Олег Шевченко №1

Спящий город

Спящий город
Работа №443

«Срочные новости! Поезд метро, двигавшийся по Красной ветке, сошёл с рельс, едва отъехав от перрона «Хьюстон стрит Стейшн». Прибывшие на место происшествия пожарные и бригады «Скорой помощи» уже оказывают первую помощь пострадавшим. По предварительным данным число пострадавших колеблется от двадцати до сорока человек, о погибших не сообщается.

Также в связи с этим происшествием городские службы временно перекрыли движение по красной ветке в районе Нижнего Манхэттена…»

-Эй, а можно потише? – Пэт выразительно посмотрел на бармена, - здесь люди вообще-то работать пытаются.

Он кивнул на лежащий на барной стойке свой блокнот и на сидящую рядом с ним девушку.

-Мы здесь тоже… - раздражённо пробормотал толстый бородатый бармен в чёрной майке и джинсовой безрукавке с какими-то полустёршимися нашивками, но спорить с полицейским, пусть и в штатском, не стал и достал из-под стойки пульт.

На экране небольшого телевизора, подвешенного к потолку над барной стойкой, мелькали первые кадры с места происшествия. Выхваченные дрожащей камерой лица испуганных людей, выбегающих на улицу из подземного перехода, ведущего на станцию, снятые явно на телефон кадры с самой станции, где, кроме большого облака пыли и всё тех же испуганных лиц, нельзя было различить ничего, общий план с вертолёта, облетающего окрестности…

-Итак, Салли, ты последняя видела Тиффани.

-Да, - кивнула девушка с пышной причёской и ярким макияжем, в белой обтягивающей майке с ярким принтом и коротких джинсовых шортах, - она мне сказала, что пойдёт покурить. Я же вчера рассказывала об этом. Другому полицейскому.

-Я в курсе, но такова процедура, - скучающим тоном ответил Пэт, глядя на записи в блокноте, - вчера приезжали патрульные, которые приняли вызов, они провели первичный допрос, потом дело передали в отдел расследований – и вот я здесь.

Он вздохнул и отпил из стоящей перед ним белой чашки кофе, который за время разговора с девушкой уже успел остыть. Обернулся, глядя в полумрак небольшого зала с несколькими столиками. Узкие полоски света, льющегося из небольших окон под самым потолком, светящиеся неоновые вывески в виде силуэтов девушек, развешенные по стенам, какие-то надписи на потолочных балках и пара посетителей, смотрящих в стоящие возле них полупустые пивные кружки.

-Продолжим, - сказал он, снова заглядывая в блокнот, - после этого ты видела, как она вышла в дверь, ведущую на задний двор, так?

Пэт кивнул на дверь с надписью «Только для персонала» возле барной стойки.

-Да, - кивнула девушка, - то есть нет. Я видела, как она туда зашла, и потом слышала стук двери, как будто закрылась входная дверь. Всё, больше я её не видела.

-А как ты услышала звук двери, если эта дверь была закрыта, а в зале полно народа?

-Девушка в зале попросила воды, поэтому я пошла к стойке и встретила Тиф, - раздражённым тоном ответила девушка, - она меня предупредила и пошла курить, а я наливала воду, вот она, здесь.

Салли перегнулась через барную стойку и вытащила из-за неё шланг с краном на конце, демонстрируя его Пэту. Одёрнув неприлично задравшиеся майку и шорты, она чуть смутилась и вернулась на свой табурет. Не впечатлённый этим мини-представлением, Пэт продолжил читать блокнот, проверяя записи показаний, сделанные патрульными.

-Это было около одиннадцати, так?

-Да, - девушка кивнула, - самое начало смены, считай. Народу не протолкнуться, а она ушла – и нет её. Пять минут, десять… сколько ждать-то? Ну, я пошла проверить, с кем она там опять застряла?

-Опять?

-К ней иногда приезжает её парень на работу. Они то орут друг на друга, то целуются… В общем, я её раза три оттуда приводила. Ну, пошла и в этот раз, сколько можно-то? Выхожу, а её нет.

-И в переулке, куда ведёт служебный выход, тоже было пусто?

-Да, - кивнула Салли, - вообще никого. Иногда там бывают бродяги или какая-нибудь парочка… ну, знаете… из тех, кому очень хочется, а в туалете для них слишком грязно.

-Понятно, - Пэт равнодушно кивнул и поставил очередную галочку напротив вопросов, заданных патрульными вчера Салли.

-Кстати, Салли, - обратился он к девушке, которая уже собралась слезать с табурета и возвращаться к работе, - на записи с видеокамеры, выходящей на задней двор, Тиффани нет. Видна открывающаяся дверь, но оттуда никто не выходит. Ты как-то можешь это объяснить?

Девушка замерла на середине движения.

-Если только её кто-то позвал, - она растерянно пожала плечами, - я понесла воду, а Тиф вернулась в зал… может быть, Том её видел. Она могла вернуться в зал и выйти через главный вход. Посмотрите с другой камеры запись?

-Хорошо, обязательно, - Пэт выдавил дежурную улыбку, сложил блокнот и убрал его во внутренний карман рабочего тёмно-серого пиджака, - спасибо за помощь, Салли.

-Я воспользуюсь служебным выходом, - сказал он косившемуся на него бармену и, одним глотком допив кофе, слез с табурета.

Дверь вела в короткий служебный коридор. Сразу же за ней был поворот налево, в кухню, откуда официанты выносили заказы, чуть дальше справа дверь в чулан, судя по всему, с тряпками и швабрами, ещё шаг – и тяжёлая массивная железная дверь с ручкой и небольшим круглым окошком на уровне глаз. Повернув ручку, Пэт толкнул дверь и вышел в переулок возле бара. Мусорные баки, валяющиеся вдоль стен окурки и банки из-под пива, старая кирпичная стена соседнего здания с плохо нарисованным граффити. «Просыпайся!».

Посмотрев на дверь, Пэт с удивлением обнаружил, что вместо обычного доводчика на ней стоит большая пружина. Отпустив ручку, он с интересом посмотрел, как дверь пронеслась мимо него и с металлическим лязгом, слышным, должно быть, в соседнем здании, захлопнулась. Теперь понятно, почему Салли говорит, что слышала закрывающуюся дверь: такую трудно не услышать. Посмотрев на камеру наблюдения, Пэт пошёл к выходу на улицу, застёгивая по пути серый пиджак и поправляя красно-зелёный галстук.

-Детектив Майлз, - окликнул его высокий мужской голос.

Пэт обернулся. От одной из теней у противоположной стены отошёл высокий мужчина в чёрном пальто. Он слегка сутулился и держал руки в карманах, торчащие во все стороны чёрные волосы, казалось, отбрасывали тень на его лицо так, что видны были только острый нос и горящие тёмно-карие, почти чёрные, глаза.

-Привет, Джейми, - сказал Пэт, отворачиваясь и продолжая идти.

-Детектив Майлз, - мужчина догнал его и шёл на полшага сзади, - мне нужно сделать заявление.

Он говорил растягивая гласные, от чего казалось, будто он произносит слова нараспев.

-Снова кто-то украл звёзды? – спросил Пэт, останавливаясь на обочине и глядя по сторонам, чтобы перейти улицу.

-Я нашёл звёзды, детектив, - отмахнулся мужчина, - я нашёл людей, которые помогли мне вернуть их.

-Отличные новости, - Пэт увидел небольшой просвет в потоке машин и начал переходить улицу, - так, может быть, ты сразу к ним обратишься на этот раз? Или говорящий Бруклинский мост они не смогут исправить?

-Мост нужно было просто выслушать, - возразил Джейми, не поддаваясь на провокации детектива, - нет, детектив, на этот раз это ваше дело.

-Что случилось? – спросил Пэт, останавливаясь возле серого служебного «Форда», припаркованного напротив клуба «Чёрные 27», из которого он только что вышел.

-Мои проповедники пропадают, - сказал он так, как король заявляет о пропаже своих подданных, - они выходят утром на улицу и не возвращаются.

-Много пропало? – спросил Пэт, вспоминая нескольких бездомных, которых он видел пару раз на улице. Они стояли с плакатами с какими-то надписями, что-то вроде «Он проснётся» или «Он просыпается»…

-Двое за последние три недели.

-Джейми, - устало вздохнул детектив, - это Нью-Йорк, здесь бездомные пропадают чуть чаще, чем двое за три недели.

-Детектив, это очень важно!

-Приходи в участок, напиши заявление о пропаже, возьмём в работу в общем порядке, - поморщился Пэт, – ему вовсе не хотелось брать на себя ещё одно нераскрытое дело.

-Детектив, вы должны заняться этим, это очень важно!

-Я понял тебя, Джейми, я сам проверю, - с механическим щелчком ключ в дверце машины повернулся и Патрик, хлопнув дверью, сел внутрь.

Он выдохнул, чуть расслабившись - одно из трёх безопасных мест во всём этом безумном городе. Джейми постоял возле машины детектива ещё несколько секунд и ушёл. Повернув ключ в замке зажигания, Пэт бросил взгляд в зеркало заднего вида.

Наверное, это нормально в тридцать пять выглядеть лет на десять старше. Да ладно, не так уж плохо он выглядит. Небольшие наметившиеся залысины, но это не так страшно. Мешки под глазами, в которых можно носить вещи в прачечную, – делов-то, взять отпуск и отоспаться неделю-другую. С морщинами сложнее всего, но ведь и их можно как-то спрятать, убрать... Говорят, морской воздух хорошо помогает. Где-нибудь в Мексике. Мартинес что-то говорил о своём семейном гнезде. Сан Рафаэль или где-то там. А может, ну его к черту – и махнуть на Гавайи? Солнце, море, коктейли и местные дамочки в юбках из тростника… Пэт посмотрел на приборную панель, на которой стояла фигурка гавайской девушки в национальном костюме.

Тяжело вздохнув, он переключил передачу и медленно тронул «Форд» с места, направляясь в участок.

В участке, как всегда, царил бедлам. При входе, пристёгнутые наручниками к длинной трубе, идущей вдоль низкой железной лавки, сидели задержанные, которых оформляли патрульные, сидевшие у стены напротив. Чуть дальше, в окошко к дежурному полицейскому, стояла небольшая очередь из трёх человек, пришедших написать заявление или что-нибудь в этом же духе. Дальше в самом участке – большом помещении, разделённом невысокими перегородками на индивидуальные ячейки – сидели полицейские и детективы. Кто-то опрашивал свидетелей очередного преступления, кто-то говорил по телефону, кто-то болтал между собой. Участок постоянно кипел жизнью – разговоры и движение не прекращались ни на минуту.

Махнув паре коллег, с которыми не виделся утром, Пэт прошёл к своему рабочему месту – небольшой ячейке, стоящей в дальнем углу участка. Здесь было чуть тише и народ ходил чуть реже. Второе безопасное место. Подставка для карандашей и ручек в виде полицейской будки из знаменитого сериала, небольшая картинка с нарисованным закатным пейзажем – воспоминание об одном из отпусков, прицепленная к стенке фотография Кристапса, забивающего сверху через Греческого Фрика. Пошевелив мышкой, пробуждая компьютер, и введя служебный пароль для доступа, Пэт открыл материалы дела о пропаже официантки и принялся заносить первые подтверждённые сведения.

Спустя пятнадцать минут из другого конца участка донёсся громоподобный голос – лейтенант Бауэрс с очередной проверкой. Любимое занятие лейтенанта – дважды в день пройтись по участку, проверить, как идут текущие дела. Конечно, с таким стимулом ребята стали гораздо продуктивнее работать, вот только баллов в личную копилку лейтенанту эти проверки не добавляли.

-Смит! То дело об ограблении ювелирного, ты уже отработал местную шпану? Может, просто наркоманы сработали? Слишком грязно было сделано… Что? Хорошо, понял тебя, продолжай дальше.

-О’Салливан! Этот мелкий засранец, ворующий пин-коды у кредиток! Проверь список выпускников местных школ, узнай, кто поступает по компьютерным специальностям, проверь, не было ли приводов… Уже? Молодец, хорошо!

-Майлз! Мать твою, а ты почему до сих пор здесь?

Ладно, из всех трёх это место наименее безопасное.

-А где мне быть? – спросил Пэт, перебирая в памяти возможные встречи или договорённости.

-Ещё раз убавишь звук на рации в машине, я тебя премии за квартал лишу, ты меня понял?

Поняв, что облажался, Пэт молча покивал.

-Ты хотя бы про сошедший с рельсов поезд метро слышал?

-Да, слышал.

-Ну и прекрасно, сейчас поднимаешься и едешь к главному управлению транспорта. Там уже собрали оперативный штаб для расследования, нужен представитель от нас.

-Так там же, наверняка, федералы будут всем рулить! Я-то там зачем?

-Такова процедура! От нас должен быть представитель, а раз остальные вовремя успели сказать, что у них куча горящих дел, то свободным остаёшься только ты.

-Да у меня просто столько дел было, что мне даже ответить было некогда!

-Исчезни!

Спорить с лейтенантом было бесполезно. Сняв со спинки стула серо-бежевый плащ, Пэт вышел из участка, стараясь не встречаться с насмешливыми взглядами коллег.

***

-Да всё как обычно было. Всё по инструкции делали, - в просторной комнате для допросов, весь интерьер которой состоял из стола и двух стульев, сидел мужчина лет пятидесяти в рабочем тёмно-синем комбинезоне и надетой поверх него помятой светоотражающей жилетке. На столе перед ним лежала красная каска с закреплённым на ней фонариком. Судя по всему, сюда его притащили прямо из тоннеля. Напротив рабочего сидел мужчина в чёрном пиджаке и белой рубашке, он слушал рассказ с показным безразличием, разглядывая запонки на своей, с виду дорогой, рубашке.

Пэт боком протиснулся в приоткрытую дверь, ведущую в комнату для наблюдения за допросом. Здесь было гораздо теснее, чем по другую сторону зеркального стекла, занимавшего половину противоположной стены. Пройдя за спинами присутствующих здесь официальных лиц, Пэт остановился возле стены и, прислонившись к ней плечом, приготовился к долгой и скучной процедуре допроса всех ответственных за происшествие.

-Так по всем же путям не находишься, - рассказывал мужчина в допросной, - у нас и регламент такой: визуальный осмотр раз в месяц, остальное контрольным проездом проверяется. Утром первый поезд проезжает по путям. Если всё хорошо, тогда диспетчера остальные выпускают. А так-то, конечно, проверяем. Ну там, визуальный осмотр, контактные цепи… Там же сигнальные линии по ним идут, сигналы передают по рельсам. Если что-то случилось, то сигнал пропадает или хуже становится…

-Вы продолжайте, - ледяной бесчувственной улыбкой улыбнулся мужчина в костюме, - мы всё запишем и разберёмся, что произошло.

-Глупость какая-то, - пробормотал сидящий рядом с Пэтом мужчина лет сорока в очках и с заметной лысиной на голове.

-В каком смысле? – переспросил его Пэт.

-А вы?.. - мужчина настороженно посмотрел на Пэта.

-Детектив Патрик Майлз, - он показал значок, прицепленный к карману джинс.

-Ленни Дженкинс, старший диспетчерской смены, - он протянул руку Пэту, - вы же в курсе, что произошло?

-В общих чертах, - поморщился Пэт, - только то, что говорят по радио.

-Короче, суть, - Ленни чуть повернулся к Пэту, - в тоннеле в ста метрах от Хьюстон стрит, куда-то пропали три рельсовых прогона. В сумме шесть здоровенных металлических балок. Проблема в том, что предыдущий поезд, бывший там полторы минуты назад, проехал нормально. А этот просто пропахал землю, потому что рельс уже не было на месте. Прикидываешь?

Пэт озадаченно изогнул бровь, пытаясь с ходу представить себе, как такое могло получиться.

-Итак, первый опрос мы закончили, - громко объявил мужчина в чёрном пиджаке, за время разговора Пэта с Ленни успевший выйти из допросной и перейти в комнату для наблюдения, - результаты вполне ожидаемые. Никто ничего не знает, не видел и не слышал. Все действовали по инструкции, но при этом сорок семь пострадавших граждан. Прекрасный итог, господа. Переходим к оперативным мероприятиям. Поезд уже оттащили, поэтому мы со Смитом берём группу обходчиков и идём на место. Посмотрим, есть ли там что. Местный инженер по безопасности собирает комиссию, ну или как там у вас принято, и продолжает опрашивать свидетелей. С основными я поговорил. Начальник диспетчерской смены…

Мужчина нашёл глазами среди присутствующих Ленни и заметил стоящего рядом с ним Пэта.

-Надо же, полиция подтянулась, - сказал он, разглядев значок Пэта, - оперативность превыше всего?

Вот урод.

Пэт дружелюбно улыбнулся и кивнул.

-Отдел краж и грабежей, я так понимаю?

-Примерно, - вдаваться в тонкости организации работы в участке Пэт не собирался.

-Отлично. Тут где-то пропал мой чёрный кофе с двумя кусочками сахара и лимоном. Найди его! Так, старший смены, ты… Чего?

Мужчина заметил поднятую руку Пэта и недовольно уставился на него.

-Мистер секретный специальный агент Джонс, или как вас там, я не расслышал, у меня проблемы, сэр. У меня вторую неделю жуткий насморк. Льёт прямо как из ведра, - Пэт издал характерный звук носом, - боюсь, как бы чего с вашим кофе не вышло.

Пэт скорее ощутил, чем услышал, сдерживаемые смешки присутствующих в комнате.

-Старший смены, - мужчина перевёл свой взгляд на Ленни, - берёшь этого больного, карты, схемы тоннелей и ищете путь, по которому похитители вывезли эти рельсы. Там должен быть какой-то боковой тоннель, не используемый проход или ещё что-то. Понятно? За работу!

Ленни и Пэт вышли из комнаты мимо продолжавшего отдавать распоряжения федерального агента, присланного для расследования аварии поезда.

***

Домой, в небольшую квартиру на шестом этаже чёрного кирпичного многоквартирного дома в Куинсе, Пэт попал ближе к одиннадцати вечера. Перед глазами призраками напряжённого дня мелькали разноцветные линии строительных планов, эксплуатационных чертежей и технических рисунков, которые они с Ленни просмотрели за вторую половину дня.

Поднявшись по скрипящей деревянной лестнице, Пэт прошёл к двери с табличкой 18 и, достав из кармана небольшую связку ключей с подвеской в виде светильника Джека, скорее по памяти, чем визуально, нашёл замочную скважину, несколько раз повернул ключ, слушая, как работает механизм замка, и зашёл домой.

Третье, самое безопасное место в городе.

Повесив плащ на крючок у входа и оставив ботинки на коврике с затёршейся надписью “Home, sweet home”, Пэт прошёл в комнату. По потолку причудливыми рисунками авангардистов были разбросаны клинья света от уличных фонарей и разноцветные, чуть приглушённые отблески огней неоновой рекламы. В дальнем углу комнаты ритмично моргал огонёк автоответчика на телефонном столике. Пройдя между силуэтами дивана и телевизора, Пэт подошёл к своему рабочему столу и включил лампу, наполнившую комнату тёплым жёлтым светом.

Где-то за окном, в паре кварталов отсюда, отголоском большого города звучали полицейские сирены, вдалеке пронёсся вертолёт, из-за стены раздались приглушённые звуки семейного скандала – привычный фон обычного буднего дня. Тяжело вздохнув, Пэт включил телевизор. Заранее заготовленный канал и громкость. Голоса комментаторов и шум трибун слышны, но ровно настолько, чтобы быть чуть громче всех остальных звуков, царящих в этой квартире.

Пара минут на кухне, мелодичный звон колокольчика микроволновки, шипение открываемой бутылки – и простой ужин уже стоит на небольшом столике перед телевизором. Третья четверть, «Никс» принимают «Шарлотт». Вечерняя игра, вырезанные тайм-ауты и рекламные паузы – повтор. Хорошо, что счёт сегодня некогда было узнать. В одной из пауз в игре, когда вчерашняя пицца уже закончилась, а пива в бутылке ещё оставалось около трети, Пэт включил автоответчик.

«У вас три новых сообщения».

«Патрик, это Скотт, твой агент по недвижимости, насчёт того дома в Нью-Берне. Знаешь, его третий месяц никто не хочет покупать. Я думаю, нам пора начинать снижать цену. Просто пришли мне цифру, дальше я всё сделаю. Счастливо!».

Нью-Берн. Маленький городишко на побережье. Таких полно в Северной Каролине. Несколько домов, причал с рыбацкими лодками, пара лавок… В таких городках официальных зданий вроде почтового отделения, приёмной фельдшера и офиса шерифа больше, чем жилых домов. Такие городки созданы для людей определённого типа, к которым Пэт себя никогда не относил. Поэтому, едва ему исполнилось восемнадцать, он уехал оттуда. И вот теперь, когда родители умерли, а брат «великодушно» отдал ему свою часть наследства, пришлось найти агента по недвижимости, который продаст этот дом хоть кому-нибудь.

«Мистер Майлз, добрый день. Напоминаем Вам, что завтра вы записаны на девятнадцать часов на приём к мистеру Стивенсону. Всего хорошего. До скорой встречи».

Дантист. Пэт потрогал языком кусок сколовшегося зуба. Второй день он ходит с этой хреновиной во рту, но его дантист никак не может найти время, чтобы исправить это. Конечно, можно было бы пойти к другому, но по квитанциям от Стивенсона можно будет получить компенсацию от профсоюза. Это определённо стоило пары дней неудобств.

«Привет, Пэт, - голос Мэгги как рукой снял полусонное состояние, в которое за время ужина успел погрузиться Пэт, - это я. Знаешь, чтобы не ходить вокруг да около… мы с Майком расстались. На этот раз окончательно. И… Пэт, кроме тебя у меня в этом городе никого и не осталось. Позвони мне. Может, сходим куда-нибудь…».

Пэт посмотрел на стоящую на столике возле телефона фотографию в рамке. Чёрно-белый снимок девушки в образе молодой Вивьен Ли. Красиво уложенные чёрные волосы, идеальные линии бровей, острые скулы, большие, смотрящие прямо в душу глаза и улыбка, обещающая всё наслаждение и все муки на свете. В нижней части снимка, красивым каллиграфическим почерком была надпись.

«Патрику Майлзу от Маргарет М. С любовью»

Мэгги. Маргарет. Актриса одного из заведений в Театральном квартале. Какое-то старое дело о пропаже чего-то. Молодой и тогда ещё амбициозный Пэт, подающая надежды Мэгги и сжигающая всё вокруг страсть. Несколько бурных месяцев, кризис и тот самый диалог, который Пэт пытался забыть все эти годы. К сожалению, из памяти стёрлось всё: день недели, время года, одежда, в которой они были, и даже кафе, где они сидели. Единственным, что осталось с ним навсегда, были его слова.

-Мэг, мне кажется, мы дошли до той точки наших отношений, после которой либо навсегда вместе, либо каждый сам по себе. Мой отец был копом – и ничем хорошим для семьи это не закончилось. И я коп. И я уверен, что хочу остаться им. Поэтому, прости, но тебе лучше найти кого-нибудь другого.

Пэт вздрогнул и открыл глаза. Он что, уснул? Недопитая бутылка стоит на столе, по телевизору как будто заело передачу – раз за разом повторяют один и тот же момент из игры, наверное, какие-то проблемы в студии. Пэт нахмурился, потому что не помнил, как уснул. Нервы, усталость… надо бы отпуск взять и действительно съездить куда-нибудь. Продать дом за полцены и уехать на эти деньги куда-нибудь…

Громкий стук в дверь прервал его размышления. Так вот, что его разбудило. Кто-то стучался. Часы на запястье показывали без двадцати три ночи. Куинс, конечно, тихий район, но Пэт на всякий случай вытащил из ящика стола пистолет, проверил патроны в магазине и, сунув его за пояс, прошёл к двери. Посмотрел в глазок. Звёздное небо. Созвездия, галактики, белёсая рябь Млечного пути…

Он потёр глаз и ещё раз посмотрел в глазок – то же самое.

-Какого… - он повернул замок и открыл дверь.

На площадке перед ним, повернувшись спиной к двери, стоял Джейми. Его разрисованный под звёздное небо плащ как будто светился.

-Джейми? Ты как здесь оказался? – растерянно спросил Пэт, забыв даже разозлиться на ночного гостя.

-Доброй ночи, детектив Майлз, - повернувшись, произнёс Джейми, - я принёс заявление.

Он протянул Пэту заполненный бланк полицейского участка с заявлением о пропаже.

-Так его надо было в участке оставить, - Пэт забрал у него заявление, - ладно, оставляй и проваливай.

-Странные дела творятся в Нью-Йорке, верно детектив?

-Не страннее обычного, - Пэт окончательно проснулся и не собирался продолжать диалог с Джейми.

-Официантки пропадают, - произнёс Джейми, когда Пэт уже начал закрывать дверь, - рельсовые секции из тоннелей метро, мои проповедники, рейсовый автобус с пассажирами…

-Откуда ты всё это… – Пэт замер, не закрыв дверь, - подожди, какой автобус?

-Рейсовый автобус в Маунт-Вернон. Три часа назад. Завтра во всех новостях будет.

-Джейми… - начал Пэт угрожающе.

-Не хотите прогуляться, детектив Майлз? Сегодня прекрасная ночь, - Джейми развернулся и медленно, как он это всегда делал, зашагал прочь.

Шагнув в ботинки и сдёрнув с крючка плащ, Пэт вышел следом за Джейми. Его неторопливые размеренные шаги доносились уже с лестницы. Самого Джейми Пэт догнал только к первому этажу. Он стоял возле подъезда и смотрел по сторонам так, словно был хозяином этой ночи.

Посмотрев на вышедшего на улицу детектива, Джейми, ни слова не говоря, развернулся и пошёл в одном ему ведомом направлении. Пэт молча последовал за ним – работа полицейского научила его, когда нужно задавать вопросы, а когда, чтобы узнать больше, нужно просто помолчать.

Они прошли два квартала и свернули в один из переулков. Пэт в удивлении замер. Он узнал этот переулок – он был здесь только сегодня утром. Вот там, чуть дальше, дверь с очень мощной пружиной вместо доводчика – служебный вход в «Чёрные 27», но… Но ведь клуб в Бруклине, из Куинса туда часа два ногами, не меньше, как вообще…

Джейми шёл через переулок, как будто ничего не произошло. Дойдя до граффити на кирпичной стене, он вынул из внутреннего кармана своего плаща баллончик с краской, потряс его с пластмассовым стуком шарика о стенки банки и, вытянув руку, нажал на кнопку распыления. Медленно двигаясь вперёд, он перечеркнул чёрную надпись «Просыпайся!» яркой красной линией.

-Идёмте, детектив, нам нужно успеть ещё в пару мест, - полуобернулся он на замершего было Пэта.

Тот ускорился и догнал Джейми.

Ещё несколько кварталов через Бруклин – и они вновь свернули в тёмный переулок, через который Пэт шёл, не видя ничего вокруг, следуя за странно светящимися на плаще Джейми звёздами.

Внезапно появившиеся звуки напугали Пэта. Шум множества машин, свист ветра, тихое постанывание металлических конструкций на ветру и далёкий плеск волн. Пэт огляделся – они с Джейми стояли на Бруклинском мосту.

-Идёмте за мной, детектив, только осторожно, вдоль стены, - они стояли на небольшой площадке над полотном самого знаменитого нью-йоркского моста.

Обернувшись, Пэт увидел, что Джейми идёт куда-то по довольно узкому служебному проходу, плечом касаясь стены. Решив, что так и надо, Пэт последовал его примеру. Площадка возле одной из башен моста, Джейми всё так же идёт вдоль стены к неприметной железной двери.

-Слушай, а почему… - начал было Пэт.

-Здесь слепая зона камер видеонаблюдения, - не дослушав его перебил Джейми, указав на торчащую над дверью камеру, светящуюся красным огоньком светодиода.

Не став слушать возможные возражения детектива, он открыл дверь и вошёл в тускло освещённый дежурными лампами коридор с металлической лестницей, ведущей наверх.

Несколько пролётов – хотя Пэту казалось, что их должно было быть намного больше – и они вышли на самый верх опоры моста. От этой неожиданности у него закружилась голова и он оступился, на мгновение потеряв равновесие.

-Пожалуйста, осторожнее, - сказал Джейми, железной хваткой поймав Пэта за локоть, - нам же не нужны несчастные случаи, верно?

-Верно, - кивнул он, делая шаг назад от слабого на вид ограждения, сделанного по периметру башни.

-А что мы здесь…

-Тшшш – Джейми приложил палец к губам, а затем указал на ухо, призывая Пэта послушать.

Присев на корточки, чтобы ветер не так сбивал с ног, он закрыл глаза и прислушался. Всё тот же шум бесконечного потока машин, который он слушал ещё внизу, усилившийся вой ветра в металлических тросах, поддерживающих мост и тихое гудение всей конструкции. Его Пэт скорее ощущал телом, чем слышал ушами.

Странно. На мгновение ему показалось, будто этот стон моста и свист ветра звучат очень знакомо. Как будто какое-то слово, которое ты слышишь, но только закрывшись подушкой – ты понимаешь, что это слово, но не можешь разобрать, какое. Открыв глаза, он поискал Джейми. Тот стоял в самом центре площадки и сосредоточенно смотрел куда-то в сторону Манхэттена.

Попытавшись услышать то, что слышал секунду назад, Пэт снова закрыл глаза. И к его удивлению, он услышал. Снова это удивительное ощущение того, что слышишь слово. Как будто… Как будто мост…

-Слышите это, детектив? – Пэт вздрогнул от неожиданности.

-Что ты имеешь в виду? – настороженно спросил он.

-Этот мерзкий, назойливый звук, - теперь Джейми перемещался по крыше, как охотничий пёс, который учуял добычу и вот-вот возьмёт след.

-Ага! – воскликнул он, остановившись у самого края крыши, - идите сюда!

Пэт осторожно подошёл к Джейми и посмотрел, куда он указывал. На самом краю крыши в полуметре за ограждениями безопасности к бетону была прикреплена небольшая изящная металлическая дуга, на которой висел колокольчик с привязанной к его язычку чёрной лентой. Теперь, оказавшись рядом, Пэт услышал тихий хрустальный звон, издаваемый им на ветру.

-Иди сюда, - Джейми протянул руку, сжал небольшой колокольчик в кулак и, резко дёрнув, сорвал его. Вцепившись сильными пальцами в язычок, он вырвал его, а затем бросил его и сам колокольчик с моста в разные стороны.

-Тише, тише, сейчас всё будет, - он нежно погладил бетон моста и достал из своего плаща небольшую деревянную трубочку с несколькими дырочками. Положив её так, чтобы ветер дул через неё, он второй рукой достал из кармана узкий ярко-красный скотч и приклеил трубочку к мосту. Пэт уловил тихую убаюкивающую мелодию, которую издавала эта самодельная флейта на ветру.

Решительно встав, Джейми пошёл к выходу с крыши. Пэт поспешил за ним.

Прямо с крыши моста, они вернулись в Бруклин. Немного поблуждали по нему и затем, всё так же, не пересекая мост, оказались на Манхэттене. Пэт шёл за Джейми, не задавая вопросов, нутром ощущая, что скоро такое время придёт. Он смотрел по сторонам, узнавая фрагменты города, в хаотичном порядке мелькавшие перед ним. Наконец, после третьей или четвёртой смены декораций, они оказались возле здания из серого кирпича, которое даже посреди ночи узнает любой обитатель Нью-Йорка.

Всё так же пройдя вдоль нескольких стен и открыв незакрытые служебные двери, Пэт и Джейми за несколько минут добрались от подножия до самой вершины Эмпайр Стейт Билдинг.

Удивительно, но здесь, на смотровой площадке одного из самых высоких зданий в городе, не было ветра. Здесь было тихо и спокойно, как в летнюю ночь на том небольшом озере в десяти милях от Нью-Берна. Пэт посмотрел наверх и с удивлением увидел звёзды. Потрясающее звёздное небо раскинулось над Нью-Йорком, наплевав на все законы оптики.

-Ух ты, - вырвалось у Пэта, когда он сделал несколько шагов по крыше, не отрывая взгляда от раскинувшейся над ним панорамы.

-Слушай, Джейми, - обратился он к своему проводнику, - я, конечно, звёзды уже лет пятнадцать не видел и мог всё забыть к чертям, но разве вот там не должно быть Ориона? Подожди, а Персей? Кассиопея? И, по-моему, ещё чего-то не хватает. Только я уже не помню чего.

-Всё верно… - произнёс Джейми в пустоту.

Он стоял у ограждения смотровой площадки и смотрел на ночной Манхэттен.

-Детектив, - вполголоса обратился Джейми к своему спутнику, - вы никогда не задумывались, почему все города разные?

Пэт вопросительно посмотрел на Джейми.

-Нет, я не про небоскрёбы, храмы и стадионы, - продолжил тот, - я про другое.

Он замолчал на несколько секунд, обдумывая, что сказать дальше.

-Нью-Йорк, Бостон, Орландо, Кливленд… - наконец продолжил он, - однажды побывав в одном из них, вы ни за что не спутаете его с другим. Каждый из них по-своему уникален. Кто-то манит постоянной энергией и невероятным темпом жизни, кто-то наоборот больше похож на место для медитации, чем на город, третий, как старый друг, даже попав туда впервые, ты всё равно как будто тысячу лет бродил по этим улицам и знаешь каждую его подворотню, словно вырос здесь. Люди называют это характером города. Говорят, у каждого он свой. А там, где характер, недалеко и до личности. Верно?

Волосы Пэта неприятно зашевелились на затылке, когда он понял, к чему клонит Джейми.

-Они живые, - произнёс Джейми, глядя на ночной пейзаж, простёршийся далеко внизу, - просто до нас с вами доносятся лишь отголоски их настоящей личности. Еле уловимые фрагменты, которые мы воспринимаем, но не можем описать словами. А знаете, почему, детектив?

-Почему?

-Потому что они спят, - первый за долгое время порыв ветра колыхнул плащ Джейми и нарисованные на нём звёзды вспыхнули яркими огоньками, отражая свет своих старших братьев высоко в небе, - они спят и видят свои удивительные сны, в которых миллионы людей проживают свои жизни.

-Спят, - пробормотал Пэт, пытаясь осознать только что услышанное, - спят… А если они проснутся?

-Отличный вопрос, - улыбнулся Джейми, - не думаю, что города видят такие уж хорошие сны. По крайней мере, Нью-Йорк уж точно. Скажите, детектив Майлз, в каком настроении вы просыпаетесь после ночных кошмаров?

-Мне страшно, - после недолгой паузы ответил Пэт, - обычно мне очень страшно, что сон не закончился и что он вот-вот продолжится.

-И если бы он продолжился, вы бы продолжили с ним бороться, верно?

Пэт молча кивнул.

-А как может город бороться со своими кошмарами? – спросил он, когда до него дошёл смысл сказанного.

-Наши города слишком молоды, чтобы мы знали, на что они способны, - произнёс Джейми, - они ещё никогда не просыпались. В Европе города намного старше. Их уже будили. Варвары в Риме, эпидемия чумы, Великий Лондонский Пожар – каждый из них выбрал свой путь.

Джейми тяжело вздохнул и опустил взгляд, глядя себе под ноги.

-И самое страшное, детектив, что кто-то пытается разбудить наш город.

-Кто?

-Я не знаю, - голос Джейми был полон бессильной злобы и отчаяния, - люди в чёрной одежде. Их много. Они рисуют граффити, оставляют колокольчики… они шумят, чтобы город их услышал.

Пэт посмотрел на Манхэттен, пытаясь уловить малейшие изменения в знакомом пейзаже.

-И город их слышит. Даже вы теперь это замечаете. Пропадают люди и предметы. Как та официантка, Тиффани, или рельсы из тоннеля метро. Девушка никуда не пряталась и не сбегала со своим любовником, а рельсы никто не крал. Они просто исчезли. Знаете, когда человек спит, и кто-то щекочет ему пёрышком ладонь, то человек, не просыпаясь, отмахивается от этого, - Джейми сделал широкий жест рукой, показывая, что имеет в виду, - а эти люди в чёрной одежде… они будят город. И всё настойчивее щекочут его пёрышком. А он всё настойчивее отмахивается. Ворочается во сне и вот-вот откроет глаза. Нью-Йорк сейчас ходит по самому краю сна и бодрствования, когда все образы, те, что пришли из страны снов, и те, что он видит сквозь полуприкрытые веки, смешиваются в причудливый узор грёз и яви. Реальности смещаются. Мои проповедники, тот рейсовый автобус…они просто ушли в другое измерение. Скорее всего, в его сны. Город забирает к себе в сон то, что увидел в реальности…

Прервавшись на полуслове, Джейми решительно пошёл куда-то вдоль ограждения. Резко остановившись, он просунул руку сквозь узкую решётку, что-то схватил снаружи и резко дёрнул.

На его ладони лежал небольшой серебристый колокольчик – точная копия того, который они нашли на Бруклинском мосту. Джейми сделал всё то же самое: с ловкостью и сноровкой опытного хирурга он ухватился за язычок колокольчика и выдернул его. Бросив колокольчик на серый шершавый бетон крыши, он расплющил его, наступив ногой. Язычок колокольчика с привязанной к нему чёрной ленточкой сунул себе в карман. Из другого достал тонкую деревянную флейту и худой моток красного скотча.

Ещё минута – и вновь усилившийся ветер выдувал из приклеенной двумя полосками липкой ленты флейты тонкую протяжную мелодию.

-Джейми, но если те люди пытаются разбудить город, то кто тогда ты?

-Я – Тот, Кто Вернул Украденные Звёзды, - с гордостью произнёс высокий мужчина, кутаясь в звёздный плащ, - я Тот, Кто Смог Успокоить Великий Мост. Я – Хранитель Снов этого города.

Пэт с удивлением осознал, что на плаще мужчины светились Орион, Персей и Кассиопея – созвездия, которых не было на небе. Он поднял взгляд на пристально смотрящего на него Джейми и секунду спустя утонул в двух бездонных наполненных грёзами озёрах, что были у него вместо глаз.

Пэт вздрогнул и открыл глаза. Остатки вчерашнего ужина и давно выдохшееся пиво нетронутыми стояли на столе перед ним. На экране неразборчиво бормочущего телевизора две девушки модельной внешности рекламировали новый дизайн кровати для удобного сна. От полузакрытого шторой окна тянулся длинный клин бледного утреннего света. Пэт ещё раз медленно обвёл глазами комнату в поисках чего-нибудь необычного. Нет, вроде бы всё было так, как должно было быть. Значит, сон. Просто хреновый сон.

Чуть постанывая от боли в затекших руках и ногах, он встал с дивана и выключил телевизор, от которого начинало тошнить. Посмотреть на часы на запястье, прикинуть, сколько есть времени до того момента, когда надо будет появиться на работе и, потратив полминуты на решение важного вопроса – завтрак без душа или душ без завтрака – отправиться в ванную.

Приняв душ и немного взбодрившись, Пэт оделся, проверил, что ничего не забыл и, сняв с крючка в прихожей свой плащ, вышел из квартиры. Насвистывая по пути услышанную где-то мелодию, он вышел из подъезда и сунул руку в карман плаща, где держал ключи от служебной машины. Нащупав там что-то помимо ключа зажигания, он озадаченно вытащил предмет из кармана и от удивления замер. У него на ладони лежала тонкая деревянная флейта с привязанной к ней короткой красной ниткой.

Странные образы, увиденные им сегодня ночью, в нереальности которых он уже успел себя убедить, вернулись. Он вспомнил всё до мельчайших деталей. Каждую складку плаща Джейми, каждый мельком увиденный переулок в Нью-Йорке, через который они прошли. Чёрт, да он даже насвистывал ту самую мелодию, что наигрывал трепещущий на ветру колокольчик.

Решительно спрятав флейту обратно в карман плаща, Пэт сел за руль и, вспомнив вчерашний разнос лейтенанта, повернул ручку громкости дежурной радиостанции, наполняя салон машины переговорами между патрульными и диспетчерами.

Спустя три часа, когда отчёт о вчерашнем участии в расследовании в управлении транспорта был готов и отправлен лейтенанту, Пэт устало откинулся на спинку стула, мечтая только о том, чтобы поспать несколько часов. Вчерашний безумный день и странные сны этой ночью выбили его из колеи... а сны ли это были? Он посмотрел на верхний ящик стола, куда убрал флейту. Открыть его и ещё раз прикоснуться к ней означало окончательно признать правдой всё то, что было этой ночью. Пропавшие звёзды, спящий город, Джейми в роли ангела-хранителя горожан…

Пэт закрыл глаза и на секунду попытался отключиться от всего происходящего. Прислушался к царящему вокруг гулу. Гомон голосов, стук по клавишам, звуки шагов и перелистываемых бумаг, хлопанье дверей, возмущённые вопли задержанных. И тихий, до ужаса знакомый, звон колокольчика. От испуга Пэт открыл глаза. Он покрутил головой, пытаясь найти источник звука, – бесполезно. Ещё раз закрыл глаза и снова прислушался. На этот раз звук колокольчика нашёлся очень быстро. Вот он: где-то слева и впереди.

Встав со своего места, Пэт медленно двинулся между столами коллег, стараясь ничем не выдавать своей заинтересованности. С каждым шагом звон колокольчика становился всё отчётливее. Даже странно, что его никто больше не слышит. Ещё несколько шагов – и Пэт оказался возле приоткрытого окна. Покрутив головой и убедившись, что никто не обращает на него внимания, он полностью открыл окно и выглянул. На небольшом кирпичном выступе слева от окна стояла тонкая металлическая ажурная дуга, к которой был подвешен колокольчик с чёрной ленточкой. Он трепыхался на ветру и звонил, звонил, звонил…

Пэт протянул руку, взял колокольчик и резко дёрнул, оторвав его. Тем же движением, что сегодня ночью видел дважды в исполнении Джейми, ухватился за язычок колокольчика и, чуть напрягшись, вырвал его. Уронив сам колокольчик на плитку под ногами, Пэт наступил на него и сплющил. Язычок же он выбросил в стоящую неподалёку корзину для бумаг.

Вернувшись к своему столу, достал флейту и взял со стола рулон скотча. Через пару минут на месте колокольчика лежала флейта. Ветер проходил сквозь неё, выдувая тихую спокойную мелодию на грани слышимости.

***

Сидя на своём кресле перед включенным компьютером, Пэт смотрел на свои руки, пытаясь унять дрожь в пальцах. Пытаясь осознать, что ночные кошмары оказались правдой. Джейми, спящий Нью-Йорк, говорящий мост…

Всё теми же дрожащими пальцами он поднял трубку телефона и набрал давно знакомые цифры.

-Мэгги, привет, это я, Пэт... Выходи за меня?.. Я серьёзно. Давай бросим всё к чертям и уедем? У меня есть домик в Нью-Берне, на побережье. Небольшой, но на двоих хватит… Хорошо, я через полчаса заеду.

+4
270
21:01
в прямой речи пробел нужен после тире
Эй, а можно потише? – Пэт выразительно посмотрел на бармена, — з неверное оформление прямой речи
какие-то предложения неуклюжие и спотыкающиеся
ярким макияжем, в белой обтягивающей майке с ярким принтом и коротких джинсовых шортах макияж был одет в майку и шорты?
лишние местоимения
Девушка в зале попросила воды, поэтому я пошла к стойке и встретила Тиф, — раздражённым тоном ответила девушка девушка/девушка
Одёрнув неприлично задравшиеся майку и шорты майка ладно, задралась. но шорты? они то явно опустились
убрал его во внутренний карман рабочего тёмно-серого пиджака так рабочий или в штатском?
пути серый пиджак пиджак меняет цвет?
персонажи набили читателям оскомину еще до моего рождения. автору надо меньше дешевых американских сериалов смотреть
роверил патроны в магазине и, сунув его за пояс, прошёл к двери магазин сунул за пояс?
верно детектив зпт пропущена
Дойдя до граффити на кирпичной стене, он вынул из внутреннего кармана своего плаща баллончик с краской,
комиксы, так любимые непритязательным читателем
вторично все, от и до
скучно
Мне понравилась идея. Да, я читал ранее нечто подобное (особенно резануло детектив Майлз — точно откуда-то списано), но всё равно. Написано красиво, если не искать, то ошибок особых не видно. Так что плюс +. Единственная претензия к логике… Города видят сны. Хорошо. Видят ли их посёлки, деревни? Если да, то значит и каждый дом их тоже видит. Если нет, то в какой момент город погружается в сон? С принятием официального статуса? В тексте объяснять это не надо, это только испортит всю задумку, но после конкурса буду ждать от автора объяснений.
И ещё вопрос: куда пропадали звёзды?
Загрузка...
Светлана Ледовская №1