Нидейла Нэльте №1

Братство Таракана

Братство Таракана
Работа №432

Пьер Ларьё проснулся довольно поздно. Воскресный солнечный день уже заглядывал в комнату. Пьер прошёл по коридору в гостиную. Признаться, застеклить две стены от пола до потолка было одной из его идей при проектировании дома. Раздвижные двери выходили на подстриженную лужайку перед домом. Высокая изгородь из туи, посаженной по периметру сада, скрывала от машин и пешеходов.

Пьер завязал пояс на халате и не спеша достал с полки пакетик с кофейными зернами сорта Арабика Мексика. Он засыпал их в ручную кофемолку и медленно начал крутить ручку. Сегодня можно всё делать не спеша и наслаждаться моментом. Сварив кофе, он сел за барную стойку. Можно было бы сходить в булочную за свежей выпечкой. Ничего, в морозильнике есть круассаны. Поль решил не расстраиваться из-за мелочей, и положил замороженный продукт в микроволновку. Вскоре, он уже наслаждался долгожданным вкусом. Сочетание крепкого горячего кофе и хрустящего круассана – неповторимое удовольствие.

Поль заметил письма, рассыпанные на столе. Счета за второй квартал, штраф за неправильную парковку, новое предложение о страховании машины. И, через три недели у него день рождения. Как обычно, обожаемые тётушки поздравят его открытками с вложенными чеками. Милые старушки. Поль улыбнулся и отхлебнул ещё кофе. В течении тридцать лет он получает от них чеки по десять евро. Будто, он совсем маленький мальчик, решившей купить себе игрушку.

Поль взял ножик и начал вскрывать письма. Он быстро просматривал и сортировал содержимое. Документы для оплаты он складывал в одну сторону, а чеки в другую. Мусор, тут же мял и бросал на пол, чтобы не смешивать.

Взяв очередное письмо, Поль поддел кончиком ножа уголок, но вместо бумаги ему на руку что-то упало. Он хотел взглянуть, но это что-то, быстро побежало по пальцам. Поль инстинктивно начал трясти рукой, опрокинул чашку с кофе и залил бумаги. Таракан, тем временем, шлепнулся на пол и быстро спрятался под шкафом в кухне. Поль был в бешенстве. Какой идиот занимается подобными шутками?! Он взял конверт. Обратного адреса не было. Кто бы сомневался! Неприятное чувство, от соприкосновения с гадким насекомым, тяготило Поля. Он пошёл в ванную и вымыл руку с мылом, потом убрал всё со стола.

«Это могли сделать только соседские мальчишки. Лучше бы в компьютерах зависали! Вреда было бы меньше!» – с ожесточением подумал Поль.

***

Сегодня вечером у него встреча с Изой. Она, как обычно, выбрала самый роскошный ресторан, чтобы покрасоваться. При скромных доходах Изабелла хотела вести шикарный образ жизни и при этом не обременять себя совместным проживанием. Поль был с ней согласен. Их отношения длились уже четвёртый год и держались на взаимном невмешательстве в жизнь друг друга. Они вместе путешествовали, ходили на выставке и проводили время в компании общих друзей.

Месяца два назад, Поль серьёзно заболел и попал в больницу. Ему было одиноко. Он позвонил Изабелле. Она пришла навестить его через три дня. Больше, Изабелла не появлялась и не отвечала на телефонные звонки. Поль даже слегка обиделся. Но, в конце концов, понял, Иза вряд ли готова делить с ним радости и горести. Она симпатичная женщина, с которой он приятно проводит время. Вот и всё.

В восемь часов вечера, он сидел на террасе ресторана и задумчиво смотрел на море. Лёгкие волны, пришедшие издалека, вспенивались возле берега. Жаркий воздух едва колыхался под слабыми порывами ветра. Иза опаздывала. Ужин был заказан неделю назад и официант с приятной улыбкой подошёл к Полю, чтобы узнать, можно ли подавать аперитив.

Раздался звонок мобильника. Ну, наконец-то, Иза решила позвонить.

– Поль, дорогой, – начала Изабелла приятным голосом.

– Я уже полчаса тебя жду, – прервал её Поль.

– Ты можешь ко мне приехать? У меня проблема с водопроводом. Всю квартиру затопило.

Ехать сорок километров в другой город. Потом, самому собирать воду по квартире, потому что у Изы маникюр. И плюс, заплатить двести евро водопроводчику, так как у неё, как всегда, проблемы с деньгами. Поль вспомнил больницу.

– Иза, мне завтра на работу к семи.

– Значит, ты не приедешь? – в её голосе чувствовалось разочарование.

– А чем я тебе помогу?

– Мог бы поддержать меня!

– Мысленно я с тобой.

– Поганец! – Иза отключилась.

Пусть сама разбирается со своими делами и не вешает на него. После она перезвонит. Это не первая их размолвка.

Тараканий день. Все идет кувырком. А он-то надеялся провести сегодня приятный вечер. После ужина, они бы поехали к нему домой. Иза никогда не оставалась на ночь, но до полуночи они были бы вместе.

Поль вздохнул с сожалением. За соседним столиком сидела миловидная блондинка, и тоже скучала.

Поль попросил принести ужин и заказал красного вина. Изабелла предпочитала розовое. Считала его более изысканным. Сегодня её нет. Вот и прекрасно.

Его взгляд снова упал на блондинку. Она улыбнулась. Поль ответил ей тем же.

– Она не придёт? – вдруг спросила девушка.

– Воскресенье нелепое какое-то получилось.

– Может, завтра будет лучше.

– Или сегодня, если вы не против?

Девушка улыбнулась опять, но промолчала.

– Через полчаса за мной заедет отец, – через некоторое время сказала она.

«Продинамила», – решил Поль.

– Тогда, приятного вам вечера с папой.

– Возможно, в другой раз? – сказала блондинка.

– Да, в другой раз, – ответил Поль и поднял руку, подзывая официанта.

– Когда? – услышал Поль неожиданный вопрос.

– Когда хотите? – спросил он и достал кредитку, чтобы расплатиться.

– Завтра вечером, – сказала девушка и подала Полю листок бумаги.

Мимоходом взглянув, Поль заметил ровные, написанные ручкой, цифры телефонного номера и имя «Алекс».

«Она что, сейчас сидела и писала? Или у неё в запасе много листочков с номерами», – слегка удивился Поль.

– До свидания, Алекс.

– Позвони мне завтра.

Он кивнул ей и вышел из ресторана. В ладони он сжимал листок с номером. Поль смял бумажку. Звонить завтра не было смысла. У него есть сейчас: совершенно пустой вечер воскресенья.

Поль решил прогулялся по набережной. Город погружался в сумерки. На пляже ещё довольно светло, и любители вечерних заплывов плескались в тёмных волнах моря. Вскоре зажглись фонари. Жёлтые светильники, просвечивали сквозь листву пальм, и заливали набережную мягким зеленоватым светом. Поль шёл медленно. Его, то и дело, обгоняли дети на роликах, велосипедисты, постоянно покидали свою полосу и выезжали на пешеходную часть. Маленькие собачки путались у всех под ногами. Единственное время, когда здесь народу становится меньше – во время грозы. Он вернулся домой.

***

Следующий день Поль посвятил работе. На двери его кабинета красовалась табличка – «Инженер-строитель подземных коммуникаций». Нужная специальность, особенно, в большом городе. К морю спускались множество подземных рек, залегающих на десятке метров под землей – Сент Изидор, Лезаборга. А также, наземные: Пайон, Маньан, которые текли на поверхности земли. Но, из-за строительства многоэтажек, они были спрятаны под землю. А теперь, когда городские власти решили проложить подземную трамвайную линию через центр города, забот прибавилось.

Рабочая неделя пронеслась быстро. Наступили выходные. Изабелла так и не позвонила. Поль надеялся, что она выплыла из затопленной квартиры, но звонить не собирался.

Тут он вспомнил об Алекс. Он порылся в карманах куртки и нашел мятый листок с телефоном. Поль набрал указанный номер. Он услышал, как кто-то взял трубку.

– Алекс?

– Нет, это её отец.

– Здравствуйте, я хотел бы поговорить с Алекс.

– Вы можете поговорить со мной.

«О чём?» – удивлённо подумал Поль и выключил телефон.

– Идиотская была идея, – сказал он вслух.

Телефон зазвонил. От неожиданности Поль вздрогнул. Он решил не отвечать, но телефон звонил и звонил. Поль сдался.

– Да, – грубовато сказал он.

– Привет. Это я, Алекс. Ты мне звонил?

– Привет. Как дела?

– Прекрасно. А у тебя?

– Скучаю в одиночестве.

– Хочешь поболтать по телефону или встретимся?

– Давай встретимся. Где тебе удобно?

– Приезжай ко мне. Я хорошо готовлю.

– Договорились. Диктуй адрес.

«Настойчивая девица. Наверное, я ей сильно понравился», – самодовольно подумал он.

Через час Поль с бутылкой вина уже сворачивал на нужную улицу.

Он остановился перед небольшой виллой и позвонил в домофон. Ворота открылись, он въехал на территорию. Под колёсами машины захрустели мелкие камешки, покрывающие дорогу. Поль огляделся. Большой сад с аккуратно подстриженным газоном. Высокие пальмы и клумбы с цветами повсюду. Возле самого дома располагался бассейн с лежаками по краям. Весьма респектабельный особнячок.

Из виллы вышла девушка в легком светлом платье. Поль не сразу узнал Алекс. При свете дня ей, казалось, было лет восемнадцать.

«Девчушка западает на зрелых мужиков. Неплохо!» – решил он про себя.

Поль улыбнулся и поцеловал её в щёку.

– Проходи. Я как раз всё приготовила.

– Многообещающе.

– Не сомневайся, – рассмеялась Алекс.

Они зашли в слабо освещённый холл. Белые стены украшали барельефы и картины. Повернув направо, они оказались во внутреннем дворике с фонтаном в центре.

– Отличное архитектурное решение, – заметил Поль.

– Мой отец обожает дома в греческом стиле. В них прохладнее и больше света. У нас, наподобие виллы Керилос, только размеры скромнее.

– Твой отец здесь?

– Да.

Поль сел на мягкое кресло возле столика. Алекс принесла прохладные коктейли из помплимуса, солёные орешки и чипсы.

– Отдыхай, а я позову отца.

Поль чуть не поперхнулся.

Через минуту Алекс вернулась под руку с пожилым мужчиной в овальных очках. В сочетании с аккуратно подстриженными усами и окладистой бородой, он походил на автопортрет Матисса в старости.

«Что за ерунда?» – не мог понять Поль. Приключение начало его раздражать.

– Здравствуйте ещё раз, молодой человек. Мы с вами разговаривали по телефону.

Пожилой господин сел в кресло напротив Поля. Алекс отошла и села на диванчик возле фонтана.

– Прошу прощения. Мне пора. Я хотел зайти на минутку. Спасибо за гостеприимство.

– Как вы относитесь к тараканам? – спросил пожилой господин.

– Замечательно. До свидания.

И Поль поднялся, чтобы уйти.

– Господин Ларьё, я думаю, нам есть о чём поговорить, – сказал спокойно отец Алекс.

– Мы с вами не знакомы. С вашей дочерью, тоже виделись один раз.

– И всё же, я знаю вас, – продолжал пожилой господин.

– У меня нет желания играть в ваши игры. Оставьте меня в покое, – сказал Поль и пошёл к выходу.

– Зачем? Вы хотите вернуться в свой пустой дом, выпить что-нибудь. Благо, у вас большой выбор. Потом, посидеть возле телевизора или компьютера, и за полночь пойти спать?

– Вы можете предложить мне что-то оригинальное?

– Как насчёт беседы?

– Не хочу вас обидеть, но вы навязывайтесь! Вместе с вашей дочерью!

Он повернулся и пошёл в холл. Со стен на него с удивлением смотрели морды тараканов. Только теперь он заметил, что почти все украшения в доме были посвящены насекомым. Золочёные каминные часы в виде муравья. Лампа в форме кузнечика, карабкающегося по ветке.

Что же, кому-то нравятся украшения а-ля антик. Друге, расставляют повсюду кошечек. Но насекомые!...

«Ещё того не хватало! Попал в дом к сумасшедшим! – мысленно проклинал он себя, за излишнюю доверчивость. – Симпатичная и уступчивая девушка – это не признак удачного вечера».

– Осторожно с тостером! – услышал Поль звонкий голос Алекс.

– Что? – он остановился и, с непонимающей гримасой на лице, уставился на девушку.

– Провод у тостера всё время болтается и ты его дверцей шкафа часто защемляешь. Там уже обмотка порвалась, – виновато произнесла она.

– Что это значит? Вы были в моём доме?

Поль с ненавистью смотрел на отца и дочь.

– Ах так! Это ваши шутки с тараканами? Знаете, я позвоню в полицию! Напишу заявление, что вы без разрешения вторгаетесь в мою жизнь, забираетесь в мой дом. Вас обоих надо запереть в психушку!

– И что вы расскажете? Покажите им таракана, который бегает по кухне? Скажите, что мы у вас были? А мы скажем – это неправда. В психушку отправят скорее вас. – Давайте лучше успокоимся и поговорим. Меня зовут Этьен Тьерри. Я – профессор энтомологии. Прошу у вас всего несколько минут, а потом вы сможете спокойно поехать домой. Хорошо?

– Ответьте сразу на единственный интересующий меня вопрос – зачем вы это делаете?

– Вот так уже лучше, – обрадовался профессор. – Ваш вопрос я ждал. Хотите присесть или останетесь стоять в холле?

Поль нехотя вернулся. Профессор придал своему лицу серьёзный вид.

– Видите ли, Поль, чтобы ответить на ваш вопрос я должен задать несколько своих. Считаете ли, что жизнь у вас удалась?

Профессор взглянул поверх своих очков и скрестил руки на груди.

– Вы, вроде, профессор по насекомым, а не психоаналитик.

– И всё же, – настаивал Этьен.

– Моя жизнь вполне удалось. Довольны?

– А что скажите, если узнаете, что вам осталось жить десять минут? Не пугайтесь! Я говорю теоретически.

– Разве можно сделать что-то за десять минут?

– Конечно. Спастись. Если бы вы были готовы к этому моменту, и знали, как потратить свои последние минуты и продолжить жить дальше. Что бы сказали?

– О чём вы?

– Я говорю, например, о ядерном взрыве.

– Послушайте, вопросы апокалипсиса меня мало волнует. Как известно из фильмов-катастроф, выжить удаётся только главному герою и его семье. И ещё нескольким счастливчикам.

Профессор рассмеялся.

– Вы правы, – сказал он. – Если я скажу, что можете стать одним из главных героев и спасти не только себя, но и сотни людей, вы поверите?

– Бред.

– Отнюдь. При ядерной катастрофе нужно спуститься примерно на тридцать метров под землю, чтобы избегнуть радиации. В свои десять минут сможете ли найти подобное место?

– Понятно, что нет.

– И другие люди, тоже обречены на вымерание.

– Как вы сказали – чисто теоретически.

– В прессу часто попадает информация, что у богатых и влиятельных людей на такой случай припасены бункеры. Считаете это нелепостью, вымыслом? Полагаете, что какой-нибудь президент имеет право выжить, а вы, и прочие люди – нет?

– В идеале, люди имеют право на жизнь.

– Вот именно, – подпрыгнул в своем кресле профессор. – Если завтра объявят акцию суицида, многие ли поддержат её по своей воле? Захотят ли люди добровольно лишать себя жизни?

– Всё это интересно. Но, зачем вы мне рассказываете?

– Я хочу, чтобы у бо́льшего количества людей была возможность остаться в живых! – гордо сказал Этьен.

Поль, уже в который раз, ловил себя на мысли, что нужно поскорее выбираться из виллы и вернуться в свою прошлую, теперь он понял, счастливую жизнь.

– Хорошо, – сказал он. – Завтра с утра я начну у себя на участке копать бункер сорок метров глубиной.

– Вы смеетесь, я понимаю. Но, копать ничего не надо. Всё уже раскопано.

Поль посмотрел на сумасшедшего профессора и решил во всём с ним соглашаться. Идея всемирного заговора против человечества, ядерная война, цунами, наводнение. Что угодно.

– Вы попали к нам не случайно, – хитро улыбнулся пожилой господин. – Мы в вас заинтересованы. Прежде всего из-за вашей профессиональной деятельности.

– Вы имеете в виду подземные коммуникации.

– В ваших силах создать место и организовать эвакуацию людей в безопасное место. Именно вы можете помочь им выжить в трудную минуту. Всё это находится под землёй, и, инженер подземных коммуникаций прекрасно об этом осведомлен.

– И много у вас работающих в данном направлении?

– Вы, конечно, знаете, – продолжал профессор, словно не расслышав вопрос Поля, – в нашем благодатном краю, из-за землетрясений и движений тектонических плит, образовалось огромное количество пещер и рек с пресной водой. При необходимости, такие места могут стать спасением для людей.

– Предположим. В случае с ядерным взрывом. А что вы скажете на случай землетрясения или выхода моря из берегов?

– В данном случае, необходимо создать модули, наподобие подводных лодок. Способных выдержать сильное давление. При землетрясении входы могут быть завалены, и придётся приложить усилия. При наводнении вода всё равно отойдет рано или поздно. И у людей будет шанс выбраться наружу.

– Это утопические домыслы!

– Я – альтруист, молодой человек. У меня достаточно сил и средств, чтобы воплотить в жизнь вышеизложенное на своём, как вы выразились, отдельно взятом земельном участке. Но я хочу помочь и другим.

– Вы готовы оплачивать проект?

– Не совсем.

– Тогда, вы надеетесь на бескорыстную помощь окружающих? Вряд ли. Большинство людей с удовольствием даст одно евро бездомному с собакой на улице, чем сантим на строительство какого-то странного бункера.

– Безусловно.

– Профессор, у вас есть спонсоры, чтобы выполнить задуманное? Или вы хотите просить денег у меня?

– Я не собираюсь спрашивать у сантим. Нужно, чтобы вы продолжили делать свою работу, но с оглядкой на цели. Это может быть и ваша цель. Возможно, пригодится люк с лестницей, расположенный возле дома. И по ней вы сможете прийти к спасению собственной жизни.

Поль задумался. Доводы профессора были правильны и гуманны. Он хотел бы поверить Этьену. С другой стороны, эта история как-то выбивалось из привычного понимания.

– У вас есть план всех коммуникаций, рек, переходов и прочего под землёй. Мы могли бы, установить модули на наиболее безопасных местах с вашей точки зрения. Вы специалист в своем деле. Это вы планируете работы, и рабочие не спрашивают почему нужно идти вправо или на несколько градусов в бок.

– И, что же будет дальше? После установки модулей?

– Мы соединим подземные переходы, чтобы все они вели к определённым модулям. Когда все работы будут завершены, останется только проверять их готовность.

Поль почесал подбородок.

– Звучит несколько фантастически.

– Но, в тоже время, здесь есть и логика, – закончил за него профессор. – Поверьте, если настанет момент, дай Бог, чтобы этого не случилось, вы поблагодарите меня за предусмотрительность.

– Я должен подумать, – наконец сказал Поль.

– Обязательно. Как лучше всего сделать.

– Нет. Стоит ли мне с этим связываться.

– Молодой человек, – снисходительно сказал профессор, – хочу вас поздравить.

– С чем? – удивился Поль.

– Вы стали членом Братства Таракана.

– Подождите. Я не давал своего согласия. Даже не просил принять меня в Братство. Я даже не знаю что это за организация.

– Не вы выбираете, а она выбирает вас. Мы не религиозно-политическое учение, чтобы привлекать к себе адептов, и уверять их в том, что они должны отдавать нам часть доходов. Я не рассказываю о плате за аренду помещения, сайт в интернете и электричество.

– Хотите сказать, что не оставляйте мне выбора?

– В общем так. Вы нужны нам.

– И, если я сейчас встану и захочу уйти, что сделаете? Убьёте меня?

– Не надо обвинять меня в жестокости. Это безосновательно. В конце концов, вы сами сюда пришли.

– Только не к вам.

– Если хотите отказаться, хорошо. Ваше дело. Только – одно условие. Вы должны молчать о том, что сегодня услышали.

– А, когда увижу непонятные модули на глубине тридцати метров, что я должен предпринять по вашему? Сделать вид, что не заметил их?

– Поверьте, если о наших планах станет известно раньше времени, дело будет загублено. Санэпидем станции, страховщики, пресса, экологи – все набегут. Проект будет закрыт. Идея спасения жизней будет навеки похоронена.

Поля вдруг осенило. Если бы у него были средства, захотел бы он сделать для людей тоже самое. Конечно, он знал и до этого: случись катастрофа – ему не выжить. Он всегда старался отогнать прочь подобные мысли. Может всё правда, и у него действительно появится шанс на выживание?

– Я согласен попробовать, – сказал он.

– Вот и чудненько, – потёр руки профессор. – Я знал, что вы гуманный и здравомыслящий человек. У меня в погребе есть отличное вино. Выпьем за ужином.

Этьен поднялся и бодро зашагал в холл. Алекс начала собирать бокалы со стола.

– А ты, значит, была приманкой? – сказал Поль девушке.

– Надо же было тебя чем-то заинтересовать, – спокойно ответила она.

– Послать дочку к незнакомому мужчине – опасно. Или он тебе вовсе не отец? – с ехидством спросил Поль.

Девушка вспыхнула и покрасила.

– Отец. И одна я там не была.

– Ну, как же. У вас повсюду шпионы и осведомители. А я думал, почему лангуст на моей тарелке как-то странно ведёт себя. А горка из королевских креветок с соседнего столика: они, просто, засверлили меня глазами.

Алекс не выдержала и рассмеялась.

– Сколько тебе лет?

– Мне двадцать один год, – ответила девушка.

– Хорошо выглядишь. Кто вообще по жизни?

– Я учусь в Акрополисе. На кафедре биотехнологии.

– Разумеется. Если отец энтомолог, чем ты ещё могла заниматься.

– Я разделяю взгляды отца.

– Ты очень его уважаешь? Как и он – испытываешь любовь к насекомообразным?

– Когда ты узнаешь о них побольше, думаю, они тебе тоже понравятся.

Алекс взяла в руки поднос и пошла на кухню.

– Благодарю! Теперь, я буду обедать в обществе одного из питомцев твоего тараканолюбивого папаши.

Алекс не могла удержаться от смеха.

– Дай слово, что не убьёшь его, – услышал Поль из далека голос девушки.

– Как ты могла так плохо обо мне подумать?! Я организую для него на кухне круглосуточный модуль с едой.

Алекс снова рассмеялась.

Определенно, Алекс ему нравится. Сочетание ума, серьезности и чувства юмора. В этом было что-то своеобразное.

– Проходите, проходите, молодой человек. Всё на столе, – послышался голос Этьена.

Через стеклянные двери Поль вошёл в столовую. Алекс расставляла тарелки на большом круглом столе из серого, с белыми прожилками, мрамора.

– Сегодня у нас доб[1] из говядины в красном вине с прованскими травами, – объявил профессор, усаживаясь за стол.

– Принеси побольше зелёного салата, дочка! – крикнул Этьен.

Алекс принесла большую тарелку с тремя видами салата. Вскоре, она подала главное блюдо, источающее насыщенный аромат вина и мясного бульона.

– Великолепно, ты и правда отлично готовишь, – сказал Поль, попробовав кусочек.

Ужин прошёл, на удивление, интересно. Поль даже забыл какими обязательствами он себя связал до этого. На прощание отец Алекс сказал, что вскоре свяжитесь с ним. На том и распрощались.

Поль сел в машину и увидел мобильник на соседнем сидении. На четыре часа он о нём совершенно забыл. Дисплей засветился и появилось сообщение от Изы: «У меня другой мужчина. Прощай, сволочь…»

Поль усмехнулся и удивился своему равнодушию. Бедняжка Изабелла явно не ожидала, что он её так быстро забудет.

Поль завёл машину и медленно выехал из открытых ворот виллы.

***

В понедельник с утра, Поль нетерпеливо ожидал телефонного звонка. С одной стороны: спасение человечества, с другой, кто понесёт ответственность за несанкционированные постройки?

Он не должен вкладывать деньги, и это хорошо. Но, с его молчаливого согласия, на вверенной ему территории, будет организовано строительство непонятно чего.

Поль уже начал сожалеть о своем опрометчивом решении. За несколько минут до перерыва позвонил Этьен.

– Где вы сегодня обедаете, молодой человек?

– В кафе, рядом с моей работой.

– Приглашаю вас в один маленький ресторанчик. Ровно в полдень за вами заедут.

«Конспирация. Не хочет, чтобы нас видели вместе», – улыбнулся про себя Поль.

В назначенное время на улице его ожидало такси. Машина поехала в западную часть города и вскоре свернула на малолюдную улочку. Они остановились перед входом в ресторан, где подавали блюда домашний кухни. Народу было мало. Ресторан был рассчитан всего на десять столиков. Поль увидел профессора. Он сидел один. Поль был разочарован. Он надеялся, что с ними будет обедать Алекс. Ему ещё раз хотелось увидеться с девушкой. Поль поздоровался с Этьеном и они сделали заказ.

– Теперь поговорим о деле, – сказал профессор. – Вы уже думали, как всё устроить?

– Целое утро только и делал, что думал, – признался Поль.

– Очень хорошо. Будем работать постепенно. Начнем с мест, где в данный момент не ведутся работы. Какой участок первый?

– В Сен-Изидоре лучше всего. У вас несколько бригад?

– Да, мощностей у нас хватает.

Поля неприятно удивил его ответ. Значит, к проекту подключено достаточно большое количество людей. Мало ли, что мог задумать сумасшедший старик прикрываясь идеей спасения человечества. Поль чувствовал себя полным дураком.

– Нам нужны схемы, планы. В нашу следующую встречу, вы сможете всё принести? У вас же есть доступ к документации.

– В принципе, да.

Поль осознавал, что все глубже увязает в деле.

– Потом, – продолжил профессор, – мы сможем спуститься с вами под землю и посмотреть всё на месте. Сами знаете, на бумага одно, а на деле, может оказаться совсем противоположное.

– Чаще всего так и происходит. Под землёй тоже идет жизнь. Выпадают осадки, породы приходят движение. Нужно учитывать риски и исправлять повреждения постоянно.

– Вот, речь настоящего специалиста. Я знал, что мы не ошиблись в вас.

Поль совсем не был польщён похвалой профессора. Ему как булыжников в карманы положили.

– Когда у вас будут на руках все документы? – поинтересовался Этьен.

– Самое позднее в четверг.

– Значит, до скорого.

***

Вечером во вторник, Поль ехал после работы к себе домой. Рядом на сиденье лежала сумка с документами для Этьена. Поль смотрел на неё и чертыхался. Как он мог поверить совершенно незнакомому человеку, рассказывающему о спасение мира перед лицом грядущего апокалипсиса. Он, вроде, не был пьяным.

Если он отдаст документы Этьену, то окажется полностью в его власти. И если что-то пойдет плохо, он лишится работы, и весьма высокооплачиваемой. А дело может кончится и судом, и тюрьмой. Представить себе тяжело, чем ещё грозит ему собственная глупость.

Прежняя, спокойная, чуть скучная жизнь показалась ему раем. Думал о выходных, подстригал газон возле дома. Мыслей не было о фантастической чуши. Он никогда не хотел становиться супергероем. Теперь, его жизнь летит в пропасть.

Вдруг, Поль увидел красный Рено, резко перестаивающийся из правого ряда на его полосу. Поль за всех сил ударил по тормозам. Рено, казалось, передумал, и снова вернулся на правую полосу. Когда машины сравнялись, Поль не удержался, и открыв левое стекло, хотел обругать тупого водителя, но за рулем он увидел Алекс. Она показала, чтобы он следовал за ней.

Поль ещё раз выругался и поехал следом за девушкой. Они доехали до парка д'Орвэ. Алекс остановила машину и прошла за зелёные ворота парка. Он припарковался и последовал за ней.

По парку гуляли собачники с питомцами. Не спеша совершали пробежку пенсионеры. Алекс сидела на деревянный лавочке и смотрела в сторону моря. Вдали, виднелась узкая полоска суши – аэропорт. Даже здесь слышался рёв моторов самолетов.

– Привет. Что-то хотела? – с неприкрытой издёвкой спросил Поль.

Алекс сидела молча, не глядя на него. Поль сел рядом.

– Я понимаю твои чувства, – прервала молчание Алекс.

– Да, неужели? Очень приятно! Тебя папочка подослал, разумеется?

– Отец не всегда знает, что я делаю.

– У меня сложилось другое впечатление. Хочешь сказать, сегодня как раз тот редкий случай бесконтрольной встречи со мной.

– Поверь! Я ни разу тебе не солгала!

– Наши встречи случайны и нет повода для волнения?

Алекс поджала губы и отвернулась. Полю даже стало жаль девушку. Она казалась искренней.

– Я часто не соглашаюсь с решениями отца, – тихо сказала Алекса.

– Какая смелая!

– Ты мне нравишься.

Поль чувствовал к ней тоже самое, хотя ему трудно было признаться самому себе. Алекс была такой хрупкой и ранимой. В то же время, Полю было неуютно рядом с ней.

– Знаешь историю о лабиринте Минотавра?

– Принесла с собой моток ниток, чтобы помочь мне выбраться?

– Здесь схожая история.

– Твой отец Минотавр и царь Минос в одном лице. Я – Тезей, по собственной воле попавший в Лабиринт. Ты – Ариадна, которая мне поможет.

– Нет, я тебе не помогу.

Они молча сидели какое-то время.

– Что ты знаешь о тараканах?

– О, Господи! Я думал, только твой отец помешен на этих тварях. Уже решил, что разговариваю с нормальным человеком. Ошибся. Ты – дочь своего отца.

– Я занимаюсь биотехнологиями, как ты знаешь.

– В курсе.

– Представляешь, сколько ученых биологов, химиков работают во всем мире?

– Без понятия.

– Тысячи. А сколько средств государства, спонсоры и меценаты вкладывают в развитие науки в год?

– Миллионы евро.

– И результат?

– Откуда я знаю? Ты очень симпатичная, когда рассуждать.

Поль попытался обнять девушку за плечи, но она оттолкнула его руку.

– Считаешь, что лекарство от рака все еще не найдено?

– У вас с отцом одинаковая манера: забрасывать человека вопросами.

– И от СПИДа, от гриппа и прочих заболеваний? Посмотри на президентов и высокопоставленных лиц. Они даже не кашляют. Нос у них не бывает заложен. Напрашивается вывод, они не ходят в те же самые аптеки, что мы с тобой. Ну, а люди, что покупают? Они вынуждены покупать плацебо. В лучшем случае.

– И, что теперь?

– Неделю назад я бы точно ответила на вопрос. Теперь, сложнее.

– Пойдем прогуляемся, отвлечёмся. Ты много думаешь и работаешь. Нужно уметь расслабляться.

– Мой отец считает тараканов вершинной эволюции, – продолжала Алекс.

– Опять! – потерял терпение Поль.

– Послушай! Это важно! Тараканы выдерживают радиацию в пятьдесят Грей, а человек погибает при шести. Они могут питаться один раз в неделю. Тараканы холоднокровные и им не требуется энергии для согревания тела…

Поль наклонился к девушке и поцеловал в губы. Она ответила на поцелуй.

Они договорились встретиться в субботу.

Поль решил выйти из Братства Таракана, но с Алекс хотел продолжать встречаться. Ни каких документов он Этьену, разумеется, отдавать не собирается. Потом, профессор смирится, и всё как-то устроится. Странно, но он чувствовал тревогу Алекс. Она боится отца. Вот именно. Не только уважает. Возможно, она знает, на что он способен. Неужели, добродушный старичок мог быть потенциальным убийцей. Или у Этьена слабое сердце и девушка переживает, когда он волнуется.

***

Весь четверг Поль не отвечал на звонки профессора. В пятницу была полная тишина. Поль поздравил себя с успешным завершение дела.

Субботний день Поль собирался провести с Алекс. Он ждал свидания и волновался. Определенно, история с тараканами прошла не зря. Поль чувствовал все признаки любви и совершенно не жалел об этом.

Поль поздно лег спать и часто просыпается ночью. Его мучили кошмары. Утром он проснулся и не смог открыть глаза. Он пытался повернуться на бок, но не мог пошевелиться. Вокруг кто-то ходил, переговаривался, шуршал и прыгал.

Поль снова впал в забытьё. Он видел повсюду огромные деревья. Зелёные листья медленно шевелились в вышине. Сам он сидел на ветке высоко над землей, но не боялся. Неожиданно для себя, он потянулся к ветке, ухватился, и преспокойно начал двигаться по стволу дерева. Сначала, его это поразило, потом обрадовало. Он скакал с ветки на ветку легко, забирался на самый верх, и совсем не чувствовал страха. Крохотные птички в ужасе разлетались при виде него. Что-то привлекло его внимание. Поль взглянул на свою руку. Где он мог испачкаться? Тут он заметил, что его рука имеет странную форму, покрыта пушистыми чёрно-коричневыми волосами. А вместо пальцев у него когти. Он понял, что видит не только перед собой, но и повсюду, на триста шестьдесят градусов сразу. Поль приблизил к глазам, то, что раньше было его рукой и увидел изображение, словно разбитое на множество экранов. Оглядел себя и понял, что перестал быть человеком. Он превратился в огромного паука. Поль побежал. Не разбирая дороги, как сумасшедший. Вскоре, он выбился из сил и остановился. Его охватил ужас. Озноб колотил черное круглое тело.

Вдруг, на верху, он заметил движения. Поль затаился. Сначала, он не мог разобрать, что там происходит. Приглядевшись, заметил огромного богомола, такого же размера как и он сам. Поль наблюдал. И тут, он почувствовал, что это самка. Приступ неконтролируемой животный страсти захлестнул его. Ещё секунда, и он побежит к ней. В ещё сохранившемся остатке человеческого разума, Поль вспомнил, что во время соития самки богомолов откусывают самцам головы. «А как они поступают с пауками?» – спросил себя Поль.

Он проснулся. Какая гадость! Омерзительно! Вспоминать не хочется! Поль быстро взглянул на свои руки. Слова богу, всё в порядке.

Что там Алекс рассказывала. Он зашел в Лабиринт и не сможет выбраться. А напоследок, вообще сказала: «Мне очень жаль». Чего ей жаль?

Поль полежал ещё в постели и решил вставать. Включил мобильник и увидел сообщение от Этьена: «Когда нет большого выбора, соглашаются на то, что предлагают».

Противный старик угрожает. Поль бросил в сердцах телефон на постель и пошел в ванную. Этьен наверняка, в отместку, сделает все, чтобы испортить его отношения с Алекс.

Поль взял зубную щётку, выдавил на неё пасту и начал чистить зубы. Но щётка хрустнула и осколки рассыпались у него во рту.

«Вот, пропасть! – подумал Поль, – Щётка сломалась, а новый нет».

Он открыл рот и приблизился к зеркалу. Но, вместо своего лица он увидел тараканью морду.

Поль кричал, а из зеркало на него смотрела голова огромного таракана и шевелилась челюстями.

В ванну зашла Алекс и прижалась головой к плечу Поля.

– Прости, я не смогла помочь.

У Поля появилась дикое желание повернуться и укусить её своими мощными челюстями.

– Молодой человек или таракан, так будет вернее, проходите к нам. Мы вас заждались, – раздался голос профессора.

Поль медленно пошёл в гостиную. На его диване, в его креслах совершенно спокойно сидели человек шесть. И их совершенно не смущал вид человека с тараканьей головой на плечах.

– Обратите внимание, господа, до последнего момента, испытуемый ничего не подозревал. Все жизненные функции протекали нормально. В конце, разумеется, небольшой стресс, от последствий мутации. Два месяца назад, в больнице, мы ввели ему ДНК таракана. И в течение двух месяцев давали ему специальную сыворотку с едой для лучшей адаптации.

Поль ринулся к Этьену.

– Что вы сделали со мной!? – он ужаснулся услышав свой сиплый голос.

– Я провёл, и весьма успешно, опыт с необратимой мутацией.

– Вас убить надо!

– Нет, не надо. Благодаря мне, вы обладаете теперь дополнительным набором ДНК. Представляете, какой подарок я вам сделал!

– Вы ещё издеваетесь?!

– Успокойтесь! Мы поможем вам адаптироваться. Процесс преображения, как я его называю, можно контролировать. Вы сможете быть человеком или тараканом, когда захотите. Потребуется время, чтобы научиться. Мы сделаем вам справку от врача. Недельки на две. Всё будет в порядке.

– Профессор, вы утверждаете, что процесс не обратим. Значит, человек больше никогда не сможет стать самим собой? – сказал один из присутствующих.

– Моя сыворотка не изменяет личность, а наделяет человека дополнительными функциями. Когда объект превращается в насекомое, он испытывает тоже, что и все обычные насекомые данного вида. Он может управлять своим новым телом, но разум человеческий у него остаётся.

– Великолепно, профессор, очень интересный эксперимент! – сказал другой господин.

– Я бы зааплодировал, но думаю, Нобелевской премии вы не получите. Весь вопрос в том, что эксперимент проведён без согласия испытуемого. Он, ведь, не лабораторная мышь, – строгим голосом сказал третий.

– Да, вы правильно заметили, коллега. Этические нормы не соблюдены, – поддержал его первый.

– Наука – вещь парадоксальная, – Этьен снисходительно улыбнулся. – Вспомните, господа, о Эдварде Дженнере и восьмилетнем мальчике Джеймсе Фиппсе. Представьте себе, как сорока семилетний врач, втирает в царапину на теле ребёнка, содержимое пустулы больного «коровьей оспой»! А через полтора месяца Дженнер привил мальчику человеческую оспу. У ребёнка, насильственно заражённого, и не понимающего манипуляции взрослого человека, шанс выжить пятьдесят на пятьдесят. Что вы скажете о морали и этике?

– Профессор, нормы морали и этики изменились с 18 века. Что было допустимо …

– Подождите, я хочу закончить, – перебил его Этьен. – Я не подвергал опасности ребенка, а рисковал жизнью своей родной дочери. Она стала первой, на ком я провёл эксперимент. Ей было на тот момент семнадцать лет. Она была согласна и понимала всё, что может произойти.

Но, вернемся к Дженнеру. К его опытам отнеслись скептически. Он не смог опубликовать свое «Исследование причин и действие коровьей оспы». Духовенство было настроено против него. Потребовалось несколько лет, чтобы люди оценили его труды. А за пять лет до Дженнера эту процедуру провёл Петер Плетт. Он сообщил о своём опыте профессорам из университета, но те и слушать его не стали. Опыт Плетта остался без признания. Кому сейчас известно его имя?

Вакцинацию применяли и простые люди. К примеру, фермер Бенджамин Джести из Дорсета привил коровью оспу своей жене и детям, чтобы защитить их от эпидемии. С помощью швейной иглы!

Почему же слава досталась Эдварду Дженнеру? Да, потому что он первый привлёк внимание научного сообщества к вакцинации! И, как заметил викторианский статистик и антрополог Френсис Гальтон: «В науке, признание заслуг достаётся тому, кто убедит мир, а не человеку, которому впервые в голову пришла новая идея»[2].

Скажите, уважаемые коллеги, разве мы, через двести с лишнем лет не испытываем чувство благодарности к их исследованиям? А возникает ли у вас мысль, обвинить кого-то из вышеназванных господ в бесчеловечности и жестокости по отношению к маленькому мальчику или к женщине с детьми?

Да, опыт Дженнера удался! Но ответьте мне на вопрос – это был единственный опыт и сколько точно человек пострадало во имя науки?

– Думаю, если бы Дженнер жил в наше время, он бы надолго загремел в тюрьму за свои исследования, – сказал кто-то из присутствующих.

– В заключение, господа, – продолжал Этьен, – хочу сказать, что все свои опыты я проводил из любви к людям. Чтобы облегчить им жизнь, сделать их более сильными и выносливыми. Представьте себе, насколько эффективнее будет использовать двухметровую медведку при рытье тоннелей. Она одна сможет заменить бригаду рабочих вместе с техникой.

Этьен протёр платочком очки и снова водрузил их себе на нос.

– Надеюсь, однажды, – продолжил профессор, – услышать слова благодарности за мой вклад в науку.

Присутствующих зааплодировали.

– Дорогой профессор, ваша речь говорит о смелости, так необходимой любому учёному! Считаю, ваш эксперимент удался, – перебивая друг друга говорили присутствующие.

– Я согласен с мнением коллеги – это успех. Поздравляю! – сказал важный господин.

Четверо из присутствующих поднялись с мест, подошли к Этьену поздравляли и пожимали ему руку.

– Может, вы и меня поздравите с успешным завершение эксперимента? – злобно спросил Поль.

Присутствующие с недоумением посмотрели на него. Они уже забыли о его существовании.

– Наши планы строительства подземных модулей остаются в силе. Должен предупредить, вы должны принимать сыворотку каждый день. Если, по какой-либо причине не сможете, последствия могут быть печальными для вас.

– Как понимаю, выбора у меня нет.

– Поверьте, от этого выиграют все.

– Чтоб вам всем провалиться! И тебе в первую очередь! – Поль с ненавистью посмотрел на Алекс.

– Не стоит винить её, молодой человек, – заступился Этьен за дочь. – Она тоже вынуждена пить сыворотку.

– И кто же ты? Тараканиха? – Поль с интересом смотрел на девушку.

– Сколопендра, – ответил за неё отец. – Четыре года назад меня привлекал этот вид насекомых, – объяснил он собравшимся. – Будущее человечества за насекомыми, так почему бы нам не присоединиться к их сообществу. Мы можем поучаствовать в борьбе за существование с реальным оружием. Оружием, проверенным многими тысячелетиями.

– И ещё, Поль, – профессор хитро подмигнул. – Я не против, чтобы вы встречались с моей дочерью. Я не расист какой-нибудь.

Присутствующие сдержанным смехом оценили шутку профессора.

Поль посмотрел на Алекс. Она стояла, непрерывно глядя в пол и сжимала кисти рук.

– Признайтесь, молодой человек, вы не заметили странности в её поведении? Она выглядит и делает всё как обычная девушка. Никто не сможет догадаться, что в ней живут два существа. Поверьте, ваша жизнь станет лучше, после преображения, – и профессор по отечески хлопнул его по плечу.

– Таракан и сколопендра, – тихо сказал Поль. – Хотите скрестить два вида и посмотреть, что получится?

– Вы далеко смотрите, молодой человек. Мне нравится ваш оптимистичный взгляд на вещи, – с довольным видом сказал Этьен.

– Кстати, интересный эксперимент, – обратился профессор к собравшимся в гостиной. – Прекрасная мысль, прекрасная!

Алекс и Поль обречённо посмотрели друг на друга.



[1] Доб – блюдо прованской кухни.

[2] Артём Космарский "Тайная история прививок"


-2
1084
04:37
Понравилось, с удовольствием дочитала. Всё логично увязано, огорчают лишь ошибки в тексте, их довольно много
21:41
онозмы
туя, говорите? а на х...? crazy
Поль взял ножик и начал вскрывать письма. нож для бумаги, а не ножик. ножик вынимает из кармана вышедший из тумана ежик
вышел ежик из тумана с анашой из Пакистана…
но это что-то, быстро побежало по пальцам зачем тут зпт?
«Это могли сделать только соседские мальчишки. Лучше бы в компьютерах зависали! Вреда было бы меньше!» – с ожесточением подумал Поль. он еще не знает, что соседские мальчишки насрали ему на заднее крыльцо
Месяца два назад, Поль тут зпт зачем?
Больше, Изабелла не появлялась и не отвечала на телефонные звонки тут зпт зачем?
многовато лишних местоимений
куча непонятно зачем воткнутых в текст запятых
Через час Поль с бутылкой вина уже сворачивал на нужную улицу.

Он остановился перед небольшой виллой и позвонил в домофон. Ворота открылись, он въехал на территорию.
он что, собирался пить за рулем?
Я – профессор энтомологии. угу, в Одессе проездом, посетить могилу отца, а сам едет ловить бабочек на Суматру tired
вымерание вымерание
дешевенький комикс
Загрузка...
Илона Левина №1