Эрато Нуар №1

Я, приложение

Я, приложение
Работа №429

— Стемра, что делать?

Лена валялась на земле, не подавая признаков жизни.

«Только не умирай! Пожалуйста, только не умирай!» — Мне хотелось броситься к ней, обнять, поскорее привести в чувства. Если не очнётся, на руках отнести в ближайшую больницу.

Нельзя, ведь над девушкой склонился Он.

«Грабитель? Насильник? Убийца?!» — Высокий худой парень, одетый во всё чёрное. Кроссовки, джинсы, толстовка с картинкой толи птицееда, толи тарантула, из-за которой я окрестил напавшего Пауком. — Может, обыкновенный вор?»

Нет, глупости. Он не особо смахивал на того же сумочника или карманника.

Его волосы практически полностью скрывал широкий капюшон, лицо прятал натянутый почти до глаз воротник. Но самое главное — нож. Боевой, из нержавеющей стали, длинной в двадцать пять сантиметров — воры такими не орудуют, а Паук размахивал в опасной близости от своей жертвы — Елены Светловой…

Лены…

Моей Лены!

— Чёрт, Стемра, быстрее, — прошипел я. — Как мне поступить?

Один на один с преступником. Зажатый тисками гаражей в этом богом забытом месте на окраине города.

Стоило ли вообще приезжать сюда? Менять тепло и уют родных пенат на холод и сырость конца сентября? Покой на проблемы? Абсолютную безопасность на угрозу для жизни?

Ответ казался на удивление банальным: ради Лены стоило. Стемра не ошибается. Разве что иногда тормозит.

— Клянусь, если мне придётся повторить ещё раз…

— Вадим Андреевич, расчёт вероятностей завершён, — произнёс бесстрастный женский голос. — Вам рекомендуется немедленно вступить в физическую конфронтацию с гражданином, подозреваемым в грабеже.

— Понял, — едва услышав вердикт Стемры, я мгновенно рванул к преступнику. Шаг, другой, третий. На четвёртом тело буквально само собой остановилось. Его забастовку ознаменовал резонный вопрос. — Погоди, а полиция?

— Пожалуйста, уточните.

— Мы должны её вызвать… ну… наверное, — моё робкое возражение, лишённое даже намёка на уверенность, прозвучало откровенно жалко. Словно шёпот во время урагана.

— Бесполезно. Что-то блокирует сигнал.

— То есть у грабителя стоит глушилка?

— Это наиболее логичное объяснение.

— Блеск. — Я мрачно уставился на Паука. Тот как раз закончил копаться в женской сумочке и, ничего ценного не обнаружив, с ненавистью её отшвырнул. Часть содержимого вывалилась, веером разлетелась по земле перед Леной.

Затем Паук неторопливо развернулся ко мне.

— Вот ведь надо было тебе остаться, придурок. Нет бы сбежать, пока давали шанс. — Грабитель неодобрительно покачал головой. — Ты подвёл нас обоих, идиот.

Мои пальцы непроизвольно сжались в кулаки.

«Да кто он вообще такой?! — Преступник, у которого есть деньги на глушилку. И связи на чёрном рынке, чтобы достать её. Но ради чего? Отнимать дамские сумочки? А ещё оскорблять меня? — К чёрту!»

— Стемра, подтверди свою рекомендацию.

— Рекомендацию подтверждаю. Вадим Андреевич, у вас стоит iiHelper нового поколения. Быстрее, умнее, мощнее предыдущих. Кроме того, установлено приложение «Самооборона» версии 11.6. Это не оставляет сомнений в вашем итоговом успехе, о чём наглядно свидетельствуют результаты симуляции.

«Убедительно. — Сделав глубокий вдох, я на выдохе снова бросился к грабителю. — Больше никаких сомнений».

— Стемра, активируй боевой режим.

В ту же секунду включилась система наведения. Программа автоматически выбрала цель — кареглазого брюнета под два метра ростом — и насыщенным пурпуром подсветила его фигуру.

Понеслась… Он ринулся мне навстречу, замахиваясь ножом.

Раздалось треньканье велосипедного звонка — сигнал, что «Самооборона» запустила «слепок» — трёхмерную проекцию Паука, алого цвета. Появившаяся в считанных сантиметрах перед грабителем, она фактически визуализировала будущее. По началу действия рассчитывала наиболее вероятное его окончание. Паук только занёс клинок, а мне уже показали, куда придётся удар.

Ещё программа обозначила верное положение моего тела для блока. Вместе с движениями для последующей контратаки, отображаемыми зелёным пунктиром.

Оставалось лишь в точности следовать инструкции. Элементарно.

Единственная проблема, если Паук установил похожее приложение. Тогда победителя в схватке определили бы сила и скорость реакции, с которыми у меня, двадцатипятилетнего офисного «вояки», определённо не задалось. Щуплое тело говорило без слов.

«Не зря мама советовала делать зарядку».

Моё запоздалое раскаяние прервал выпад грабителя. Хорошо-заточенный клинок просвистел сбоку: летел точно в шею.

Была не была: настала пора довериться «Самообороне».

Ориентируясь на зелёные линии, я левым предплечьем заблокировал руку Паука с ножом. Удар получился хлёстким, кость в кость. И весьма болезненным.

Поморщившись, я выбросил вперёд правый кулак. Метил грабителю в челюсть.

На удивление, попал. Он пробовал увернуться, но я оказался быстрее. О чём практически сразу пожалел, испытав нестерпимое жжение в костяшках пальцев. Будто по кисти от души приложились раскалённым молотком.

Стараясь игнорировать боль, я изо всех сил пнул Паука в живот. Его отбросило назад, согнуло пополам.

Чтобы удержать равновесие, мне тоже пришлось на пару шагов отступить.

— Может, хватит? — тряся покрасневшей от удара рукой, крикнул я. — Или добавить?

В моём голосе звучала уверенность на грани дерзости. Вызов нахального новичка опытному боксёру, пусть и после удачного первого раунда.

В ответ грабитель лишь крепче сжал рукоятку ножа.

— Ну, как хочешь.

Вытянув перед собой клинок, Паук начал медленно приближаться. Потом стал размахивать им из стороны в сторону.

Я попятился. Противник готовился атаковать, поэтому нужно было срочно определиться с тактикой. Либо блокировать его выпад, либо, дождавшись удобного момента, напасть самому.

«Сейчас бы спросить у Стемры». — И почему мы до сих пор не разработали мысленные команды? Использовать голосовые в подобной ситуации чревато.

Тем временем, Паук, неестественно дернувшись, в прыжке попытался достать меня кончиком ножа. Буквально чудом мне удалось среагировать и отскочить назад, избегая удара. По крайней мере, по большей части, ведь лезвие таки чиркнуло лацкан моего пиджака.

«Чёрт, близко. Надо поскорее решать. Сделать выбор… Проклятый выбор… Первое или второе? Думай! Что бы посоветовала Стемра?»

Бить самому? Контратаковать?

«Не знаю. Главное, не ошибиться. Нельзя ошибиться! Нельзя ошибаться! Стемра…»

Паук совершил очередной выпад.

Я, по-прежнему, не был готов: не мог определиться.

К счастью, в дело вмешались рефлексы. Моё тело словно обрело сознание и стало действовать по собственной воле. Сначала оно увернулось от поблёскивавшего клинка, затем пинком выбило оружие из правой руки грабителя. Тот вскрикнул, матюкнулся. Я не обращал внимания. От резкого взмаха ногой паховые мышцы кольнуло — благо не порвало, но концентрацию ослабило.

Этим незамедлительно воспользовался противник. Пока я держался за нывшее место, он наотмашь ударил левой рукой. Зарядил точно в скулу, отчего кость чуть не треснула.

Я рухнул на землю, больно стукнувшись носом о промёрзлую почву. Брызнула кровь. Глаза увлажнились.

«Не смей! Она рядом».

В полуобморочном состоянии я постарался подняться. Встал на четвереньки, когда шею сдавило удушающим захватом. И хотя атаковавшего было не разглядеть, сомнений в его личности не возникало.

Паук. Он душил меня. Не побрезговал закончить бой голыми руками. Скотина…

«Но почему именно он побеждает? Ведь Стемра не ошибается. А значит, по логике, я должен надирать ему пятую точку. Не наоборот. Если только… Нет, Стемра не ошибается». — Сама мысль об этом смехотворна.

Жаль, посмеяться мешали сужавшиеся на горле тиски. С каждой секундой становилось труднее дышать. Сознание затуманивалось. Глаза заволакивало белой дымкой, сквозь которую тяжело было что-либо разобрать.

«Неужели я сейчас умру? — мелькнула обескураживающая мысль. — А Лена?»

Из последних сил напрягая зрение, мне удалось увидеть её. Она, по-прежнему, не шевелилась.

— Лена, — вместо ласкающего слух имени изо рта вырвался невнятный хрип. — Лена…

***

Хотя, наверное, иначе и быть не могло: всё заканчивалось тем, с чего начиналось.

Её лицо — первое, что я увидел в тот день. Волнистые чёрные локоны на косой пробор. Выразительные карие глаза, украшенные миниатюрной родинкой над левой скулой. Изящные, алые губы, манившие лучезарной улыбкой. Само совершенство, она лукаво подмигнула и нежно прошептала:

— Приди ко мне. — После чего я проснулся.

Один в родных пенатах, в окружении закадычных друзей: аскетизма с серостью.

— Стемра, выключи ночной режим.

Оконные стёкла послушно сменили цвет, из тёмно-синих превратившись обратно в прозрачные.

Этого, казалось, только и ждал утренний свет, неудержимым потоком хлынувший в крохотную комнатушку. С радостью первооткрывателя он вырвал из полумрака весь скудный интерьер моих «хором»: раскладной замшевый диван, встроенный в стену шкаф для одежды да журнальный столик, доставшийся в наследство от родителей.

Больше похвастать было нечем. Ни книг, ни растений, ни просто греющих душу безделушек. Гнетущий триумф минимализма. Особенно, в сочетании с серо-коричневой гаммой, оккупировавшей буквально каждую вещь в родной квартире.

«Нет, так дело не пойдёт». — Сладко зевнув, я потянулся к столу: найти линзы для дополненной реальности, когда понял свою ошибку. Вчера ведь купил новые! Последняя модель: дышащие, из каких-то уникальных материалов, не мешающих естественному увлажнению глаза. Плюс невыпадающие: их специально закрепляют, чтобы держались вплоть до полугода.

Дороговато, конечно, но того стоит. По крайней мере, пока я не примкну к трети населения, решившейся установить кибернетические окуляры.

— Стемра, запусти «Расширенный мир». — И зачем перед сном его отключал? Дурацкая привычка.

«Ладно, неважно. Досадные мелочи не испортят сегодняшний день. День, когда мы наконец-то встретимся!» — Вновь повеселевший я встал с дивана.

«Расширенный мир» как раз открылся, преобразив комнату до неузнаваемости. Окружающие краски стали ярче, насыщеннее. Исчез серый — ему на смену пришла золотисто-пурпурная гамма с вкраплениями серебра. Будто таинственный маляр за долю секунды перекрасил все стены да ещё и мебель в придачу.

На дверцах шкафа возникли постеры из моих любимых видеоигр. На персонаже в силовой броне, победно вскинувшем лазерную винтовку, взгляд невольно задержался. Через месяц обещали выпустить десятую часть знаменитого постапа. Я планировал поиграть…

У изголовья дивана появился метровый фонтан. Миниатюрная копия знаменитого «Вулкана» из Абу-Даби. Вплоть до красной подсветки, создающей эффект извержения лавы.

На подоконнике материализовался фикус. Совсем не отличить от настоящего.

— Нет, у меня сегодня романтичное настроение. Стемра, замени фикус тюльпанами. Помнится, мама их обожала.

В то же мгновение комнату украсил пёстрый букет из семнадцати цветов.

— Вот, другое дело. Разбавить брутальность нотками женственности. Лене должно понравиться. — Удовлетворённо хмыкнув, я направился в ванную…

***

Спустя минут двадцать посмотрел в зеркало: оценить результат. Оттуда на меня с интересом взирал голубоглазый блондин. Гладковыбритый, с идеальной кожей: без единой морщинки, угря либо прыщика, и равномерным бронзовым загаром.

«Отлично».

Выбросив пустой тюбик «Немайколла» я двинулся на кухню.

— Стемра, какую зубную пасту посоветуешь?

Чуть слева, впереди возник полупрозрачный экран с рекламным буклетом. На нём красовалась упаковка «Емо Сажето» вместе с ценой и списком преимуществ над конкурентами.

«Сто ньюблей? Дороговато… Но если Стемра рекомендует».

Я щёлкнул по экрану. Точнее, по кнопке «добавить в корзину».

Готово.

«Теперь к еде»

— Стемра, что приготовить на завтрак?

— Быстрорастворимую кашу «Съешко. Тропическое ассорти».

— Ясно.

Едва услышав её вердикт, я развернулся к столу. На нём меня уже дожидалось пять коробок овсянки. В каждой оставалось не менее десяти порций.

«Моё богатство». — Губы невольно искривились в ухмылке.

— Вадим Андреевич, если позволите, у меня есть для вас новая рекомендация.

— Да, разумеется.

— «Съешко» выпустило новую кашу: «Фруктовый микс». Советую вам приобрести её.

Пять коробок овсянки, «укоризненно» стоявшие на столе, не согласились.

— А зачем? — робко возразил я. Всем известно, что Стемра не ошибается, но у меня и так из-за неё образовался солидный запас.

— Новая продукция богата витаминами, минералами, микроэлементами, столь необходимыми при вашем образе жизни…

Она ещё долго вещала, а я… в какой-то момент я просто отключился, лишь изредка улавливая обрывки фраз:

— Углублённый анализ показал тревожные паттерны… и чтобы минимизировать воздействие негативных эффектов…

— Ладно-ладно, убедила. Куплю. — В конце концов, если она говорит купить, значит, так надо. Ведь Стемра не ошибается.

— Вадим Андреевич, спасибо, что следуете моим рекомендациям.

— Да-да, — беззлобно проворчал я, — дай только спокойно позавтракать.

«Мне ещё нужно настроиться на сегодняшнюю встречу с Леной»…

***

Конечно, ехать к чёрту на куличики не хотелось, но раз другого выхода не было.

«Ты справишься. Всё пройдёт идеально». — Нацепив лучший костюм — неподвластную времени классику, я с тяжёлым вздохом покинул квартиру.

— Стемра, подтверди свою рекомендацию.

Перед мной возникла карта южной окраины города, с заштрихованным, овальным участком.

— Согласно моим расчётам, с 12:40 до 13:05 вы можете застать Елену Светлову в выделенной области. Чтобы успешно наладить личную жизнь, вам следует встретиться с ней 26 сентября 2048 года, в указанном месте.

Я кивнул.

— Хорошо. Подгони машину к подъезду и проложи маршрут.

«Ведь только идиот проигнорирует Стемру: она плохого не посоветует». — А значит, меня ожидала судьба в лице той самой, единственной. Моей единственной — Елены Светловой.

Поездка к ней отняла минут сорок. Ничего выдающегося. Управляемый автопилотом BMW мчался по городу, ещё не конца проснувшемуся после пятничного кутежа — я же прокручивал в голове варианты первой беседы с Леной. Получалось неплохо, но хотелось как-то подстраховаться.

«Скачать приложение для свиданий?»

Развить мысль не дал бесстрастный женский голос:

— Приехали.

— Ну, с Богом. — Я открыл дверь и нырнул в холодные объятия улицы.

Навстречу типичному осеннему набору: тучам, ветру, нулевой температуре, отчего кожа мгновенно покрылась мурашками. Немое напоминание, что нужно было одеваться теплее.

Мысленно отругав себя за недальновидность, я побрёл к местным гаражам. Казалось, среди них промелькнул женский силуэт.

Единственный вопрос: «Стоило ли?»

***

Шея, которую сдавило удушающим захватом, высказалась против.

Зато разум не покидали слова Стемры:

— Согласно результатам симуляции, вы с Еленой Светловой совместимы на 99%. У остальных 15 167 240 кандидаток выявлены худшие показатели. А значит, она ваша вторая половинка. Поздравляю.

Моя вторая половинка… без сознания валявшаяся на земле, пока я медленно погружался в пучину вечного сна. Беспомощный, словно трёхмесячный плод во время аборта.

И некому было подсказать мне, что делать.

— Стемра…

Бесполезно. Изо рта вырвался лишь жалобный стон.

«Ты должен найти выход сам. Ты должен начать действовать сам. Ты должен спасти Лену сам!»

Хотя бы попытаться. Ради неё. Ради себя. Ради нас обоих.

Ради нашего счастья, в конце концов, неделю назад спрогнозированного Стемрой!

«Вставай!» — Я на морально-волевых попробовал подняться, но, предсказуемо не сумев, остался на коленях.

«Ну же, придумай что-нибудь!»

«Самооборона» молчала. Дурацкое приложение зависло в самый неподходящий момент.

«Блеск!» — Мой взгляд начал судорожно метаться из стороны в сторону.

Гаражи, Лена, земля, гаражи, Лена, сумка… Стоп! Вот оно: женская сумочка! До неё было не достать, зато до вещей, которые высыпались при падении…

Я вытянул вперёд правую руку.

Тщетно. Перед коленями раскинулась зона недосягаемости.

А если сбоку? Вдруг именно там, вне моего поля зрения, скрывалось что-то полезное?

В отчаянии ухватившись за эту возможность, я стал яростно ощупывать промёрзлую почву.

Песок, земля, трава. «Ну давай же! Давай!» Сантиметровый камешек. «Пожалуйста. Умоляю». Рванная салфетка. Тампон?! «Чёрт! Чёрт! Чёрт!» Металлический коробок, по размерам не больше спичечного. «Очередная хрень, или… Погодите…»

Духи! На днях видел рекламу похожих. Из серии «Городской мятежник».

Идеально!

Радостно вцепившись в стилизованный флакон, я начал с остервенением брызгать через плечо. Туда, где, по моим прикидкам, находилось лицо грабителя.

Попал. Причём, точно в глаза, вызвав острое жжение и слезоточивость. Страдальческий вопль Паука не дал бы соврать.

Удачно.

Если бы он не купил новомодные, «дышащие» линзы, результат мог бы оказаться для меня весьма плачевным.

А так, от сильной боли его руки разжались, выпуская мою шею на свободу, и я, ослабевший, рухнул на четвереньки.

Голова кружилась. Горло пылало. Тело выгибалось в приступах кашля.

Всё это под аккомпанемент отборного мата от Паука — нецензурного сигнала: «Ты ещё не победил, Вадим».

«Да, верно». — Короткий перерыв закончился — наступил третий раунд.

Тяжело дыша, я поднялся на ноги. Хотел развернуться — меня повело, колени подкосились. Едва не грохнулся обратно. Лишь чудом сохранил равновесие.

Паук выглядел не лучше. Покрасневшие глаза, которые он не переставая тёр. Влажные от слёз щёки. И ощущение общей нервозности, сквозившее во всех его движениях: дерганых и прерывистых.

Кроме того, грабитель безостановочно пятился. Словно… словно он начал побаиваться меня!

Прекрасно! Опьянённый успехом я окончательно обнаглел. С размаха запустил в Паука флаконом духов. Тем самым, что до сих пор мёртвой хваткой сжимали пальцы.

Грабитель попробовал увернуться — не удалось. Металлический коробок угодил ему прямо в плечо.

Судя по крику, удар получился болезненным.

Я хищно улыбнулся. А-ля волк, почувствовавший вкус крови.

— Не желаете ли добавки?

— Да пошёл ты! — Он презрительно сплюнул. — Клоун. — Затем поманил меня левой рукой. — Иди сюда, если такой смелый. Отгребёшь по полной.

Вместо ответа я бесстрашно двинулся навстречу. Шаг, второй, третьего не понадобилось. Выругавшись в духе «он на это не подписывался», Паук со всех ног бросился в противоположном направлении.

«Неужели сработало? — Мой взгляд неотлучно следовал за грабителем, пока тот не скрылся за гаражами. — Точно. Сработало… Сработало!»

— Ну что? Выкусил?! — вырвался победный крик, отчего тело скрутило в очередном приступе кашля. — «Неважно. Оно того стоило».

«Теперь Лена». — Игнорируя нывшие мышцы, боль в правой скуле и ощущение, будто на меня нацепили ошейник шипами внутрь, я кинулся к девушке.

— Очнись. Прошу тебя, только очнись.

Увы, легонько встряхнуть её за плечи оказалось недостаточно.

Сильнее?

Тот же эффект.

«Она вообще дышит?»

Дрожащими руками, я коснулся бледной (словно у покойницы!) шеи: искал пульс.

«Ничего нет! Ничего не чувствую!»

Раздался шлепок. Выплеск отчаяния, когда моя ладонь встретилась с белоснежной щекой.

— Не смей умирать! Слышишь?! Я запрещаю тебе умирать!

Очередная пощёчина. Видел подобное в фильме. Там вышло на ура. А в жизни…

«Чёрт, надо было спросить Стемру, — мелькнула запоздалая мысль. — Всегда ведь спрашивал. Она лучше знает, что делать».

— Стемра…

Закончить фразу не дал приглушённый стон.

«Лена!»

Её веки медленно приоткрылись, обнажая чарующие, карие глаза. И взгляд. Озадаченный, потерянный, но без страха. Скорее в нём с каждой секундой разгоралось любопытство. Жгучее, требовательное любопытство, в слепящем пламени которого ярко пылал немой вопрос:

— Ты кто?

— Я? Ну как бы… э-э-э… — от смущения изо рта вырвался нервный смешок, — твой будущий парень… Надеюсь…

***

От одного воспоминания я стыдливо склонил голову. Стоило установить приложение для свиданий ещё неделю назад. А то нёс тогда всякую чушь.

Как при этом Лена согласилась на новую встречу — загадка. Причину знала разве что Стемра: не зря же она свела нас.

«Потом обязательно спрошу у неё, если опять не забуду». — Сразу после инцидента с грабителем мы стали на удивление меньше общаться.

Наверное, из-за Лены, оккупировавшей все мои мысли.

Из-за самой прекрасной девушки во вселенной, сидевшей напротив. Её не мог испортить даже сомнительный наряд. Вязаная кофта на молнии, джинсы, сапоги до колен. Причём, устаревшего фасона. В последний раз я видел подобный в древних фильмах начала века.

Странный выбор для свидания в фешенебельном ресторане. Вот и увешанная брильянтами фифа за соседним столиком неодобрительно хмыкнула. Её-то, украшенное розами, вечернее платье буквально кричало: «Последний писк моды».

В ответ Лена лишь насмешливо помахала критиканке рукой, чем вызвала бурю негодования.

Уголки моих губ машинально поползли вверх:

— Хорошие манеры за деньги не купишь?

— Да. — Печальный вздох. — Хотя можно ли винить человека, думающего по указке?

Я вопросительно глянул на Лену.

— Прости, неважно, — она виновато улыбнулась. — Меня иногда заносит. Честно говоря, чаще, чем хотелось бы.

— Ничего страшного.

Разговор застопорился, так что пришлось снова обращаться за помощью к «Рандеву+» — приложению, выводившему справа от девушки адаптивный список подсказок, комментариев, рекомендованных фраз.

— Кстати, шикарно выглядишь.

— Спасибо. Правда, капелька искренности не повредила бы.

— В смысле?

— Вадим, — Лена сигнализировала не продолжать, — ты постоянно косишься на что-то слева от меня, чему есть два наиболее логичных объяснения: либо попутно смотришь футбольный матч, либо используешь приложение для свиданий. И поскольку на ярого болельщика ты, увы, не тянешь…

«Раскусила?!» — От стыда захотелось провалиться под землю. Или, как минимум, под ресторанный столик.

— Извини. Я просто… — к горлу подступил комок, — боялся ошибиться, оттолкнуть тебя. Закачал дурацкое «Рандеву+»: думал, поможет. Стемру ведь не спросишь.

— Да, Стемру не спросишь, — холодно отозвалась Лена.

С её лица шелухой слетели остатки хорошего настроения, уступив место агрессивному разочарованию. Оно кипело, бурлило, готовилось выплеснуться, но в последний момент затихло, пав жертвой самоконтроля.

Раздался тяжёлый вздох.

— Мне очень жаль, Вадим, ты вроде милый парень. Возможно при других обстоятельствах…

Я машинально замотал головой, догадываясь, что будет дальше.

— Погоди, дай мне ещё один шанс. Никаких приложений. Обещаю.

— Серьёзно? Давать обещания, которые не сможешь сдержать?

Прежде чем я успел возразить, Лена поднесла указательный палец к губам:

— Т-ш-ш-ш. Лучше скажи: это всё Стемра, да? Она выбирала, прости, «советовала» место для встречи, время: 17:25, столик в глубине зала? Даже твой костюм?

«Странный вопрос».

— Конечно.

— Тогда о каком «без приложений» может идти речь?

— Но, — мой взгляд отправился в путешествие по ресторану, словно ища поддержки, — только идиот проигнорирует её рекомендации.

Лена раздражённо отмахнулась:

— Знаю-знаю, «ведь Стемра не ошибается». Кстати, я знаю кое-что ещё. Практически каждый день ты завтракаешь овсянкой «Съешко». И хотя у тебя скопился изрядный запас, на днях купил очередную коробку: «Фруктовый микс», да? Вместе с зубной пастой с диким названием «Емо Сажето». На смену старому доброму «Немайколлу».

— Откуда ты…

— Я экстрасенс, — последовал ехидный смешок, — хочешь, перечислю весь твой недельный рацион вплоть до перекусов на работе? Да чего уж там? С лёгкостью назову бренды, в которые ты одеваешься, технику, ванные принадлежности, игры. Кроме того, мне известно про виртуальный фонтан у тебя в квартире, в стиле «Вулкана» из Абу-Даби. Верно? И многое, многое, многое другое.

Я открыл было рот: ответить, но не нашёл, что сказать.

Ступор. Пробка на автостраде разума. Десятки мыслей, застрявшие в голове, неспособные обратиться в слова.

— Молчание — знак согласия, — чуть ли не шёпотом подвела итог Лена, затем решительно поднялась на ноги. — Наша встреча оказалась ошибкой. Прости…

***

«И ты меня. За то что не могу так просто сдаться. Не могу так просто тебя потерять!» — Едва опомнившись, я ринулся вслед за девушкой.

Из-за солидной форы сумел догнать её только на остановке.

Закутавшись в пальто, Лена ждала автобус. Одна. И никого вокруг на добрые двадцать метров.

— Давай, хотя бы подвезу до дома?

— Не надо.

— Составлю компанию?

Она со вздохом положила руку мне на плечо.

— Послушай, Вадим…

— Нет, это ты послушай! — я старался звучать максимально убедительно. — Все пользуются Стемрой, поскольку она знает, что для нас лучше. Её так создавали: приложение, совершающее безошибочный выбор. Инструмент помощи, а не контроля. С какой бы страстью конспирологи не доказывали обратное.

— Вадим…

— Погоди. Дай мне шанс, и я тебе докажу. Ещё одно свидание. Обещаю, если ты хочешь, проведу его сам, без помощи Стемры. Сам найду место, сам распланирую, сам подарю тебе лучший вечер в твоей жизни. Идёт?

На её лице отразились сомнения. Борьба циника с оптимистом, в которой последний был обречён.

— Вадим, сам ты себе даже кофе не сможешь выбрать.

— Просто дай мне шанс, — упрямо гнул я.

Она отвернулась. С лёгким налётом меланхолии посмотрела куда-то вдаль. Потом обратно на меня.

— Ладно, идём.

— Куда?

За неё ответил подъехавший к остановке автобус. Мы вошли внутрь. Едва переступили порог, высветилось сообщение: «С вашего счёта списано 5 ньюблей. Желаем приятной поездки».

«Ну-ну». — Вслед за Леной я двинулся в конец салона.

И хотя свободных сидений было полно, мы встали у окна, спинами к дороге.

— Что видишь? — как бы невзначай поинтересовалась девушка.

Я пожал плечами:

— Новенький автобус, будто только с завода. — Белоснежный потолок, опрятные сидения, пол, без единой пылинки.

— Ещё?

— Скучающие пассажиры. Мать с дочерью, старушка, парень.

Лена кивнула:

— Возьмём парня. Опиши его.

— Обычный парень. Подкачанный. Немного смахивает на меня: загар, там, пышная шевелюра… — Голубые глаза. Идеальная кожа. Блондин опять-таки. — Ну хорошо, пускай сильно смахивает на меня.

— Блудный младший брат? — девушка тихонько хохотнула.

Я фыркнул.

— Не сердись. Лучше отключи «Расширенный мир» и посмотри снова.

— Зачем?

— За тем, что ты лет сто не выходил без него из дома! — мгновенно вспыхнула Лена, но быстро взяла себя в руки. — Извини, просто мне показалось: ты обещал не использовать приложения. Досадная оплошность с моей стороны…

«Шантажиста».

— Стемра, отключи «Расширенный мир».

Изображение пропало. Наступила тьма. Пять секунд кромешного мрака, затем негромкий щелчок, и я заново прозрел.

По ощущениям меня будто сослали с бразильского карнавала в умирающую глубинку. Из стилизованного буйства красок прямиком в серо-коричневое уныние.

— Нравится?

— Разумеется, нет. — На моих глазах автобус из оплота чистоты превратился в цитадель грязи. Разводы на потолке, обшарпанные сидения, пол, заляпанный не пойми чем. — Свинарник.

— И пассажиры под стать.

Взгляд невольно обратился в сторону парня. Брови в изумлении поползли вверх.

— Это… он?

— Немного изменился, да?

— Совсем чуть-чуть. — Мускулистый блондин превратился в лысого дистрофика.

— Вот он венец человеческой эволюции. Если сорвать с него яркую обёртку приложения, конечно.

Бледная кожа, щедро усыпанная прыщами. Кибернетические окуляры с огромными фиолетовыми мешкам под ними. Навороченные динамики, встроенные в деформированные уши. Четырёхсантиметровая металлическая пластина на затылке — наружная часть iiHelper-а. И напоследок, удлинённые пальцы, кончики которых выглядели как напёрстки. Напичканные электроникой, они помогали лучше оперировать в «Расширенном мире».

— Впечатляющее количество имплантов. — Я словно в зоопарке рассматривал диковинного зверя. — Но ведь не все такие.

— Пока нет. Или, точнее, ещё нет. — Девушка развернулась на сто восемьдесят градусов и хмуро уставилась в окно. — Это лишь вопрос времени…

***

— Хотя не пойми меня превратно, — помолчав, добавила Лена. — Я не критикую внешний вид кого бы то ни было. Я критикую то, что стоит за ним.

На моём лбу морщинами отразился немой вопрос, заставивший её продолжить:

— Кто мы, по-твоему? Люди, скрывающиеся за виртуальными масками. Люди, живущие по указке. Мы окружили себя приложениями, от которых попали в зависимость. Неужели неясно? — Девушка картинно всплеснула руками. — Мы сами стали как приложения! Бездумные программы для выполнения определённых задач. Работаем, где скажут. Апгрейдимся, если скажут. Покупаем, что скажут. Затыкаемся, когда скажут. Даже спариваемся, с кем скажут. И никаких возражений. «Стемра знает лучше». Наша новая мантра, изобретённая ими.

— Кем «ими»? «Большим Братом»?

— Скорее, сообществом «Маленьких Братьев». Теми, чьи товары Стемра постоянно «рекомендует» покупать.

— Но они иногда меняются.

— Производители? Или только названия марок? А может, два бренда просто чередуются, создавая видимость конкуренции?

У меня не было ответов.

— Вот именно, — припечатала Лена. — Ты хрестоматийный пример. Один из миллиарда встроенных в систему винтиков, наивно считающий себя автономным механизмом. Покорный исполнитель воли Стемры. Подумать только, из-за глупого приложения ты даже уверовал, что любишь меня. «Мой будущий парень», да? — Её голос дрогнул, глаза увлажнились, отчего она поспешно отвернулась, пряча лицо. — Дурак.

— Что случилось?

— Ничего! Просто… обидно, когда единственный, кому ты небезразлична, любит тебя авансом… по указке.

Девушка шмыгнула носом. Раз. Другой. Третий.

— Лена…

— Извини. Не обращай внимания. — Учащёно моргая, она нацепила вымученную улыбку и вновь обернулась ко мне. Стойкая до конца. — Зря я сорвалась на тебя. Ты хороший парень. Спас меня от грабителя. Скорее всего, из-за Стемры, но дарёному коню в зубы не смотрят. Верно?

И прежде чем я успел раскрыть рот, со словами «кстати, моя остановка» она выскочила из автобуса.

***

— Постой.

Мы неслись по плохо-освещённым улицам южной окраины города. Лена — чуть впереди. Я старался не отставать.

Почему? Зачем?

Разум — под прессом антагонистических мыслей. «Верить или нет? Принять или нет? Измениться или нет?» — Их сотни. Тысячи. Десятки тысяч. Но среди всего этого, сводившего с ума многообразия была одна константа. Толстый намёк на реальное положение дел:

«Спроси Стемру! Спроси Стемру! Спроси Стемру!»

— Нет!

Девушка с опаской на меня покосилась. Я виновато опустил голову:

— Случайно вырвалось.

Мнение Лены выразил осуждающий вздох. Затем она со смесью досады, любопытства и крупицей смущения тихонько поинтересовалась:

— Ты вообще долго собираешься меня преследовать?

— Не знаю. Я просто… — «Нет, к чёрту! Была не была: пора решаться». — У тебя есть дома кофе?

От неожиданности Лена застыла на месте как вкопанная.

— Что?

— Кофе. Желательно нескольких видов. На выбор.

— На выбор?

— Да, хочу выбрать кофе. Сам.

Меня смерили недоверчивым взглядом.

— А сможешь?

— Без понятия, но есть девушка, ради которой стоит попытаться. Которая вдохновляет меня пытаться.

Мои истинные чувства…

***

— Льстец. — Казалось, румянец на щеках Лены стал гораздо ярче, насыщеннее.

Она посмотрела мне прямо в глаза. Отвернулась. Затем посмотрела снова, только чуть дольше.

— Знаю, это ошибка. Величайшая глупость в моей жизни, — её губы посетила горькая улыбка, — на что-то надеяться. Верить в чудо. Но… но иногда так хочется, верно?

Не дожидаясь ответа, Лена практически бегом рванула к ближайшей девятиэтажке — потрёпанному зданию, на вид далеко за тридцать.

— Ну, ты идёшь или как?

«Да. Да! Да!!!»

Мы вошли в третий подъезд. Двинулись вверх по ступенькам. Сначала Лена — за ней я. Мимо лифта, оставив позади первый этаж, к почтовым ящикам.

«Неужели ими ещё пользуются?»

Саркастическую мысль прервал удивлённый женский возглас.

Затем впереди мелькнула чёрная фигура. Паук! Я узнал бы его толстовку из тысячи. Он безжалостно пнул Лену в живот, отчего её буквально впечатало в стену.

— Скотина! — Я, не раздумывая, кинулся защищать девушку.

Меня не смутил даже очередной нож в руках грабителя.

«Да пусть хоть целая коллекция!»

Мы с Пауком сцепились. Причём, удачно: я сумел ухватить его за запястья.

Он попытался вывернуться, резануть клинком — тщетно. Тиски моих рук не ослабевали.

Тогда Паук принялся раскачивать меня, дергая из стороны в сторону.

Влево-вправо. Влево-вправо.

Я на секунду потерял равновесие, и он крутанул меня вокруг собственной оси.

Пальцы разжались. Тело отнесло к почтовым ящикам.

Болезненный удар.

Спину обдало жаром. Из груди вышибло воздух. Ноги подкосились.

Чтобы не упасть, я опёрся на ящики.

Старая рухлядь справа, не выдержав моего веса, слетела со стены. При падении дверца отломилась.

Идеально!

Схватив её, я шагнул навстречу грабителю. Короткий замах, и моё импровизированное оружие попало точно в правую кисть Паука.

Он вскрикнул, выпустил нож.

Я атаковал ещё раз. В челюсть.

Грабителя повело. Мотнуло к лестнице.

Мгновением позже над ним взмыла дверца почтового ящика. Удар.

Мимо. Каким-то чудом Паук сумел увернуться. Более того, уже он вцепился в меня, пытаясь вырвать оружие. Завязалась борьба. Грабитель вновь применил излюбленную тактику с раскачиванием.

Влево-вправо. Влево…

Он начал заваливаться, увлекая меня за собой.

Секунда, и мы оба полетели вниз по ступенькам. Благо я оказался сверху…

***

— Но почему? — прохрипел грабитель, распластавшийся у подножия лестницы. Его голову, словно ореолом, окружала кровь. Целая лужа крови (!), продолжавшая пребывать. — Она обещала… плёвую работёнку…

— Кто?

Паук не слушал. Он, не мигая, таращился на потолок, будто видел там нечто большее, чем потёртую побелку.

— Лёгкие деньги… на новый Helper… — Его и так негромкий голос стремительно затихал. Вместе с угасавшим огоньком жизни. — А ещё говорят… Стемра не ошибается… Фигня…

Веки грабителя сомкнулись, изо рта вырвался протяжный стон, после чего Паук замолчал навсегда.

— Значит, это правда, — от слов Лены я вздрогнул, обернулся.

На вид целая и невредимая, девушка, стояла посреди лестницы, не сводя глаз с трупа.

— Папа был прав.

— О чём ты?

— Следующий шаг. Истребление непокорных. — Она зажала ладонями рот, и рванула вверх по ступенькам.

— Погоди. — Я бросился следом: догнал Лену на площадке с почтовыми ящиками. — Да остановись ты! Что случилось?

Её тело дрожало. По щекам ручьями стекали слёзы.

— Я стыдилась его. Последние годы мне казалось: он спятил. Довёл до абсурда разумную идею. Ну, знаешь, помешался на Стемре. Ку-ку, — девушка покрутила указательным пальцем у виска. — Но теперь мне всё ясно. Именно это папа и предсказывал. Хотел предупредить, а я не слушала. Вадим, почему я не слушала?

У Лены начиналась истерика, так что пришлось, схватив её за плечи, хорошенько встряхнуть.

— Успокойся. Сделай глубокий вдох. Выдох. Ещё раз: вдох-выдох. Повторяй за мной. — Около минуты мы занимались дыхательной гимнастикой. — Лучше?

Она кивнула.

— Тогда по порядку: объясни, о чём речь.

— Конечно. — Лена облизала пересохшие губы. — Ты должен знать. Папа говорил о двух этапах. Первый — контроль. Стемру запускают в массы — хомячки пищат от восторга. Наконец-то, появился тот, кто укажет — простите — «посоветует», что они должны смотреть, какие товары покупать, где работать, чему радоваться и даже с кем спать. Всё это под соусом «безошибочного выбора». Или «Стемра знает лучше». Она даёт рекомендации, хотя на самом деле просто решает за нас.

Второй этап — устранение непокорных. Не просто активную оппозицию — каждого, кто пытается думать самостоятельно, игнорируя Стемру. Желательно не вызывающими подозрения способами. Например, если во время ограбления дойдёт до поножовщины.

— Ясно. — Не хотелось соглашаться, но в её словах была логика. В свете последних событий, конспирологические бредни больше не казались такими уж бреднями. — То есть ты считаешь: Паука использовали?

— Он ведь сам только что признался. Стемра обещала ему «плёвую работёнку». Держу пари, указала время, место, жертву. Точнее, две жертвы. Ты тоже появился там не случайно, верно?

— Стемра посоветовала… и ещё сказала не вызывать полицию. Якобы бесполезно из-за глушилки.

— Вот-вот! — Девушка лихорадочно закивала. — Она всё срежиссировала!

— Кроме исхода, — хмуро отозвался я.

— Именно. Вопреки её планам тебе удалось прогнать грабителя.

Изо рта вырвался наполненный одновременно гордостью и самоиронией смешок:

— Маленькое чудо. Нагнуть Паука даже с зависшей «Самообороной»… Постой! А если она зависла из-за Стемры?

Лена пожала плечами.

— В любом случае, грабителю «порекомендовали» идти снова. Подчистить за собой. Иначе откуда у него мой адрес?

— Отыскал в сети?

— И напал точно после нашего свидания? Удачное совпадение, не находишь?

Крыть было нечем.

— Но почему я? Ты, понятное дело, анти-стемрист или как-то так. А зачем убивать меня?

Девушка в задумчивости покусала нижнюю губу.

— Не знаю. Может, ты сомневался? Пытался спорить? Возражал?

Ответом ей послужила нервозная ухмылка:

— Избавиться от меня из-за подобной малости?

— Прости, в этом весь смысл. Им не нужна оппозиция, пусть даже в зачаточном состоянии.

— Да, ты права, — легонько кивнув, я отвернулся. — Абсолютно права.

Мой взгляд скользнул по лестничной площадке, задержался на почтовых ящиках. Практически неотличимые друг от друга, они двумя рядами висели вдоль стен. Каждый на своём месте.

Все кроме одного, который валялся на полу. Сломанный…

— И что теперь? Стемра или её создатели продолжат на нас охоту?

— Скорее всего. Правда, не сразу. Слишком подозрительным будет третье за две недели покушение на наши жизни. Могут возникнуть неудобные вопросы.

— Сильно сомневаюсь. Кто станет спрашивать-то?

Лена отрицательно помотала головой:

— Нет, им явно не захочется поднимать шумиху. Бессмысленно рисковать. Уверена, нас оставят в покое… на какое-то время.

Ну да, словно дичь, получившую передышку, пока не наступит новый охотничий сезон. И то, если не учитывать браконьеров.

— Ладно, предположим, ты права. Нас не будут трогать несколько месяцев. Если очень повезёт, лет. А дальше? Что нам делать потом? Или даже сейчас?

— Я…я, — девушка помолчала, собираясь с мыслями, — понятия не имею. Но мы можем вместе поискать выход. Придумать оптимальный план действий, решить всё. Сами. — Она с надеждой протянула мне руку. — Пойми, я не хочу умирать, но жизнь в плену чужого мнения — это не жизнь. Высшая степень рабства, она всегда в головах.

— Всегда в головах… — эхом повторил я. — Да, именно. В головах.

После её слов стало кристально ясно, как поступить. Единственный приемлемый вариант.

Хотя был ли он действительно выбором, или меня просто загнали в угол?

— Удалить приложение «Стемра».

— В доступе отказано, — возразил бесстрастный женский голос.

«Не понял».

— Повторить операцию, используя права администратора.

— В доступе отказано. Удаление приложения «Стемра» приведёт к сбою работы системы.

— Да вы там сговорились, что ли?! — Я мысленно хлопнул себя по лбу. — «Чёрт, они ведь и вправду сговорились».

Очередное подтверждение не заставило себя долго ждать.

— Вадим Андреевич, вам рекомендуется немедленно прекратить попытки удалить Стемру. Вы находитесь в стрессовом состоянии и не способны принимать адекватные решения…

— Да пошла ты! — перебил я, хватаясь за металлическую пластину на затылке. Наружная часть iiHelper-а, её нужно было потянуть от себя, зажав по бокам.

— Вадим Андреевич, не совершайте безрассудных поступков…

— Зараза, вытаскивайся! — Я добавил силы — пластина чуть поддалась.

Двигалась медленно, словно паразит, не желавший расставаться со своей жертвой.

— Упёртая.

Взгляд Лены наполнился беспокойством.

— Расслабься, всё под контролем, — отреагировал я, на всякий случай делая пару шагов назад.

— Вадим Андреевич, — вновь послышался лишённый эмоций женский голос, — самостоятельное извлечение iiHelper-а крайне опасно и может привести к неизлечимым повреждениям организма. В частности к непоправимому ущербу головного мозга. Существует 75%-ная вероятность…

Я не обращал внимания: концентрировался на работе.

«Ну же, ещё чуть-чуть». — Финальный рывок.

Уши резанул лязг металла, перемежаемый треском электроники. В глазах потемнело. Тело дёрнуло током, будто в затылок ударили шокером.

Ноги подкосились. Я начал заваливаться вперёд. Непременно упал бы, если бы не Лена сыгравшая роль моей импровизированной опоры.

— Вадим, — донеслось откуда-то издалека.

— Вадим… — голос становился всё тише и тише. — Вадим…

***

— Не бросай меня. Прошу.

Я учащённо заморгал.

Постепенно возвращавшееся зрение сначала очертаниями, а затем полноценной картинкой проявило знакомую площадку между этажами. И заплаканное лицо Лены, с надеждой обращённое ко мне.

— Я думала, ты… ты… — громко всхлипнув, она уткнулась в мою грудь. — Дурак! Никогда больше так не делай!

— Не буду, рёва, не буду. — Руки машинально сомкнулись на её спине в объятиях, полных любви, благодарности и поддержки.

«Спасибо тебе. За всё».

Какое-то время мы ещё постояли, крепко прижавшись друг к другу, пока не наступила пора вернуться в реальность.

Там нас уже дожидался валявшийся на полу iiHelper. Одиннадцатая модель, стоимостью в восемьдесят тысяч ньюблей — две моих месячных зарплаты или полгода якобы беспроцентного кредита.

«К чёрту!» — Усиленный ненавистью пинок отправил металлическую коробку на рандеву со стеной.

Удар. Хлипкий корпус не выдержал, и наружу вывалилась сломанная плата вместе с россыпью микросхем. Останки моей прежней жизни.

Нестрашно. Впереди простерлась новая. Не уверен, что долгая, но, по крайней мере, моя. Целиком и полностью моя… Разве ещё немного Ленина. Если повезёт.

Я нежно взял девушку за руку.

«Встречай свобода, мы идём».

Вместе…

+1
308
20:51
Здорово, несмотря на некоторые стилистические и синтаксические огрехи. Читалось хорошо, интересно. И конец понравился.
19:51
толи птицееда, толи тарантула то ли пишется раздельно, если это не имя Толи Тарантула…
из нержавеющей стали, длинной в двадцать пять сантиметров длиной…
Тот как раз закончил копаться в женской сумочке и, ничего ценного не обнаружив вот и неизбежный Тот…
Хорошо-заточенный зачем тут дефис?
первое, что я увидел в тот день Тот для авторов конкурса и день и ночь и утро с вечером
ну как обычно: задрот с приложением круче гопника. лажа
потом идет вторичный потасканную низкобюджетный сюжет с болью в паховых мышцах
скучно, вторично, бездуховно
Загрузка...
Константин Кузнецов №2