Ольга Силаева №1

Лимонный пирог

Лимонный пирог
Работа №450

Иван Васильевич умудрился родиться 29 декабря. Многие бы расстроились, ведь праздник скорее всего откладывался бы до новогодней ночи. Но в семье Матвеевых основные празднования проходили именно в день рождения Ивана.

София Ивановна взяла миску с оливье и понесла её в комнату. Поставила в центр стола и хмыкнула. К празднику все готово. Она улыбнулась в предвкушении, чувствуя, что им будет очень весело этим вечером.

Иван стоял на коленках на кухне. Он наблюдал за пирогом, что пекся в духовке. Не ясно, почему он боится от него отойти, но пока он не будет готов, Иван не спустит с него глаз. Уж это точно. То ли он лучи добра и счастья посылает, то ли еще что… Неизвестно.

Раздался звонок в дверь. София Ивановна ринулась открывать. В квартиру вошло трое. Её сын с женой и маленькое темноволосое чудо. Алиса была еще совсем ребенком. Бабушка и дедушка просто души в ней не чаяли и не желали выпускать её из объятий никогда.

- Иван! Гости пришли! – крикнула София.

Иван, услышав, что пришла его внучка, тут же покинул свой пост и побежал их встречать. Алиса протянула ему цветы.

- Поздравляю с днем рождения, - с улыбкой сказала она, а потом обняла дедушку.

- Спасибо, дружок.

Гости разделись и прошли в комнату. Иван подвел внучку к елке и начал рассказывать, как он ее наряжал. Причем делал это он один, самолично придумывая, куда повесить каждую игрушку. И София Ивановна ему ни капли не помогала. Ну, по его словам, именно так казалось. София же решила на именинника не злиться. Она сможет сделать это завтра.

Когда все расселись за стол, Иван едва мог усидеть на месте. И салаты его не интересовали, и водка не нужна, а разговоры и подавно казались лишними. Вскоре он вскочил с места и понесся на кухню. Вернулся в комнату он с большим подносом.

- Вот она, самая главная закуска, - торжественно сказал он и указал на лимонный пирог собственного приготовления.

Гости заохали какой он красивый и аппетитный на вид. А Иван не забыл сообщить, что он сам его приготовил. Ага, и София Ивановна совершенно ему не помогала. Более того она вообще целый день пролежала на диване с головной болью. После этих слов Иван наклонился к жене и подмигнул ей. Но Софии такой ход дела не понравился совсем. Праздник праздником, но должны же быть границы.

- То есть, по твоим словам, я вообще ничего не делала? Ишь какой труженик нашелся.

- Соф, могла бы подыграть.

Но все споры тут же угасли, когда они услышали смех своего темноволосого чуда - Алисы. Вот она - самая большая радость в жизни.

Алиса резко распахнула глаза, вырываясь из воспоминаний. И когда она успела вырасти? Когда все успело так изменится?

«Глубокий вдох. Теперь выдох», - скомандовала себе Алиса.

Чуть меньше года назад Ивана не стало.

Никогда они больше не отпразднуют его день рождения.

Какое интересное слово «никогда». Только столкнувшись с чем-то, что уже нельзя изменить, ты начинаешь понимать его смысл. Ты весь покрываешься мурашками, слезы подступают к глазам, в горле образуется ком, а в мыслях стучит одно слово – никогда.

Никогда не увидишь. Никогда не поговоришь. Никогда не расскажешь ему, как прошел твой день. Он никогда тебе не улыбнется. Никогда не скажет, как любит и гордится тобой.

Солнце начало подниматься из-за горизонта, снег сверкал в его лучах. Изо рта вырывался пар, а ноги замерзли так, что она перестала чувствовать пальцы. Она подумала, что нужно бы встать, подвигаться, но тело словно примерзло к скамейке.

Тишина душила её. Это София Ивановна, её бабушка, любит кладбище, его таинственную тишину и умиротворенность. Алису же всегда пугало это место. Но назад дороги уже не было. Раз уж она нашла в себе силы прийти сюда, просидела на морозе пару часов, нужно действовать.

Алиса достала из кармана маленький флакон с бесцветной жидкостью, покачала головой.

- Какая же я дура, - пробормотала она, обратившись к своему деду. – Ты же не придешь ко мне. Это все глупая шутка…

Повертев в онемевших пальцах флакон и едва его не выронив, ведь руки уже отказывались её слушаться, она откупорила крышку, занесла над могилой, но замерла.

Вчера вечером кто-то позвонил в дверь, оставил маленькую коробку, внутри которой и лежала эта бутылочка, и убежал. В записке, привязанной красным бантом, говорилось, что это зелье способно вернуть человека из мертвых на какое-то время.

Она не поверила. Конечно, нет. Кто в такое поверит? Но сон все не шел, она ворочалась и вспоминала своего дедушку. Еще и дата такая: 29 декабря.

Рано утром она собралась и приехала сюда.

- И зачем я это делаю?

Алиса вылила содержимое флакона, как её убедили – зелья, на могилу и зажмурилась от страха. Сердце колотилось о грудную клетку, к глазам подступили слезы. Хотелось вскочить, убежать, и больше никогда не возвращаться.

Кто-то ласково сжал её ладонь, тепло разлилось по пальцам, она снова смогла ими шевелить. Открыв глаза, Алиса увидела своего дедушку. Только перед ней уже был не изъеденный болезнью человек, а упитанный и розовощекий. Именно таким она его и запомнила. Именно таким он был до болезни.

Предательские слезы покатились из глаз. Слишком долго она все держала в себе, слишком долго запрещала плакать и показывать эмоции даже своей семье.

- Я сошла с ума, да?

Иван Васильевич рассмеялся, обнял ее.

- Привет, дружок. Я так по тебе соскучился.

- Надо было бабушку привести, она так по тебе скучает… - Алиса глубоко вздохнула, пытаясь унять слезы.

- Не нужно. Она переживает сильнее всех. Увидит меня и совсем расклеится.

- Ты поэтому не снишься ей? Она так тебя ждет…

Иван покачал головой. Алиса же вынула из кармана пачку сигарет.

- Представляешь, еле продали… Паспорт спросили. Я им пыталась объяснить, что это не мне.

Иван засиял, похлопал внучку по плечу, а потом закурил. От удовольствия он аж зажмурился.

Алиса же наблюдала за любимым дедушкой и боялась даже пошевелится – вдруг он исчезнет? Она еще не готова с ним прощаться. Она так соскучилась по нему…

Только сейчас она поняла, каким счастливым ребенком росла. Бабушка и дедушка всегда заменяли ей лучших друзей. Они были готовы на все ради счастья внучки, лишь бы увидеть её улыбку.

Каждый Новый Год – словно погружение в сказку. Вся семья собиралась за праздничным столом. Кругом царили лишь смех и улыбки. Никто и подумать не мог, что хочет находиться в другом месте. Они ели, пили, потом все переходило в песни и танцы. Она же, затаив дыхание, ждала прихода деда Мороза. Это ли не новогоднее чудо для маленькой девочки?

Когда дело доходило до подарков, её дедушка непременно возмущался, что для него ничего не припасли, а ведь это его День Рождения!

- Муха села на варенье, вот и все стихотворение, - гордо заявлял он, когда ему говорили, что подарок нужно заработать. Тогда дед Мороз обещал, что в следующем году обязательно не забудет про его праздник.

И каждый год дедушкин день рождения был для нее важнее Нового Года. Любимый праздник всей семьи. Теперь же…

Она вспомнила, как пришла брать интервью у деда как-то раз на первое апреля, делая вид, что он знаменитый актер. Бабушка едва не умирала от хохота, пытаясь сдержать себя изо всех сил. Но дедушка был спокоен, как никогда. Ни один мускул лица не выдал его веселья.

Они всегда играли с ней. Она женила их, продавала им вещи, что и так принадлежали им, лечила их, учила. Они были готовы на все. А она и не подозревала, что такое одиночество и грусть.

С раннего детства она устраивала для всей семьи концерты. Играла свою роль, словно актриса. Бабушка умирала со смеха, пока дедушка поддерживал её.

- И чего она смеется? – спрашивал он серьезно. – Ничего же смешного.

Иван сделал очередную затяжку, она вспомнила, как боролась с дедушкой, пытаясь заставить его бросить курить. Она прятала сигареты, выдала лишь по одной, писала статьи, пыталась что-то внушить. Но все было напрасно.

На её лице появилась слабая улыбка, едва она вспомнила, как ругала его за курение. Лучше бы он продолжал курить, лучше бы она нюхала этот запах табака, что впитался во всю его одежду.

А потом она вспомнила их совместный отдых в жаркой стране. Как бабушка полдня плакалась, как ей все не нравиться и как она желает уехать домой. Алиса уж было решила, что ближайшие две недели превратятся в ад. Но дедушка все исправил. Он взял вина для жены, потом заставил её выйти из номера и покататься на карете, запряженной лошадьми, по городу. Это-то и послужило началом их счастливого отдыха.

Легко жить в мире грез. Ты вроде бы и знаешь, что люди умирают, сопереживаешь другим, но пока не сталкивался с этим сам, не понимаешь всей боли. Даже не подозреваешь, что можешь чувствовать подобное.

А потом она вспомнила, как он болел.

Кожа покрылась мурашками.

Она потрясла головой – не хочет она это помнить. Надо просто забыть. Словно этого и не было никогда.

- Помнишь еще год назад на новый год ты танцевал на кухне в трусах, шапке и шарфике, - спросила Алиса. – Баба Софа боялась, что ты простудишься, пока куришь на балконе.

Иван рассмеялся.

- Надо было тогда бросить курить.

- Это уже не важно.

Дедушка встал, подал ей руку, приглашая на прогулку. Они двинулись по кладбищу, солнце светило в глаза, снег приятно хрустел под ногами.

- Я видел, как ты закончила институт. Я так тобой горжусь! Я верил в тебя!

- Жаль, что тебя не было рядом.

Иван остановился и повернул внучку к себе. Внимательно посмотрел в её глаза.

- Я всегда с тобой рядом. Вот здесь, - он приложил ладонь к месту, где трепетало сердечко Алисы. – Я никогда тебя не оставлю, пока ты помнишь обо мне.

- Ты будешь жить в моем сердце… - пробормотала Алиса, а потом резко сменила тему. – Зенит опять проиграл. Им должно быть стыдно.

Они снова пошли, держась за руки. Алиса чувствовала себя маленькой девочкой, что в очередной раз пришла на ночевку к любимым бабушке и дедушке. И почему она так быстро выросла?

- Я всегда знал, что ты зенитовка, - Иван довольно улыбнулся, а потом лукаво посмотрел на внучку. – Алис, ты же помнишь, что обещала не менять фамилию после свадьбы?

Алиса рассмеялась, вспомнив, как часто слышала эту фразу в детстве. Ни один праздник не мог обойтись без разговора о женихах.

- Дед Иван, сначала карьера, потом уже женихи!

Иван лучезарно улыбнулся такой знакомой и теплой улыбкой.

- Баба Софа совсем перестала печь без тебя. Духовку так и не научилась включать.

- Ай, - Иван махнул рукой, - так научи её!

- Не хочет. Да и вообще… Кто же будет лучи добра и счастья посылать в выпечку?

Они вспомнили лимонный пирог, обожаемый всей семьей. Пек его обычно Иван, наблюдая за всем процессом, стоя на коленках рядом с духовкой. Не ясно, что за магия там происходила, но вкуснее пирогов Алиса больше нигде не ела. Видно, и правда Иван посылал туда заряд своей позитивной энергии.

Иван Васильевич всегда отличался умением смешить всех вокруг. Так уж вышло, что он и София Ивановна частенько влипали в смешные ситуации.

Однажды, их залили соседи. Ситуация не из приятных. Через несколько дней они поняли, что ремонт нужно делать заново.

- Иван, мы должны поговорить с соседями. Залили же не только нас, но и людей с третьего и первого этажей.

- И что случится? – спросил Иван, держа сигарету в зубах. Он уже давно порывался пойти покурить, но жена никак его не отпускала.

- Ну как же? Нам должны заплатить за ущерб. Мы ведь только-только сделали ремонт.

Иван согласился и убрал сигарету обратно в пачку: курение придется отложить.

Но поднявшись этажом выше, София встретила первую неудачу: никого не оказалось дома. Тогда София Ивановна решила поговорить с соседями с первого этажа, туда она и направилась уверенными шагами. Ивану ничего не оставалось кроме как следовать прямо за ней.

София, спустившись на нужный этаж, едва не врезалась в парочку, что загородила ей дорогу. Они увлеченно говорили, даже не замечая женщину. София, грубо распихнув молодёжь, подошла к квартире. Поняв, что звонка не имеется, она начала стучать изо всех сил. Она уже сильно злилась.

- Вот козлы, - говорила она молодым людям, которым стало уже не по себе. – Даже звонка у них нет!

София стучалась все сильнее и настойчивее, однако никто ей не открывал.

Иван, сделав несколько затяжек, потушил сигарету и пошел догонять жену. Когда он нашел её, то был в глубочайшем шоке, по-другому его состояние просто невозможно назвать. Мало того, что она ругается с молодежью, так еще и стучится так, словно хочет сломать их дверь. Но главное, зачем ей вообще туда стучаться?

- Соф, - аккуратно спросил он. – А что ты делаешь?

София удивленно на него посмотрела, не переставая колотить дверь.

- Как что? У этих уродов даже звонка нет, как же мне еще попасть к ним?

И тут Ивану совсем стало плохо.

- Там же никого нет, а ключи у меня.

- Что?

- Это же наша квартира.

София прекратила стучать, до нее дошло, что она все это время рвалась в собственную квартиру... София и Иван начали хохотать как сумасшедшие, а молодая парочка потихоньку ушла с площадки.

А эпопею с окнами Алиса наверно никогда не сможет забыть. Сильнее всего ей запомнился инцидент с зелеными шторами.

Зенит в тот день проиграл. Иван весь в расстроенных чувствах пошел на кухню. Открыл окно, взял сигарету и принялся дымить, как пароход. Но долго переживать ему не удалось.

- Иван, можешь повесить тюль и шторы?

- Куда? - спросил он.

- В зал.

Иван спорить не стал. Он взял стремянку и отправился делать то, что у него попросили. Когда тюль висел на месте, в комнату вошла София. Сначала она её долго поправляла, потом села в кресло и задумчиво посмотрела на окно.

- Иван, надо еще шторы повесить, - попросила она.

Иван и тут не стал спорить. Когда и шторы висели на месте, Софии не понравился новый вид её окна.

- Мне в спальне тюль больше нравится, - заявила она.

Иван тяжело вздохнул, уже догадываясь, что его ждет.

- Надо бы перевесить, - закончила мысль София.

Снова тяжкий вздох Ивана. Но с Софией особо не поспоришь. Через какое-то время тюли были заменены.

София снова стала придирчиво рассматривать окно. Иван уже боялся её реакции.

- А какого цвета шторы? - спросила София.

- Зеленого, - ляпнул Иван, не подумал.

- Зеленого? - изумилась София. - А я думала кремового… Хотя да, ты прав. Они зеленые. Снимай их.

Иван едва не потерял дар речи.

- А чем тебе зеленые не нравятся? - спросил он.

- Зачем нам зеленые шторы?

- Тогда зачем ты их купила?

- В магазине они мне не казались зелеными!

Вот она женская логика.

Иван еще немного повозникал, но в итоге снял шторы, а потом убежал от жены подальше, пока она не придумала замену зеленым. София же принялась рыться во всех ящиках в поисках подходящих, но на счастье Ивана, таких не оказалось. К слову сказать, на следующий день тюль Софии Ивановне тоже разонравилась, а еще через два дня она её уже продала своей соседке снизу. А сама со спокойной душой ходила по магазинам.

- Алис, - заговорил Иван и атмосфера теплой квартиры Софии и Ивана тут же растаяла. Алиса вновь стояла на холодном кладбище и общалась с призраком своего дедушки. – У нас осталось не так много времени.

Алиса кивнула. Она боялась даже представить, что будет, когда он уйдет. Опять.

– Но у меня к тебе серьезный вопрос. Почему ты все еще не всемирно известный писатель?

Алиса усмехнулась. Все началось, когда ей было пятнадцать. Не придумав способа лучше выразить свои чувства, девушка начала писать. Когда она закончила свой первый «роман», то с гордостью принесла его дедушке и бабушке. София Ивановна долго ахала, растрезвонила всем знакомым, что её внучка теперь писатель, мимолетно пролистала рукопись и, сославшись на нехватку времени, более в руки ее никогда не брала. А вот Иван Васильевич прочитал все от корки до корки. Заявил, что его внучка талантлива до безумия, и с этим надо что-то делать.

По правде, роман был ужасен. Вернее, сюжет у него не плох, но вот написано… Отвратительно. Но дедушка не сказал ей об этом, а поддержал. А что еще надо пятнадцатилетней девчушке?

Алиса продолжила писать. Второй роман был хорош. Нет, со стилем все такая же беда, но вот сюжет запал в душу всем, кто его прочитал.

Полюбил его и Иван. Он сказал, что с этим определено нужно что-то делать. Желательно, издавать. Она хоть и пыталась ему объяснить, что там еще столько работы впереди, безумно гордилась собой. Дед не мог ей соврать.

Алиса писала рассказы всем родственникам на каждый праздник. Они могли растрогать их до слез, а иногда вся семья не могла перестать смеяться. На счастье, бабушка и дедушка частенько влипли в забавные ситуации, которые она и описывала. Над романами тоже продолжа работать. Ей это было в кайф.

А дедушка всегда её поддерживал. Её первый и самый главный фанат. Благодаря ему она встретилась с главным редактором, который оценил её начиная. Благодаря ему, одну из глав прочитал один писатель и дал развернутый отзыв. Кроме него её никто не поддерживал. Для остальных это было баловством, не более.

А потом дедушки не стало.

Она не написала с тех пор ни строчки. Она забыла о всех мечтах, надеждах. Романы пылились в облаке, забытые ею. Она вдруг решила, что нет смысла больше что-то с этим делать.

- Да времени все нет… - она пожала плечами, щеки предательски покраснели. Она же обещала ему, что никогда не сдастся. – Да и вдохновения тоже. Выросла просто.

Иван покачал головой, тут же поняв, что не так с его внучкой.

- Ты талантлива, Алиса. Ты достойна этого. А какие мудрые мысли появляются в твоей голове? Пообещай, что ты не откажешься от своей мечты. Хорошо?

- Все хотят, чтобы я работала, получала стабильную зарплату. Лезла вверх по карьерной лестнице. У меня нет времени на писательство.

- Бабушка говорит об этом, да? Не слушай ты её. Она хочет тебе только самого лучшего. Просто она не верит в наш мир.

- Он слишком жесток.

- Но я с тобой. И я в тебя верю.

Алиса глубоко вздохнула, пытаясь не заплакать.

- Кому мне теперь показывать свои романы? Никому кроме тебя они не нужны.

- С этим нужно что-то делать, помнишь? Нужно издаваться.

- Это не просто. Невозможно.

- Возможно. И я знаю, что ты сможешь. Как жаль, что меня нет рядом, чтобы помочь…

Алиса молчала. Сердце бешено стучало в груди.

- Пообещай, что будешь стараться. У нас не так много времени.

- Я… обещаю.

- Передай привет бабушке. Не забывай о ней.

- Я… конечно.

- Помни, что я всегда рядом, дружок. И не забывай о своих мечтах…

- Дед Иван, а что там дальше?

Иван улыбнулся, неоднозначно дернул плечами.

- А как же интрига? Без интриги скучно жить.

- Ты счастлив?

- Я счастлив всегда, когда счастлива моя семья, дружок.

Алиса тяжела вздохнула, собралась с силами и все-таки задала вопрос, что мучал её всю прогулку.

- Это все происходит у меня в голове, да?

Иван пожал плечами.

- Даже если так, то кто сказал, что это не может быть правдой?

- Точно у меня в голове… Приснись бабушке, ладно? Пожалуйста! Она очень тебя ждет.

- Иди-ка сюда, дружок, - Иван крепко сжал её в своих объятиях. Она почувствовала такой знакомый табачный аромат, который так ненавидела в детстве. – Мне пора. Я люблю тебя.

- Я тоже люблю тебя.

А потом он растворился. После него остался лишь табачный дым. Хотя нет, осталось кое-что еще. Тепло на душе.

Алиса выходила с кладбища, твердо зная, чего она хочет от жизни. У нее опять появилась цель. А главное, у нее появилось желание писать.

Зазвонил телефон.

- Алис, привет, - заговорила София Ивановна. – Как у тебя дела?

- Все хорошо, - ответила она, идя домой. – У тебя как?

- Мне только что такой сон приснился, - София заплакала. – Мне наконец-то приснился Иван…

Алиса едва не охнула.

- Он попросил меня испечь лимонный пирог для тебя. Научишь меня духовку включать?

- Конечно!

- Я так по нему скучаю.

- И я, - Алиса тоже едва не плакала. – Но я чувствую, что он всегда рядом со мной. Он будет жить, пока мы будем помнить о нем. 

Другие работы:
-1
404
20:13
Он наблюдал за пирогом, что пекся в духовке. Не ясно, почему он боится от него отойти, но пока он не будет готов, Иван не спустит с него глаз. Уж это точно. То ли он лучи добра и счастья посылает
— четыре ОН на три строчки!
15:13
+1
Извините за минус! Нечаянно.
13:55
+1
Искупая вину за ненамеренный минус, пишу относительно подробный отзыв :)

Прыжки времени: «Иван СТОЯЛ на коленках на кухне. Он НАБЛЮДАЛ за пирогом, что ПЁКСЯ в духовке. Не ясно, почему он БОИТСЯ от него отойти...»
Хромает пунктуация.

«Изо рта вырывался пар, а ноги замерзли так, что она» кто такая «она»? Наверное, Алиса. Но дело в том, что в последних трёх абзацах она ни разу не упоминалась.

«Она не поверила» — «как её убедили – зелья» так поверила, или нет? Да и не убеждал никто. Или это осталось «за кадром»?

«каким счастливым ребенком росла. Бабушка и дедушка всегда заменяли ей лучших друзей. » Ох, спорное утверждение, это не критика, просто мысль.

«прихода деда Мороза» вот обидется Дед Мороз за маленькую букву и не подарит автору ничего.
Зато совершенно непонятно почему «День Рождения!»

«Они всегда играли с ней. Она женила их, продавала им вещи, что и так принадлежали им, лечила их, учила. Они были готовы на все. А она и не подозревала, что такое одиночество и грусть.»
Они 2х
Ней 1х
Она 2х
Их 2х
Им 2х
34 слова из них — почти треть местоимения.

«Иван сделал очередную затяжку, она вспомнила» при таком построении получается «затяжка вспомнила».

«Они вспомнили лимонный пирог, обожаемый всей семьей. Пек его обычно Иван, наблюдая за всем процессом, стоя на коленках рядом с духовкой. Не ясно, что за магия там происходила, но вкуснее пирогов Алиса больше нигде не ела. Видно, и правда Иван посылал туда заряд своей позитивной энергии.» Повтор, почти дословный, целого эпизода. Зачем? Иногда это имеет смысл в рамках более объёмного произведения, но в рассказе это «вода».

«пятнадцатилетней девчушке» ну… А кто-то в пятнадцать замуж выходит. Ну, во всяком случае подросток, девушка.

«и с этим надо что-то делать»
«с этим определено нужно что-то делать. »
Бесспорно, например, вычитать повторы.

«По правде, роман был ужасен. Вернее, сюжет у него не плох, но вот написано… Отвратительно. » Ну, не могу сказать, что рассказ ужасен, но ему необходима солидная вычитка. Сюжет, действительно, не плох… Только не вписывается в рамки конкурса. Капля фантдопа легко испаряется — весь разговор гг мог просто привидеться. А непонятно откуда взявшееся зелье — это ни пришей кобыле хвост, ex machina. Я бы посоветовала после правки текста подать рассказ на конкурс, где требуются драмы — ведь это симпатичная, хоть и немного наивная драма.

13:21
Рефлексия, конечно, дело хорошее, но для того, чтобы личные переживания стали литературным достоянием — нужно очень постараться. Для начала просто почитать классиков. Правда, в большом количестве. Чтобы понять, КАК нужно писать. И только тогда пытаться это сделать самому. По-своему. Но так же хорошо. Так что — есть куда расти! Успехов в творчестве!
21:44
Иван Васильевич умудрился родиться 29 декабря от него что-то зависело в зачатии? как?
София Ивановна взяла миску с оливье и понесла её в комнату
онозмы
куча лишних местоимений
Иван, услышав, что пришла его внучка, тут же покинул свой пост и побежал их встречать. Алиса протянула ему цветы.
София же решила на именинника не злиться день рождения и именины совершенно разные вещи
торжественно сказал он и указал на лимонный пирог собственного приготовления.

Гости заохали какой он красивый и аппетитный на вид.
он/он — автор сам не путается в своих онозмах?
угу, розовощекий. так я и поверил — он должен быть подгнивший и порядком погрызенный
Кто же будет лучи добра и счастья посылать в выпечку? что за лучи такие?
корявый громоздкий вторично-скучный текст
тема зелья не раскрыта
Загрузка...
Константин Кузнецов №2