Ольга Силаева №1

Пруд сновидений

Пруд сновидений
Работа №401

За окном убегало солнце. Будто пугалось. И как всегда туда, где Соня ещё не бывала. Проводив «золотой шар», включила торшер. Его мягкий свет согревал, дарил уют, обнимал. Муж принёс любимый чай и вновь сел за компьютер. Его реальная жизнь сменялась виртуальной со скоростью нарастающей мозоли на пятке. Она мешала. Но средств удалить не находилось. Соня теряла его ласку, внимание и общение. В некоторой степени она винила и себя, когда несколько лет назад услышала страшный приговор. Могла иметь мужа, дом, сад, автомобиль, деньги. Всё, что имело посредственную значимость. Кроме детей.

Пылинки танцевали в такт звенящей ложки о стенки железной кружки.
Как дорог ей этот предмет. В прошлом году, в поезде, Соня купила открытки
с рисунками детей, имеющих ограниченные возможности. Все, что имелись
у проводницы. И в соседних вагонах. Самые разные и удивительные животные выходили из-под кисти одиноких в своих особенностях детей. Перед выходом
на своей станции, ей подарили эту кружку. «Чтобы добрые поступки всегда вознаграждались», - сказала проводница. Полная, краснощекая, с сияющими и полными жизни глазами. Хотелось ей верить и душу открыть. И всё же желанная награда не могла найти Соню. А у не ё наверняка были дети.

Мёд уже давно растаял, но взгляд приковывала темнота напитка. Хотелось заглянуть внутрь, во вращающийся круговорот чаинок, таящую волшебство глубину наполненной кружки. Конечно, кроме белого, местами потертого, дна, там ничего и не было. Но фантазия желала, творила и тут же пленяла. Тем временем в дверь постучали.

Дом находился на краю посёлка, откуда вела дорога к древнему монастырю, куда изредка приезжали туристы или верующие. Стены, иконы, архитектура, легенды – привлекали туристов со всех уголков страны и даже некоторых иностранных государств. За советом и уточнением маршрута чаще всего заходили именно к ним. Поэтому совершенно не удивлённая Соня отложила кружку и поспешила помогать зашедшему путнику. На пороге стоял пожилой мужчина, с палочкой и странным головным убором. Будто поля у распределяющей шляпы из «Гарри Поттера» уменьшили – отрезали по пунктирной линии школьных выкроек, а верх закрутился вокруг самого себя. Змея. Не иначе. После обыденной процедуры уточнения пути к монастырю, старик попросил глоток чая. Явственно выглядело предлогом. Соня посадила путника за специально оборудованный в гостиной столик. Пошла наливать чай, сообщив мужу о происходящем. Когда она вернулась, старик снял потертое пальто, палочку поставил в уголок, но оставался в шляпе.

- Можете принести свой чай, он наверняка остынет, пока вы добродушно ответите ещё на несколько моих вопросов.

Соня удивилась проницательности гостя, но его голос убеждал и дарил доверие. Дедушка. Именно его напоминал старик. Соня видела его последний раз в восемь лет. Рак унес практически всех её родственников. Когда она вернулась, старик продолжил разговор.

- Случилось так, что я состарился. Ничего необычного, всех это ждёт. Жена умерла год назад… Даже причина её смерти вам родственна. А я кое-что искал, если быть точным, кое-кого. Для продолжения. Важного дела. Необыкновенного.

Любопытство разгоралось, вопрос назревал, уже срывался с языка, но...

- Не спрашивайте, я всё расскажу. И о том, откуда я про вас так много знаю, не спрашивайте. Будущих хозяев выбираю не я. Ох, не знаю, как и объяснить.. Может и не стоит. Судьба часто играет с нами. Я уверен, что не шутит. Просто реальность маскируется под её игру. Старик вдруг снимает свою чудоковатую шляпу и достаёт из подкладки два шара, темно-синие, с золотистыми переливами. Они притягивают внимание как темнота внутри кружки.

- Это икринки. Или яйца. Не скажу точно, как их назвать. Условности языка, не более. Ни одного языка не хватит, чтобы передать их сущность. У нас с женой был тот же недуг, что у вашей семьи. Я, помню, находил утешение в работе. Копал, садил, реализовывал идеи, ездил в командировки. В страны ближнего зарубежья. Даже вывел особый сорт свеклы. Мы из деревни. Суровые земледельцы. А по женщинам не ходил и хорошо. Любил жену. Остальные казались нестоящим увлечением. Хотел детей. Очень. И чтобы мои глаза. Смотрели на меня. Просили помочь. Поиграть. Рассказать… Да. И пруд. Нужен пруд. Он - связующее звено.

Слезы. Проступили на глазах Сони. Задел за живое. Но их страдания были взаимны и разговор продолжился.

- Я ничего не понимаю. Кроме страданий, выпавших на вашу долю и схожих с моими. Честно. Пытаюсь, но волшебство, магию и фантастических существ я встречала только в книгах. И только там. Мне сложно поверить и, в особенности, разобраться в том, что вообще сейчас происходит.

- Я знаю. Тоже был на вашем месте много лет назад. Просто поверьте мне. И сделайте то, что скажу. Если я сумасшедший - ничего не произойдёт, забудете и посмеётесь потом. А если выполните, что скажу, опустите «малышей» в пруд, всё поймёте. Судьба вознаградит вас за страдания.

- «Малышей»?

- Да. Их двое. Но они создадут целый мир. И настолько невероятный, что реальность покажется вам серой и скучной чередой обыденностей.

- Совсем не кажется, так и есть. Муж ушёл в виртуальность, я существую фантазиями и книгами. Провожаю солнце, мечтая быть им. Увидеть мир, горные хребты, океаны, реки и чудеса света. Познать жизнь других народов. Пить свой чай на берегу Кельтского моря…

- Кстати, муж не поверит. Вам нужно будет придумать - как он потрогает эти шары.

- Зачем?

- У них телесная память. Чтобы впустить в свой мир, они должны помнить вас. Достаточно прикосновения. Как домофон. Глупое сравнение, но стараюсь как могу.

- Как это сделала ваша жена?

- ... она попросила пощупать. Сказала, что у неё новообразования на теле. Напугала. Мать погибла от рака. Я потом разозлился. Но она простила, как и всегда. Все мои дерзости и оскорбления. Моя девочка...

- Знаете, наверное, что я скажу… Ничего не поняла, но сделаю. Вы - как глоток свежего воздуха. Я понимаю, что всё вокруг завит от нас самих. Наша судьба - в наших руках. И другие цитаты великих людей. Да только руки опустились. Смысла нет. Закрыла рвущуюся душу на замок неразрешимой проблемы. Терзаю душу собственными упреками. Уже бы и кроликов завела - да убивать жалко. Их же для еды выращивают. Кота украли, видимо. Слишком красив. Цвет дыма. Кисточки на ушах. Собака умерла недавно. Она лизала руки и могла бесконечно кушать. Умерла бы от обжорства, будь на то воля. Животные наполняют тебя заботой о себе и вдруг уходят. Во мрак неизвесьности и страшного будущего. Потери травмируют душу невыносимо. Таблетку бы от чувств нежелаемых. А мы пропускаем всё через себя. Так что я согласна на ваши яйца, пусть они будут хоть огнедышащего дикобраза, всё равно.

Старик вдруг поднялся, оделся, вернул свою шляпу на место, прикрыв глаза. Что-то шепнул шарам и нежно передал их Соне.

- Берегите их. Они изменят вас. И переживут. И спасибо… Не забудьте касание мужа и опустить в пруд. Через неделю можно ... Сначала опустите руку. Вы поймете, всё поймете. И прощайте.

Опять будто что-то родное покинуло Софию. Этих минут хватило привыкнуть к столь необыкновенному старику. Будто вновь отец прощался с о своей Сонечкой… Но препятствовать встречи с женой не имела сил, да и полномочий.

Соня ещё посидела чуть-чуть наедине с загадочными шарообразными предметами и отправилась на кухню. Нашла вазу для фруктов, стала наполнять её сливами и персиками. В центре разместила «яйца».

Тут про жену вспомнил муж. Андрей вдруг закричал на весь дом.

- Соня! Ты куда пропала? Всё хорошо?

- Иду! Скрывая своё волнение, направилась Соня с фруктами к мужу. Поставила возле него, взяв одну сливу, для создания атмосферы непринужденности.
Несмотря на тарелку, Андрей по ощущениям выбирал желаемый фрукт. Не имеющий волосистой поверхности персик отвлёк внимание от компьютера. Он взял странные шары в руки и стал разглядывать в свете настольной лампы. Золотистые жилы сияли и переливались, маня за собой в глубину неизвестных предметов.

- Что это?

- Это принёс тот старик. Просил опустить их в пруд.

- И что произойдёт?

- Наша жизнь обретёт смысл. А он вернётся к своей жене. Что умерла год назад.

- Бред какой-то, но давай опустим. Может там заведутся необыкновенной красоты рыбы и мы будем их продавать коллекционерам.

Андрей жил юмором. Даже в ситуации проблем с бесплодием пытался найти положительные моменты. Которых, конечно, не было. Он хотел взять ребенка из детдома, но Соня чрезвычайно боялась такой ответственности.

«Да-да, даже их продажей занималась бы я...», - язвительно подумала Соня и собралась к пруду.

- Пойду с тобой. Недовольство прям вываливается наружу.

- Подбери, чтобы не потерялось.

- Отправлю вслед за шарами.

- «Пруд недовольства» получится.

- Люблю тебя.

- И я тебя...

Каждый опустил по шару. В пруд, что вдвоём и выкапывали. Тогда, десять лет назад, думали, что разведут рыб, постоят заборчик, чтобы малыши случайно не упали, будут запускать с ними бумажные кораблики. А сейчас лишь камни да тина. Но даже таким он выглядел прекрасным и милым, созданным теперь, быть может, не зря.

Прошла неделя. Соня совершенно забыла о недавнем приключении в ежедневных заботах и возвращённой редакторами статьи. И, как ни странно, напомнил Андрей. У него прошла неделя в одной их игр.

- Помнишь, мы там рыб хотели развести в пруду? Ещё твоими недовольствами удобряли. Может их надо покормить?

- Аааа! Точно! Старик сказал, что нужно опустить руку.

- Ни за что! Вдруг они её оттяпают! Жуть какая!

- Что, нечем будет на мышку нажимать?

- Не язви. Твои недовольства уже наверняка съедены. Поэтому и не хочу руку опускать!

- Пошли давай.

- Плиту выключи, а то вдруг не вернёмся. Хоть дом государству останется.

- У меня ещё брат есть.

- Точно. Тогда оставь плиту.

- Не смешно.

- Я же шучу!

- А я выключила!

- Идём.

Семья вышла, когда закат догорал. Любимое время Сони. Именно сейчас рождались лучшие идеи и фантазии. А пруд выглядел обычным. Лишь уходящее солнце отражалось на его глади.
Андрей коснулся воды и резко убрал руку.

- Боишься?

- Остерегаюсь.

- Да ладно, боишься же!

- Нет.

И опустил руку.

Там, где отражалось солнце, стал разгораться свет. Будто двери открывал другой существующий мир.

- Это не вода. Это что-то другое.

- Дай я посмотрю.

Соня опустила руку.

- Водяной воздух? Что это такое?

- Не знаю. Но чувствую, что нам нужно туда. Вниз.

- Там же воды по пояс...

- Главное, что плита выключена.

- И у меня есть брат. Пошли.

Соня с Андреем стали спускаться под воду, при этом совершенно не намокая. Идти было легко, воздушно. А погрузившись полностью, стало ясно, что нет никаких препятствий для дыхания.

Вокруг плавали, будто летали, отливающие золотом синие рыбы. Две из них, самые крупные, наверняка и были переданными стариком. Всё в целом смотрелось как королевство, руководимое ими. Тысячи огоньков мерцали, словно повторяли тот танец пылинок в свете торшера.

Были и картины в рамах. Живые. Андрей с Соней сразу направилась к ним, увидев дождливый берег с беспокоящимся морем. Никогда не видели в живую, но сразу узнали. Кельтское море… Манило, призывало. Таило в себе таинственность и надежду. Будто родное. Хотя родились в России. Тем не менее, имели необъяснимую привязанность. Да и никогда не жалели, но народ Ирландии привлекал. Как родной. Необъяснимой жаждой к жизни. Образом мышления. В точку попали загадочные существа. Но мотивы их оставались необъяснимыми. Что они хотели? Кто они? И почему именно они?

Это портал. Первое, что пришло на ум.

- Давай попробуем.

- Вместе.

- Давно не пробовали совместных действий.

- Да. Каждый по себе. Как в чуждом внешнем мире. Возьми меня за руку.

- Никогда не отпущу.

Андрей взял. И сделал шаг. Морской ветер проникнул внутрь. Он продувал насквозь. Выветривал душу от сырости быта. От злости на заказчиков. От несправедливости деторождения. От виртуальной реальности. От заезженности пластинки будней.

***

- Дорогая, к нам пришёл турист.

Соня очнулась ото сна. Чай остыл рядом, солнце исчезло за горизонтом. Улыбаясь танцам пылинок, потянулась. Следы на лице намекали на час чудесной дремы. И она вышла в прихожую. На пороге стоял старик. В странной шляпе...

- Вы?

- Я. Кажется, вы не успели научиться возвращаться назад..

-2
965
14:45
+1
А вот оно что.
Не вычитанная наивная работа. Слабый текст, не плохой — каких-то масштабных проблем с построением предложений нет — но слабый. Описания мало чем отличаются от диалогов. Диалоги неестественно пафосные, картонные и однотипные что ли — читаются все на одной интонации. При этом в переброске фразами о печке и брате — живенько, ну есть юмор! Кажется автор еще ищет стиль.
По сюжету сказать особо нечего. Название себя текстом не оправдывает. Мотивация существ, что «сами ищут хозяев» вообще пропущена. Почему именно бездетные? Чем им этот ми помогает? Или то, что герои простите неудачники, которые не смогли свою жизнь построить, как мерило всех подобных пар? Как будто именно эта проблема не дала девушке Кельтское море посмотреть, из дома выйти. Вероятно, появись у них ребенок, сидела бы она также дома, мамой работала бы, и также мечтала о путешествиях и чтобы муж уделял ей больше внимания. Тема про «не взяли из детдома — побоялись ответственности», то есть своего заводить это так — фигня, не ответственно — смешно же.
В общем ни о чем работа. И финал невнятный.
07:14
«Дерипаска и Возвращение Будулая»
Его мягкий свет согревал, дарил уют, обнимал. Муж принёс любимый чай и вновь сел за компьютер. Его реальная жизнь сменялась виртуальной со скоростью нарастающей мозоли на пятке. его/его
Его реальная жизнь сменялась виртуальной со скоростью нарастающей мозоли на пятке. Она мешала. она — это кто/что?
егозмы в стадии обострения
Могла иметь мужа вот они современные нравы! не муж ее, а она «ЕГО» извращения вокруг!
куча лишних местоимений, путающий и без того не блистающий связностью и грамотностью текст
своизмы
Водяной воздух? Что это такое?

— Не знаю.
Рогозин и такса Вам расскажут crazy
devilда сколько можно наркоманских снов????
Загрузка...
Мартин Эйле №1