Ольга Силаева №1

Особое мнение

Особое мнение
Работа №409

- Справку о прохождении медкомиссии принесли? – лысый толстяк взглянул поверх очков.

- Конечно, вот! – Даниил протянул листок.

Черный зрачок в рыжевато-зеленой радужке запульсировал, только этим и выдавая страшное волнение новичка, Д. Владова, 23 лет, выпускника Академии Терапии.

- Отлично! Итак, приступаете к ознакомлению с системой и инструктажу, - толстый нажал на кнопку пульта, включился громадный, во всю стену, монитор, дверь приоткрылась и заглянул человечек в форме, с нашивками С.Т.

Даниил, взявшись за ручку двери, помедлил, окинул взглядом футуристичную обстановку кабинета, плоскость монитора, и… Шагнул за дверь.

***

- То были, как понимаете, отделы внутренней бюрократии, а вот сейчас посмотрите на достояние страны, как говорится! – провожающий, гид, так сказать, обвел рукой комнату. Даниил, следивший за каждым жестом, отметил про себя: «Двери… Пространство… Что еще символично важно?»

Комната была полна кабинок, в каждой за подобием компьютера сидел оператор в очках дополненной реальности, в сенсорных перчатках на еле движущихся руках. На контрольных мониторах перед руководившими реальностью отображались графики и диаграммы колебаний курсов и котировок, краткие сводки новостей, кадры с заседаний комитетов Правительства. А в центре огромного помещения слегка мерцал стеклянной поверхностью шар Проводника.

Легенда. Мечта. Проводник в Глубинный мир. Фантазия детства.

Он был здесь, живой, настоящий.

Что было видно Ему под стеклами шлема, что чувствовал Он под стягивающим материалом облегающего костюма – как знать?

Даниилу объясняли, что Проводника не назначают и не выбирают, Он находит агентов Службы Терапии сам. Якобы рождаются подобные личности раз в 40-50 лет, с генетической предрасположенностью к восприятию и осознанию мира несколькими путями, не одним мировоззрением, а изящным их сочетанием. Конечно, один Проводник может быть более склонен к Справедливости, другой к Милосердию, но всегда так выходило, что Они «искали себя», узнавали Себя в тысячах осколков мира, в этих вереницах отражений Реальности…

Они приходили к Наставникам в поисках истины, мучаясь вопросами «Кто я? Почему всё так?»

Даниил с тяжело бьющимся сердцем смотрел на Проводника и подумал: «Обернись ко мне! Кем мне быть?»

Проводник медленно развернулся, сетка лучей, на пересечении которых он парил в центре помещения, заиграла синими тонами.

Даниилу объяснили, что Проводник, и это объяснение для простых сотрудников Службы Терапии, - что Проводник подсказывает руководящему страной короткие реплики, необходимые поступки, черновики решений. В народе Его считали «запасным», резервным Правителем, так сказать.

Даниил считал Проводника Правителем Реальности. Абсолютной Властью.

«Что для тебя дорого?» - прозвучал в похолодевшей голове вопрос.

«Это не выразить одним словом!» - прошептал Даниил. Гид вздрогнул, взглянул на Проводника, на Даниила, на Проводника… Потянулся к планшету, лежавшему на краю ближайшего стола.

«Кто есть Проводник?» - второй вопрос был резким и холодным.

«Бог!» - произнес про себя Даниил и сетка лучей запульсировала красным.

- Поздравляю! – гид с перекошенным лицом схватил его за руку. – До гнева Проводника еще никто не доводил!

***

Впервые Даниил Владов проявил себя сверхсенсорным еще в школе. На уроке истории разбирали тему «Основы религиозного мировоззрения». Преподаватель увлеченно рассказывал о феномене молитвы как общения с Высшей Сущностью. Даниил вдруг покраснел, словно готовясь захихикать, и подумал, глядя прямо на учителя: «Бог всё слышит, пускай, а Вы меня слышите?» Историк отвлекся от интерактивной карты, обвел класс взглядом, остановился на Владове и тихо произнес: «Что?» Даниил откашлялся и: «Вот верующие говорят, что Бог сотворил нас по своему образу и подобию. Так если Он слышит, как к нему обращается молящийся про себя, в уме, значит, и мы можем слышать друг друга без слов?» Историк, пунцовея, помотал головой, то ли отрицая, то ли смахивая наваждение и чуть не прорычал: «Такие вопросы к Службе Терапии, быстро! Скажете, я направил!» И Владов поплелся в кабинет Терапевта.

Внезапный Бунт окончился буквально-таки воцарением Службы Терапии, подавившей восстание и ставшей мегапопулярной среди простых граждан и власти. Верхи и низы. Средний класс тотальный контроль за психически нестандартными одобрить не мог, но вынужден был приспосабливаться к большинству. В каждой школе, на каждом заводике просто обязаны были служить специалисты по психическому здоровью и энергетическим влияниям. Дед Даниила показывал ему фильмы своей молодости и особо трепетно поглаживал коробочку с диском «Особое мнение», приговаривая: «Всё здесь, почти всё здесь». В фильме прямо-таки сверхчеловеки-экстрасенсы провидели будущее и предотвращали преступления, заранее называя время и место события и указывая на возможных виновников антиобщественных происшествий. «Ну да, дед, похоже, но Терапийцы – это всё же про другое», - канючил Даниил, и мнение деда якобы признавая, и скепсис не забывая.

Служба Терапии изначально была Орденом Змеи.

***

Никто бы не узнал, что лежит по ту сторону восприятия, если бы не это семейство. Мортон. Ирвин и Лайден Мортоны. Отец готовил, так скажем, атмосферу главного действа, медитациями и инсайтами. Маленький Ирвин наблюдал Змею и другие странные сущности.

Нет, про Змея пел еще Джим Морриссон, зрителей завораживало, некоторые впадали в транс, но сразиться с Предвечным Драконом рисковали не все. Да, да, в Трансильвании Орден Дракона боролся за чистоту христианской веры и ее защиту от внешних посягательств, в России особо чтили Григория Драконоборца, но Ирвин первым обуздал Змею Времени и переменил Реальность. Тогда-то и утих Бунт, так же внезапно, как начался.

«Что такое небо?» - спрашивал Лайден сына. – «Что такое человечество?»

Иногда Ирвин просто молчал.

***

Даниил, конечно же, читал книги о Змее и даже пытался нарисовать на своем компьютере мультфильм о сущности времени. Попытка выложить черновик в Сеть – и агенты Службы уже у него дома.

- Что вы называете Временем? Что значит «взнуздать Змею»? Что такое «душа планеты»? – Владов быстро сообразил, что его не арестовывают, не допрашивают – его экзаменуют.

В самом деле, это невозможно было написать на бумаге, нарисовать образами и спецэффектами – Даниил впервые столкнулся с Невыразимым.

- Оно есть, но Оно за пределами восприятия и непостигаемо чувствами. Оно являет себя в Слове, Логосе, то есть наполненном смысле слове, Идее, но о нем нельзя ничего сказать вслух, понимаете? – он искренне удивлялся, что нашел пожилой Терапевт в нем, пусть начитанном, но всё же школьнике.

- Слово в уме - для ангелов, слово вслух – для демонов? – улыбнулся старик.

- Именно поэтому, я считаю, давали обеты молчания. Чтобы не опошлять Самое Величественное, - вполне серьезно ответил ученик вполне себе обыкновенной школы.

- А как же искусство? Как поэзия, проза, как быть с песнями?

- Они заслуживают того, чтобы быть, но произнося слово, уже невольно попадаешь в узкую группу наречий, понимаете, о чём я? Слово вслух тысячекратно слабее мыслеобраза, который Предтеча Реальности.

И Владова забрали в спецшколу.

***

Впервые он взбунтовался перед Штурмом Планет. В самом деле, как можно было высаживать десанты для освоения других миров, когда свой родной не был вполне изучен?

- Вы думаете, мы ищем нового разнообразия жизни? – спросил Терапевт на ежегодном обследовании.

- Я думаю, что мы не имеем права захватывать планеты только для ресурсов.

- Но Земля истощена, - старик откинулся на спинку стула, с удовольствием оглядывая сутуловатого собеседника, скрестившего руки на груди. – Нам просто нечем обеспечивать жителей планеты в их ежедневных запросах и потребностях.

- Давайте повторим, что есть, упрощенно говоря, два пути, два типа личностей. Консерваторы-традиционалисты и прогрессисты, не обязательно сторонники эволюции. Одни настаивают на все большем познании Вселенной и Человечества в ней, развитие науки и техники для выживания рода людского. Консерваторы же уверены, что в древние времена люди больше знали о душе и ее вовлеченности в энергетику мира. Соответственно, выступают за сбережение сакрального в ущерб прогрессу. И те, и другие обращаются в спорах к помощи термина Время. И прогресс приходит в тупик, когда оказывается, что сознание определяет бытие, и сознание вечно, для него Змея Времени только препятствие на пути постижения Высших Дорог. Но и консерваторы терпят поражение, когда заходит речь о необходимости развития сознания, грубо говоря, расширению возможностей человека через задействование спящих еще структур мозга. Так что…

- Время не властно над бессмертной сущностью человека, вы хотите сказать? – старик с улыбкой сделал какие-то пометки в бумагах и на планшете.

- Это сказали вы.

***

Проводником стать было внешне просто - надо только найти одного из Наставников. Но попробуй найди! Слухи, ходящие среди обывателей о тайных авторитетах, к которым обращались за жизненным советом; литература о принципах существования и разделенности на сторонников того или иного свода «правил»; обороты речи, которые проскальзывали в выступлениях «слуг народа» - иногда они выдавали авторов этих пламенных сообщений обществу, сообщений о выполненных планах; повороты судьбы, за которыми угадывалось внешнее влияние – всё это надо было осознать обобщенным целым и понять, кто стоит за кастами и сословиями.

Даниил буквально вцепился в известного в городе писателя, сочинявшего тексты на экзистенциальные темы.

- Понимаете, литература, на мой взгляд, призвана отображать временное с позиций Вечности. Что сохраняется неизменным, а что просто признаки эпохи. Да, согласен, это Ницше – что касается фразы «вокруг созидателей ценностей вращается мир», да, это он. Но вот этот, как его, Чернышевский! Ну написал он «Что делать?». И что? Сплошь интеллектуализмы, прямо программы партии, но кому интересно перечитывать планы руководства страны? Ну есть они, ну воплотились, ну и что? – Владов на собрании литературного сообщества отстаивал программу своего диплома – лингвист, так что ли…

- Со многим согласен, но мне кажется, что настало время перелома. Апокалипсис так и не наступил, техника усложняется по структуре своей, но упрощается в плане доступности обращения, консерваторы ссорятся из-за материального обеспечения «духовных» организаций… Кризис! И чтобы преодолеть его, надо формировать новые модели сознания!

- Но не в художественной литературе же! Художник пишет характер героя, яркую фигуру на фоне эпохи! То, как человек отстаивает свою индивидуальность перед лицом массы! – Даниил не успокаивался. И тут…

- Новейшее время требует новейших форм выражения! Вы же не станете призывать хирурга вместо лазера пользоваться древним скальпелем и ланцетом. Согласен, операции всё на том же человеческом организме, но техника работы абсолютно иная! Тут вот недавно приходит один на прием в Службу и говорит: «Я верил в силу духа, но после операции на опухоли в легком начинаю думать, что прогресс не так уж и плох!» - Терапевт даже засмеялся, оглядев смутившихся литераторов. – А если вы хотите говорить о новых моделях осознания Реальности – это никак не арт-нуво даже, это документалистика, например. Или циклы эссе. Но впихивать, извините, в рассказ намеки на экзистенциальные теории… Сложно всё это, господа, сложно.

Даниил уходил с собраний писателей растерянным – слишком много было различий меж авторами, чтобы найти общее. Один из них сказал: «А у нас общего только 33 буквы алфавита!» Владов так и не находил близкой системы взглядов, но однажды…

***

Он увидел вывеску на кинотеатре издалека: «Ретроспектива… Особое мнение». «Надо помянуть деда!» - и Даниил зашел за билетом, и в зал, и на первом ряду сидел всего один зритель, и Даниил расположился в центре, и…

Он готов был поклясться, что этого кадра никогда не видел – в том месте, где персонаж Тома Круза пролистывает записи на мониторе и видит себя совершающим преступление… Он увидел ясно и четко свое лицо. Даниил в смятении вскочил, схватился за голову. Вышел со своего ряда и направился к одинокой фигуре почти перед самым экраном. Старший Инспектор службы Терапии Лайден Мортон улыбнулся и произнес: «Нечего искать. Твое Особое Мнение может всех нас спасти».

Голова закружилась и Владов упал.

***

- Поздравляю! – гид с перекошенным лицом схватил его за руку. – До гнева Проводника еще никто не доводил!

«Что для тебя дорого?» - спросил Проводник прямо в голове Даниила.

«Истина за пределами этого мира. Мне дорого мое мнение о ней. Мое особое мнение».

Проводник поднял веки. В глубине рыжевато-зеленых глаз утонул облик странного человека в облегающем костюме, которого под руки уводили…

Которого уводили стражи спокойствия.

Служба Терапии оставила новичка наедине с миром.

-2
991
16:14
+1
Когда мысль есть, а сформировать из нее понятную, четкую идею не получилось. Так же как и построить вокруг этой идеи сюжет и в целом сам текст.
Слишком Много Слов С Большой Буквы. Все эти нарецательный, да все вместе скопом — раздражает.
Конфликт персонажа во всех этих скачущих пересказах истории потерялся. В целом, хронология истории тоже потерялась, потому что тут описания ключевых этапов развития гг прерываются описанием ключевых этапов развития мира и выходит каша.
Например тут.
В последнем предложении абзаца героя за его смелые мысли выгоняют к терапевту — бунт.
Во втором говориться уже не о бунте героя в классе, а о бунте в целом. Но поди пойми это, когда конкретное обобщение подается в такой связке.
«И Владов поплелся в кабинет Терапевта.
Внезапный Бунт окончился буквально-таки воцарением Службы Терапии, „

Очень сумбурно, скомкано и пафосно. Мир вроде описывают вполне конкретно, а все равно он не прорисовывается.

Ну и название (у меня просто охота какая-то на уже существующие названия). Автор, спасибо, хотя бы использовал отсылку. Правда, мне кажется, лучше бы сделал ее не к фильму, а к рассказу Филиппа К. Дика. Но зачем выносить отсылку в название? И более, превращать ее из отсылки в основу — несущую идея героя. Уже который рассказ читаю с “говорящими» названиями. И хочется сказать только одно: используете — соответствуйте. А лучше не используйте.
21:23
23 лет числительные в тексте
40-50 лет числительные в тексте
не одним мировоззрением, а изящным их сочетанием какой дешевый пафос
вообще, все эти избранные уже в печенках сидят
вторичный. скучный, поделочно-неловкий рассказ
tired

Загрузка...
Ekaterina Romanova №1