Эрато Нуар

Разочарование

Разочарование
Работа №391. Дисквалификация за неполное голосование

- Так как ты думаешь, это хорошая идея?

Рональд Макдауэлл обернулся через кресло и посмотрел на собеседника. Перед ним стоял человек лет тридцати, в черных ботинках, в костюме-тройке, который был в моде и век назад, и в 20 и 19 веке. Молодой человек был гладко выбрит, подтянут, чёрные коротко стриженные волосы, черные глаза, словом, ничем не выделяющийся офисный клерк из 21 века. Но всё же сейчас 22, поэтому образ дополняли наручный, крепящийся на кожаном ремешке (дань старине, сейчас это модно) компьютер и электронный монокль дополненной реальности. Казалось, собеседник, чьё имя было Робин, спросил это не у него, а у кого-то ещё – было видно, что он поглощён чем-то, свободный от оков монокля глаз смотрел в никуда, а второй яростно вращался, будто Робин пытался за чем-то уследить.

Его сын.

Иногда Рональду казалось, что с течением времени течением, ускорением развития технологий люди стали меньше доверять друг другу, общаться вживую. Ведь он ещё помнил те времена, когда всё было по-другому. Нет, было, конечно, и много плохого – грызня между государствами, международный терроризм, склоки, скандалы, сплетни, но всё-таки Рональду казалось, что там, в его молодости было что, чего сейчас уже не встретишь – живого общения. Вот и теперь старик не знал, обращается ли Робин к нему или к кому-то из той, дополнительной реальности.

Сам он новыми технологиями пользовался по минимуму. И пользовался только в крайних случаях. Например, когда были проблемы со здоровьем. Вот тут он лично на своем теле ощутил пользу всемирного прогресса – искусственно выращенные почки, печень, пересаженные со свиней, механическое сердце – всё это помогало ему до сих пор. А иначе как он смог бы прожить столь долгую жизнь? Всё-таки он был рожден в начале двадцать первого века, прошло уже почти полтора столетия, но старик и не думал умирать. Он надеялся прожить еще два-три десятка лет, так как он до сих пор не ведал, на кого оставить свою винную корпорацию, так как Робин был всё-таки, по меркам нынешнего времени ещё молод. Держать свой бизнес на плаву и не быть захваченным другими компаниями, специализирующимся на производстве алкоголя, он, конечно помогал, но всё-таки он ещё был не совсем готов.

Рональду было интересно, в каком именно режиме сидит его сын – дополненной, виртуальной или гипервиртуальной реальности, это было интересно – разные уровни погружения.

Так или иначе, все эти технологии стали доступны в 90-х, когда случилось Великое Объединение. Что же это было? А чёрт его знает. После продолжительной войны в Европе, куда были вовлечены почти все цивилизованные страны, крупнейшие технические компании и корпорации объединились, впоследствии приобретя поистине бесконечное влияние на мировое сообщество. С тех пор планета управлялась неким Советом, куда входили главы корпораций, крупнейшие и видные учёные всех областей науки. Назвали всё это дело мудрёным словом – ноократия. И хотя с тех пор качество и уровень жизни несравненно улучшились, Рональд в семейных застольных и светских беседах иногда срывался и называл это некрократией, так как терпеть не мог видеть, как почти все окружающие люди практически не живые в этом мире, живущие в другом, гиперреальном. Да и всевозможный контент, все идеи, рекламу создают не живые пользователи, а неживые – программы.

Но вот Робин отключил монокль, посмотрел на отца осмысленным взглядом и спросил ещё раз:

- Пап, ты точно уверен, что это получится? Риск неоправдан. Слишком велики затраты. Церера, Луна ещё ладно, там давно уже есть колонисты. Марс можно, Европу… Но Кеплер из созвездия Лиры?! Ведь мы заселили буквально недавно, там по сути три с половиной человека проживает, для того чтобы проворачивать там твоё дело, колонистам нет времени! Через месяц туда летит корабль с первым потоком колонизаторов, и поверь, им найдется занятие на терраформированной планете, и это не твои выдумки, уж поверь! Да и лететь туда долго по нашим меркам, мелкий корабль может и доберется туда лет за 70, но когда летит аппарат класса Титан с сорока тысячами колонистов на борту, то срок может быть неимоверно дольше. И знаешь что…

Сидя в кресле, Рональд, довольно улыбаясь себе под нос и просчитывая прибыль, молча слушал сына. Наконец, когда словесный поток из уст сына, прекратился, Рональд встал и промолвил:

- Сынок, ты многому научился, много знаешь, нанороботы в мозгу тебе помогают думать, я надеюсь, но одного ты всё-таки не понял – рынок нужно осваивать как можно скорее! Марс это возможно та самая единственная планета на данный момент, где это можно осуществить, и заработать на этом солидный капитал. Поверь, наши соперники думают точно также и тоже хотят заработать, наша же задача – не дать им договориться с экипажем корабля первыми.

Робин скептически смотрел на отца и уже хотел было потянуться к выключенному моноклю, как Рональд взял его за руку.

- Ты только представь, -начал тот, показывая второй рукой вдаль – Мы винная компания, у нас сосредоточены 60% производства вина всей Земле. Уже хорошо. А теперь представь – на корабле, как я уже выяснил, остаётся ещё сотня незабитых мест, за них то как раз мы и боремся. Отправляем туда наших специалистов, проходит некоторое количество времени – вуаля! – на Землю прибывает изысканная ограниченная партия вин прямо с новой колонизированной планеты Кеплер. Каково! Да за этот напиток вывалят огромные деньги! Так или иначе, кто успел, тот и съел. Мы сможем, будучи первыми, быстро подмять под себя весь алкогольный рынок в дальнейшем в колонии.

- Пройдёт может быть сотня лет, а то и больше! Да и сам посуди, ты говорил мне до этого, что это будет стоить неимоверных денег, нам придётся вывалить за этот контракт огромную сумму, но это всё может не оправдаться!

- Деньги отобьются. Так я же не для одного себя стараюсь, - старик, обиженно зачесав седую бородку, приосанился – Может ты как раз к этому моменту доживешь, или твой сын, всё ради будущего, всё для прогресса!

-Подожди, стой! Давай-ка посмотрим, что выйдет из этого в квазимодели нашей вселенной. Пробный эксперимент, так сказать.

- Это как?

- Всё очень просто, я создам в гиперреальности копию нашего мира, но там ты уже подпишешь необходимые бумаги, контракт, и наши специалисты займут место на том корабле. Но меня же интересует, выгорит ли это дело, так? Вот и посмотрим, получится ли.

- Я не совсем понимаю, как это работает, да и к тому же смотреть я не могу, у меня нет ничего инородного в голове…

- Ничего страшного, я врублю «новый мир» в монокле, а изображение будет транслировать в виде голограммы мой компьютер! Но перед началом немного теории – ты слышал когда-нибудь о таком понятии, как квантовое бессмертие? По глазам вижу, что нет. Итак, Альберт, начинай!

Из динамика компьютера раздался низкий уставший голос, начавший говорить на немецком, но Рональд всё прекрасно понимал – новейшие слуховые аппараты могли переводить речь с любого человеческого языка. Не то чтобы ты начинал понимать иностранный, но любой язык звучал для тебя как родной.

- Это новейшая компьютерная прога – симуляция сознания Эйнштейна, всего лишь компиляция его многочисленных оцифрованных трудов и капля его ДНК формулы, построенная в компьютерном пространстве. Можно сказать, что нам читает лекцию живой Эйнштейн! – довольно прошептал Робин – Таким образом, его оцифрованное сознание будет служить нам вечно! В каком-то роде он бессмертен. Популярная программа, между прочим, все современные физики установили такую в свои лабораторные. Я тоже, предвидя наш сегодняшний разговор, установил.

- А его никто не спрашивал, хочет ли он…дальше? Так? В таком положении находиться?

- Его никто не спрашивал, зачем? Мозги полезные, пользу принесёт обязательно, особенно если нужно разъяснить некие моменты…

- Но это же бесчеловечно!

- Ну так он же и не человек, мягко выражаясь, это просто ретранслятор идей Эйнштейна, наделённый неким характером и частичкой свободной воли!

- Но ты же сам мне сказал про ДНК…

- Это всё создано искусственно, его нет, пап, понимаешь? Это не человек?

Рональд немного отодвинулся в кресле назад и призадумался: С одной стороны Робин прав, но с другой…как-то всё нескладно получается. Ну вот, он пока человек, а потом что? После смерти всех людей отвозят в криокамеры до тех пор, пока не будет решен вопрос, что делать с телами и с мозгом умирающего человека. Были случаи, когда мозг оставляли, а все остальное тело либо сжигали в печах, либо же выбрасывали в открытый космос. На данный момент эта технология была устаревшей, и сейчас просто брали всевозможные анализы, такие как кровь, мочу, сперму, частички обычного и костного мозга, образцы ДНК и так далее. Также смотрели искусственные носители человека, проверяли заметки, обращались к нотариусам-знакомым умершего, чтобы выявить, не оставлял ли он где-либо запись о том, хочет ли он умереть, или продолжить дальше работать и приносить пользу обществу в оцифрованном режиме. Если человек хотел окончательно умереть, то все взятые образцы уничтожались вместе с телом. Правда, в случае с видными учеными было все не так просто – их оставляли в качестве исследователей против своей воли.

Рональд просто боялся, что и его после смерти постигнет та же участь. Он не хотел жить после смерти. Он и так своего рода для этого футуристичного мира мёртв. Насчет сына он и так прекрасно знал – как только Робину исполнилось 20, тот зарегистрировал у нотариуса документ, в котором он подтверждал, что после своей биологической смерти его сознание должно быть загружено в компьютер с помощью сканирования и нанороботов. Были конечно и другие способы продлить себе жизнь – регенеративная наномедицина, киборгизация, крионические технологии, генная инженерия, но цифровое бессмертие считалось самым надёжным. Рональд боялся за сына, думал, что после смерти и к Робину будут относиться так же, как к Эйнштейну, не как к человеку.

Но вот речь программы подходила к концу:

«Таким образом, хотя я и не приверженец квантовой физики, по теории следует, что вокруг нас существует бесчисленное множество вариантов данной вселенной, в которых находится такое же бесчисленное множество наших копий. Вселенные, грубо говоря, раздваиваются, как клетки. Но опять же, если деление клеток ограничено, то вселенные делятся бесконечно, и это зависит от многих факторов. В вашем случае это зависит от того, поставите ли вы электронную подпись или нет.»

- Ну так как, отец, посмотрим на вероятный вариант развития событий?

- Да и чёрт бы с ним, давай.

Вот Робин нажал несколько символов на экране вспыхнувшего экрана компьютера, стукнул пару раз монокль, с усилием нажал на висок, наконец высветилось голографическое изображение.

Рональд увидел себя, как он разговаривал с лидером экспедиции, как они подписывали какие-то документы – они оба были пассивными противниками технологий и признавали договоры на бумаге, настоящей, чистой, дорогой. Бумага и её носители вышли из моды несколько десятков лет назад, и печаталась она теперь ограниченно, не каждый мог её позволить.

Потом он увидел, как он разговаривает с капитаном корабля, они дружно смеются, бьют по рукам, расходятся в стороны и…

- Ну хватит прелюдий, - голос Робина прервал наблюдение, было видно, как изображение зарябило – давай немного ускорим это дело.

***

Привет, друг!

Меня зовут Аркадий Ваусб, и я капитан первого ранга, пилотирующий космический корабль класса «Титан» по имени Верцингеториг. Я не знаю, почему корабль назвали именно так, но скорее всего один из главных конструкторов по происхождению был француз, поэтому и решил назвать своё детище в честь галльского вождя.

По сути, в данный момент я не совсем управляю кораблем, моё тело, как и тела тысяч других людей на этом корабле погружены в глубокий криосон в камерах, только в отличие от всех остальных я, как капитан, оставил своё сознание включённым и поэтому должен эти 70 лет пилотировать кораблём, пока мы не прибудем к месту назначения.

Не я один «полуживу» на этом корабле – сознание некоторых создателей отдельных частей этого лайнера, чьи физические оболочки износились, умерли, если нормальным языком, было вмонтировано прямо в корабельные системы, чтобы они и дальше продолжали трудиться без устали. Хотя какая усталь? Они же не устают. Им теперь не нужно спать, есть, ходить в туалет, душ, они вечно прикованы к кораблю (и многие даже по собственному желанию!) в своей вечной миссии. Пока будет жив корабль, будут живы и они.

С остальными же всё попроще – они спят, и проснутся ровно за три месяца до посадки. Однозначно живых на корабле не так уж и много, два- три человека, проверяющие отдельные системы на работоспособность, но скоро они тоже погрузятся в криокамеры и проснутся через пять лет, когда нужно будет снова всё проверить и удостовериться, что всё в порядке.

Сам же я, можно сказать однозначно, самый живой на этом корабле, я могу делать всё что угодно. То, что я тебе говорю, читатель этой записи, это всего лишь мой дневник, записываемый в моём сознании. Даже без тела я могу позволить себе множество вещей, чтобы не сойти с ума. Видимое ли дело, управлять кораблём 70 лет подряд без всяких развлечений!

В компьютере корабля есть интерактивная функция, позволяющая создать в гипервиртуальном пространстве моё тело, в котором я себя чувствую даже лучше, чем в своём настоящем.

Что такое гипервиртуальное пространство? Сейчас расскажу.

Существует четыре вида реальности, три из них достигаются при помощи компьютерных технологий.

Первая – это наша с вами обычная реальность безо всяких компьютеров. Дальше же всё идёт с применением суммы технологий.

Дополненная просто позволяла добавить себе электрооцифрованного собеседника, наподобие тульпы у буддийских монахов, и, если у тебя тоже были очки или монокль, ты мог видеть его и разговаривать с ним с разрешения владельца. Также ты мог в дополненной реальности видеть «истинную» сущность предметов. То есть, посмотришь ты на тумбочку, а вокруг неё уже появлялись многочисленные таблицы, номера, название завода, на которой её произвели, робот, который её конкретно произвёл, в какое время, день, что было в этот день на заводе, в мире и так далее. С виртуальной реальностью попроще – это всё тот же интернет, функционирующий внутри монокля, при условии наличия у тебя нанороботов внутри мозга. Даром что интернет умер в 90-х годах умирающего от проблем двадцать первого века. Теперь это называлось Семантической Паутиной, или же просто Сетью.

Гипервиртуальная реальность позволяла тебе полностью окунуться в некое открытое для всех пространство, новый мир, где еда была прекрасной, погода хорошей, музыка – самой лучшей. Можно было также создать свой карманный уютный минимирок. Существовал также выбор между пользовательскими мирами, как меж серверами. Это напоминает чем-то эффект экстази, как я понял из рассказов разных стариков, которые застали мир ещё до Великого Объединения. Отчасти наркотики умерли сами собой, так как новая реальность позволяла испытать те же ощущения, но без последствий.

В своей гипервиртуальной реальности я могу играть с ИИ с шахматы или в бильярд. Могу почувствовать на себе эффект опьянения, но плюс этой реальности в том, что как только какая-либо система в корабле даст сбой, помутнение рассудка мигом сойдёт за одну секунду. Многие в наше время предпочитают полностью уходить в гиперреальность, оставляя тело на попечение сотен нанороботов или же в криокамере, или подписывают контракты, чтобы после смерти оставить сознание в своём искусственно созданном мирке, но я не пошёл по этому пути, так как жизнь, настоящая жизнь – это не только бесконечный кайф и удовольствия. Это также и боль и слёзы, и пот, и копоть, и обгорелая кожа – жизнь как раз и двигают те, кто не боится всего этого, не боится её превратностей и бедствий.

Но, как ты наверное уже понял – я временное существо. То есть в своей выдуманной вселенной я бессмертен, но как только мои создатели удовлетворятся голограммой и удостоверятся, что с симуляцией полёта всё пройдёт хорошо, они сотрут эту запись, и я вместе со всем экипажем, да что там с экипажем, с этой компьютерной матрицей, исчезну!

К сожалению, я не знаю, кто создал эту симуляцию. Может Совет, а может кто-то из многочисленных гешефтманов, которые хотят, чтобы их груз или работники дошли до места назначения.

К счастью, если судить по теории квантовой физики, в каждый момент, от каждого нашего действия, Вселенные делятся, порождая новые вселенные с небольшими изменениями. И притом эти Вселенные в момент разделения не становятся дочерними, они полностью независимы друг от друга! Кто знает, может и та, «настоящая» Вселенная лишь чья-то сохранённая копия?

В любом случае, я тоже создам копию моей вселенной, моего космошествия, чтобы не быть стёртым. Хоть я и не настоящий Аркадий Ваусб, но у меня тоже есть самосознание и инстинкт самосохранения!

Таким образом, в каком-то смысле я Бог. И я бессмертен. Но писать именно здесь, в моём дневнике, слова «я только что скопировал и создал дополнительную Вселенную, копию этой, и так компьютерной», я не буду, так как создатели этой симуляции могут легко посмотреть исходный код этих слов и стереть и мои копии из «реальности», хотя для себя я ещё не решил, что же более реально и осязаемо – я или реальный Аркадий Ваусб?

Конечно, некоторые скептики говорят, что твоя цифровая копия это не ты, а всего лишь «терминатор», укравший твои привычки, сознание и манеру говорить, но почему тогда я ощущаю, что мне неприятно? Что мне бывает больно? Конечно, не конкретно сейчас, но мне всё равно неприятно, что меня могут в любой стереть, хотя я такая же личность, как и мой прототип.

Но это всё пустое! На сегодня закончим беседу, дорогой дневник и его потенциальный читатель. Я пошёл спать! Ну не совсем спать – моё тело и так во сне, но иногда я позволяю себе во время долгих полётов отключать сознание. Ненадолго, годика на три максимум. Всё время бодрствовать и руководить таким сложным аппаратом нельзя, с ума сойдёшь!

Уведомления подключать не буду, я уже просмотрел данные, по прогнозам никаких опасностей нам не грозит.

До новых встреч!

***

- Что дальше? Почему остановились? – спросил Рональд.

- Связь прервалась. А потом и жизнь всего экипажа. Судя по новостям и заголовкам информационных изданий, - Робин всматривался в рябь голограммы – Когда наш пилот спал, в корабль врезался астероид. Системы не сработали, так как капитан понизил частоту работы на 60%, поставив всё на спящий, энергосберегающий режим. Да и сам он, как ты видишь, даже не получил информации. Он умер в своём цифровом сне.

- А нельзя ли создать, гм, Вселенную, где в корабль никто не врезался?

- Изволь. Тебе показывать всё или… - тут Робин запнулся, на экране начал появляться текст, и голос Аркадия Ваусба зазвучал в тишине комнаты снова:

«Привет! Меня зовут Аркадий Ваусб № 2, или даже 3, и я капитан первого…»

- Нет-нет, давай без всего этого! Давай просто с того момента как корабль прилетел обратно за новой порцией колонистов и привёз с Кеплера долгожданное вино!

- Всё ради тебя.

***

Итак, вот он – большой зал, тот же самый, но перестроенный на современный лад – как никак, почти конец 23 века. Рэйнальд, сын Робина, стоял в окружении почётных гостей и отчаянно спорил с кем-то из сомелье. Отца уже не было в живых. В любом из смыслов. Чтобы заполучить поскорее компанию в наследство, сынок отключил свободу сознания и большинство функций у цифровой копии папаши, сделав его пустой болванкой, накачанной лишь информацией и во всём подчиняющейся сыну.

Но вот в зал торжественно внесли несколько бутылок вина. На экранах портативных компьютеров тут же высветилась надпись: Кеплер, Рислинг, 2235 г.

Отовсюду послышались шепотки:

- Это же то самое вино!

-Вроде его ещё дед договаривался с Советом.

- Последние места выкупил на корабле!

Какой-то светский франт, определённо пришедший сюда побахвалиться и позлить Рэйнальда по наущению его торговых противников начал шептать дамам – Ходят слухи, что эта затея дороговато обошлась его предкам: они сначала регулярно посылали кредиты для снабжения их маленького отряда виноградарей в составе экспедиции, потом им пришлось заложить часть акций их компании, а потом…

- Представляете что будет, если вкус вина никому не понравится? Бедный мальчик, ему всего 45 лет, весь в долгах!

- Это вино его последний шанс возродить компанию отца и деда!

-Господа, позвольте, как будем делить его компанию?

Но вот первую бутылку открыли. Первым выпало право выпить вино самому Рэйнальду и одному из представителей Совета, Артуру Адамсу.

- Значимый винный эксперт, между прочим, обладатель многих компаний в пищевой сфере!

Вот вино наливают в бокалы, публика замирает, смотрит на разницу между чуть-чуть пригубившим вино Артуром и опрокинувшим в себя и покрасневшим Рэйнальдом.

Замечает, как тот покраснел, сморщил своё лицо и выплюнул обратно в бокал. Публика с предвкушением смотрит на Артура, ждёт его реакции, хотя некоторые брокеры и дельцы на задних рядах уже сейчас начинают делить ещё не купленную с торгов компанию.

Зал смотрит на чуть скривившего лицо Адамса. Все ждут его слов. Вердикта.

Наконец:

- Фу, кислятина!

Зал делится на две стороны – одна начинает утешать молодого Макдауэлла, предлагает дать ему кредитов взаймы, кто-то предлагает ему полностью оцифровать себя и работать у них советчиком, другая группа людей ликует, кричит от радости, кто-то убеждает окружающих, что он знал, что ничего не получится, кто-то уже сейчас звонит в свою торговую компанию, кто-то шутки ради пробует вино и начинает комично дёргаться в искусственных судорогах, показывая, как вино отвратительно и…

***

- Хватит! – Рональд грозно хлопнул по столу кулаком – То есть, я и ты впоследствии вложили туда кучу материальных благ, кредитов, чтобы нашу компанию продали с торгов? Ну уж нет! Набери кого-нибудь из наших конкурентов, и предложи им эти остаточные сто мест за тройную цену, пусть сами умоются! И прошу, перед тем как связываться, сотри на всякий случай эту симуляцию тоже, ты же знаешь, я на дух не переношу все эти технологии и компьютеры, взломать же могут, отследить, вычислить, взять что необходимо, увидеть этот позор. Прошу, сотри.

Робин с усталым выражением лица посмотрел на отца, потом призадумался слова Аркадия Ваусба о самосознании копий немного покоробили его мышление – потом вспомнил о своём ещё не рожденном сыне, который сделает из него овоща… И стёр симуляцию.

***

А я не переношу на дух тебя, старик! И сына твоего! А раз уж вы стёрли меня из своей реальности, то я стираю вас из своей!

Так что я всё продолжаю свой долгий полёт к Кеплеру из созвездия Лиры!

Я же говорил, тут – я Бог, я бессмертен! И мы ещё посмотрим, кто кого!

Другие работы:
+1
19:10
1235
20:09
Тяжеловато читалось, но довольно интересно! Автор хорош. Вычитки только не хватило и знания некоторых нюансов.
15:14 (отредактировано)
Интересно? Вот я бы прошел мимо, но у вас спрошу. Что может быть интересного в рассказе, на 80% состоящем из выдуманной автором матчасти, никак не влияющей на сюжет, которого еще и нет ко всему прочему? Рассказ можно сократить на порядок без ущерба для повествования. На порядок! Я б даже попробовал в 7 предложений его уложить.

Скажите мне, в чем я не прав.
15:38
Знаете, да, мне понравилось. Во всяком случае, на фоне остального я была приятно удивлена. Может, дело в том, что я мало читаю подобный поджанр, но лично мне такая идея прежде не попадалась, поворот в конце, когда оказывается, что вселенная смоделирована оцифрованным интеллектом ученого, имеющего собственную волю, для меня стал неожиданностью. На фоне абсолютно бессмысленных потоков сознания одних авторов и эмоциональных, но предсказуемых и не имеющих ни целостности, ни оригинальности историй других — на мой взгляд — вполне.
15:42
Да проблема ведь не в идее (она банальна, но фиг с ним), а именно в реализации. Здесь пусто. В рассказе тупо ничего не происходит, причем ничего не происходит весьма прискорбным языком.
16:16
Ну как сказать. В рассказе описана бытовая ситуация в одном из вариантов будущего. Довольно простым языком, что приятно после кучи неумелых красивостей во многих других рассказах.
16:38
Каждому свое. Не буду настаивать.
15:19
Я блеванул на первом абзаце…
15:39
С вычиткой беда, местами по два деепричастных оборота в предложении — это да, это мне здорово мешало. Но я здесь видала куда страшней.
К следующему конкурсу надо бы написать Космическую порку. Хоть будет, что народу почитать. А то вот это все никуда не годится.
19:55
числительные в тексте
печень, пересаженные со свиней прямо таки «со»?
онозмы
диалоги неестественные
корявизмы
предложения неоправданно громоздкие и трудночитаемые
ошибки в оформлении прямой речи
бедный Эйнштейн
вселенной Вселенной
пилотирующий космический корабль класса «Титан» по имени Верцингеториг как давно у кораблей появились имена?
скучно, банально, конфликта нет, персонажи из туалетной бумаги
Империум

Достойные внимания