Нидейла Нэльте №1

Там, где рождается жизнь

Там, где рождается жизнь
Работа №403

Солнце медленно поднималось над горизонтом, окрашивая мир во все оттенки красного. Медленно, метр за метром, оно разгоняло тьму, лежащую, на казавшейся бескрайней степи. Легкий ветерок колыхал пожухлую траву, которую небесное светило иссушило своим беспощадным светом. То тут, то там попадались редкие цветы, сейчас еще спящие, но уже готовые раскрыть свои лепестки живительным лучам.

Когда-то этот край был гораздо более пестрым. В степи росло огромное количество цветов, устилавших землю как сверкающий ковер. Трава росла по пояс, а на полях, разделяющих степь на равные доли, желтели пшеничные колосья, приносившие большой урожай.

По крайней мере так было написано в книге, которую держал в руках человек, сидевший перед слабо тлеющим костром. Огонь производился из маленького кубика сублимированного горючего – оно почти закончился, поэтому сейчас уже еле тлел. Книгу приходилось читать уже в лучах рассветного солнца, которого было достаточно, чтобы различить текст и иллюстрации, показывающие красочные виды бескрайней степи.

Человек пытался найти в этой книге, как и во многих других ответ: почему же вся эта красота по какой-то внезапной причине исчезла вместе с людьми, построившими мощную, великую цивилизацию и достигших огромных высот в технологиях, морали и искусстве?

Книга ответить не могла. Только красочно рассказывала о том, что было и уже вполне возможно никогда не будет. Но в каждом источнике могла быть маленькая зацепка, которая потом привела бы человека к его цели. Это был его Путь, конечной точкой которого был ответ на один вопрос – что произошло тогда, много лет назад? Кто или что так грубо захлопнуло книгу историй целой цивилизации, следы которой встречаются повсюду? И почему нет никого, кто знал бы, что же произошло?

Человек резким движением захлопнул книгу и положил ее в походный рюкзак. Пришло время отправляться в путь. Не зря же его именем стало старое прозвище – Путник. Вечная дорога – вот его жизнь Спальный мешок был уложен уже давно, туда же пошли кружка и миска. Путник вытащил из кармашка сигарету и, присев, прикурил ее от тлеющего огонька. С наслаждением затянувшись, он набросил на горючий сублимат пригорошню земли, мгновенно его затушившей. Пора было идти дальше…

***

Девочка по имени Инглид была недовольна. Уже третий месяц они приходили в это село, а у торговок все не было знаменитых синих бус, так красиво смотревшихся на шее! Все недовольство, на которое была способна ее юная двенадцатилетняя душа, Инглид направила на пожилых женщин, стоявших за прилавком. Они обошли уже весь рынок, а бус все также не было!

- Пойдем, девочка, - ласково говорил ей Гурам, ее опекун, обнимая за плечи. – Приедем в следующем месяце, вот увидишь, кто-нибудь, да привезет твои побрякушки, мы их и купим. А пока, я думаю, нам надо закусить булками, которые делает тетя Галания. Дорога все-таки долгая.

Инглид топнула ногой и надула губы. Вместе с Гурамом они представляли довольно любопытную пару: девочка с длинными вьющимися рыжими волосами, бледной кожей, тоненькая как жеребенок, одетая в красивое желтое платьице. Он же был огромным, чернокожим, с руками, покрытыми татуировками и шрамами. Длинные волосы всегда завязывались им в хвост, а черные глаза, казалось, проникали в самую душу. И вот эта тоненькая девочка сейчас наступала на здоровяка, который, казалось, совсем не знал, что с ней делать.

- Я уже три месяца жду, пока кто-нибудь привезет бусы! Синие! Чтобы я могла потом пойти в них на праздник! Чтобы они подходили к моему кулону! – в голосе девочки уже зазвучали слезы, которых Гурам боялся больше всего на свете. Плачущие женщины – непредсказуемые. И что с ними делать тоже неясно. То ли гладить, по голове и обнимать, то ли бежать куда подальше…

А Инглид меж тем продолжала распаляться. По щекам уже текли тоненькие струйки. Девочка долго ждала эти бусы,которые увидела у торговки несколько месяцев назад. Тогда они не купили их, Гурам отказал, сославшись на то, что растения, которые они собирали в лесу, еще сохнут и готовятся, поэтому денег пока не принесли. Но Инглид была так очарована, что не могла оторвать взгляд от украшений. Когда наконец им удалось уйти, она весь месяц вспоминала, как лучи света переливались на синих камнях. К тому же она постоянно носила на шее маленький кулон в виде бесформенного голубого камешка, с которым отказывалась расставаться. И вот именно эти бусы идеально подходили к ее сокровищу.

И вот уже три месяца бус не было. Как и той торговки. Так что приходилось выкручиваться всеми способами. Гурам тяжело вздохнул, подошел к девочке и, как пушинку взвалил ее на плечо, медленно пошел к лотку тети Галании. Они обошли весь рынок, но бус правда нигде не было – Гурам отдал бы любые деньги, сбор в этом году был хорошим, денег бы на все хватило. Но бус, вот как назло, не было.

Инглид, всхлипывая, мерно покачивалась на плече. Что поделать, придется идти на праздник без бус. Гурам воспитывал в ней сознательность, которая в итоге всегда брала верх, и девочка прекрасно понимала, что, будь эти бусы на рынке, они уже красовались бы на ее шее, опекун это пообещал. Но ехать на плече было приятно, и она решили поныть еще немного, а там уже Гурам посадит ее в самоходную телегу, и они поедут домой.

- Капризничает девка? – услышала она голос тети Галании, когда они остановились у ее прилавка.

- Немножко, - голос Гурама был мягким и звучным, как всегда. – Дайте нам чего-нибудь вкусного в дорогу, там и настроение поднимется.

- Подождешь минутку, выпеку свежие, - тетя Галания открыла небольшую металлическую печь, стоявшую рядом с лотком, и поставила туда формы. Печь была очень старая и работала от небольших солнечных батарей, располагавшихся на крышке. Выпечка в ней готовилась буквально десять минут и это было очень удобно, учитывая, что у тети Галании всегда была очередь из желающих попробовать ее стряпню.

Скоро вкусные булки были готовы, и Гурам, расплатившись, сложил еду в небольшой мешочек и пошел к «самоходке», так он называл принадлежащую им металлическую четырехколесную тележку,работающую от двигателя, на тех же солнечных батареях. Если их как следует зарядить, хода телеги хватало на дорогу от дома до поселения и обратно. Ехала она не очень быстро, особенно груженая, но освобождала от необходимости тащить все на себе или заводить лошадь, котораястояла недешево. А «самоходку», Гурам привез с собой из таинственных путешествий, о которых он много раз рассказывал Инглид, всегда намеренно упуская какие-то факты и подробности. Она так и не знала, где он родился, и что заставило его исходить почти все ближние и дальние земли.

Погрузив в «самоходку» мешки с провизией и необходимой утварью, купленной на рынке, Гурам наконец снял с плеча Инглид и посадил ее в телегу на мешок. Она была легкой, как тонкий стебелек и ему совсем не составляло труда что-то делать даже с таким грузом на плечах. Инглид недовольно посмотрела на него снизу-вверх, а потом понурила взгляд.

- Будет тебе, моя хорошая, - ласково сказал Гурам, положив руку девочке на плечо, - может, прямо перед праздником найдем тебе эти бусы, не расстраивайся так. Они тебе и не нужны, ты и так красивая девчонка, - он нажал на кнопку пуска и медленно пошел рядом с покатившейся телегой.

- Ты всегда так говоришь! – Инглид сказала это нарочито недовольно, но расстройство уже начинало таять. Жизнь продолжалась.

Когда они приезжали на рынок, солнце только-только поднималось над горизонтом. Сейчас оно уже потихоньку спускалось к другой стороне и стоило поспешить, чтобы до темноты добраться до их дома.

Дорогаот села шла по самой границе между степью и лесом. Она уже сама по себе была необычной, потому что на ней сохранился асфальт еще с самых давних времен. Такие дороги теперь были редкостью и мало где встречались. Это был поразительный контраст: с одной стороны, была отливавшая желтизной пустошь, покрытая одной только иссушенной травой, а с другой – зеленый лес, дававший приятную тень и прохладу, посередине же –синяя полоса, разделяющая эти разные миры. Гурам говорил, что причина такой резкой границы в подземных потоках, которые текли под лесом и питали его. Но даже несмотря на них, растительность в лесу была бедной: всего два вида деревьев и не больше десятка видов цветов и кустарников. Животные же вообще встречались редко, чаще –птицы, улетавшие при виде человека.

Инглид всегда нравилось ехать по этой дороге в их транспорте. Гурам рассказывал интересные вещи, а она внимательно слушала, либо они вместе обсуждали что-то или просто болтали. Это было их время, не загруженное работой и каждодневными проблемами. Маленькое путешествие, доставлявшее большое удовольствие им обоим.

Вдруг раздался стук копыт. Со стороны села к ним приближались два всадника. На них были штаны свободно покроя, и кожаные жилеты, надетые прямо на голое тело. У седла висели длинные дубинки, а за спиной ружья.

Как только они приблизились на расстояние нескольких метров, в лесу раздался шорох и треск ломающихся кустов. Из зарослей выскочило четыре человека, одетых также, как и всадники. Отличались они только тем, что вооружены были только короткими дубинами. Раздался громкий пронзительный свист и властный крик:

- Стоять! – это крикнул один из всадников. Судя по всему, он руководил остальными. Сильное, волевое лицо выдавало человека, повидавшего многое, а сильные мышцы выдавали недюжую силу.

Гурам остановился и выключил самоходку. Лошади остановились прямо перед ней, а люди, вышедшие из леса, быстро окружили их. Инглид видела, как опекун медленно обвел взглядом собравшихся, и как напряглись жилы на его шее. На этот случай у них тоже был план: ее роль была в том, чтобы забиться на дно тележки и ждать, пока все закончится. Именно это она и сделал, юркнув под мешки. В этот раз она не без оснований боялась за Гурама. Он всегда носил на поясе большой нож, с которым мастерски обращался, но сейчас было шестеро против одного, да еще и с ружьями.

- Ну и куда мы направляемся? – с легкой издевкой спросил главный. Стало видно, что ружье, которое он теперь держал в руках, было с гравировкой, а на руках блеснуло два золотых браслета.

- Домой, - ответил Гурам, встав спиной к самоходке и пытаясь уследить за всеми противниками разом. В том, что это бандиты, и что ничего хорошего ждать не приходилось, он понял сразу. Схватка неизбежна и главным сейчас было, чтобы не пострадала девочка.

- Проезд платный! – крикнул один из вышедших из леса, самый молодой и судя по виду, самый горячий. Он нападет первым, подумал Гурам. Не утерпит.

- Тихо, - махнул рукой главный, - вообще, он прав. Плата за проезд – твоя телега со всем содержимым и все, что в твоих карманах. И твоего согласия никто не спрашивает. Ребята, берите его! – бандит махнул рукой.

Прогноз оправдался. Молодой, видимо стремясь отличится, бросился на Гурама, замахиваясь дубиной с тяжелым наконечником. Тот невозмутимо смотрел на приближающегося противника и, дождавшись момента в мгновение ока, со скоростью, которую никто не ожидал от такого крупного человека, поднырнул под удар и, резко выхватив нож, полоснул им по горлу нападавшего. На мгновение Гурам увидел его лицо, застывшее в удивленную маску, потом глаза потухли и безжизненное тело повалилось под телегу.

Оставшиеся бандиты на секунду замешкались, пораженные скоростью Гурама, а он не стал ждать и одним звериным прыжком оказался рядом со следующим, только начинающим поднимать дубину, и одним мощным ударом всадил нож ему в горло. Брызнула кровь и человек упал на землю, так и не выпустив бесполезную дубину из рук.

Все это произошло буквально за несколько мгновений. Бандиты не успели опомниться, как двое из них уже лежали на земле без признаков жизни. Главарь наконец вспомнил, что держит в руках ружье и, увидев, что Гурам уже сблизился с другим противником, успевшем блокировать удар, прицелился. Стрелком он был хорошим, а краем глаза заметил, что его ближайший подручный, второй всадник, тоже уже снял с плеча ружье и готовится стрелять. Ну, кто-нибудь из них точно попадет…

Неожиданно прогремел выстрел, а следом раздался звук упавшего тела. Главарь с удивлением повернул голову и увидел, что его подручный лежит на земле, рядом валялось ружье, а лошадь беспокойно переминалась с ноги на ногу. Бандит начал озираться и увидел в отдалении на дороге фигуру в плаще и широкой шляпе. В руках человек держал ружье, за каждым плечом у него торчали ручки тесаков. Мысли вихрем пролетели у главногов голове. Когда они осматривались, вокруг никого не было! Неужели этот человек пришел из степи? Но там на много километров ни одного поселения, как это возможно… Некогда разбираться! Главарь вскинул ружье и прогремел второй выстрел. Пуля прошила голову бандита насквозь, он выронил оружие и мешком свалился с седла.

Гурам между тем не стал отвлекаться на выстрелы. Его не задело, крика Инглид он тоже не слышал, значит, все в порядке. Егопротивник был явно поопытнее предыдущих –парировал первый удар и пытался атаковать в ответ. Но и он не смог выстоять. Подловив момент, Гурам уклонился от дубины, просвистевшей над головой, и нанес удар по корпусу, а когда противник согнулся от боли, пронзил ему сердце. Последний бандит уже с криком бежал на него, занося дубинку и потребовалось лишь уйти с линии атаки, пропустив деревянное орудие смерти мимо себя, нанести апперкот по челюсти, чтобы противник опешил, и закончить бой ударом ножа.

Гурам приготовился к бою со всадниками, но, обернувшись, понял, что драться уже не с кем. Бандиты лежали на земле, сраженные неизвестным союзником. Союзником ли?!

- Сиди там! – бросил он Инглид и одним прыжком оказался рядом с телом главного. Схватив ружье, он присел за самоходкой, готовясь к бою. Через несколько мгновений он услышал ровные приближающиеся шаги. Выглянув из-за телеги, Гурам увидел нежданного гостя. Его фигура показалась смутно знакомый. Длинный коричневый плащ-пыльник, широкая шляпа, тесаки… Гурам одной рукой протер глаза. Этого не могло быть в реальности…

- Гурам, Черная Тень, Приходящий Из Ночи, Идущий По Ветру, Друг Народов, прошу тебя выйти, – произнес человек, остановившись в нескольких шагах от телеги.

- Все эти имена знает только один человек, – произнес Гурам, вставая в полный рост. – Здравствуй, Путник, Шагающий По Свету, Последний Из Искателей, Друг Народов, - он положил ружье на телегу и, подойдя к Путнику, крепко обнял его. Тот ответил тем же.

Из самоходки выглянула удивленная Инглид. Увидев вокруг тела, она закрыла рот рукой и тихо вскрикнула. Гурам оглянулся на звук и поспешил обнять ее. Путник тем временем подошел к лошадям и взял их под уздцы. Не забыл он и ружье подручного, положив его на телегу.

- Кто это? – шепотом спросила Инглид, смотря на Путника широко открытыми глазами.

- Это друг. Самый лучший. Его зовут Путник, так и называй его, - ответил Гурам и, повернувшись к Путнику, спросил: Что привело тебя в этот забытый край? Неужели Путь?

- Мой рассказ очень долгий, Гурам. Пока ограничусь его концом. Я пришел к твоему дому и, увидев, что там пусто, пошел к селу. И вовремя, смог тебе помочь. А вот все остальное, если ты не против, я расскажу по дороге.

- Да, друг, давай сделаем так – ответил Гурам и запустил самоходку, покатившуюся по дороге.

Домой они шли уже не так долго. Путник рассказывал им, как ходил в страшное место, которое называется Кладбище Боевых Машин. Он попал туда, спасая сына главы каравана, идущего в Техноград. Там ему довелось увидеть, как огромные боевые роботы, целая армия, тянувшаяся до горизонта, шагала под девизом «Машины заберут жизнь». Решив узнать, зачем машины идут, он и пришел в эти места.

- Ты знаешь что-нибудь о Затерянном Городе? – спросил он Гурама и увидел, что глаза его расширились, а Инглид, с которой они уже успели познакомиться, вдруг потупила взгляд. – Что такое? Я что-то не так сказал?

- Да нет, дело в том, что… Как тебе сказать… Инглид, это мой хороший друг, я могу рассказать ему? – Гурам на этих словах повернулся к девочке, которая кивнула и отвернулась в сторону. – Дело в том, что в этих местах этот город совсем не Затерянный. Просто в другие земли отсюда практически не доходит никаких вестей. Да и наоборот тоже. Пару лет назад несколько жителей окрестных поселений, решив разведать, что находится в глубине лесов, отправились на разведку. Их не было больше двух месяцев. Из дюжины вернулось только двое, израненные, еле передвигающиеся, но они несли с собой фрукты. Фрукты, понимаешь?! – Путник встретился удивленным взглядом с Гурамом. – Да, самые настоящие, как в старых книгах голограммах в Технограде. Даже в Храме Земли их нет, помнишь? Несколько деревьев, свято охраняемых, вот и все, что есть. А теперь их нашли здесь. Парни скоро умерли от ран, но успели рассказать, что встретили странных существ, возникающих из ниоткуда. Они напали на них из темноты и почти всех перебили. Выжившие спаслись бегством и заблудились в лесу. Плутали долго и нашли фруктовые деревья. Так и добрались до своих.

Жители наших поселков решили больше головой не рисковать. Словом, все просто забыть, но в лес больше никого далеко не пускать.

Однажды вечером я шел от села к дому и нашел Инглид, - тут Гурам посмотрел на девочку с нежностью, - она потеряла память. Совсем. Лежала на дороге одна и ничего кроме своего имени мне сказать не смогла. Из вещей на ней была только одежда и вот этот кулон, что она носит на шее. Я стал о ней заботиться, оказалось, что язык у нас один и вот, постепенно, мы стали друзьями. Людям в поселениях я об этом говорить не стал, тем более, что больше ничего странного не происходило, а баламутить народ – то еще дело. Как-то вот так.

Путник задумался. Странные существа, фрукты… Похоже, что он выбрал верное направление.

- Что ж, друг мой, - сказал он Гураму, - похоже именно это загадочное место в лесу мне и нужно. Есть там что-то, что так притягивает эту чертову огромную армию. Это все очень странно и, кто знает, может там есть ответы на вопросы, которые я так долго искал…

За разговорами они свернули на тропу, уводящую с дороги в лес. Через несколько минут деревья расступились, обнажив широкую поляну с небольшим бревенчатым домом посередине. Сбоку располагался маленький дощатый сарай, а рядом - колодец с мощным гидронасосом. Все выглядело довольно старым, но очень ухоженным. Гурам всегда был очень аккуратен, это Путник помнил из прошлых лет и порадовался, что некоторые хорошие вещи из жизни не уходят никогда, несмотря на бег времени.

Вместе они загнали самоходку в сарай, где мужчины вынули мешки с провизией, а Инглид привычным движением накрыла транспорт грубым полотнищем. Эта маленькая постройка служила одновременно и гаражом, и мастерской, и складом. Часть овощей сразу отправилась в погреб, купленные инструменты Гурам развесил на стене в специальном углу, а к телеге подключил провод, тянущийся от солнечных батарей на крыше.

Закончив с делами все вышли наружу. Ветер шевелил ветвями деревьев, наполняя воздух приятным шелестом и запахом леса. Солнце уже заходило, на землю ложились длинные тени и стелился приятный полумрак.

- Инглид, нам сегодня потребуется три тарелки за ужином, - произнес Гурам, положив девочке руку на плечо. – Ступай, начинай готовить, а мы принесем воды.

Девочка кивнула и, бросив недоверчивый взгляд на Путника, подхватила мешочек с продуктами и отправилась к дому. Гурам вздохнул и жестом указал на два больших ведра, стоявших у двери. Взяв их, они направились к колодцу.

- Ты прости Инглид, она недоверчивая, - сказал Гурам, включив насос, - это, наверное, моя вина, я не могу избавиться от своей избыточной подозрительности. До сих пор кажется, что у кого-то из встречных может оказаться нож под плащом. Да и девочке не так уж и легко пришлось. Потерять родных, память, оказаться неизвестно где…

- На счастье, ей встретился ты, - Путник, поднатужившись, снял полное ведро и поставил на его место другое. - Не получилось у тебя найти одиночество, которое ты так хотел. Твой Путь неизбежно приносит каких-то людей, нуждающихся в спасении.

- Да, - усмехнулся Гурам, - я никогда об этом не просил, но почему-то судьбе хочется сделать из меня хорошего человека, несмотря на все, что было раньше.

- Ты и есть хороший человек, друг мой, - второе ведро на этих словах наполнилось, Путник снял и его. Каждый взял себе по одному, и они неспешно направились к дому. – Ты все никак не можешь принять это и понять, что прошлые твои грехи были вынужденными. Мы столько рисковали своими жизнями, защищая других, что уже давно все искупил. Неужели спустя столько лет ты этого не принял?

- Давай не будем об этом, - Гурам недовольно повел плечами, - этому спору уже много лет и все мы никак с тобой не придем к единому мнению. Но, - тут он понизил голос почти до шепота, - Инглид не знает, кем я был раньше. И давай не будем ворошить эту часть нашего общего прошлого.

- Хорошо, - кивнул Путник, - но ты должен понимать, что чем больше ты это скрываешь, тем тяжелее будет.

- Я понимаю, - сказал Гурам все также тихо, открывая дверь. - Но пока время еще не пришло.

***

На ужин было прекрасное овощное рагу, с гордостью представленное Инглид. Гости у них бывали редко и ее кулинарным талантам воздавал должное только Гурам, который был не очень разборчив в еде и хвалил все, что она готовила. Путник оказался более понимающим и с удовольствием, в деталях рассказал, что именно ему понравилось и почему.

- Вот так надо хвалить! – шутливо погрозила Инглид Гураму пальцем. – А то все «Здорово!», «Прекрасно!», так ведь и не знаю, где чего нужно добавить или убавить!

- Ну, Путник всегда был более тонкой натурой, - с улыбкой сказал Гурам, - помниться в Храме Жизни, когда был пир в честь Друзей Народа, он все восхищался изысканными яствами, а я ел простую жареную баранину, не понимая всех этих странных блюд, - он хмыкнул. - Веселое было время.

- О, да, - кивнул Путник, - это времена бесконечных путешествий. Но все когда-нибудь заканчивается.

- А как вы стали друзьями? – вдруг спросила Инглид, поочерёдно глядя на обоих. - Гурам мне много всего рассказывает о своей прошлой жизни, но совсем ничего не говорит о друзьях.

- Это была интересная история, - ответил Путник, увидев, как замялся Гурам. - Я в тот год вернулся из путешествия на север и решил пожить в Технограде, чтобы записать свои впечатления и открытия, а их была масса. Но так вышло, что я по дороге поссорился с одним довольно серьезным человеком, державшим в страхе все поселения одной небольшой долины. В результате этого конфликта тот человек погиб, но у него остались влиятельные друзья, пожелавшие отомстить подославшие ко мне наемных убийц. Не думаю, что мне бы удалось выжить, если бы не Гурам, внезапно оказавшийся рядом. Он храбро вступился за мою жизнь и согласился помочь справиться с негодяями. В результате мы раскрыли очень большой заговор, угрожавший существованию мирного мирного соглашения между Техноградом и Храмом жизни, за что были награждены вот этими прекрасными татуировками Друзей Народов, - Путник взглядом показал на правое плечо Гурама, сидящего в майке, где было вытатуирована железная ладонь, обвитая плющом. - Так вот мы и стали друзьями. И для народов, и друг для друга. Потом мы еще много вместе путешествовали и со временем Гурам понял, что хватит мотаться по свету, и пора остепенится. Так и оказался здесь.

- Да, так все и было, - немного натянуто улыбнулся Гурам.

- Здорово, - протянула Инглид, - значит, ты настоящий герой? Почему же ты мне никогда не рассказывал об этом?

- Как-то повода не было, - ответил Гурам и, взглянув на часы, поспешно добавил: Поздно уже, давай стели гостю постель, а я уберу…

Последнюю фразу прервал стук в дверь. Громкий, требовательный, он как гром прозвучал под потолком.

- Вы кого-то ждете? – спокойно спросил Путник.

- Нет, уже ночь, так поздно здесь никто не ходит, - ответил Гурам, вынимая из кухонного шкафа пистолет. - Инглид, встань к стене.

Путник двумя движениями оказался рядом со своими вещами. Вынув из кобуры пистолет, он кивнул Гураму и они подошли к двери. Стук повторился, такой же громкий и требовательный.

- Гурам! – раздался вдруг из-за двери знакомый женский голос. – Инглид! Это я, тетя Галания, откройте! Нужна ваша помощь!

Гурам удивленно посмотрел на Путника и, опустив пистолет потянул ручку двери. Та распахнулась, они увидели тетю Галанию, стоявшую на крыльце и оба поняли: что-то не так. Старая женщина прижала руки к груди, лицо ее было белым от страха.

- Что слу… - начал Путник и в комнату влетели два продолговатых предмета. Коснувшись пола, они лопнули, наполнив дом удушающим дымом. Глаза всех, кто находился внутри начали слезится, а горло сдавил невыносимый кашель. В следующий момент, оттолкнув тетю Галанию в дом ворвались три человека, одетые в странную серебристую одежду. Лица закрывали маски, а на глаза странные черные очки, вместо линз у которых были черные конусы. В руках незнакомцы держали короткие черные дубинки, а на спинах висели рюкзаки.

Двое вошедших сразу бросились на Гурама, выбив у него из рук пистолет и ударами уложив на пол. Третий, видимо не ожидавший, что в доме окажется кто-то еще, на секунду остановился, оценивая ситуацию, чем воспользовался Путник, усилием воли заставивший себя сдержать кашель. Через пелену слез он прицелился и выстрелил, попав незнакомцу в плечо. Тот схватился за пораженное место, громко крича. Двое других обернулись на крик и бросились на Путника. Не в силах побороть скрутивший его кашель, он смог лишь парировать первый удар и второй нападавший опустил ему дубину прямо на голову. В ушах зазвенело, мир вокруг поплыл. Вдруг голова взорвалась болью и наступила тьма…

***

Путник очнулся от того, что что-то холодное и мокрое коснулось его лица. Все тело нестерпимо болело, казалось, что голова вот-вот развалится на части. С усилием он открыл глаза и увидел над собой обеспокоенное лицо тети Галании, державшей в руках мокрую тряпку.

- Очнулся, сынок? – с озабоченностью в голосе спросила она. – Крепко ж вам досталось, а все я, старая…

- Как Гурам и Инглид? – Путник попытался подняться, но сильная боль во всем теле не позволила это сделать.

- Гурам без сознания, а Инглид… - тут губы женщины затряслись, а из глаз потекли слезы. – Они забрали ее. Чем-то ее усыпили и унесли с собой.

Путник собрал все силы и сел, вытянув ноги. В голове шумело, от резкого движения перед глазами все закружилось. Гурам лежал у двери, его грудь мерно вздымалась. Крови не было, значит серьезных ран незваные гости не нанесли.

- Нужно поднимать его, - сказал Путник тете Галании и, чуть поморщившись, поднялся на ноги. - У меняв рюкзаке есть средство на такой случай, сейчас принесу, а вы, пожалуйста, постарайтесь разбудить его.

Путник, слегка пошатываясь и держась за стену, подошел к своим вещам и, пошарив внутри рюкзака, достал маленький флакон с зеленоватой жидкостью внутри. Вынув пробку, он отхлебнул глоток и почувствовал, как по всему телу разлилось тепло, а боль стала медленно уходить. Этот отвар ему подарили в Храме Земли – никто не знал, из чего он был сварен, но эффект был потрясающим – через час все синяки и ушибы проходили, а тело наполнялось энергией. От серьезных ран средство не спасало, но в такой ситуации, как сейчас, было просто необходимо. Сзади раздался стон – Гурам очнулся.

- Тише, тише, милый, - приговаривала тетя Галания, поглаживая его по голове, аккуратно обходя раненое место, - тебе нельзя еще вставать, погоди.

- Инглид, Инглид… - бормотал Гурам, силясь подняться. – Где она?

- Ее забрали, - сказал подошедший Путник, присаживаясь перед ним на колени и поднося флакон. – Выпей, станет легче.

Гурам выпил остатки отвара и несколько минут лежал, закрыв глаза. Тетя Галания сидела молча, и Путник заметил, что все руки у нее в синяках, а платье в нескольких местах порвано.

- Кто это был? – спросил он у нее. Женщина опустила взгляд.

- Я не знаю. Они ворвались ко мне в дом, когда стемнело и начали спрашивать об Инглид. Прости, Гурам, - ее губы вновь задрожали, - мне пришлось рассказать, где вы, иначе я бы не сидела здесь. Мы пришли сюда, и они заставили меня прокричать. Мне было так страшно…

- Не переживай, Галания, - Гурам открыл глаза и посмотрел на женщину. – Ты ни в чем не виновата. Это я не уследил за девочкой, должен был ее защитить. Я знал, что они придут… Рано или поздно.

- Не вини себя, - сказал Путник, - судя по всему, у них очень продвинутые Технологии, раз они используют дымовые шашки, да и одежда их очень походит на старые комбинезоны военных. Так или иначе, - он поднялся на ноги и протянул другу руку, - я смог ранить одного из них, значит они идут медленнее, чем рассчитывали, и мы еще сможем отправиться в погоню.

- Они забрали мою Инглид, - глаза Гурама вдруг блеснули звериной яростью, он схватился за руку Путника и рывком поднялся, - похоже, пора вспомнить старые фокусы.

Отвар действовал очень хорошо и боль из тела уже ушла. Гурам подошел к одной из стен дома и нажал на незаметную кнопку. Целый ее кусок вдруг выпал, открыв тайник, откуда он достал черную куртку, большой нож в ножнах, украшенных причудливой резьбой, короткое ружье и револьвер, блеснувший сталью. Путник много раз видел эти предметы раньше: черная куртка была прошита металлическими нитями, защищавшими носителя, а оружие было сделано по личному заказу.

Он подошел к своим вещам и поочередно надел на себя плащ, ножны с двумя тесаками, пояс с кобурой и закрепил в рукаве метательный нож. Переглянувшись, они обменялись вялыми улыбками – внешний вид соответствовал старым добрым временам.

- Гурам! – в глазах тёти Галании появилось крайнее изумление. – Да кто же ты на самом деле? Я столько лет знаю тебя, но ты так ни разу и не рассказал, кем ты был раньше!

- Все просто, Галания, - ответил Гурам, забрасывая на плечо ружье. – До того, как стать Другом Народов, я был убийцей. Наемником. Моим последним заданием было убить вот этого человека, - он кивком указал на Путника. – Но он смог наставить меня на путь истинный. Вместе потом мы сделали много хорошего, но груз чужих жизней, отнятых мною, не позволил мне жить спокойно. И я пришел сюда, чтобы в покое искупить свои грехи. Но, по-видимому, не судьба…

- Ты хороший человек, - произнесла Галания, положив руку ему на плечо, - просто попал не к тем людям. А теперь идите. Они пошли в лес, в сторону, противоположную дороге. Идите скорее! Эта девочка заслужила, чтобы ее спасли. А ты Гурам, достоин покоя, который она тебе подарила.

Мужчины кивнули и обменявшись короткими взглядами, бросились в погоню.

***

Они бежали через лес, становившийся все гуще. Взошедшая луна освещала путь, позволяя отмечать едва заметные следы беглецов: подломанные ветви, примятую траву, отметины в грязи. Попадались и маленькие красные капли на ветвях - тот, кого ранил Путник, видимо истекал кровью, странно, что они не остановились, чтобы перевязать рану.

Бежали быстро и бесшумно – сказывался давний опыт. У беглецов была фора почти в час, но их было трое, один ранен, а остальные поочередно несли девочку, что давало неплохой шанс двум тренированным преследователям нагнать их, пока они не ушли далеко.

Но так казалось только на первый взгляд. Беглецы оказались довольно проворными и явно знали все лесные тропы. Деревья вокруг росли все гуще, иногда свет луны не мог пробиться сквозь их ветви, но всегда след оказывался около незаметных тропок, ведущих сквозь этот непролазный лабиринт. На поиски прохода уходило много времени, что сильно нервировало Гурама, злость которого только увеличивалась с каждой потерянной секундой. Путник хорошо знал, что в таком состоянии его друг становился похожим на зверя и лишь чудо могло не позволить ему растерзать тех, кто похитил Инглид.

Внезапно деревья начали расступаться и через несколько минут они вышли на поляну, оказавшись на вершине холма, откуда открывался вид на небольшую долину. С противоположной преследователям стороны ее ограничивала гора, вершина которой терялась в вышине, а с остальных – высокие скалы. Даже в лунном свете они отливали зеленью и было видно, как на ветру колышутся ветви и листья.

Посередине долины протекала неширокая река, по берегам которой рос довольно густой лес. Но преследователи поняли, что достигли цели, когда увидели огромное строение в виде бетонного прямоугольника, уходившего прямо в одну из скал. Достав бинокль, Путник рассмотрел, что закрытые железные двери этого здания высотой в два человеческих роста, а через долину к нему ведет едва заметная дорога. Гурам взял бинокль и через пару минут тихо произнес:

- Вон они! – его голос чуть дрожал от волнения и ярости. – Спустились уже с холма!

Путник поднял бинокль и, посмотрев, куда указывал Гурам, тоже увидел три фигуры, медленно двигающиеся от подножия холма по дороге к бетонному строению. Один из беглецов заметно отставал, скорее всего это был раненый, а на плече у другого явно была видна девочка.

- Гурам, - Путник отнял бинокль от глаз, - предлагаю разделиться и зажать их в клещи. Так мы исключим возможность того, что кто-то успеет убежать с Инглид.

- Согласен, - ответил тот, снимая с плеча ружье, - я зайду спереди, а ты с тыла.

- Хорошо, - Путник тоже снял ружье, - не волнуйся. Мы спасем ее.

- Не сомневаюсь, - хищно оскалился Гурам. – Никто не уйдет безнаказанным.

Они разошлись в разные стороны и быстро спустились с холма. Сотни передряг отточили их взаимопонимание, и каждый мог действовать самостоятельно, зная, что друг где-то недалеко и знает, как надо действовать. У подножия холма начинался лес, углубившись в который, они окончательно потеряли друг друга из виду.

Путник шел быстро, но осторожно, стараясь не издавать лишних шумов. Враги были уже рядом, он рассчитывал чуть обогнать их, чтобы иметь запас времени перед тем, как нападет Гурам, и занять выгодную позицию. Вскоре он услышал впереди звук шагов и треск ломающихся веток. Беглецы уже не спешили, попав на свою территорию. Судя по всему, они не рассчитывали на погоню и не предпринимали никаких мер предосторожности.

Путник взял немного в сторону и осторожно прошел вперед, обогнав преследуемых. Присев за высоким кустарником, откуда было видно дорогу, он приготовился к нападению.

Вдруг сзади раздалось негромкое жужжание, а затем тихий шелест. Путник прислушался… И в следующий момент резко повернулся, поднимаясь на ноги и принимая на ружье удар черной дубинки, который наносило странное полупрозрачное существо, стоявшее прямо за его спиной. Удар оказался сильным, но нападавший явно не ожидал, что его заметят и замешкался. Путник воспользовался этим, оттолкнул руку с дубинкой и, бросив ружье, выхватил из ножен на спине тесак. В следующий момент он нанес удар, который враг с молниеносной быстротой парировал. Путник выхватил второй клинок и полоснул им по боку противника. Тот отшатнулся, согнувшись от боли, но не издал ни звука. В следующий момент тесак вонзился ему туда, где у обычного человека находится горло. Тело дернулось и начало заваливаться на бок. Путник его поймал и осторожно положил на траву. Все это произошло в доли секунды и практически бесшумно.

Сзади раздались шаги нескольких пар ног. Беглецы приближались, и Путник вернулся в засаду, подняв ружье, отброшенное во время борьбы. Вскоре они прошли мимо него, но Гурам не появлялся. Вдруг из-за деревьев с противоположной стороны раздались звуки выстрелов и крики, а через мгновение на дорогу вышел Гурам. Вид его наводил настоящий ужас, на лице и куртке блестела в лунном свете кровь, в одной руке был огромный нож, а в другой пистолет.

- Отдайте мне девочку, и я убью вас быстро, - сказал он спокойно, но его голос гремел, как гром.

Беглецы достали дубины, приготовившись защищаться, но ни один не издал ни звука. Гурам, медленным шагом направился к ним, поднимая пистолет, как внезапно раненый выхватил из-за пояса какой-то предмет и, направив его на противника, выстрелил двумя небольшими дротиками. Они попали Гураму в грудь и тот, казалось, даже их не заметил, но через две секунды его тело вдруг свела судорога и он упал на землю, безостановочно дергаясь. «Электричество!» – внезапно осенило Путника, прицелившегося из-за кустов.

Он выстрелил и тот, кто держал Инглид на плече, медленно осел на землю. Оставшиеся двое повернулись, и Путник успел выстрелить еще раз, на этот раз попав в голову раненому, который рухнул как подкошенный. Последний беглец бросился было бежать, но пуля, попала ему в ногу и повалила на землю. Путник забросил на плечо ружье и бросился к Инглид, лежавшей под своим преследователем. С силой он снял бездыханное тело и, приложив палец к артерии на шее, убедился, что с девочкой все в порядке. Затем он подошел к Гураму, уже переставшим дергаться, и сапогом сбил дротики, вонзившиеся в его куртку. Также, как и у Иглид, он проверил биение артерии на шее друга – оно было ровным, тот снова просто оказался без сознания.

Путник оставил его лежать, подошел к выжившему беглецу и рывком снял с него маску. На него посмотрел довольно молодой человек, его лицо, несмотря на полученную рану, хранило бесстрастное выражение. Он все также не издавал ни звука и, казалось, будто бы раненая нога не причиняет никакой боли.

- Кто вы? – спросил Путник, чуть наклонившись к нему. – Зачем вам девочка? Говори! – сказал он, увидев, что тот стиснул зубы и покачал головой.

- Он не сможет вам ответить, - раздался за спиной мужской голос.

В мгновение ока Путник развернулся, выхватив из-за пояса пистолет. Прямо перед ним стоял мужчина в черной военной форме. А рядом с ним, один за другим, как будто бы из воздуха, появлялись люди в одинаковых таких же черных комбинезонах, Лица их скрывали шлемы. Увидев, как они материализовываются, Путник понял, что в кустах принял за неведомое существо человека в необычном камуфляже. Он быстро пересчитал глазами противников. Их оказалось шесть, считая того, кто с ним заговорил. Часть из них в руках сжимала дубины, часть – те же предметы, из которых дротиками ранили Гурама, все также лежащего без сознания. Перевес склонялся в сторону противника, и Путник понимал, что может сделать ставку только на внезапность нападения. Его умение стрелять и механизм пистолета позволят сделать три выстрела прежде, чем враги начнут атаковать в ответ. Первым будет уничтожен командир, за ним – двое стоящих рядом. У них как раз в руках находились эти странные устройства. Затем – пара прыжков и вот в рукопашной уже были шансы на победу. И не из таких передряг выпутывались.

- Не стоит, - сказал командир, заметив взгляд Путника. – Вы, конечно, нанесли нам ущерб, испортив андроидов, но он поправим. А вот убийство простить будет тяжело.

- Вы сами на нас напали, - произнес Путник, не опуская пистолет. – И в доме Гурама и здесь, в лесу. Мы защищались.

- Это была необходимость, - твердо сказал мужчина. Солдаты рядом все также стояли недвижимо. – Нам нужна была эта девочка. Господин Путник, если вы позволите, я вам все объясню, и мы избежим конфликта. Пистолет можете не опускать.

- Я вас внимательно слушаю, - Путник обвел взглядом солдат и все же опустил пистолет.

- Спасибо. Меня зовут Александр Комов, по званию я полковник. Место, где вы находитесь, когда-то было известно, как Долина Последней Надежды. Вы что-нибудь знаете о Хранилищах Судного дня?

- Нет, - эти слова Путник уже когда-то слышал, копаясь в бесчисленных архивах Технограда, но их значение так нигде и не объяснялось.

- Тогда поясню. Перед Катастрофой человечество создало в разных уголках планеты такие Хранилища на случай глобального катаклизма, такого как атомная война, падение метеорита и тому подобное. Первое было построено далеко на севере, в вечной мерзлоте, а потом, по мере развития технологий, их стали строить и в местах с другим климатом, стараясь предусматривать ограниченную доступность. Внутри этих строений сначала хранились семена растений, собираемых со всего мира, а затем стали добавлять биоматериал животных. И лишь в одном Хранилище – здесь, в Долине Последней Надежды, были установлены криокапсулы, чтобы сохранить людей, которые в дальнейшем смогут возродить цивилизацию. Такова была задумка.

Но все как обычно пошло не так. Когда грянула Катастрофа, в Долине находилась специальный военный отряд, несколько ученых биологов, и группа андроидов. Как вы уже догадались, я был командиром военных. Как оказалось, нас всех свели сюда не случайно. Когда настал критический момент,нам отдали приказ активировать криокапсулы и закрыть Хранилище, чтобы сохранить его содержимое. Прежде, чем связь с внешним миром была потеряна, мы получили секретные распоряжения о том, что именно нам нужно будет восстанавливать цивилизацию после ее гибели.

К сожалению, часть техники оказалась испорченной, из-за чего не смогли проснуться несколько человек, а самое главное, сбилось время, и мы не знаем до сих пор, сколько же лет проспали. В Хранилище была предусмотрена инструкция на случай Катастрофы и, следуя ей, мы потихоньку начали высаживать растения и готовить биоматериал к созданию животных. Это довольно длительный процесс, и параллельно я стал отправлять отряды на разведку и экспедиции, следуя выданным инструкциям, требовавшим выяснения ситуации. Так мы узнали о существовании Технограда и Храма Жизни, а также о том, что человечество не вымерло. Следующим этапом стало внедрение людей из группы военных в эти города и наблюдение за ними. Нужно было понять, есть ли смысл раскрывать богатства, скрывающиеся в нашей Долине.

- Ну и как, стоит? – спросил Путник, до этого внимательно слушавший. Несмотря на сложившуюся ситуацию, внутри него нарастало ликование. Наконец-то, он дошел до своей цели! Вот он, конец Пути. Эти люди знают, из-за чего исчезло человечество. И от них он сможет добиться ответов.

- А откуда, по-вашему, такое изобилие в Храме Жизни? – хмыкнул Комов. - Мы поддерживаем его, потихоньку привнося туда запасы нашего Хранилища.

- Это все прекрасно, - сказал Путник. – Но зачем вам маленькая девочка? Это вы оставили ее на дороге?

- Все не так просто. Я упомянул, что мы проводим разведку незаметно, внедряясь в города. Инглид попала в Хранилище случайно – она принесла молоко для ученых из ближайшей деревни. Мы спасли ее, поместив в криокапсулу. После пробуждения, она стала разведчиком. Идеальная роль для девочки, от которой такого никто не ждет. Вы уже обратили внимание на кулон на ее шее? – Комов жестом указал на лежащую девочку. – Это не украшение. Это –устройство, считывающее мозговые волны и записывающее их. Все, что Инглид видит и запоминает, сохраняется в виде видеофайлов. Она находилась недалеко от Технограда с одним из лучших андроидов, неотличимым от человека, игравшим роль ее опекуна. Добыв нужные данные, они отправились домой, но уже на подходе к лесу что-то случилось. Как нам сейчас известно, андроид использовал записывающее устройство во вред девочке, стер ей память и исчез. Где он сейчас, нам неизвестно. Сначала мы думали, что они погибли в пути, но потом разведчики натолкнулись на нее и Гурама в деревне. Ее опознали по кулону на шее. Видимо, она не забыла, что эта вещь важна. Теперь вы понимаете, почему нам нужна эта девочка. Она одна из нас. Помимо этого, в неизвестном направлении исчезло несколько андроидов и нужно выяснить, что происходит.

Путник последовательно анализировал информацию. Все выглядело достаточно логичным. Затерянный город, странные существа и мифы– все это порождали Технологии этого забытого места. Но, если армия машин идет сюда…

- Вы знаете о том, что сюда движется армия боевых роботов? – спросил он у Комова.

- Нет… - впервые голос полковника немного дрогнул. – О чем вы? Все машины давно отключены.

- Не все, - ответил Путник и рассказал о Кладбище боевых машин и о шагающих огромных роботах. – Они все повторяют «Машины заберут жизнь». Судя по всему, их путь лежит сюда. Они идут медленно, но рано или поздно придут в эти места, - на этих словах полковник задумчиво покачал головой.

Вдруг позади Путника началось тихое бормотание. Он обернулся и увидел, что андроид, лежавший до этого на земле, сел и раскачивается из стороны в сторону, что-то повторяя. Постепенно голос становился все громче, и стало понятно, что он бесконечно повторяет «Машинызаберутжизньмашинызаберутжизньмашины….»

Это же бормотание стало доносится из-под шлемов трех солдат, стоявших рядом с Комовым. Он удивленно обернулся на одного из них, как тот внезапно выстрелил в него из шокера, который держал в руках. Полковник согнулся пополам и упал на землю, дергаясь в конвульсиях. Двое других взмахнули дубинками и бросились на последнего солдата, видимо тоже человека. Тот успел выстрелить в одного из нападавших, повалив его на землю, но второй ударил его дубинкой в живот, заставив согнуться от боли. Андроид занес оружие для второго удара, но раздался выстрел, и он упал, выронив оружие.

На стрелявшего Путника сзади набросился раненый андроид, но тот успел развернуться и, воспользовавшись слабостью противника, уклониться от удара, параллельно стреляя ему в голову. В следующий момент ему пришлось резким перекатом уклоняться от дротиков из шокера. Они просвистели над головой и андроид бросился врукопашную, но Путник парировал удар тесаком. Противник хитрым ударом оттолкнул его, одновременно ногой выбив из рук пистолет и, развернувшись, нанес удар сверху. Железная дубинка вновь встретилась с лезвием тесака, и Путник успел достать из ножен второй клинок. В следующий миг он осыпал врага градом ударов, сумев сначала его обезоружить, а затем пронзить ему грудь. Тело мешком свалилось на землю.

Путник подошел к Комову. Тот был в сознании: один дротик пролетел мимо, что ослабило дозу электричества, но не уменьшило боль.

- Вы сможете встать, полковник? – спросил его Путник, протягивая руку.

- Пока, наверное, не стоит, - ответил тот, с трудом распрямляясь на земле. – Это очень больно, скажу я вам. Сергей, вы в порядке? – он повернулся к оставшемуся солдату, сидящему на земле.

- Все в порядке, - ответил он. – Больно, но жить буду.

- Что же произошло? – спросил полковник, глядя на Путника. – Они всегда прекрасно подчинялись и вдруг бунт!

- Я думаю, что виновата эта фраза… «Машины заберут жизнь», - задумчиво произнес Путник. – Она заставила их напасть на вас. И там, на Кладбище боевых машин они говорили тоже самое. Полковник, - он присел перед Комовым на корточки, - мы должны объединить усилия. Ваша Долина не устоит перед натиском такой армии. Если она дойдет сюда, Хранилище будет уничтожено. Я не встречал таких мест, как ваше даже на Севере. Там есть старые бункеры, но они уничтожены давным-давно. Я думаю, с другими Хранилищами тоже самое. Скорее всего, там тоже находились запасы на случай Катастрофы, но машины их уничтожили. Теперь здесь действительно Долина Последней Надежды. Мы там, где заново рождалась жизнь… И больше таких мест не осталось. На планете вымерли почти все виды и только ваши запасы могут их вернуть.

- Мы готовы работать с вами, - ответил Комов после минутного раздумья. – Наверное, пришла пора открыться миру. Ну что ж, - он оперся на руку и поднялся, отряхнувшись, - наверное, пора показать вам, что же придется защищать, - улыбнувшись, он протянул Путнику руку.

- Вы не поверите, но, наверное, я ждал этого всю свою жизнь, - тот улыбнулся в ответ и ответил на рукопожатие. – Помимо этого, у меня очень много вопросов о мире до Катастрофы. Надеюсь, вы согласитесь помочь узнать на них ответы, - полковник согласно кивнул.

Вдруг тихо застонал Гурам, а за ним на земле зашевелилась Инглид. «Совсем скоро они проснутся», - подумал Путник. - «И узнают, что наш мир снова на пороге Катастрофы. Только теперь борьба не за территории, власть или ресурсы. Мы будем бороться просто, чтобы остаться в живых».

Небо над Долиной Последней Надежды рассек первый луч рассветного солнца. Мир, пока еще безмятежный, готовился принять новый день. А где-то там, в бесконечной степи бесчисленная армия боевых роботов сделала очередной шаг…

0
1011
20:15
на казавшейся бескрайней зпт
но уже готовые раскрыть свои лепестки живительным лучам
с каких пор пшеничные поля стали степью?
с препинаками не очень
Огонь производился из маленького кубика сублимированного горючего огонь производился? п… ц просто!
рассветного солнца Солнца
коряво сформулировано, признаться
Уже третий месяц они приходили в это село
на которое была способна ее юная двенадцатилетняя душа
Пойдем, девочка, — ласково говорил ей Гурам, ее опекун, обнимая за плечи
куча лишних местоимений
металлическую четырехколесную тележку, работающую от двигателя, на тех же солнечных батареях. не арботающую от двигателя, а приводимую в движение двигателем на солнечных батареях — и подобной корявизной густо, как похлебка тети Сарры, насыщен весь текст
— Стоять! – это крикнул один из всадников.
дождавшись момента в мгновение ока мгновение ока — это мера времени момента?
резко выхватив нож, полоснул им по горлу нападавшего выхватывать нужно до нырка
Гурам уже сблизился с другим противником, успевшеИм блокировать удар
за каждым плечом у него торчали ручки тесаков ручки кухонных тесаков?
местечковое постапокалиптическое фэнтези с элементами андроидов
предсказуемо, вторично, банально, скучно
персонажи картонные и дегенеративные
Загрузка...
Мартин Эйле №1