Олег Шевченко №1

Племя

Племя
Работа №442

Я не слышу ни шороха, ни вздоха - ни единого звука, кроме частых ударов собственного сердца, но я знаю, они близко, они вот-вот будут здесь. Лес дышит опасностью, мне кажется, что я уже слышу их шаги и не знаю, куда бежать, чтобы скрыться от них. Лезут в голову ненужные мысли - я перебираю в памяти события последних дней, и пытаюсь понять, в какой момент все пошло не так.

***

Две недели назад я сидел вместе с Милой на берегу океана, неподалеку от Нового Вавилона. Лиловые и пурпурные волны набегали на серебристый берег. В темном небе плавали, словно мыльные пузыри, сферы других миров - голубоватым светом переливалась Аквария, мерцал звездный шарик Космоса, золотое сияние окутывало Империум, холодным металлом сверкала Технология.

Мила любила часто менять скин. Сегодня ее глаза были неоново-зелеными, а над бровью красовался небольшой шрам - она любила придавать внешности такие экстремальные особенности.

Мила задумчиво смотрела под ноги - ни море, ни сферы миров, ни огни Нового Вавилона не привлекали ее внимания. Свидание на берегу ее явно не радовало. А ведь сегодня важный день, сегодня ее день рождения.

Но я приготовил сюрприз для нее, очень дорогой сюрприз - я не только вложил в этот подарок все свои сбережения, но мне пришлось еще и несколько месяцев работать сверхурочно. Мой расчет был очень основательным - я знал единственную тему, которая зажигала азарт в глазах этой девчонки.

-Смотри, что я для тебя приготовил! - произнес я, протягивая ей конверт. Мила открыла его, и оттуда выпорхнула голографическая бабочка, на крыльях которой проигрывалось рекламное видео. Голос, доносившийся из ниоткуда, сообщил, что теперь она может может совершить трехдневное путешествие в реальность со своим спутником или спутницей.

-Это же лучший подарок! Это даже лучше, чем ты думаешь! - Она порывисто поцеловала меня, она была в восторге - что еще нужно для счастья?

Реальность - Мила была помешана на этом. “Нет ничего лучше реальности, один день реальности дороже вечности в виртуальном мире, жизнь слаще, если ей грозит смерть…”

Мила говорила очень часто - то гневно, то восторженно - о деспотии электронного монстра, о подлости финансовых воротил, загнавших людей в ловушку виртуального бытия, об украденной реальности, о ни с чем не сравнимой радости бытия в настоящем мире…

Ее одержимость наполняла мое сердце пьянящей тревогой. Рядом с ней я чувствовал себя живым - почти как в реальности, о которой Мила говорила с таким восторгом.

Забавно. Ведь Мила даже не помнит ту жизнь - вне Виртуальности. Она попала сюда в полтора года, она выросла здесь - дитя цифрового мира.

А я кое-что помню - мне было семь, когда родители окончательно убедились, что они больше не могут оплачивать жизнь оффлайн. Но даже смирившись с неизбежным, мама откладывала переход любыми способами, выигрывая еще один день, когда она могла трогать кору деревьев в сквере, чувствовать вкус шоколадного пломбира, ощущать прохладные объятия шелкового платья. Я гулял вместе с ней и помню, как она держала мою руку в своей - горячей и сухой. Она гладила мои волосы, словно пыталась навсегда запомнить, какие они на ощупь.

Я не понимал тогда, почему она так грустит. Ведь теперь мы все станем бессмертными! Я стремился в виртуальный мир, он манил меня миллионами неоновых огней, чудесами и фокусами. Я не знал тогда, что изображать пирата или летать в фальшивом космосе интересно только первые тридцать лет. Теперь я больше всего хотел остаться в реальности навсегда, но обратный путь был отрезан - после перехода тела жителей Виртуальности уничтожаются.

Мила прыгала по берегу и поднимала тучу брызг в лиловом прибое. Потом подбежала ко мне, снова поцеловала и прошептала на ухо:

-Теперь все получится!

-Что получится? Что ты задумала? - спросил я.

-Хочешь остаться в реальности насовсем?

-Ну да… Но это сколько ж надо денег...

-У меня есть план. Но в Виртуальности его рассказывать нельзя, подслушают. Выйдем - и я все тебе расскажу. Доверься мне, я все придумала!

Так я и оказался втянутым в самую сумасбродную авантюру Милы.

***

Да, я хотел навсегда остаться в реальности, но не представлял, как это сделать. Ведь легальное пребывание в реальности стоит очень дорого. Планета истощена, ее биосфера почти умерла и ресурсов давно перестало хватать на всех. Поэтому почти все люди покинули свои физические тела и обитают в Виртуальности. А моя путевка в реальность на три дня стоила мне огромных денег… Но я любил Милу. Я на все был готов.

***

Человек в строгом черном костюме выглянул из-за угла. Я спрятался за киоск с хот-догами. Два выстрела, звон разбитого стекла - человек в черном промахнулся. Я тоже. Короткая перебежка, алый штрих на предплечье - противник зацепил меня до того, как я укрылся за припаркованным мерседесом. Но угол здания больше не защищал стрелка - я прицелился и нажал на спуск. Человек в костюме сполз вниз по стене, алая струйка бежала из круглой дырки над глазом..

Но тут же появились еще двое. Я сразу ранил одного, второй затаился за мусорным баком. Я осторожно приблизился, не сводя глаз с его укрытия… и меня убили. Где-то был еще один!

-Паршивый результат, - Мила поморщилась. - Ты же сам видишь.

Я пожал плечами. Ну да, мои успехи в тире оставляют желать лучшего. Зато одно удовольствие смотреть, как Мила стреляет и дерется.

-Пошли, нам надо еще тренироваться в вождении аэробайка.

Симуляция города, где я тренировался в стрельбе, мгновенно погасла. Мы вышли из тира.

-Мне иногда кажется, что все это бесполезно, Мила. Ты уверена, что навыки, приобретенные в Виртуальности, сработают оффлайн?

-Я тебе все уже объясняла, - Мила насупилась. - Все данные, все нейронные цепи из Виртуальности записываются в мозг физического тела. И вообще, болтай поменьше.

Иногда я начинал жалеть, что согласился на это...

***

Просторный офис сверкал полированными поверхностями и металлическими деталями. На стенах были развешаны в случайном порядке яркие рекламные фотографии - люди смеются и обнимаются, едят экзотическую еду, плавают в бассейне, прыгают с тарзанкой...

***

За белоснежным пустым столом сидела молодая девушка - представитель турфирмы. Впрочем, я знал, что это не человек, а программа. Слишком идеальной и слишком скучной была ее внешность (люди обычно выбирают скин повеселее, с изюминкой).

Девушка взмахом руки вызывала из небытия человеческие фигуры. Небольшое трехмерное изображение тела зависало над столом и начинало медленно вращаться, демонстрируя себя со всех сторон.

-Итак, что вы хотите? Рост, мышечная масса? Сила, ловкость?

-Ловкость бери, - прошептала Мила.

-Ловкость. Рост средний. А со здоровьем как?

-Все тела, которые сдает в аренду наша фирма, здоровы и находятся в идеальной форме! - девушка-программа изобразила вежливую обиду. - Раса? Татуировки? Цвет глаз, цвет волос?

-Волосы темные, - произнес я быстро, чтобы Мила не успела перебить. Когда-то давно, в реальности, я был брюнетом.

-Тогда предлагаю вам тело м-3575-кн. Отличный экземпляр.

Над столом возник облик жгучего брюнета, словно сошедшего с обложки дамского романа.

-Потенция у него - ого-го! - девушка подмигнула Миле.

Но чем дольше я смотрел на портрет моего будущего тела, тем большее отторжение чувствовал.

-А можно рост немного поменьше?

-Можно. Вот м-3596-ае.

Над столом возник худощавый парень с серыми глазами и густой непослушной шевелюрой. Я подумал, что я выглядел бы очень похоже, если бы остался в реальности.

-Беру!

-Хорошо. Но зря вы 3575-го не взяли, отличный экземпляр! А вы какие волосы хотите, Мила?

Мила выкрутила на максимум все физические параметры - ловкость, силу, выносливость… за это пришлось заплатить немного невзрачной внешностью. Но мне все равно казалось милым тело, которое она выбрала. Быть может только потому, что выбрала его именно она.

***

Я открыл глаза. Настоящие живые глаза - и по ним тут же резанул настоящий свет.

-Доброе утро, мистер Адамс. Вы только что совершили перемещение из Виртуальности в реальное физическое тело. Как себя чувствуете?

-Голова кружится.

-Это нормально.

Приятный женский голос доносился из ниоткуда и создавал в пустой белоснежной комнате гулкое протяжное эхо. Я приподнялся и осмотрелся, но ничего, кроме мерцающих приборов, не увидел вокруг. Внезапно накатила давящая дурнота.

-Вы уверены, что со мной все в порядке?

-Это тело до вас только три раза надевали. Предыдущие арендаторы обращались с ним очень аккуратно! - заверил меня голос.

Меня стало мутить еще сильнее. Я понимал, что от прежних арендаторов не остается следов, что тела проходят строгий медицинский контроль, но меня все равно трясло от брезгливости.

-Ваши показатели в норме. Вы готовы покинуть помещение прибытия. Следуйте за мной.

Из комнаты вела одна дверь. Как только я встал, она тут же призывно распахнулась. В проеме возникла голографическая женская фигура, одетая в форму стюардессы. Голос сказал:

-Сюда!

Я оказался в помещении, похожем на кабину лифта. Сверху мне на голову опустился шлем.

-Внимание, таможенный контроль!

Я почувствовал, как невидимая сила обшаривает мой мозг.

-Сканирование завершено! Вы можете идти! - “Лифт” выпустил меня в просторный холл с панорамными окнами. Голографическая стюардесса указала на накрытый стол.

-Угощайтесь, вам нужны силы.

Но я не успел приняться за еду. В холл вело множество дверей, из-за одной донесся сильный шум. Дверь упала, и в холл влетела Мила, прямо в шлеме таможенного аппарата. Она схватила меня за руку и потащила к выходу.

На улице она схватила первый попавшийся аэробайк и взмыла в небо вместе со мной.

“Мы начали наше путешествие с того, что угнали чужой транспорт”, - подумал я с досадой. Но вскоре эти мысли выветрились у меня из головы - ведь я впервые парил над землей в реальности. Я наслаждался солнечным теплом, обнимавшим мои плечи, шумом ветра, видом утреннего города, кружащегося внизу. “Чем бы это ни кончилось, это было прекрасно!”, - подумал я в тот момент.

***

Вскоре мы приземлились среди каких-то трущоб в заброшенной части города. Мы долго плутали, пока не нашли покосившийся дом с облупленным фасадом. Постучав три раза в металлическую дверь, Мила громко сказала:

-Мы к Лысому!

-А вы кто? - спросили из-за двери.

-Мы из Виртуальности. Не пустые.

“Вот это история”, - подумал я. Меня словно холодной водой окатили. - “Это будет похуже угона аэробайка!”.

-Мила, что ты затеяла?

-Не сейчас!

Дверь взвизгнула, открываясь. Мила шагнула внутрь, за ней поплелся я. Какой-то угрюмый хмырь провел нас в тесную комнатенку, заваленную проводами и деталями. На столе лежал шлем, часть верхней оболочки была снята, и в электронных внутренностях деловито копался долговязый парень. В пяти шагах от него в офисном кресле сидел развалившись немолодой обрюзгший мужчина с абсолютно голым черепом. “Это и есть Лысый”, - сообразил я.

-Ну здравствуй, пташка. Груз у тебя? - Голос Лысого звучал ласково, но от этой интонации мороз бежал по коже.

-Да, - ответила Мила.

-Ну-ка, примерь эту шляпку!

Мрачный хмырь, проводивший нас сюда, довольно грубо взял Милу за локоть и усадил на стул. Я хотел вмешаться - то ли возмутиться, то ли задать какой-то вопрос, но мимолетный ледяной взгляд Лысого заставил меня замереть.

На Милу надели шлем. Ее взгляд стал пустым. На мониторе перед долговязым замелькали строки. Лысый поднялся и уставился в экран. Хмыкнул, ухмыльнулся и подал знак хмырю.

Когда глаза Милы вновь стали осмысленными, Лысый произнес:

-Умничка. Люблю таких, которые договоренности соблюдают. Держи. Здесь все, как договаривались.

Хмырь снял с Милы шлем и протянул ей рюкзак. Она тут же достала из него два ствола и нож. Один бластер сунула мне в руки, остальное осталось при ней.

Она бы продолжила изучать содержимое рюкзака, но с улицы донесся пронзительный вой сирены.

-Ты что, хвоста привела?! - взревел Лысый. В этот момент Мила бросилась ко мне и сбила меня с ног. Вовремя - в комнатке началась стрельба. Мы кубарем выкатились из мастерской и бросились по коридору.

Внезапно Мила исчезла в одной из боковых дверей. Я последовал за ней. Она заперла замок. За дверью оказалась лестница, и Мила начала по ней спускаться. Оставалось только идти за ней и надеяться, что она знает, что делает.

Мы попали в подвал. Мила уверенно направилась к двустворчатому шкафу и распахнула его. Задней стенки не было, а в стене зияла дыра, за которой виднелся узкий тоннель, прокопанный в земле.

Мила нырнула в тоннель, я рванулся следом.

После 20 метров темноты и тесноты мы оказались в заброшенном метро. Рельсы тускло блестели в свете милиного фонарика, на полу плескалась черная вода, провода на стенах провисли и порвались.

Мы шли тихо и быстро - мне казалось, что нас преследовал какой-то шум. Но потом чуть замедлились, и я решился спросить

-Мила, любовь моя, а это что было?

-Что ты имеешь в виду?

Я чуть ее не ударил - меня взбесил невинный вид, который она на себя напустила.

-За последние полтора часа ты сломала будку таможенного контроля, угнала аэробайк и связалась с какими-то мутными ребятами. У нас на хвосте копы и мы тащимся неизвестно куда по сырому подземелью… Может, ты наконец посвятишь меня в свой план? Потому что в мои планы совсем не входило нарушать закон!

-Да? - изумилась Мила. - А я думала, что ты действительно хочешь остаться в реальности навсегда.

-Я хочу, но не таким путем!

-А других нет, любовь моя, - прошептала она и поцеловала меня в лоб.

Следующие две мили мы прошли молча. Я думал о том, какой я идиот, ведь все было ясно с самого начала…

Мила сказала, что преследователи наверняка нас потеряли - можно сделать привал. Она остановилась и достала из рюкзака бутылку содовой и сэндвичи. И наконец-то рассказала мне свой план.

-Ты зря боишься, все продумано. Я знала, что из здания, где Лысый назначил встречу, есть лаз в метро. Я продала этим бандитам важные сведения, которые мне удалось раздобыть в Виртуальности и контрабандой пронести в физическое тело. Они дали мне этот рюкзак - здесь деньги, оружие, аптечка, еда и всякие мелочи.

-И что ты планируешь делать, когда сэндвичи кончатся?

-Мы идем в заповедник.

Я так удивился, что даже жевать перестал.

-Мила, ты понимаешь, как это опасно?

-А я тебе говорила: учись стрелять! - засмеялась она. - Или ты так сильно боишься егерей?

Я промолчал. Но да, я боялся дронов-егерей, патрулирующих границы заповедника. Я слышал, что они стреляют очень метко и без предупреждения. Последний заповедник на Земле охраняется очень тщательно…

-И что мы там будем делать?

-Как что? Жить! Не в городе же нам кантоваться - здесь нелегала сразу вычислят.

-В глухом лесу? Одни?

-Почему одни? Ведь есть племя!

А вот о племени я раньше никогда не слышал. Оказалось, что в заповеднике давно поселилась группа людей - живут охотой и собирательством и постоянно кочуют, чтобы дроны-егеря их не засекли.

Мы выбрались наверх через полуразрушенную станцию метро. Пройдя несколько мертвых кварталов, вышли снова в какие-то трущобы, и Мила опять угнала первый попавшийся аэробайк.

Я смотрел, как стремительно проваливается вниз город. Теперь я мог окинуть взглядом огромные пространства - и побережье с виллами богачей, и центр города, где развлекались туристы из Виртуальности, и заброшенные кварталы, населенные нищими нелегалами, промышляющими воровством.

“А ведь Мила права, - подумалось мне. - Нет никакого смысла оставаться в городе. Что тут делать? В подручные к Лысому идти? Нет! заповедник - наш единственный выход!”.

И я представил себе, как мы будем купаться в чистых озерах, охотиться на бизонов, ловить рыбу в реке и греться у термальных источников…

А мы все неслись над пустынной землей, бесплодной от вечной засухи, пока вдали не показалась темная полоска леса.

***

Но над нашими головами раздался шум, и мы увидели свои четкие тени на земле, покрытой колючим бурьяном. Боевой дрон поймал нас в конус света. Оцепенев, я смотрел, как выдвигаются турели. Но Мила не поддалась страху - она выхватила оружие, раздался щелчок и дрон упал. Мила выжала полный газ.

На горизонте я увидел ещё несколько паукообразных летящих силуэтов.

-По нашу душу - заорал я. И Мила свалила машину в резкий крен, разворачиваясь в сторону самой густой чащи. Я еле удержался на сиденье, когда аэробайк спикировал вниз.

Мгновение без единого вдоха - и байк застрял между двух гигантских сосен, в тридцати футах от земли. Мила легко сошла на землю по ветвям, как по ступеням, и я порадовался, что мы выкрутили ловкость наших тел на максимум. Я поспешил за ней.

Сначала идти было весело. Я впервые вдыхал запах хвои и наслаждался теплом заходящего солнца, пробивающимся сквозь ветви.

Но мы пробирались уже несколько часов по непролазной чаще, и я начал думать, что этому не будет конца.

-Как мы найдем это твое племя? - спросил я, перебираясь через поваленный ствол.

-Никак. Они сами найдут нас. Уверена, они уже следят за нами.

И тут я услышал странный звук. Из дерева, на которое я опирался, торчала стрела. Мгновение - и рядом воткнулась еще одна…

-Мы пришли с чистыми сердцами! Мы не желаем вам зла! Мы хотим присоединиться к племени! - Мила шла навстречу лучникам с поднятыми руками. Потом она приложила правую руку к сердцу.

И этот жест повторил высокий бородач в поношенных джинсах и заплатанной рубахе. В руке у него было копье с расписным древком. Бородач подошел на несколько шагов, остальные стрелки замерли, глядя на него. “Важная шишка, - подумал я, - видимо, он тут главный. Вождь”.

-Племя примет вас, если вы будете этого достойны! Следуйте за нами!

И мы пошли куда-то все вместе.

Я с любопытством рассматривал наших новых спутников - люди всех рас, в основном молодые. Одежда городская, но очень потрепанная, у некоторых - рубахи из грубого полотна, вероятно, домотканые. Лица обветренные, тела ловкие и сильные.

Люди из племени оказались очень общительными. За час я узнал, что стройный блондин Джейк в Виртуальности зарабатывал на жизнь, создавая программы для автоматических заводов, милая девушка Акико была левел-дизайнером Акварии, Джонсон обожал аркады, а здесь любит ходить на рыбалку, но удивительнее всего была судьба Виктории - она не переходила в Виртуальность и жила в заповеднике на нелегальном положении с самого великого кризиса! Она жила в том самом теле, в котором родилась - это было просто немыслимо!

Племя встретило нас дружелюбно, Джейк и Акико помогли разбить палатку и устроиться на новом месте. Как только мы закончили, Виктория позвала нас на совет племени.

Все расселись вокруг костра, на свободное место перед костром вышел мужчина, который встретил нас на тропе. Он сказал:

-Меня зовут Джеймс. Я избран вождем нашего племени. я должен объявить вам наши правила. Первое - все оружие общее. Особенно - такое, как у вас. С его помощью можно уничтожать егерей, поэтому это достояние всего племени.

Вождь протянул руку, и Мила отдала ему оба наших ствола. Мне стало неуютно, но я отогнал дурные мысли.

-Из заповедника запрещено выходить без моего разрешения. Уйти из племени можно только на тот свет. Мы относимся к природе бережно, поэтому каждый взрослый должен участвовать Большой охоте. Стоянка меняется каждые три дня, чтобы егеря не нашли нас. Ваши испытания состоятся завтра на рассвете, после этого вы станете частью племени.

Поздно ночью в небе зажглись яркие звезды. Я отыскал укромную поляну, и мы ушли туда с Милой, прихватив толстый мягкий плед. Спустя два часа я уснул в нашей палатке под шум далекой лесной реки и сонное дыхание Милы, уютно прижавшейся ко мне.

***

На следующее утро нас разбудили рано. Нам предстояло стрелять из лука по мишени, переплыть реку и взобраться на гору.

Это было приятно. Тренировки в Виртуальности не прошли даром - из лука я стрелял хорошо. А река была быстрой, прохладной и чистой. Я с удовольствием боролся с течением и ощущал каждое усилие моих мускулов, прикосновения воды и воздуха к моей коже. На скалистый уступ, возвышавшийся над рекой, я почти взлетел - ноги сами несли меня вверх. Похоже, что меня не обманули в момент прибытия в реальность - мое тело было в отличной форме.

На вершине меня ждал вождь. Рядом с ним уже стояла Мила - она прошла испытание первой. Джеймс вручил нам по нитке разноцветных бус и поздравил. Теперь мы были частью племени.

***

Вечером был ужин в нашу честь. Нас усадили возле костра, над которым жарился убитый на охоте олень.

Мясо было потрясающе вкусным. Я смотрел как искры костра улетают в вечернее небо под весёлые голоса охотников и звуки банджо.

Но вдруг все звуки стихли, и в напряженной тишине раздался голос вождя.

-Сегодня день Великой Охоты.

-Что это значит? - спросил я тихо, но вождь услышал.

-Великая Охота - это наша традиция, - терпеливо объяснил Джеймс. - Мы сохраняем нашу численность в определенных пределах, мы не можем допустить, чтобы нагрузка на заповедник стала чрезмерной, иначе мы уничтожим всех животных и нам нечего будет есть. Истребление животных привлечет внимание егерей, и тогда нам конец. Поэтому каждый раз, когда в племени появляются новые люди, мы устраиваем Большую Охоту. Кто-то пришел - значит, кто-то должен уйти. Кто уйдет, определит жребий

-Но вы же говорили, что уйти из племени можно только на тот свет? - произнес я с трудом - язык прилип пересохшему небу.

-Именно. Проигравший должен умереть. Все племя преследует его, и тот, кто его поймает, обязан убить.

-Что? Что за дичь? - мой голос сорвался и я произнес эти слова свистящим шепотом. Вождь меня не услышал - он уже шел по кругу с мешком, в котором перекатывались камни.

-Для вас есть хорошие новости. На прошлой наделе Анжела погибла на охоте. Поэтому в мешке всего один черный камень.

-Как так можно - просто взять и убить человека?

-Мы смотрим на это проще. Смерть всегда рядом - это естественная вещь. Если ты хотел жить вечно, зачем ты покинул Виртуальность? - усмехнулся вождь. Человек, к которому он подошел, вытащил из мешка белый камень и счастливо засмеялся.

Я замер и следил за каждым шагом Джеймса вдоль круга. Он был все ближе к Миле. Вот вытащил белый камень ее сосед. Вот и милина тонкая рука нырнула в недра мешка. Я не дышал. Белый!

Следующим был я. Вдох, выдох. Я посмотрел в глаза вождю - его взгляд был тверд, как скала. Я схватил первый попавшийся камень - округлый, шершавый и пористый. Вытащил кулак и раскрыл ладонь. Черный.

Я и не знал, что способен бежать так быстро. Но они не отставали - все племя кинулось за мной. Большая охота началась.

Я петлял по лесу долго, мне удалось немного оторваться от погони. И вот я сижу пещерке под поваленным деревом и надеюсь, что меня не найдут. Боже, как же я глупо влип! Куда теперь бежать? Как вернуться в город?

Черт! Хрустнула ветка. Как нелепо - неужели сейчас я умру? Приближается чей-то силуэт… Какое счастье, какое везение! Это же Мила

-Мила, сюда, скорее! Давай выбираться из этого чертова леса!

Она подошла ко мне, обняла одной рукой, а во второй… секундный блеск металла. Я отпрянул вовремя - нож лишь оцарапал мою кожу. Я отшвырнул ее, и она упала.

-Ты что творишь?!

Мила уже поднималась снова.

-Мила! Почему ты хочешь убить меня?

-Я просто хочу жить здесь! Просто хочу жить!

-Мила, давай вернемся!

-Я не могу. Я не хочу! Прости, я должна.

Я понял, что сейчас могу умереть, и с огромной горечью осознавал, кто станет моим убийцей.

Мой удар был точным - я выбил нож из ее руки. Но она все равно бросилась на меня - безоружная. И вот уже ее руки были у моего горла.

Я ударил в ответ. И сам не понял, как это получилось. Мила оказалась на земле, ее голова лежала на камне, из рассеченного виска текла кровь.

Я щупал пульс, я тряс ее, я делал ей искусственное дыхание…

Я взвыл. Стая ворон с противным карканьем поднялась с окрестных деревьев. Рядом со мной бесшумно возник силуэт вождя.

-Ну что ты стоишь? - спросил я его. - Убей меня! Ну же!

-Это теперь не нужно, - ответил вождь. - численность племени больше не превышает предела. Ты победил соплеменницу в честном бою, и можешь больше ничего не опасаться. Пойдем в лагерь - отдохнешь, обогреешься у костра...

-Я? Победил ее? Нет, это вы ее убили, вы! Она так хотела жить в реальности, в этом лесу, среди вас! А теперь она мертва...

Вождь участливо положил руку мне на плечо.

-Я понимаю твое горе, но таковы наши правила...

-Будьте вы прокляты со своими правилами, - прохрипел я. - будьте вы прокляты!

Я сбросил с плеча большую тяжелую руку Джеймса и пошел куда глаза глядят.

-Эй, ты куда? Пойдем в лагерь! Не дури! Один в лесу пропадешь!

Но я шел вперед - упорно и бесцельно, повторяя хриплым шепотом: “Будьте вы прокляты!”.

+2
286
17:07
Странно. 98 просмотров, 4 плюса и ни одного комментария unknown
17:29
Хороший рассказ, определенно. Прям «Экзистенция» наоборот… Только почему «Племя»? Племя как таковое в рассказе почти никакой роли и не играет. И вины их ни в чем нет. С чего ГГ на них так ополчился? Главный конфликт — между темной лошадкой Милой и простофилей ГГ. Так что автору нужно основательно дожать идею, и прицепом подтянуть развязку.
07:14
Лес дышит опасностью, мне кажется, что я уже слышу их шаги шаги опасностей?
их шаги и не знаю, куда бежать, чтобы скрыться от них. их / них
традиционная куча лишних местоимений
в прямой речи нужен пробел после тире
не могут оплачивать жизнь оффлайн. Но даже смирившись с неизбежным, мама откладывала переход любыми способами, выигрывая еще один день, когда она могла трогать кору деревьев в сквере, чувствовать вкус шоколадного пломбира, ощущать прохладные объятия шелкового платья. не могут оплачивать, но жрут пломбир, носят шелк и гуляют по парку
заверил меня голос.

Меня стало мутить еще сильнее.
меня/меня и на могиле Меня…
После 20 метров числительные в тексте
достала из рюкзака бутылку содовой и сэндвичи ну конечно, содовую и сэндвичи Лысый в рюкзак положил
откуда Мила знала столько про реальность? как связалась из виртуальности с Лысым? почему Лысого вообще давно не накрыли?
как мы будем купаться в чистых озерах, охотиться на бизонов бизоны в прериях живут, а не лесу
откуда в лесу термальные источники?
оевой дрон поймал нас в конус света. Оцепенев, я смотрел, как выдвигаются турели. Но Мила не поддалась страху — она выхватила оружие, раздался щелчок и дрон упал. что за «боевой» дрон, который можно сбить выстрелом из пистолета?
у некоторых — рубахи из грубого полотна, вероятно, домотканые из чего они полотно в лесу ткали? на чем?
участвовать Большой охоте «в» пропущено
сюжет вторичен до банальности
герои картонные
сеттинг непрописан
кто мешает выловить дикарей в заповеднике? элементарно же
ГГ легко прикончил тренированную героиню с мотивацией?

лажа…
Загрузка...
Светлана Ледовская №1