Нидейла Нэльте

Шутка Пандоры

Шутка Пандоры
Работа №462

Однажды на свете жила девушка, не сказать, чтобы чрезвычайно привлекательная, но и не уродина, в общем, среднестатистическая такая девушка и все ее в жизни устраивало. Но проснувшись однажды утром, она почувствовала: что-то пошло не так. Может, причиной тому был сбежавший кофе или испорченная блузка, но что-то было определенно не так. Самое отвратительное заключалось в том, что, как она себя ни настраивала – не могла вернуться в свое привычное состояние. А это ей ой как не нравилось. Чувство беспокойства усилилось, когда в дверь постучали.

«Странно, – подумала девушка, – зачем стучать, когда звонок отменно работает, да еще в такой ранний час».

Она перестала тереть пятно на блузке и, крадучись по-кошачьи, подошла к двери.

В глазке, по ту сторону дверного мира, отражался юноша девятнадцати лет. Его волосы были всклокочены, куртка – вся в бурых пятнах грязи, на левом рукаве зияла дыра, обнажавшая перебинтованное какой-то ветошью предплечье. Правая рука скрывалась в недрах куртки, неестественно вздыбливаясь в месте, где должна была находиться кисть.

«Идиот», – пронеслось в голове девушки. Она распахнула дверь и, резко схватив парня за ворот куртки, втащила в квартиру.

Парень, смущенно переминаясь с ноги на ногу, в огромных армейских ботинках, то и дело, оставляя при этом на чистом полу прихожей куски засохшей грязи, произнес: «Здравствуй, сестренка, я так рад тебя видеть, ты просто не представляешь!» Лицо молодого человека растянулось в блаженной улыбке.

Девушка незамедлительно поспешила ответить на эти проявления радости увесистой оплеухой, после которой последовал град вопросов вперемешку с угрозами.

«Как ты не понимаешь, – продолжала она, – родители за тебя волнуются, я волнуюсь. Где ты, что ты делаешь, с кем ты? А это твоя идефикс по улучшению мира? Да вместо того, чтобы мир менять, лучше бы на себя посмотрел». Она дернула за край дыры в куртке. «Неужели так трудно вести себя нормально. От тебя же никто не требует быть супергероем. Но ведь можно закончить университет, устроиться на работу, девушку завести в конце- то концов или, на худой конец, – кота. Ну как так можно, ты же уже не маленький».

Парень с загадочной улыбкой умиротворённо смотрел на сестру, распинавшуюся в нравоучительных нотациях.

– Ну что ты улыбаешься, а? Весь грязный, вещи порваны, да и сам весь… как будто тебя кто-то пожевал и выплюнул! – не унималась девушка.

– А если так и есть? – самодовольно произнес парень.

Девушка растерялась от такой наглости, но, собравшись с мыслями, обрушила на молодого человека новую волну нотаций.

– Сестра, а что бы ты сделала, если бы у тебя была возможность изменить мир, возможность его, так сказать, перезагрузить. Начать все заново, но без людей, творящих зло? – загадочно произнес парень.

– Издеваешься? Тебе, видно, в этот раз хорошенько по голове приложили, да? – с издевкой произнесла девушка.

– Нет, я совершенно серьезен, как никогда в жизни, – усмехнулся парень и извлек из-под куртки необычный металлический предмет.

– Что ты еще за гадость в мой дом притащил? Музей или банк ограбил? Гамадрил небритый! – с возмущением произнесла девушка.

– Совершенно верно, музей, а точнее потайное музейное хранилище, – с гордостью заявил молодой человек, – это тот самый ящик Пандоры. Удивительно, правда?

Девушка замерла на полуслове.

– Так что бы ты сделала с ним, с миром? Меня интересует твое мнение, – произнес он с улыбкой и бережно вложил в руки сестры свою находку.

Сестра покрутила в руках непонятную вещицу. Та показалась на удивление легкой, по всей видимости, она была пуста. В течение минуты девушка внимательно рассматривала металлический предмет. Он представлял собой что-то среднее между шкатулкой и сосудом. Невозможно было с точностью сказать, что это. Вероятно, мастер, работавший над ним, так и не смог до конца решить, что же он хочет сделать из этого куска металла, и в нерешительности остановился, выполнив лишь полработы. Но эта незаконченность предмета была обманчивой: по всей его поверхности были нанесены витиеватые золотые узоры. Казалось, что мастер, нанося их, ни на секунду не отрывал резца от поверхности: все узоры родились из одной линии. Невозможно было найти ни ее начала, ни ее конца: она изгибалась в причудливые контуры растений, животных и, словно испуганная чем-то, сжималась или скручивалась в клубок надписей на неизвестном языке. Причем до конца невозможно было понять: слова ли высечены на этом странном предмете или это продолжение фантазийного узора.

Воображение и разум девушки никак не могли осмыслить этого и посчитали подобную выходку ироничной шуткой мастера. Она еще раз внимательно осмотрела вещицу и, покрутив её пару секунд в руках, со вздохом произнесла:

– Ты что курил, паршивец?! С наркотиками связался, да? У людей уже вещи крадешь? Кто такая Пандора? Это ты у нее эту штуку стащил? Женщина, наверное, сейчас обыскалась, вещь же сразу видно, – не из дешевых! Не хватало, чтобы тебя еще за кражу посадили!

– Не волнуйся, она не будет ее искать, – с разочарованием произнес парень, – она давно умерла, так что ей уж этот ящик точно не понадобится.

– Так ты еще и у мертвых крадешь?! Подожди, я, кажется, догадываюсь, откуда у тебя грязь на одежде: ты раскопал могилу бедной женщины и украл эту штуку, да? Боже, мой брат теперь могилы разрывает! Совсем стыд потерял! Раньше хоть просто ненормальным был, а теперь окончательно опустился, до самого дна общества! – произнесла девушка, театрально закатив глаза.

- Да какая, к черту, могила, какое еще дно общества! – раздраженно произнес молодой человек, – слушай меня внимательно и не перебивай!

– Вот еще, будет мне какой-то сосунок указывать, что и как мне делать! – возмутилась девушка.

– Сядь! – крикнул парень.

Девушка резко села на пол. Еще никогда она не видела брата настолько серьезным.

– Господи, ну что же ты за ду…, я же стул имел ввиду, хотя, ладно, сиди где сидишь, и не перебивай, хорошо? – парень вопросительно посмотрел на девушку. Она в ответ кивнула головой.

Молодой человек, получив нужный ему ответ, продолжал:

– Вероятно, ты помнишь со школы легенду о ящике Пандоры?

Девушка лишь сдвинула брови и склонила голову на бок, судорожно пытаясь понять, каким образом мифы древней Греции связаны с рваной грязной курткой и девятнадцатилетним пареньком.

– Ладно, я тебе напомню, так проще будет объяснять, - парень еще раз посмотрел на девушку.

В голове промелькнула мысль о том, что он сейчас, в семь утра, находится в прихожей молодой женщины, которая в данный момент сидит на корточках и крайне внимательно слушает его. Мысленно улыбнувшись такому наблюдению, он продолжал: «Так вот, в свое время Зевс решил отомстить людям за то, что Прометей выкрал у богов огонь и отдал его человечишкам, и с этой целью была создана Пандора, девушка неземной красоты. Боги наделили ее всем дарами…»

Сестра слушала брата как завороженная пятилетняя девочка. Это началось давно, еще в детстве. Она всегда прикладывала массу усилий, чтобы добиться серьезных результатов в учебе, спорте. И родители, несомненно, гордились ей, конечно, гордились, но не так как братом. Несмотря на разницу в четыре года, он всегда опережал ее во всем. Где ей был необходим месяц кропотливого труда, он справлялся за неделю, где ей неделя – ему день. Эта «несправедливость» всегда раздражала ее: как ему могло все даваться с такой легкостью, почему он всегда был в центре внимания, почему им всегда восхищались, ставили в пример, ведь она намного больше тратила сил, она была намного усидчивей, внимательней, аккуратней, серьезней его? Почему?

Все изменилось, когда он закончил школу и поступил на исторический факультет, но, проучившись год, бросил, объяснив свой поступок тем, что все это он и так знает и тратить попусту свою жизнь не собирается. Время от времени он появлялся в родительском доме, чтобы вновь исчезнуть на каких-нибудь раскопках древнего городища в поисках одному ему известной истины.

Сестра, естественно, благодаря своему трудолюбию, усидчивости и целеустремленности устроилась на престижную работу, сняла квартиру в престижном районе, познакомилась с престижными людьми и стала самодостаточной современной женщиной. Ну, так она предполагала до сегодняшнего утра. А что теперь? Она снова смотрит на него снизу вверх и слушает очередной бредовый рассказ. Ей казалось, что она стала старше за это время, мудрее, а что теперь? Опять на том же жизненном витке: она молчит, а он снова и снова, сжимая пальцами переносицу, словно стараясь затормозить свои мысли, рассказывает ей очередную небылицу с видом опытного путешественника.

– Теперь понимаешь? Это тот самый ящик. – С воодушевлением произнес паренек.

– Так там осталась только надежда? – спросила девушка.

– Да – загадочно улыбнулся парень.

– А что же будет, если мы ее выпустим? – поинтересовалась сестра.

– Не знаю, но, думаю, начнется апокалипсис, и этому миру придет конец. – Торжественно произнес он.

Но зачем все это устраивать? К чему? Или это твоя очередная идефикс? – возмутилась она

– Да, ты меня подловила, – улыбнулся парень – я действительно хочу разрушить этот мир. Ты только подумай, мы сможем построить новый мир, начать все с нуля, где не будет ни боли, ни страха, ни обид, ни смерти.

– Подожди, но я что-то не понимаю, если начнется апокалипсис, то ведь все исчезнет, в том числе и мы, какой прок от всего этого? – удивленно спросила девушка.

– А вот тут ты не права! – обрадовался брат, – я и ты, если, конечно, откроешь его со мной, не погибнем. Мы- то и будем «строителями» нового мира.

– Но почему мы одни не погибнем? Не понимаю. – Переспросила она.

– Ох, какая же ты тугодумка! Как с такими неповоротливыми мозгами вообще можно жить? – огрызнулся парень. – Конечно же, мы выживем. Вспомни легенду, когда Пандора открыла ящик, то все несчастья и бедствия вылетели из него и разлетелись по свету, но не тронули ее! Ну, так что, ты откроешь его со мной? Осталось выпустить надежду и все!

– Ты идиот? – укоризненно произнесла девушка, – допустим, я тебе поверю, но устраивать апокалипсис в восемь утра понедельника я не собираюсь! И эту штуковину тебе тоже не отдам. Скажи, у кого ты ее украл, а я постараюсь все уладить без полиции. Хорошо?

– Нет, ты не понимаешь! Если мы этого не сделаем, то они наверняка найдут меня и убьют, а в придачу и тебя. Ведь мы теперь все знаем. Знаем о том, что каждый день человечество висит на волоске от гибели. Ведь этот ящик действительно существует, и каждый может его ненароком открыть и устроить апокалипсис, – запротестовал парень.

– А теперь послушай меня, мелкий бабуин! Еще раз повторяю, я тебе эту штуку не отдам, – сказала девушка, вставая с корточек и пряча руки с предметом за спину.

– Не хочешь быть со мной, ну и не надо! Я все сделаю сам! – взбесился он и, схватив сестру за горло здоровой рукой, попытался отнять ящик.

– Ты совсем с ума сошел? - прохрипела девушка, пытаясь пальцами правой руки разжать живые тиски вокруг своей шеи.

В этот момент в дверь постучали.

– Странно, – пронеслось в голове девушки, – зачем стучать, когда звонок отменно работает, да еще в такой ранний час. Но на оковы вокруг ее шеи этот стук произвел совсем другое впечатление: они разжались, а их хозяин, пятясь назад, шепотом лихорадочно повторял, словно заклинание, одни и те же слова: «Это они, они пришли за мной, не открывай, слышишь, не открывай, это они, они пришли…»

В дверь снова постучали, теперь куда настойчивее и нетерпеливее. Девушка, крадучись по-кошачьи, подошла к двери. В глазке, по ту сторону дверного мира на сей раз отражалась миловидная девушка лет семнадцати с бледной кожей, ярко-голубыми глазами и вьющимися волосами соломенного цвета, собранными на затылке в старомодный пучок. Даже строгое темно-синее платье не могло скрыть ее точеной фигурки. За дверями стояла хрупкая девушка с кукольным личиком и уж никак не походила на заправского киллера.

– Ага, – промелькнуло в голове у сестры, – этот малолетний бабуин совратил бедную девочку, а теперь пытается скрыться, вот и наплел мне про эту историю о Пандоре. Вот хлыщ! Пора уже тебя как следует проучить.

Девушка повернула замок и резко толкнула дверь, так как из-за ее спины уже возникла рука брата, безуспешно пытавшаяся ухватиться за дверную ручку.

– Здравствуйте, Вы сестра Андрея? Я могу войти, а то разговор очень личный, – смущенно произнесла миловидная девушка.

Сестра, потирая горло и злобно посматривая на брата, вжавшегося в стену, самодовольно произнесла:

– Конечно, проходи.

Дверь захлопнулась.

– Простите, что потревожила Вас в столь ранний час, просто этот молодой человек…, – девушка запнулась.

– Продолжай, продолжай, не стесняйся, – произнесла сестра, с раздражением глядя на брата, который все еще стоял, прижавшись к стене.

– В общем, он кое-что украл из нашего музея, это очень важная вещь, очень древняя. Может быть, Вы знаете, она выполнена из металла и внешне напоминает шкатулку, а вся поверхность покрыта золотыми узорами, – с надеждой в голосе произнесла девушка.

– Ну, допустим, – произнесла сестра.

– Понимаете, эта вещь очень ценная. Я понимаю, что каждый может оступиться. Мы все порой ошибаемся. Я надеюсь, Вы не открывали шкатулку. Это очень важно, – скороговоркой выпалила девушка.

– Ээээ… Вот эту, что ли? – сестра с недоумением посмотрела на замысловатую вещицу в своих руках.

– Да, да! Точно! Это очень важно. Вы же не открывали ее? Получив желаемый ответ, гостья с облегчением выдохнула и продолжила,

– Понимаете, мы нашли ее совсем недавно на раскопках и, сопоставив ряд фактов, пришли к выводу, что, вероятнее всего, внутри этой шкатулки, как ни парадоксально это прозвучит, находится опасный вирус, способный уничтожить человечество.

После этих слов сестра перестала крутить шкатулку в своих руках. Ладони мгновенно вспотели.

– Теперь понимаете насколько это важно, – нравоучительно произнесла девушка, – а этот паршивец, простите, Ваш брат, выкрал ее сегодня ночью из хранилища.

– Ничего, ничего, я не возражаю против паршивца, вещи надо называть своими именами, а уж людей и подавно, – с укоризной произнесла сестра и перевела взгляд на съежившегося в углу брата, который почти беззвучно повторял как молитву все те же слова «не отдавай ее им, не отдавай, они нас убьют». Это удивило ее, еще никогда в жизни она не видела его настолько напуганным. Порой казалось, что еще при рождении в его душу забыли вложить ту важную частичку, отвечающую за людской страх, а тут, на тебе, струсил при виде какой-то девчонки. Может, он ее снова разыгрывает, как это бывало не раз, – промелькнуло в голове сестры.

Хотя нет, ужас в его глазах был настоящий, этот неподдельный страх, словно тот самый вирус, про который говорил девчонка, передался ей. Она вдохнула его с воздухом, которым только что дышал брат. И воздух мгновенно начал распространяться: прошел через легкие и льдом рассыпался по жилам, проникал все глубже и глубже. Несмотря на жаркое летнее утро, ей вдруг стало жутко холодно, руки и ноги мертвецки похолодели, начал бить озноб, стало трудно дышать, стук сердца, зажатого в ледяных тисках, гулко отдавался в висках. Все происходящее вокруг стало казаться иллюзорным.

– Вы меня слышите? Что с Вами? Давайте Вы отдадите мне эту вещицу, и присядете на стул, – послышались откуда-то издалека слова девочки.

Сестра окоченевшими пальцами машинально протянула девушке шкатулку, та же с миловидной улыбкой направила ей в ответ свою руку. В то же мгновение за спиной послышался сдавленный крик парня. Девушка с кофейным пятном на блузке отпрянула от протянутой руки и, обернувшись, вскрикнула в ответ.

Брат извивался в тисках пары рук в белых перчатках, принадлежавших высокому, хорошо сложенному мужчине средних лет. Некую комичность ситуации предавал тот факт, что этот человек был одет в великолепно скроенную черную тройку, одним из элементов которой являлся фрак, а на руках красовались белоснежные перчатки. Образ дополняли черные очки и белые кроссовки. Этот человек скорей походил на помешанного или, на крайний случай, эксцентричного киллера, чем на работника музея. Да и сам факт того, что одетая подобным образом личность смогла пройти незаметно мимо нее и схватить брата, повергала разум сестры в бесконечный хаос.

– Я же сказала ждать меня внизу! – раздраженно произнесла миловидная девушка в синем платье и с недовольством резко откинула назад прядь волос, тайком от хозяйки выскользнувшую из плотно скрученного пучка.

– Отдайте мне, пожалуйста, шкатулку и никто не пострадает, – снова обратилась она к сестре молодого человека. Простите, пожалуйста, этого идиота-переростка во фраке. Он немного слабоумен, но силищи немереной, вот и держим в музее за охранника. Отпусти его, слышишь, Фобос, мальчик не сделал ничего плохого.

Лицо человека во фраке искривилось в недовольной гримасе, и он лишь крепче сжал свои тиски.

– Хм, да не обижайся ты так на идиота, я же пошутила, прости, – пожала плечами девушка.

– Да что Вы творите! Немедленно отпустите моего брата! Как Вы смеете врываться в чужой дом? – Выпалила девушка с кофейным пятном на блузе.

– Ну, во-первых, Вы сами меня впустили, а во-вторых, за действия этого переростка, – девушка в синем платье ткнула пальцем в сторону человека во фраке, – я не отвечаю.

Снова послышался хруст и сдавленный крик.

- Да как Вы можете! Отпустите моего брата немедленно! Какие же Вы после этого работники музея! – закричала сестра, обращаясь к человеку во фраке. На что тот, перехватив одной рукой шею ее брата, направил вторую в полы своего одеяния. С молниеносной реакцией рука в перчатке вынырнула из черной материи с красным пропуском и распахнула его на уровне лица сестры. На развороте красовалась двухмерная уменьшенная копия лица идиота-переростка, причем на фото он также был в очках.

– Нда, куда только смотрит руководство. Где это видано, чтобы в очках фотографировались! – промелькнуло в голове сестры.

В строке должность было аккуратно выведено каллиграфическим почерком «охранник первой категории», а в графе место работы было отчеканено печатными буквами: «Городской исторический музей. Отдел древнего мира». Анаконда во фраке расплылась в блаженной улыбке и, проделав все движения в обратном порядке, снова застыла, сжав напуганного до смерти брата.

Сестра с открытым ртом повернулась в сторону миловидной девушки, ожидая увидеть ее лицо, но вместо него застала развернутый пропуск, над которым возвышался нервно раскачивающийся пучок волос. Содержание документов было схожим, за исключением фотографии, инициалов и должности.

«Заместитель заведующего. Отдел древнего мира», – прочла сестра.

– Давайте так, на счет три Вы отдаете мне шкатулку, а мы Вам – брата, – прощебетала миловидная девушка.

– Хорошо, – послышалось в ответ.

– Раз, два… – начала отсчет заместитель заведующего отделом древнего мира, – три!

Руки девушек вытянулись навстречу друг другу, тиски охранника разжались, и безвольно обмякший парень, на мгновение сжавшись как пружина, ринулся в сторону шкатулки, но вместо планируемого перехвата заветной вещи, поскользнувшись на пролитом кофе, выбил ее из рук сестры. Шкатулка с металлическим звоном ударилась об пол и распахнулась. Девушка с пятном на блузке обернулась по направлению звука и, сдавлено вскрикнув, хватая воздух ртом, сползла по стенке на пол.

– Неужели там действительно вирус? Неужели я ошибся? – пронеслось в голове брата. Он подошел к шкатулке и заглянул внутрь. Она была пуста.

. – Значит, мы сейчас тоже умрем? – Бросил он в сторону миловидной девушки. – Там действительно был вирус? Значит, вся эта легенда полная чушь?

– Почему же, нет. В общем, ты был прав, только чуть-чуть ошибся, – вкрадчиво произнесла девушка и улыбнулась с толикой грусти.

– Но ведь ничего не вылетело, шкатулка пуста! – Удивленно произнес парень.

– Теперь да, а секунду назад в ней кое-что было…

– Вирус?

– Можно и так сказать.

– То есть мы все сейчас умрем, да?

– Нет, необязательно.

– То есть, я не понимаю.

Вместо ответа миловидная девушка присела на корточки около тела его сестры и прошлась рукой по ее волосам.

– Так жалко, что не ты первым посмотрел в шкатулку, а я ведь обещала, что в этот раз подберу хорошее тело, – девушка подняла на молодого человека глаза и грустно улыбнулась.

В этот момент произошло что-то невероятное, тело сестры начали бить судороги, руки хватались за горло, царапали кожу на груди, изо рта вырывались жуткие хрипящие звуки. От испуга парень отшатнулся и уперся спиной в грудь охранника музея, который отобрав шкатулку, отшвырнул его в сторону. В это время с телом сестры продолжали происходить метаморфозы: конвульсии прекратились, оно вытянулось в струну на несколько секунд, а потом, изогнувшись дугой, с шумом вдохнуло воздух, открыло глаза, повернуло голову в сторону брата и улыбнулось.

– Привет! – произнесло тело, уселось на пол, аккуратно, пуговица за пуговицей застегнуло растрепавшуюся во время судорог блузку и, повернув голову в сторону миловидной девушки, продолжало:

– Пандора, это как понимать! Что это за тело? Или это ты мне так мстишь за Грецию в тридцать девятом? А?

– Простите, пожалуйста, я…я все спланировала, но, но она раньше заглянула в шкатулку! Если бы не этот пролитый кофе, то все бы вышло как задумано! – В сердцах произнесла миловидная девушка.

– Кто, кто вы такие и что сделали с моей сестрой? – закричал парень.

– О! А это кто у нас такой голосистый? – с раздражением произнесло тело, – Пандора, я так полагаю, это брат этого тела, да? Ты что ему ничего не рассказала?

– Не успела, – с обидой произнесла девушка.

– О времена, о нравы! Все приходятся делать самому! – Театрально отозвалось тело. – Молодой человек, Вы, действительно хотите знать, кто мы и что случилось с Вашей сестрой?

– Да

– Ну, хорошо, так и быть, – хитро улыбнулось тело и потерло ладони, – Думаю, Вы прекрасно помните легенду о Пандоре? Полагаю именно она и привела нас всех к этому моменту, который мы сейчас переживаем.

– Да

– Думаю, Вы так же помните то, что в ящике, после того, как Пандора выпустила все несчастья, осталась одна Надежда? И Вы, смею предположить, собирались эту Надежду выпустить, что бы так сказать обновить Вселенную.

– Да

– Оооо!!! Как мило! Это всегда так умиляет, право! – Радостно произнесло тело и захлопало в ладоши. – Поистине, у человечества до сих пор такой наивный взгляд на вещи! Позвольте спросить, если же Надежда осталась в ящике, а Пандора выпустила все бедствия, до этого не существовавшие в этом мире наружу, то как, как в мире может существовать Надежда? Ведь если она осталась в ящике, то, как она может существовать в человеческом мире?

Лицо молодого человека вытянулось, он лишь открывал и закрывал рот, словно рыба, выброшенная на сушу.

– Хотите узнать, чем на самом деле закончилась эта история? – Спросило тело сестры, кокетливо накручивая на палец локон.

– Да, – выдавил из себя парень.

– Хм, Вам никто не говорил, что отвечать односложно, это, знаете ли, неприлично. Тело скривило носик и, повернувшись в сторону миловидной девушки, продолжало:

– Пандора, деточка, расскажите, пожалуйста, что Вы тогда натворили.

Миловидная девушка глубоко вздохнула, окинула взглядом, полным грусти, комнату с немногочисленными слушателями и начала рассказ.

– В тот роковой день я открыла шкатулку, несмотря на строгий запрет моего мужа, в один миг все несчастья вылетели из шкатулки и разнеслись по свету. Шкатулка выпала у меня из рук, колени мои подкосились, руки не могли пошевелиться, по всему телу разлился ледяной страх. В это мгновение я услышала голос, точнее он раздался в моей голове.

– Что ты теперь будешь делать, Пандора, что ты скажешь людям? – произнес он.

– Я не знаю, – прошептала я, и из глаз покатились слезы.

– Ты знаешь, кто я? – Вопрошал голос.

– Нет – ответила я.

– Я есть самое большое зло в мире. Мне подчиняются все беды человеческие, которые ты выпустила. Боги создали меня для гибели человечества. Я облетело весь свет и поняло, что могу сделать это за считанные мгновения. Но я не хочу этого делать, ибо, когда перестанут существовать люди, исчезну и я.

– Что ты хочешь от меня? – Прошептала я.

– Хочу, чтобы ты стала моим земным помощником, тогда я пощажу человечество, – произнес голос.

– Но, что я скажу людям? Ведь все беды выпущены в мир?

– Скажи, что в ящике осталась Надежда, и, что её ни в коем случае нельзя выпускать, иначе наступит конец земной.

– Но, что, если кто-то откроет ящик?

– Не бойся, я дам тебе своих помощников, которые будут помогать тебе охранять шкатулку.

– А если искусный вор украдет ее у твоих помощников, откроет и поймет, что ящик пуст?

– Не бойся, все это время в шкатулке буду я, так что тот, кто заглянет в нее уже ничего не сможет рассказать.

– Все, все, спасибо милочка, довольно этого театрального рассказа, нам пора! – перебило миловидную девушку тело сестры и стало неуклюже подниматься с колен, – Надеюсь, Вам, теперь все стало ясно, молодой человек?

– Подождите, но почему Вы сейчас в теле моей сестры? – вопрошал парень, безуспешно пытающийся вырваться из тисков человека-анаконды.

– Ну, мне же тоже надо порой проветриться, не все же в пыльном ящике сидеть!

– И как же часто Вы выходите на прогулку? – Съязвил парень.

– Дайте-ка подумать…хм…Нерона, Наполеона, Гитлера помните?

– Да.

– Вот тогда и выходил воздухом подышать, – улыбнулось тело, – кстати, Фобос, отпусти уже этого мальчишку, все равно он ничего нам не сделает.

– Фу, Пандора, ты опять завела кота? – Настороженно произнесло тело, сняло несколько шерстинок с плеча девушки и направилось к входной двери. – Ты же знаешь, как я их панически боюсь! Немедленно избавься от него!

– Хорошо. – Покорно произнесла девушка.

– Умница! – Довольно произнесло тело и положило ей руку на плечо.

– Подожди! – Прокричал в след парень. – Что ты сделал с моей сестрой?

Тело обернулось на пороге, самодовольно улыбнулось и произнесло, – я ее съел.

Дверь захлопнулась, часы пробили девять раз, в кухонное окно ударилась птица.

-1
21:00
497
19:53 (отредактировано)
Однажды на свете жила девушка, не сказать,

Вот именно, не сказать.
Неудачное начало.
Но проснувшись однажды утром, она почувствовала:

Так и хочется сказать — лучше бы она однажды не проснулась.
Автор, употребление одного слова в одном абзаце не айс. Специально обученные люди, которые придут в твой рассказ, пояснят тебе, что это кажется называется тавтологией. К тому же слово «однажды» не очень подходит к данному тексту.
Его волосы были всклокочены, куртка – вся в бурых пятнах грязи, на левом рукаве зияла дыра, обнажавшая перебинтованное какой-то ветошью предплечье. Правая рука скрывалась в недрах куртки, неестественно вздыбливаясь в месте, где должна была находиться кисть.

Даже в супер панорамный глазок, а уже есть и такие, нельзя увидеть вот так вот все сразу.
В глазке использован эффект так называемого «рыбьего глаза». Там все так выгнуто-округло.
Станиславский начинает помаленьку ворчать.
резко схватив парня за ворот куртки,

Чисто технически попробуйте на досуге выполнить подобную операцию. Схватить за ворот куртки, а надо помнить, что ворот куртки находится сзади, он закрывает шею. Надо быть или очень высоким, или чтобы тот кто стоял перед дверью повернулся в этом момент задом.
Станиславский начинает говорить в голос.
Девушка, крадучись по-кошачьи, подошла к двери.

Она, что всегда к двери так подходит?
Она что идиотка? Это не мои слова, это слова её брата)))))
В глазке, по ту сторону дверного мира на сей раз.......

И опять. Станиславский уже кричит.
Нельзя рассмотреть в глазок то, что видит эта девушка.
Дальше цитировать нет смысла.
Теперь по сюжету.
Нет цельной интересной истории.
Есть два идиота, брат и сестра, это не мои слова, это слова из рассказа, и есть еще пара непонятных шибстиков. А вот шибстиками назвал их я))))
Переселение непонятно кого в, из шкатулки, произошло так коряво, что из этого даже пародии не выжмешь.
Финал опереточный. Не хватает только трех ха-ха-ха
Не буду оценивать, хотя и от моей оценки ничего не зависит.
Комментарий удален
18:25
Если вы автор, то, по правилам конкурса, не должны отвечать от своего имени
19:59
Запрещены комментарии от имени автора. Комментарий удален.
21:09
сходу оглушающий канцелярит
ей ой — п… ц просто
куча лишних местоимений
В глазке, по ту сторону дверного мира, отражался юноша девятнадцати лет. а как можно в глазке отражаться???
Правая рука скрывалась в недрах куртки, неестественно вздыбливаясь в месте, где должна была находиться кисть. я так не смыслю в анатомии, но понимаю, что кисть в куртке не находится…
почему прямая речь в кавычках?
усмехнулся парень и извлек из-под куртки необычный металлический предмет. полуторометровый фаллоимитатор? или просто лом-копилку?
тот самый еще один Тота поклонник
– Ты что курил, паршивец?! С наркотиками связался, да? У людей уже вещи крадешь? Кто такая Пандора? Это ты у нее эту штуку стащил? Женщина, наверное, сейчас обыскалась, вещь же сразу видно, – не из дешевых! Не хватало, чтобы тебя еще за кражу посадили! типа дешевый юморок?

по мотивам творчества Игоря Прокопенко
Анастасия Шадрина