Ох, есть женщина, которая тебя любит, но ты будешь сидеть за пробирками во имя науки. Есть вариант купить особняк, но мы живем в халупе. Есть вариант завести кота, но кое-кто даже этого не хочет. А коты пушистые и мурлыкают, карьерист ты проклятый. Мне это надоело. Но последней каплей было твое решение стать личем и заняться наукой в пещерах. Сколько пергамента ты исписал, перед тем как я взбунтовался. Я ХОЧУ ЖИТЬ!!!!! И если для того, что бы я смог жить, мне придется поглотить тебя, то я поглочу. И всех поглочу.

Я подошел, и тихо обнял его:

-Я понял. Мы еще поживем.

***

Прошло два года с моего освобождения. Я до сих пор закутываюсь в шубы и шарфы, пряча свое лицо. И, тем не менее, мой разум вернулся в полной мере. Я вспомнил, кем я был. И что самое важное – я знаю чего хочу. Не хочу умирать. Хочу жить. Теперь я ухаживаю за девушкой с рыжими волосами из гильдии самоубийц, слушая ее стихи. Я ей нравлюсь, так как от меня прямо пахнет могилой. И конечно, я учу Альбера и его крепостного Эрни. Эрни построил мне хорошую избу, Альбер купил много мебели, и в целом, в моем сердце поселилась привязанность. Самое главное, чему я их учу, это не фаерболы и магия крови. Главное – жить полной жизнью, жить для себя. Я понял это чуть поздно, после жизни, но для этой простой мысли и написан этот рассказ. Читатель, не делай из себя живого мертвец, а живи для себя. Иначе… Иначе ты, как и я однажды очнешься один в пещере.

И тогда молись, что бы туда спустился кто-то с факелом

+3
14:50
564
23:45
Хороший рассказ, смешной и лёгкий. Порадовал. Этакое интервью с личем. В тексте есть шероховатости, былок многовато, но в целом читается интересно и легко, не буду придираться. Автору плюс! )
12:38
Сегодня тот самый день. А какой? crazyдень Тота, какой же еще?
Здесь, в темноте пещеры зпт
то от первого лица, то от третьего о себе ГГ — определились бы уже
Сложно когда зпт между
Такие звуки ударов издаеЮт только похожие на людей существа. предложение коряво
рядом с рабочим столом зпт
в плотную слитно
яизмы
моизмы
Цепь приковывает меня к огромному камню, рядом со столом. в предыдущем абзаце ГГ был прикован к скале, т.е. стенке пещеры. теперь уже камень
!. что за препинак?
как скелет говорит без легких, языка и без глотки?
-Я демон – попытался отпереться я неверное оформление прямой речи. дальше такая же картина
откуда в старину взялась бумага?
Я скоро начал демонстративно храпеть. чем он храпел без носа?
что бы обрести чтобы — тут слитно
Я засмеялся. Тяжело смеяться без легких, получается чуть позерски, по актерски. базарить без легких получается, а смеяться нет?
-Да вы же скелет. Что у вас может быть с головой – отмахнулся тот вот и вездесущий Тот! а ведь все началось с которизма Пещера, в которой я нахожусь, огромна. Примета в очередной раз не подвела
Язык у меня давно сгнил, но ломать его я не буду. а как он тогда разговаривает?
-АЛЬДЕРЗАВУЛОН ПЯТЫЙ, владыка хаоса. даже в имени никакой оригинальности
-Заткнись.- приказАЛ крепостному Альдер.
Да, да зпт
-Банальщина. – фыркнул тот второй Тот в рассказе. однако…
Можем дать членство за взнос. хорошо хоть, не за отсос
-О нет. Это не банальшина нет, автор, сорри, но это жуткая банальЩина…
Читатель, не делай из себя живого мертвецА
крепостные и избы выбиваются из контекста
вторично, банально, скучно, нелогично, косячно и малограмотно

Мясной цех

Достойные внимания