Эрато Нуар №2

Следующая станция - конечная

Следующая станция - конечная
Работа №399. Дисквалификация за отсутствие голосования

«Чёрт побери, как же я устал! Хочу, чтобы это всё закончилось» - подумал я, выходя с работы. Посмотрев на заполненное тучами небо, пошёл в сторону станции метро. На асфальт падали редкие капли, прерываемые редкими, но сильными порывами холодного ветра. Осень уже начала разгораться и будто хотела, но никак не могла, обрушить грозу на этот город. Я оглянулся и посмотрел на окно своего кабинета. На подоконнике стояли увядающие растения в горшках. Вроде это должны быть цветы. Раньше я пытался запомнить, что за ними надо ухаживать, но потом и пытаться перестал. Внезапно в мой живот кто-то врезался. «Простите!» - воскликнул маленький мальчик и побежал в сторону автомобиля, из которго его окликнули. «Эх, паренёк.. - подумал я — тебе есть куда и к кому бежать» Уже на подходе к спуску в метрополитен, до моего плеча дотронулся незнакомец, странный дед, одетый в слишком современный для него костюм.

-Не подскажите, который час?

-20:20 — ответил я.

-О! Время загадывать желание! - хмыкнул он в ответ, подмигнул и нырнул в метро.

«Чудной какой-то» - подумал я про себя и последовал за ним. Спустившись, встал на краю перрона в ожидании поезда. Музыка в наушниках мне осточертела, и я начал переключать её в надежде найти что-то интересное и не надоевшее. Потом стало видно, как в тоннеле приближаются огни первого вагона. Рёв буквально вылетающего из темноты поезда и жуткий гудок заполнил зал. Я почувствовал себя очень не хорошо. Хотелось шагнуть вперёд. Это желание становилось невыносимо.

***

-Уважаемые пассажиры! Поезд начинает движение. Просим вас держаться за поручни и уступать места другим пассажирам в случае необходимости. - прозвучал женский голос. «Очень странно. Никогда не слышал таких фраз в метро.» - подумал я - «Ладно, может, поменяли. Наконец я еду домой. Вечер ещё только начался, и у меня куча личного времени. Не стоит обращать на эти странности внимания. Дома позвоню брату, поговорим с ним, вспомним, как любили гулять по семейному участку в тени фруктовых деревьев и придумывать небылицы.» Мне пришла идея оглядеть вагон, посмотреть на других. По правую руку сидела женщина с ребёнком, с тем самым мальчиком, который чуть не сбил меня с ног, по левую — дедок в потрёпанном свитере. Остальные сидели и стояли. Однако никто не говорил, не смотрел в телефон, не держал в руках книгу, и ни у кого не было ни пакетов, ни сумок, ни рюкзаков. Все смотрели перед собой, и вскоре такая атмосфера начала давить. Я решил обратиться к женщине с ребёнком.

-Какая следующая станция, не знаете? А то я не расслышал.

Однако, видимо, и она не расслышала. Причём меня. Причём даже не то что не расслышала, а не слышала. Я попытался встать, но ничего не вышло. Тут же опять раздался женский голос.

-Уважаемые пассажиры! Убедительная просьба приготовить плату за проезд. Кондуктор начинает обход.

Тут же все встали со своих мест и достали откуда-то монеты. Какой ещё проезд? Я же пробил свой проездной. Опять платить?! Насколько я смог разглядеть, монеты у других были разные по номиналу или даже по валюте. Тут из ниоткуда появился тот самый старик, которого я видел у метро. Только теперь он был мрачен и одет не в костюм, а какие-то тряпки. «Вот это, наверное, и называется в книгах «рубище»» - подумалось мне. Он нёс мешок, в который все кидали «за проезд» деньги. Вдруг старик остановился. Оказалось, что женщина положила деньги, а её ребёнок всё ещё шарил по своим кармашкам.

-У меня нет денег, дядя. - пролепетал он, чуть не плача.

-Тогда вон отсюда! - громыхнул старик и толкнул мальчика в окно, из которого он тут же вылетел.

Я был в шоке. Хотел что-то сказать или рвануть к окну, но не смог ничего сделать. Тут мрачный незнакомец подошёл ко мне со своим мешком, а я всё ещё судорожно шарил по карманам в надежде найти хоть что-то похожее на монеты. Слава богу, под подкладкой куртки нашлось пару пятаков, которые я отдал пожирающему меня взглядом старику. Когда он отошёл, всё-таки осмотрел повторно вагон, но пожалел об этом, потому что не заметил, как дед пропал с мешком денег. Все сели или встали по своим местам, и мы снова ехали в тяжёлой тишине.

-Остановка «Преградная площадь». Переход на верхнюю и нижнюю линию. Это конечная станция. Поезд дальше не идёт. Просьба покинуть вагоны. - возвестил женский голос.

Все встали и начали выходить. Благо ростом я обладал высоким и мог видеть, что происходит спереди. Поток людей двигался к подъёму, который представлял собой каменную лестницу и эскалатор. Выходя из дверей, я заметил, что сзади меня идёт, еле передвигая ноги, ранее сидящий со мной рядом дедушка в свитере. Сойдя на пол, я повернулся и со словами «Давайте, я вам помогу» протянул ему руку. Дедок не обратил на это абсолютно никакого внимания и резво спрыгнул на перрон. Не успев опомниться, я был подхвачен потоком и устремился к эскалатору. Уже на подходе я заметил бабульку в косынке, старающуюся затащить какой-то чемодан на выезжающие ступеньки. Образовался затор, и я услышал возмущённые крики. «Ну, помогать старшим - так помогать» - решил я и направился сквозь толпу к бабке. Без всяких слов поднял чемодан и поставил на ступень. Не долго думая, я сделал тоже самое с бабкой и встал за ней. Наверху стояли большие ворота, через которые лилась толпа. А за ними — огромная площадь с зданием на противоположном краю. Оно напоминало высотку на Котельнической набережной. Все шли туда. Странно, но вход для такого количества народа был один и посередине. В конце концов, до меня дошло, что я ничего не понимаю, и действовать надо так как остальные. Идти вперёд. Может, и приду куда-то. Через минут 10 утомительного путешествия к зданию, я наконец прошёл внутрь. Подойдя к первой попавшейся стойке с информацией (ну я так подумал) я увидел девушку, которая подняла на меня взгляд.

-А куда мне здесь? - глупо спросил я, понимая всю абсурдность ситуации.

-Как ваше имя? - спросила девушка, чуть улыбнувшись.

-Соломников Григорий Иванович.

-Вам в 346 кабинет. Вас вызовут.

-Спасибо!

Постояв, не зная, что делать, около минуты я отошёл и, отыскав лестницу, направился к ней. Постепенно людей вокруг меня становилось меньше и, добравшись до нужного мне места, я увидел приёмную своего кабинета, где сидели или стояли люди, тоже ожидающие вызова. Многие были явно недовольно тем, что приходится ждать, и сразу поднимали голову, когда дверь кабинета открывалась, и звучал призывный голос, оглашавший очередное имя. Я никуда не торопился и поэтому стоял в сторонке, пытаясь оценить всю сложившуюся ситуацию. Не знаю сколько прошло времени, но вдруг я услышал своё имя. Я зашёл и увидел стол,за котором сидел мужчина с бородой, и рядом с ним стоял другой, гладко выбритый.

-Садитесь. - сказал второй. - Пётр Ионович, это Соломников.

-Да, спасибо. Итак …. - задумался первый. - Почему вы выбрали эскалатор, а не лестницу?

-В смысле?... - удивился я. - Ну... Я привык, что выход из метро по эскалатору.

-Хорошо. А почему вы решили помочь старику и старушке в фойе метрополитена?

-Ну если им тяжело, я должен помочь. Меня воспитали так, и я считаю, что это правильно.

-Вы помните, как кондуктор вашего вагона вышвырнул мальчика? Почему вы ничего не сделали?

-Я не мог!

-Как это не мог? А что ты хотел сделать?

-Посмотреть как он. Выжил ли после падения.

-И это помогло бы ему?

-Наверное, нет.

-Тогда почему ты ему не помог?

-А как бы я помог?

-Это ты мне скажи.

Я задумался. Мне было стыдно, что я ничего не делал, не помог пацану. Что я мог сделать? Ведь у него не было денег. Откуда ему их было взять? У меня? А я бы чем заплатил? Погоди-те. Цены же не было. Я мог дать одну монету. Или отдать за него всё. И самому полететь в бездну.

-Вот именно. - произнёс мужчина с бородой. - Было бы гораздо проще , если бы мы могли принимать только верные решения. Если бы можно было поступать «хорошо» или не поступать вовсе. Чтобы не приходилось осознавать дурные поступки, когда они уже совершены. Вы свободны.

Я вышел в очень подавленном состоянии и побрёл по коридору. На первом этаже никого не было. Девушка, которая назвала нужный мне кабинет, заперла входную дверь и ушла, я не успел её даже окликнуть. Две двери справа и слева были чуть приоткрыты. Постояв в пустом холле, Ноги понесли меня влево. За дверью оказалась лестница, ведущая в залу, как в метро.

Поезд стоял с открытыми дверями, весь изрисованный самыми нецензурными словами и отвратительными рисунками, из вагонов раздавался ужасный кашель и зловоние, матерные крики и визг как от животных. Подземный зал был завален мусором, костями и ещё чем-то мерзким. С тяжёлым сердцем я зашёл внутрь и встал сразу у дверей. Они закрылись и поезд поехал. Страшный голос, рычащий и хрипящий, звучащий как из старого магнитофона разнёсся по поезду.

-Следующая остановка «Офис деловых работников». Конечная. Все должны выйти из вагонов после остановки.

Мучительно долго ехали мы все, и я уже устал стоять как поезд начал остановку. Все люди вдруг покрылись нарывами и гнойниками, кашляли кровью и сморкались чёрной слизью, орали и скулили. Ещё дольше, чем поездка, состав останавливался. Двери открылись, и я ужасе выпрыгнул и побежал куда-то вперёд, не разбирая дороги.

-Стоять! - раздался голос, и я остановился. Не помню, как выглядел владелец голоса, но испытал я животный страх, сводящую с ума панику. «Оно» сказало — У тебя нет билета! Ты не покрылся язвами! Не болен! Пошёл вон отсюда!

Я чувствовал пустоту. И всё. И ничего не понимал. По лицу текли слёзы. Сердце сжималось и разжималось. Вдруг я оказался на коленях у двери в холле здания, откуда я уехал. Опасливо обернувшись, я осмотрел помещение. Пусто. Ни души. Медленно пополз я к другой двери, противоположной. Спустился по небольшой лестнице и оказался как будто на вокзале. Он был светел, стояли скамейки, и ветерок приятно овевал прохладой. Единственный поезд уже начал отходить от ближайшего перрона. Я побежал из последних сил к нему и запрыгнул в закрывающиеся двери.

- Следующая станция «Сад». Конечная. Просьба пассажирам покинуть вагоны после полной остановки поезда.

Внутри было так же приятно, как и на вокзале. Сидели люди, кто-то читал газету, кто-то пил чай из термоса, кто-то глядел в окно. Рядом с тем местом, где я оказался, в паре шагах от дверей, было свободное сидение. Я сел и тоже стал смотреть в окно. Ничего примечательного там не было. Деревья, трава, солнце светило. Вдруг в кармане зазвонил телефон и тут же перестал, как только мы остановились. Все начали выходить, и я вслед за ними. «Потом посмотрю и перезвоню.» Люди пошли по перрону куда-то вперёд, а я остановился, не зная идти мне за ними или нет.

-А вы что здесь делаете? - спросил тот самый мужчина с бородой из 346 кабинета.

-Я.. я...- лишь смог пролепетать в ответ.

-Вам тут не место. Возвращайтесь.

И я снова оказался в холле. «Что же мне делать? Куда идти?» - заливалась моя голова тяжкими мыслями.

-Вот вы где! Соломников! - крикнула взявшаяся из ниоткуда девушка, стоящая ранее за стойкой. - Я вас везде ищу! Где вы были?

-Я? Да, в общем-то...

-Вам туда. На выход. Давайте быстрее мне некогда ждать. Дверь для вас специально опять открыла. Или вы ждёте поцелуя на прощание?

-Да нет, наверное...

-Тогда бегом!

Я пошёл к выходу, открыл дверь и белый свет ударил по глазам.

***

Я стоял у края перрона перед останавливающимся составом метрополитена. Тут же в голову пришла мысль, о том, что мой баланс не пополнен и нет возможности дозвониться брату. На улице дождя не было, и появилось уже садящееся солнце. Выйдя из салона связи, я бросил взгляд на свой офис. Цветы на подоконнике выглядели живыми, и наверное скоро зацветут. Точно нужно их завтра полить. Вновь подойдя к спуску в метро, я услышал детский плач и понял, что он доносится со стороны аварии, которой не было, когда я заходил в первый раз. «Надеюсь, ничего серьёзного, и все живы». Полился поток людей (видимо, поезд как раз приехал) и я начал спускаться. Вдруг навстречу мне вынырнул дедок в молодёжном костюме, подмигнул мне и скрылся из виду. Сев в вагон и услышав знакомую следующую станцию, я включил музыку и оглядел салон. Люди разговаривали между собой, кто-то читал книгу, кто-то смотрел в свой телефон. Многие были с сумками и пакетами.

-1
1000
11:57
с парнем случилось плохое путешествие :)
00:45
Прошу прощения, конечно, но это не фантастика. Это мимолётный сон усталого офисного работника с чувством вины на душе, за которую он себя корит, переживания, которыми поигралось подсознание (желание помочь старикам на эскалаторе, и образ мальчика, которого вышвырнули — вариации вины и искупления). Но причём тут конкурс?
06:39
яизмы в весьма острой форме
-20:20 во-первых живые люди так не говорят, во-вторых — числительные в тексте
куча лишних местоимений
онозмы рискуют так же обостриться, как и яизмы
346 кабинет числительные в тексте
опять «неожиданный» глюко-приход, бороздящий половину рассказов конкурса

Загрузка...
Валентина Савенко №1