Олег Шевченко №1

Ник

Ник
Работа №372

В одном маленьком городке в магазине спортивных товаров одного всемирно известного бренда на полках стояло множество пар кроссовок. Там были кроссовки разных фасонов и расцветок, для мальчиков и девочек, женщин и мужчин и даже для малышей. И каждый день, как только рано утром торжественно открывались входные двери, посетители, группами и по одному, заглядывали в торговый зал. Они подходили к кроссовкам, рассматривали их со всех сторон, мерили, любовались ими на своих ногах, глядя в зеркало, а некоторые – покупали их. Но немногие обращали внимания на шнурки, аккуратно продетые через небольшие отверстия в обуви.

Но вскоре наступала ночь, в залах погасал свет. И когда становилось совсем безлюдно, с шумом открывались обувные коробки. Из них по одному плавно вылезали сонные шнурки. Весело шутя и болтая, они постепенно разбегались по магазину, катались по лезвиям коньков, качались на перекладинах и полках и просто общались. Но одна особенность заключалась в том, что все это делали они парами. А когда наступало утро, все шнурки дружно возвращались в свои дома – коробки. И магазин наполняли люди.

Но однажды, безлунной ночью, один любопытный голубой шнурок по кличке Ник вместе со своей сестричкой Никки изучали недавно привезенные в магазин новые стеллажи. Друзья болтали без умолку на тему: «что было бы, если б все в магазине вмиг перевернулось с ног на голову?»

– Пол превратился бы в настоящий лабиринт с цветными светящимися лампочками, – воодушевленно говорила Никки, покачиваясь на самом краю полки.

– Да, было бы весело, – вторил ей Ник с самой высокой полки. Он всегда любил забраться повыше.

– А еще, – размышляла Никки, – а еще…

Тут она не успела закончить свою мысль, как что-то маленькое в полке, на которой она сидела, хрустнуло, и перекладина накренилась.

– А!!! – вскрикнула она и полетела вниз.

Шнурок Ник поспешил спуститься с полок, чтобы поискать подругу. Но, сколько он, ни старался, так и не смог до утра ее найти и, очень грустный вернулся в коробку к своему кроссовку.

Наступило воскресенье. И.. как только открылись двери магазина, поток покупателей хлынул внутрь. Стало очень шумно. Повсюду слонялись, громко болтая, группы людей, совершенно не замечая тихого тонкого шелеста, доносившегося из одной обувной коробки – это плакал Ник. Остальные шнурки мирно спали в своих уютных домиках-ботинках и даже те, чьи домики примеряли на ноги люди, только изредка щурились от солнечного света и лениво подчиняли приказам возможных будущих хозяев.

Но Ник не спал. Он просто не имел права на это.

– Ведь то, что Никки потерялась, – хныкая, бормотал себе под нос Ник, – есть доля моей вины. Это я предложил изучить эти новые полки. Это я решил залезть так высоко. Ох, как мне одиноко!

Ник так сильно переживал, что даже не заметил, как кроссовок, в котором он сидел, вытащили из коробки детские ручонки. Худенькая голубоглазая девочка лет 7-8 ловко сунула свою ножку в серебристо-голубой кроссовок, в котором хныкал Ник.

– Мама, мама! – вскрикнула девчонка, – купи мне эти! Они мне подходят!

Пухлая женщина в синем пальто забрала у малышки кроссовок и внимательно изучила его.

– Нет, эти совсем летние, – резко ответила она, – Маша, давай посмотри те белые. У них и подошва потолще.

С этими словами женщина бережно положила кроссовок в коробку.

– Ну вот, теперь и не подремлешь в темноте, – проворчал Ник. Его маленькие слезинки весело поблескивали на кроссовке, делая его более привлекательным.

Через несколько минут его опять потревожила маленькая кудрявая девочка. Она смело обула обе кроссовки на ноги и туго затянув из Ника бантик, ещё долго красовалась в зеркале.

– Мама, ну как? – спросила она.

– Если тебе нравится, то берём, – ответила ей молодая женщина в тёмно-синем спортивном костюме и, не дожидаясь ответной реакции со стороны дочери, позвала менеджера торгового зала.

– Нееет, – жалобно скулил Ник, когда его вместе с кроссовкой проносили по магазину. – Нет! Как же Никки? Разве вы не видите? Я без неё никуда не поеду! – отрезал он.

Проходя между рядами с обувью, женщина в спортивном костюме вдруг ахнула:

– А где же шнурок?!

– Ну, наконец-то кто-то заметил, – воодушевился Ник.

Женщина обратилась к одной из продавщиц, рыженькой худощавой девушке лет двадцати с небольшим, по имени Вероника:

– Подскажите, пожалуйста… Девушка, я бы хотела купить эти кроссовки, но в них нет одного шнурка. И…

– Сейчас всё исправим, – перебила её продавщица, – минуточку.

С этими словами Вероника схватила обе кроссовки и удалилась на склад.

– Что вообще происходит? Куда меня несут? – насторожился Ник, ерзая в своём домике.

Менеджер добралась до склада и начала перебирать стоящие там обувные коробки. В некоторых из них лежали совершенно новые кроссовки и ботинки, которые ещё не успели выставить на витринах, в других – было пусто. Через несколько минут на склад зашли ещё два продавца: тощий блондин с взъерошенными волосами и кокетливая черноглазая женщина средних лет. Скорее всего, что они оба пришли сюда в поисках подходящих для капризных клиентов пар обуви, но, увидев встревоженную девушку, сразу же забыли обо всём.

– Что случилось? – спросил блондин у Вероники, когда обыскивала очередную коробку.

– В этих кроссовках нет одного шнурка, – ответила Вероника. – Понятия не имею, куда он подевался.

– Как куда? Возмутился Ник, – Никки где-то под новыми витринами и сильно скучает.

Вероника вдруг насторожилась. Кажется, она что-то услышала.

– Какой-нибудь шутник спрятал, – предположила черноглазая продавщица, разводя руками.

– Неважно, позже разберёмся, – спокойно сказал блондин, – Сейчас принесу новый.

– Нет!! А Никки?! – завопил Ник.

– Вы это слышали? Какой-то писк? – сказала Вероника, но потом опомнилась и добавила:

– Да, конечно, Антон. Принеси новые.

– Нет, нет, нет! – застонал Ник, – Никки! Где ты?

Антон принёс прозрачный пакет с множеством связанных между собой сонных шнурков. Вероника выбрала из связки один голубой шнурок, который, конечно же никакого отношения к паре шнурков «Ник и Никки» не имел. Он даже не был их родственником, так как был из другой партии.

– Нет, только не это, – подумал Ник, – мне не нужна замена Никки, она не…

Вероника аккуратно зашнуровала нового соседа в кроссовку и понесла в салон магазина.

– Плохая продавщица, – проворчал грустный шнурок.

– Ника, а, может, я их отнесу? – предложил Антон. – Мне всё равно по пути. А ты пока доложи о случившемся старшему менеджеру.

– Ник, Ника, Никки?! Где Никки? Я хочу к тебе, не бросай меня! – Ник в отчаяние начал вышнуровываться из своей кроссовки.

Тем временем, Антон забрал коробку у Вероники и направился в салон магазина.

– Погоди! Я сама отнесу, – окрикнула его продавщица Вероника, – ты же даже не знаешь моих покупателей.

Антон пожал плечами, но коробку отдал.

– Ух, – успокоился Ник, – я буду с Ник-ки.. Погодите, нет… А Никки? Это не Никки!

Ник вылез из коробки и упал на бетонный пол. Он ловко забрался и обвился вокруг левой ноги Вероники и завопил:

– Верни Никки!!!

– Что? Опять этот писк, – сказала продавщица.

– Я ничего не слышал, – заявил Антон. И добавил:

– Шнурок! Почему он у тебя на ноге?

– Ой, как странно! Он как живой. Сейчас посмотрю, может, он не из моих кроссовок.

Девушка заглянула в коробку.

– Ой, опять шнурок пропал! Ничего не понимаю.

Антон снял Ника в Вероники и зашнуровал обратно в левую кроссовку. Ник приуныл.

– Привет! – Весело сказал новый голубой шнурок. – Меня зовут Николь.

Ник промолчал. Он также молчал, когда его вместе с Николь и кроссовками утрамбовали в коробке, положили в пакет и продали уже давно ожидающей женщине с кудрявой девочкой. И ещё молчал, когда его держали в коробке сначала в душном автобусе, а потом несли по шумной улице, наполненной гулом автомобилей и голосами людей. Нику чувствовал себя одиноким и разбитым.

Прошёл день, другой, неделя. За всё это время Ник так ни разу и не вылезал из своей коробки. Он всё никак не мог прийти в себя и смириться с тем, что, возможно, уже никогда не встретит Никки. Николь же, напротив, несколько дней, а, точнее, ночей, в провела в новом доме играя с белым пуделем Томом в догонялки и в прятки. А то время, когда пёс спал, она залезала на дверные ручки или же заглядывала с любопытством в деревянные шкафы, изучая людское жилище. Но к концу недели всё это ей наскучило. Вдобавок, пёс Том куда-то исчез. Правда, как она выяснила позже, его всего лишь отвезли в деревню к бабушке семейства погостить на две недели.

Пару раз Николь пыталась подружиться со шнурком Ником, но ей это как-то не удавалось. Тот либо отвечал общими фразами, либо вообще их игнорировал. Николь не знала, что случилось с этим унылым шнурком, но она понимала, что что-то серьёзное. Так что вскоре она перестала обращать на него внимание, да и сама вскоре приуныла. К началу новой недели в доме людей Николь почти перестала вылезать из коробки и только изредка, тёмными ночами, приоткрывала на некоторое время крышку, чтобы впустить внутрь свежий воздух.

Две недели новые кроссовки Лизы (так звали их хозяйку) пролежали в коробке в углу коридора на нижней полке маленького шкафчика так ни разу и не тронутые. У кудрявой девочки было достаточно и другой обуви: пара маленьких черных лакированных сапожек, которые были более уместны для прогулок в наступившие дождливые осенние деньки. А ещё были бежевые туфельки на маленьком каблучке – школьная сменка. На верхней полке обувного шкафчика стояли старые черно-белые кроссовки на липучках. Именно те, которые Лиза носила на занятия по физической культуре. В такой ситуации, когда тебя постоянно игнорируют, любой шнурок на месте Ника и Николь очень бы расстроился.

– Если тебя купили в магазине вместе с кроссовками, то это значит, что тебя полюбили, ты стал избранным, – так когда-то говорили Нику его старшие сородичи.

– А ещё, – попискивая, добавлял белый шнурок Эдди, – ты можешь общаться со своей хозяйкой, твой язык станет для неё понятным, если она действительно тебя сильно полюбит и будет ценить.

Но всё это возможное внимание со стороны людей, хоть и могло бы оказаться очень приятным для Ника, совсем не волновало его. Никки – вот кто мог бы поднять ему настроение, приободрить.

– Лишь бы с тобой ничего плохого не случилось, – как-то раз жалобно протянул Ник, глядя на луч дневного света, струящийся через щель в обувной коробке. Он и не заметил, что сказал это вслух.

– Кто такая Никии? – тихо спросила Николь.

– Друг, – ответил Ник. – Друг, которого я потерял.

Наступил октябрь, а вместе с ним и осенние дожди. Девочка Лиза усердно занималась в школе и за это мама разрешила ей записаться в секцию современных танцев. Как раз сейчас и пригодились новенькие серебристо-голубые кроссовки.

Как только стало садиться солнце, бережно переложенные из коробки в пакет кроссовки с Ником и Николь, впервые за прошедший месяц, отправились на прогулку по шумным осенним улицам.

Жадно глотнув свежего воздуха, Ник почувствовал себя гораздо лучшее и бодрее. Грусть и печаль стали потихоньку уходить, и шнурку вновь захотелось исследовать окружающий мир.

– Может, стоит сбежать от хозяйки и вернуться в магазин, чтобы поискать Никки? – подумал он. Нику больше не хотелось страдать и медлить. – Вдруг у меня есть шанс найти подругу? – воодушевился он и, ловко вышнуровавшись из кроссовка, выглянул из пакета. Вокруг открывался огромный мир: гудели машины, кричали и смеялись дети, под ногами которых приятно шелестели осенние листья. Дунул ветерок и вдоль дорожки из серого асфальта пробежал надутый воздухом пакет.

– Вот бы поскорее найти Никки и отправиться с ней по ветру в таком пакете в далёкое путешествие, – мечтал Ник.

Он ещё больше высунулся из пакета, чтобы лучше присмотреться к месту, где было бы удобнее приземлиться. Этот процесс мог оказаться затруднительным, так как девочка Лиза слишком сильно размахивала пакетом. Ник даже на секунду испугался, но не передумал прыгать вниз.

– Куда это ты собрался? – вдруг послышался сзади любопытно-ехидный голосок Николь.

– Просто дышу свежим воздухом, – ответил Ник и нехотя вернулся в свой левый кроссовок.

– Надо поискать более подходящий момент для побега, – решил он.

– Нет, ничего не подумай, я не против твоего побега, ведь ты пойдёшь искать свою подругу, – с ноткой грусти сказала Николь.

– Тебе меня никогда не понять, – заявил Ник.

– Не правда. Мой новорождённый друг, наверное, всё ещё лежит в одиночестве в обувном магазине в ожидании своей очереди проснуться. А кому он нужен один? Разве что у него есть шанс стать кому-нибудь заменой, прямо, как я? Я даже никогда не узнаю его имя.

– Так давай сбежим вместе и поищем твоего друга и мою Никки? – предложил Ник.

– Как ты себе это представляешь? Просто так бросим Лизу? Она же хорошая девочка.

– Ну, ты как хочешь, я могу и один.

Через пару дней, когда на улице потеплело, Лиза возвращалась с тренировки, а на ногах у неё красовались ещё практически новые серебристо-голубые кроссовки с Ником и Николь. Голубой шнурок будто ждал как раз этого момента. Он легко вылез из кроссовки и поплыл по улице.

– Вот она, свобода, – подумал Ник, – сейчас доберусь до остановки, найду нужный автобус (а стоит заметить память у всех шнурков – отменная) и … Привет, Никки.

Добравшись до остановки, он вдруг развернулся, как будто что-то тревожило его. В пяти-семи человеческих шагах от него стояла Лиза и растерянно озиралась по сторонам, а на глазах у девочки выступили слёзы. Она осматривала улицу в поисках пропавшего шнурка и никак не могла его найти.

Нику вдруг стало сильно не по себе.

– Что я наделал? – подумал он, – теперь мама, наверняка, наругает Лизу за потерю, да и подруги засмеют её в таком виде. Но, что делать?

Ник задумался. Мимо пробегала молодая белокурая девушка в чёрных кроссовках с белыми шнурками. Она остановилась в нескольких сантиметрах от Ника и наклонилась, чтобы зашнуровать кроссовку.

– Ух, как мне надоели эти вечерние тренировки, спать хочу. Не хочу сидеть бантиком, – пробормотал распустившийся шнурок. И добавил:

– А ты как тут оказался?

Ник ничего не ответил, а просто улыбнулся. Теперь он понял, что нужно делать. Он незаметно вернулся в свою серебристо-голубой кроссовку, но сам завязываться в бантик не стал.

– Пусть теперь Лиза сама со мной повозится, – решил Ник. – А, когда я ей надоем, она сама вернёт кроссовки в магазин.

С тех пор, как только Лиза обувала кроссовки и отправлялась в них на прогулку или просто разучивала танцевальные шаги в зале, Ник пытался как можно больше расслабиться и все время расшнуровывался. Николь только иногда на это фыркала, но молчала.

Вскоре, довольно терпеливой Лизе надоело постоянно завязывать шнурок. Ей часто приходилось делать это по несколько раз за час.

– Да что же не так с этим левым шнурком? – раздраженно думала девочка.

Ее подруга Надя посоветовала поменять ей шнурки местами, но и это не помогло – Ник стал расшнуровываться еще чаще.

Тогда Лиза вообще обиделась на шнурки и поставила кроссовки дома на полку, а на тренировку стала носить старые.

Однажды, заметив это, ее мама удивленно спросила дочь:

– Что случилось, Лиза? Почему ты не носишь новые кроссовки? Они тебе трут?

– Не в этом дело, – опустив взгляд, ответила девочка, – они почему-то все время расшнуровываются.

– Может просто поменять шнурки? – предложил, услышавший этот разговор, папа.

– Нет, – ответила мама, – эти шнурки совсем новые, да и по цвету и фасону очень хорошо подходят к этим кроссовкам. Где мы сможем найти похожие?

– Ну, тогда я смажу их свечкой, вдруг это поможет, – заявил отец Лизы, – Ну, по крайней мере, мой дедушка всегда так делал и у него не было проблем с шнурками.

– А они от этого не испортятся? – поинтересовалась Лиза.

– Ну вот, смотри, что ты наделал, – тихонько проворчала шнурок Николь, – теперь мы просто задохнемся.

– Я…, – протянул Ник, – я не хотел этого. Я просто думал, что так надоем ей, и она вернет нас в магазин.

– Ну и дурак же ты! – вскрикнула Николь, – разве это возможно? Она скорее шнурки сменит, чем избавиться от новых кроссовок. У людей все не так, как у нас. Да и мы, шнурки, для них – не главная деталь в обуви.

Ник хмуро надулся и поэтому казался немного толще. Он даже начал сильно извиваться, когда отец Лизы пытался натереть его странной мазью.

– Ой, как это?! – вскрикнул мужчина, почувствовав непроизвольное вращение шнурка. Он сразу же бросил шнурок, взяв в руки его «правого» сородича.

– Мистика какая-то, – потом добавил он.

– Что не так? – спросила его встревоженная жена. И Лиза любопытно подняла голову.

Мужчина еще раз осмотрел «левый» шнурок – тот выглядел вполне естественно и не шевелился.

– Показалось, – ответил отец Лизы и продолжил начатое дело, аккуратно и старательно смазывая шнурки парафином. Вскоре, шнурки поместили обратно в серебристо-голубые кроссовки, и, Лиза стала важно прогуливаться в новой обуви по квартире. Девочка, хоть еще и не была точно уверена, что папин способ поможет, но все равно была довольно поддержкой родителей.

Спустя несколько дней, Лиза опять надела это кроссовки на прогулку и очень обрадовалась, когда заметила, что шнурки практически престали расшнуровываться.

Одной ночью, когда в людской квартире стало совсем тихо, Николь предложила Нику поискать в доме источник воды, чтобы избавиться отудушающей мази. И в это раз тот полностью с ней согласился.

Так, два голубых шнурка начали стали изучать «ночную» квартиру, медленно обыскивая все помещения и, вдруг случайно оказались в детской, где, посапывая, спала Лиза.

– Ой, кажется, я ошибся дверью, – прошептал Ник, увидев спящую девочку.

– Надо было мне первой идти на поиски воды, – тихонько проворчала Николь, посматривая на дверь, которой они только что воспользовались, – пошли обратно.–добавила она.

Но Ник не хотел так быстро уходить. С тех пор, как Лиза стала го хозяйкой, он ни разу не попутешествовал по «новому» дому. Шнурок быстро осмотрелся. Его внимание привлек стеклянный стакан с водой, стоящий на деревянной тумбочке рядом с кроватью Лизы. Он уже стал взбираться по гладкой поверхности дверцы тумбы, когда его окликнула Николь:

– Что ты делаешь, Ник!? Вернись! Ты упадешь!

Ник посмотрел вверх – до стакана с водой было еще далеко. Тогда он, недолго раздумывая, развернулся и начал спускаться вниз.

Проскальзывая мимо черных ручек деревянного хранилища, он случайно задел одну из них, и дверца тумбы со скрипом приоткрылась. Ник попытался перепрыгнуть с одной дверцы на другую, но запутался и беспомощно повис на ручке. Лиза пошевелилась в своей постели.

– Сними меня отсюда, Николь, – жалобно застонал Ник.

– Как? – спросила Николь.

– Подпрыгни, – ответил ей сородич.

– Слишком высоко.

– Николь! Ну, помоги! – нетерпеливо завопил Ник. Ему совсем не хотелось оставаться висеть здесь до утра, а может, и дольше.

Тут уже окончательно проснулась Лиза и, увидев извивающийся на ручке дверцы шнурок, ахнула:

– А! Змея!

– Я не змея, а просто шнурок, – заметил Ник, перестав двигаться. Ему вдруг стало приятно внимание девочки. Стоявшая у тумбы Николь только тихо вздохнула.

– А! – вскрикнула Лиза, – говорящий шнурок! – Ты мне снишься? – потом уже спокойнее спросила она.

«Лиза понимает, что я говорю. Это значит, что…», – вдохновенно подумал Ник, вспоминая слова Эдди.

– Не знаю, – ответил он на вопрос девочки. – Давай знакомиться. Меня зовут Ник.

– Николь, – сказал другой шнурок, находящийся на полу.

Лиза спустилась с кровати и присела на корточки около тумбы.

– Два говорящих шнурка! – удивилась она.

– Ну конечно, У тебя же две ноги и два кроссовка, – скептически заметила Николь.

– Я – Лиза, я живу здесь и я – девочка, – с улыбкой на еще сонном лице сказала Лиза.

И тут завязалась настоящая беседа. Ник и Николь по очереди рассказывали девочке о своих приключениях и о повседневной жизни шнурков. Николь даже перестала ворчать, а Лиза всему сильно удивлялась и часто задавала вопросы, проявляя интерес к беседе.

– А что вы едите? Выживете с родителями? Вы – брат и сестра? – спрашивала она.

А шнурки спокойно отвечали.

– Мы кушаем и пьем свежий воздух, – говорил Ник.

– А родителей у нас нет, ну, то есть, все мы друг другу и родители, что более опытные, и братья с сестрами, – добавляла Николь.

И так разговор продолжался еще с полчаса, пока Ник вдруг не чихнул.

– Ой, наверное, вам не очень нравится быть смазанными, – решила Лиза.

– Точно, – сказала Николь, – мы бы помылись у тебя вон в том стакане, –предложила она.

Лиза бережно отвязала Ника от ручки тумбы и положила себе на ладонь. Казалось, он ничего не весил. Потом девочка спустила оба шнурка в стакан и еще долго наблюдала, как Ник и Николь весло плещутся в воде.

Спустя пару минут, Лиза вытащила шнурки из воды, и те мирно устроились на «головке» кровати, чтобы высохнуть.

Тут Ник ужаснулся – он совсем забыл про Никки. И ему стало стыдно.

– Она там в пыли, а я…, – подумал он.

– Ник, что случилось? Ты заболел? Вода была слишком холодная? – заволновалась Лиза, заметив грустный взгляд голубого шнурка.

– Я…, – начал было говорить Ник, но тут же осекся. Он не знал, как рассказать о своем горе, просто не мог найти слов.

Ему на помощь подоспела Николь:

– Ник потерял свою подругу, ее зовут Никки. Знаешь, Лиза, мы же, шнурки, все делаем парами… А мы с Ником не пара. Свою он где-то в магазине потерял, ну а я… мой друг лежит в упаковке, как запасной.

– Значит тобой, Николь, заменили Нику сестру? – уточнила девочка.

– Да, – ответила собеседница.

Лиза посмотрела на Ника и ей стало совсем грустно. Кажется, она поняла, почему ее левый шнурок был таким капризным и постоянно расшнуровывался. Он просто скучал по сестре.

Несколько минут в спальне стояла тишина. Все думали о своем. Затем, собравшись с духом, Лиза заявила:

– Я хочу вам обоим помочь. Прямо завтра попрошу маму и, мы пойдем в магазин, чтобы найти ваших друзей.

– Правда? – обрадовался Ник. Он все еще не верил, что, возможно, у него есть шанс встретиться с Никки.

– Да, обязательно, – уверила его девочка.

Вдруг послышались голоса из соседней комнаты – это, услышав Лизин голос посреди ночи, проснулись ее родители. Несколько секунд спустя, в коридоре послышались чьи-то шаги. И вскоре в детскую заглянула обеспокоенная мама девочки.

– Лизонька, что случилось? Почему ты не спишь? – спросила женщина, подойдя к кровати дочери.

– Мне просто приснился странный сон, – ответила девочка и осмотрела комнату. В полумраке, на тумбе около стакана, тихо и совсем не шевелясь, лежали два голубых шнурка.

– Может, мне все это приснилось? – вдруг подумала Лиза. Но, отчетливо вспомнив тонкий голосок Ника, передумала.

– Лиза, ложись спасть, – спокойно сказала ее мама.

– Хорошо, мама. Спокойной ночи, – ответила дочь.

Как только женщина покинула детскую, Ник и Николь мигом ожили и, соскользнув с тумбы на кровать, а затем и с кровати на пол, заявили, что возвращаются в кроссовки. Лиза одобрительно покачала головой и сказала, что утром обязательно отправиться на поиски пропавшей Никки.

– Она такая хорошая, – воодушевлённо заметил Ник, залезая в пазы в своем кроссовке.

– Я же говорила, – протянула Николь.

Лиза сдержала свое слово. Как только наступило утро, ясное и теплое, умывшись и переодевшись, девочка первым делом подбежала к своей матери.

– Мама, мама, а давай сегодня сходим в обувной магазин, – предложила Лиза.

Оторвавшись от нарезания моркови для салата, женщина удивленно уставилась на дочь и сказала:

– Лизонька, да мы же не так давно там были. У тебя еще есть новые кроссовки. Что ты хочешь там найти?

И, не дождавшись реакции девочки, она добавила:

–Может, лучше сходим в кино? Там идет интересный мультик про черепашку.

– Это всего лишь черепашки, а я вот знаю живых говорящих шнурков, – подумала Лиза.

На кухню зашел отец девочки и уселся за обеденный стол.

– Идем сегодня в кино? – спросил он.

Его жена и дочь задумчиво промолчали.

– В чем проблема? Я уже спешу на помощь, – с улыбкой сказал отец.

– Да вот, – ответила женщина, – Лиза в свой единственный выходной хочет пойти в спортивный магазин вместо кино.

– Мама, давай сначала сходим в магазин, а в кино можно и после обеда отправиться, – предложила Лиза.

– А что там интересного, в спортивном магазине? – вдруг поинтересовался папа.

– Хочу… купить новые шнурки для новых кроссовок.

– Смазка свечкой не помогла?

– Просто хочу, – твердо заявила дочь и, родители просто не смогли ей уступить. Они сильно любили Лизу.

Так, плотно позавтракав салатом и гречневой кашей с курицей, и обув серебристо-голубые кроссовки с Ником и Николь, девочка с мамой и папой отправилась в их любимый спортивный магазин.

В торговом зале, пока родители Лизы, вместе с уже знакомой им продавщицей Вероникой, искали подходящие шнурки для кроссовок, девочка отошла в сторонку.

– Ник, ну давай показывай то место, где потерялась Никки, – наклонившись, прошептала она.

Несколько секунд были тихо и, девочке опять показалось, будто ей просто приснились говорящие шнурки. Но потом она услышала тонкий голосок:

– Вон там, где стоят полупустые витрины, – Ник потянулся вправо.

В действительности, там, куда указал левый шнурок, не было пустых витрин. На всех полках красовалась недавно привезенная из-за рубежа партия мужских кроссовок.

Лиза заглянула за эти витрины и ничего на полу не нашла, но не прекратила поиски.

– А ты уверен, что она еще здесь? – осторожно поинтересовалась Николь. Она не хотела за ранее расстраивать приятеля.

– Да, я ее не вижу, но, мне кажется, я ее чувствую, – сказал Ник.

Через мгновение Лиза заметила в самом углу голубой, покрытый пылью комочек. Она бережно взяла его в руки и показала Нику.

– Да! – вскрикнул тот, – Никки!

Голубой комок медленно развернулся, превращаясь в шнурок, и чихнул.

– Ник! Я так долго тебя ждала! – хрипловато произнесла Никки.

Тут Никки мигом кинулась на левую кроссовку Лизы и повисла на Нике.

– Это так мило, – подумала девочка.

Она вытащила из кроссовки Ника вместе с Никки и положила себе в карман пальто. Потом Лиза вернулась к родителям.

– Где ты пропадала? – спросил ее отец, мы с мамой купили тебе новый шнурок вместо левого.

– Кстати, где он? – поинтересовалась мама Лизы, глядя на левую серебристо-голубую кроссовку дочери, в котором отсутствовал шнурок.

– Он ушел, – грустно ответила девочка, но тут же улыбнулась, почувствовав в кармане шевеление.

– Странно, – сказала мама и дала девочке новый шнурок.

– О! – Это мой братик! – пискнула Николь.

Теперь у Лизы стало четыре шнурка. Вернувшись после сеанса кино домой, девочка оставила в кроссовках Николь и ее брата, а Ника и Никки прибрала на нижней полке шкафчика для обуви.

Неделя пролетела почти незаметно. Теперь Лиза носила кроссовки то с Николь и Николасом (как выяснилось, именно так звали брата Николь), то с Ником и Никки. А вечерами, перед сном, девочка рассказывала всем шнуркам сказки и истории, а они, в свою очередь, делились своими секретами. И вроде все были счастливы.

Но однажды, ранним утром, Лиза проснулась в своей постели, услышав писк Ника.

– Что случилось? – спросила она.

– Лиза, спасибо тебе большое за то, что приютила и полюбила меня и Никки.

Лиза улыбнулась.

– Но мы, – продолжил шнурок, – теперь хотим осуществить свою давнюю мечту и отправляемся путешествовать и изучать огромный и удивительный мир.

– А это не опасно? – поинтересовалась девочка. Ей очень не хотелось расставаться с новыми друзьями.

Ник промолчал. Он еще толком и не знал ответ на вопрос Лизы, но они с Никки уже решили и, ему вовсе не хотелось отступать. Он знал, что будет сильно скучать по девочке и по Николь с Николасом, тоже.

– Желаю вам удачи,– тихо произнесла Лиза и на ее глазах выступили слезы.

Ник подпрыгнул и крепко обвился вокруг левой руки девочки.

– Не плачь, – сказал он, – Мы еще обязательно встретимся.

– Ты стал моим настоящим другом, – позже сказала Николь, – и мне будет тебя не хватать.

– И мне тебя, – сказал Ник.

Попрощавшись с Лизой, Николь и ее братом, Ник и Никки покинули квартиру девочки и отправились покорять новые миры.

И возможно, они все еще встретятся друг с другом, но это уже совсем другая история. 

-1
1134
15:20
Забавная милая сказочка. Позитивная
14:05 (отредактировано)
вылезали сонные шнурки. Весело шутя и болтая, они постепенно разбегались по магазину какой орган речи у шнурков? на чем они разбегались, при отсутствии ног? максимум, могли расползаться
Шнурок Ник поспешил спуститься с полок, чтобы поискать подругу. ранее в рссказе Никки была сестрой. на какой стадии произошло шнуркосмешение? Но однажды, безлунной ночью, один любопытный голубой шнурок по кличке Ник вместе со своей сестричкой Никки и почему Ник был голубой? за что вы его так?
И… как что за странный препинак?
– это плакал Ник а чем он плакал? у шнурков наличествуют слезные железы? давно?
спали в своих уютных домиках-ботинках как давно кроссовки превратились в ботинки? в начале рассказа речь шла про кроссовки
только изредка щурились от солнечного света откуда в торговом центре солнечный свет? там окон нет, как правило — все заставлено полками с обувью
хныкая, бормотал себе под нос Ник как давно у шнурков оказались носы?
лет 7-8 числительные в тексте
ловко сунула свою ножку в серебристо-голубой кроссовок, в котором хныкал Ник. могла сунуть чужую?
С этими словами женщина бережно положила кроссовок в коробку.
– Если тебе нравится, то берём, – ответила ей молодая женщина в тёмно-синем спортивном костюме
Как же Никки? Разве вы не видите? Я без неё никуда не поеду! – отрезал он. что и чем мог отрезать шнурок? или таки стал иудеем?
– Сейчас всё исправим, – перебила её продавщица, – минуточку.
С этими словами Вероника схватила обе кроссовки и удалилась на склад.
– Что случилось? – спросил блондин у Вероники, когда обыскивала очередную коробку. несогласованное предложение
– Как куда? Возмутился Ник, – Никки где-то под новыми витринами и сильно скучает. неверное оформление прямой речи и дальше по тексту тоже
явление Антона народу…
– Нет, только не это, – подумал Ник, у шнурка еще и чем думать было? да он круче любого спортсмена!
– Погоди! Я сама отнесу, – окрикнула его продавщица Вероника, – ты же даже не знаешь моих покупателей.
Антон снял Ника в Вероники wonderчто за порносьемки?! тут же дети читают!!!
Привет! – Весело сказал новый голубой шнурок. – Меня зовут Николь. когда шнурок-сосед превратился в Николь? или стоит списать на голубизну?
Нику чувствовал себя одиноким и разбитым. Гг сменил имя?
после многоточия зпт в диалогах не нужна
корявый, малограмотный текст (даже в простейших именах автор умудряется ошибаться)
как мультфильм для детей с задержкой в развитии (и спортивных фанатов) сойдет
на конкурсе имени Тота — без шансов crazy
Загрузка...
Ekaterina Romanova №1